Обжинки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Обжинки
Обжинки
Последний сноп. Фото начала ХХ в.
Тип народно-христианский
Иначе Дожинки, Спожинки, Досевки, Земля-именинница, Большая пречистая, Plon (польск.)
Значение Окончание жатвы хлебов
Отмечается восточными и западными славянами
Дата 15 (28) августа. В некоторых регионах России обряды Обжинок проводили 8 (21) сентября (Осенние спожинки) или 14 (27) сентября (Воздвиженье). Мазуры отмечали дважды: по случаю уборки яровых и после сбора всех злаков.
Празднование завивали «бороду» из колосьев, чествовали последний сноп, мирская складчина[1][2], освящали убранное жито и собранные травы (зелье)[3]
Связан с Успение Богородицы (церк.)
М. Стахович. Дожинки. 1821

Обжи́нки[4] (Дожи́нки[5][6], Успе́ние)[7] — день народного календаря славян и обряд завершения жатвы, приуроченный к христианскому празднику Успение Пресвятой Богородицы, который отмечается 15 (28) августа. К середине августа заканчивалась жатва хлебов, отсюда и название праздника. Включал в себя ритуалы, связанные с дожиночным снопом, ритуал «завивания бороды», обливания жниц[8] и праздничную трапезу.

Обжинки характерны прежде всего для восточно- и западно-славянской традиции; у южных славян праздник окончания уборки хлебов смещён на период обмолота зерна[4].

Другие названия[править | править вики-текст]

Дожинки, Спожинки, Досевки, Оспожинки, Госпожинки, Госпожин день[9] (летопис.), Спожиницы (торж.), Вспожинки, Спасов день[9], Дежень[9], Овсяница[9], Оложиницы, Засидки, Складчины, «Талака» (белорус.), «Спажá» (белорус.), «Сплине» (белорус.), «Вспленье» (белорус.), Осенины, Земля-именинница, «Plon» (польск.), «Pepek» (польск.) — Пупок, «Święto Matki Boskiej Zielnej» (польск.), «Matka Boska Wniebowzięta» (польск.), «Maria Kořenná na nebe vzeti» (чеш.), Большая пречистая, «Перша Пречиста» (укр.), Успенщина, Успение (христ.).

В церковном календаре[править | править вики-текст]

В этот день Русская православная церковь почитает: Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, Икону Софии, Премудрости Божией (Новгородской); иконы Успения Божией Матери: Киево-Печерской, Овиновской, Псково-Печерской, Семигородной, Пюхтицкой; иконы Божией Матери: Ацкурской, Цилканской, Владимирской-Ростовской, Моздокской, Гаенатской, Чухломской, Сурдегской, Тупичевской, Влахернской, Бахчисарайской.

Перед иконой «Прибавление ума» молятся об успешном обучении, о просвещении разума в учении[10].

Время проведения[править | править вики-текст]

Справлялись Обжинки в XIX веке в зависимости от климата и местности в разное время: У восточных славян Обжинки часто приурочивались к Успению, в Сибири совпадали с праздником Воздвижения (Здвиженье). В польском Поморье — в день св. Лаврентия (10 августа), у лужичан и кашубов — в день св. Варфоломея (24 августа)[11]. Болгары и сербы, приурачивая к молотьбе, отмечали часто в конце сентября. У западных славян-католиков день часто был связан или с праздником Вознесения Девы Марии (польск. Święto Matki Boskiej Zielnej, 15 августа) или с осенним равноденствием (23 сентября).

В ряде мест Обжинки устраивались дважды: праздник по случаю уборки ржи назывался в Польше (Вармия, Мазуры) plon (более старая форма), а после сбора с поля всех злаков — okrezyie и dozynki. В некоторых регионах Украины и Белоруссии Обжинки (Дожинки) справляли только в конце жатвы озимых, в других — только в конце жатвы яровых[4].

В Заонежье в некоторых деревнях молодёжь отмечала завершения жатвы 8 (21) сентября, выезжая на острова для проведения праздника[12].

Выжанка[править | править вики-текст]

На исходе лета в хозяйстве, где осталось ещё не убранное поле, его дожинают толокой (то есть с добровольными помощниками).

Последний сноп жнут молча, чтобы не беспокоить «дух поля», который переселяется в него. По завершению работ жнеи катались по ниве со словами:

Жнивка, жнивка,
Отдай мою силку:
На пест,
На колотило,
На молотило,
На кривое веретено!

По старинному обычаю на сжатом поле оставляли небольшую часть не срезанных колосьев, связывая их лентой — завивают «бороду» — великанам, Велесу, Николе, Илье-пророку, «Божью бороду», «козу», «деда», «перепёлку»:

Уж мы вьём, вьём бороду
У Гаврилы на поле,
Завиваем бороду
У Васильевича да на широком,
У Васильевича да на широком.
На нивы великой,
На полосы широкой,
Да на горы на высокой,
На земле чернопахотной,
На землице на пахотной[13].

В Полесье в последние колоски клали хлеб-соль[14]. Обряд «завивания бороды» основан на представлении о духе поля, скрывающемся в последнем несжатом снопе[15].

В некоторых местах последний сноп связывали специальным небольшим свитком, хозяйка присаживается на сноп и приговаривает: «Ржица-матушка, народи на лето получше этой, а если такой, то не надо никакой».

Последний сноп — «именинник», он пользовался особым почётом: его наряжали в сарафан или обвивали ситцевыми платками. После из колосьев сплетали венок для самой пригожей девушки из толоки и с песнями несли на «пир честной», называемый «складчинами» «братчинами», «пировать Успенщину».

Если по пути домой встречался мужчина или хлопец, девушка снимала венок и надевала ему. Остальные прыгали вокруг и пели, требуя выкупа. Придя к хозяевам поля, девушка надевала венок хозяину на голову. Все входили в хату, где уже ждал ужин: блины с салом, яичница, мёд и густая каша — чтобы посевы были густые. Выпив, девушки запевали:

Как на нашей нивке
Сегодня дожинки!
Диво, диво!

До краю дожнёмся —
Мёду мы напьёмся!
Диво, диво!

Наш хозяин Савостень
Даст гарэлки берестень!
Диво, диво!

Хозяйка-тетеря
Поставит вечерю!
Диво, диво!

Наварила буряков,
Насыпала червяков!
Диво, диво!

Наварила каши,
Насыпала сажи!
Диво, диво!

Наиболее рельефно товарищеское начало проявлялось в таких «толоках» или «выжанках», во взаимопомощи при окончании жатвы. Единственным вознаграждением лиц, явившихся на «выжанку», служило угощение. Заранее оповещалось, что у такого-то будет «выжанка». Женщины охотно шли на «выжанку», имея в виду возможность несколько повеселиться в разгар полевых работ, обеспечить себе подобную же помощь. Работали с песнями и шутками, один другого подбодряя. Успех работы при этом бывал настолько велик, что иные оставляли к «выжанке» добрую половину всей своей жатвы. Ф. М. Истоминым в 1893-м году в Костромской губернии записана довольно любопытная в бытовом отношении «помочанская» песня:

Ты хозяин наш, ты хозяин,
Всему дому господин!
Наварил, сударь, хозяин,
Пива пья-пьянова про нас!
Накурил, сударь, хозяин,
Зелёнова, братцы, вина!
Нам не дóрого, хозяин,
Твоё пиво и вино!
Дорогá, сударь да хозяин,
Пир-беседа со гостьми!
Во беседушке, хозяин,
Люди добрые сидят,
Басни ба-бают, рассуждают,
Речь хорошу говорят…[1]

В Ярославской губернии последний сноп «дожина» являлся всегда снопом ярового хлеба. Жницы с поля несли его в свой дом и клали в передний угол или на передний «попавошник», или на лавку. Часто это сноп стоял в переднем углу под «божницей». В иных местах последним выступал овсяный сноп. Снопом этим на Покров день, хозяин дома «закармливал скот». Для этого он утром в Покров день шёл во двор и прежде всякого другого корма раздавал каждой скотине часть последнего снопа. Сноп этот раздавал в рукавицах — «чтобы скот зимою не зазяб»[16].

В степных губерниях России начинали сеять озимые за три дня до Обжинок и заканчивали в течение трёх дней дня после этого дня. Сроки обычно корректировались в зависимости от погоды и уборки яровых. Иногда успевали отсеяться к Яблочному Спасу[2].

Пред посевом вся семья приносила усердные моления ко Господу, женщины провожали мужей с хлебом и солью, на телегу клали три снопа, а на них в мешках укладывали рожь. На поле встречали засевальщика ребята с грешневой кашей. После отсеивания пирог и каша съедались всей семьёй. Досевки в старину отправлялись целым миром и в складчину.

Сахаровов И. П. Сказания русского народа

Иные обряды[править | править вики-текст]

В этот день святили жито и всё что растёт на поле, а также цветы.

Большим событием в жизни крестьянской молодежи Тамбовской и Рязанской губерний было одевание на Успение первой понёвы девушкам 14—15-летнего возраста. Для этого ритуала было всего три праздника в году: Пасха, Семик-Троица и Успение. Одевание первой понёвы на Пасху и Троицу давало возможность понёвницам участвовать в весенних и летних девичьих хороводах, одевание понёвы на Успение — в молодёжных осенних посиделках.

В Полесье «на дожынки подают четверть водки и петуха; или петуха, яичницу, рыбу и поросёнка; петух должен быть подан обязательно»[17]. В священном городе балтийских славян Арконе на дожинки делался огромный пирог, и перед застольем жрец прятался за него и спрашивал у собравшихся — видят ли его и, услышав, что не видят, желал всем, чтобы на следующий год они также не смогли его видеть за урожаем хлеба[18].

В Обжинки же, как в весенние вечера, собирались парни и девушки под открытым небом. Тут забавы и игры, пение песен и пляска под музыку. На Обжинки нередко собирались пожилые, чтобы «полюбоваться юной резвостию»; молодые женщины приходили украдкой, чтобы повеселиться и погоревать о своей неволе.

В некоторых местах в эти «осенины» отправлялись поминки по мёртвым, как в Дмитриевскую субботу или иные поминальные дни.

Рябиновые ночи[править | править вики-текст]

С этого дня бывают «рябиновые ночи». Интересную запись, сделанную в Полесье о рябиновых ночах, приводит Чеслав Петкевич. «Рябиновая ночь бывает меж Пречистыми (15.08—8.09 по ст. стилю) и не дай Боже, штоб она у леси застигла хришчёного человека. Перуны бьють один за одним, страшенный ливень льёт и сховаться некуда, а блискавица блись, да блись, здаётся, что весь свет горит. У эту ночь рябки (рябчики) як поразлетаются по всему лесу, то уже так и живуть по одиночки. За этим-то эта ночь зовётся рябиновая»[19].

Поговорки и приметы[править | править вики-текст]

«У по́ли дажы́ночкы, ў до́ми радзи́ночкы» (полес.). Начало Молодого бабьего лета или лета молодух (настоящее бабье лето начинается с 29 августа (11 сентября) )[1]. Молодое бабье лето ведряное — жди ненастья на старое. Молодое бабье лето начинается, солнце засыпается. С Успенья солнце засыпает. Успение провожай, осень встречай. От Троицы до Успения хороводов не водят. «Прийшла Перша Пречиста — стає дівка речиста» (укр.). Как после первой, так и после второй Пречистой принято засылать сватов: «Старости на Пречисту — в хаті речисто» (укр.). Пришла Пречистая — сватов несёт нечистая (укр.). До Успенья пахать — лишнюю копну нажать. На Успенье огурцы солить, на Сергия капусту рубить. В осень и у воробья пиво. «Спажá — хлеба дзяжа» (белорус.). «Пéрша жито засіває, а Друга тому помагає» (укр.). «Пéрша Пречиста жито засіває, Друга — дощем поливáє, Третя — снíгом укриває» (укр.). В Успеньев день, в тёплую погоду, считается большим грехом ходить босиком (север.). Озимь сей за три дня до успения и три дня после успения (южн.).

Фестивали «Дожинки»[править | править вики-текст]

В Польше фестиваль «Дожинки президентские в Спале» проходил ежегодно с 1927 по 1938 годы в Спале. В послевоенный период в Польше проводились «Центральне Дожинки» (1946, 1949, 1968, 1971 годы; в 1973—1980 годах проводились ежегодно в разных городах). В 2000 году были возрождены «Дожинки президентские».

В Белоруссии ежегодно проводится «Республиканский фестиваль-ярмарка тружеников села „Дожинки“» (белор. Рэспубліканскі фестываль-кірмаш працаўнікоў вёскі Дажынкі[20]). В республиканском масштабе в Белоруссии его начали отмечать с 1996 года. В средневековье в Западной Белоруссии по традиции в деревнях в последний день жатвы самая уважаемая женщина отправлялась в поле. С первыми лучами солнца она приступала к жатве. Далее к ней присоединялись и остальные женщины деревни. Когда был собран последний сноп, каждая из участниц жатвы откладывала по одному колоску для общего дожиночного снопа. После этого происходило торжественное шествие всех участников дожинок с дожиночным снопом к дому хозяина, где начинался праздник.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Коринфский, 1995
  2. 1 2 Сахаров, 1885
  3. Васілевіч, 1992
  4. 1 2 3 Усачёва, 2004, с. 448
  5. Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978. "Дожинки".
  6. Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863-1866. "Дожинать".
  7. Б. Рыбаков и И. Полуянов объединяют этот праздник с Рождеством Богородицы, Осенними спожинками 8 (21) сентября. См. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. — М.: Hаyка, 1981; Полуянов И. Деревенские святцы. — М.: Технологическая школа бизнеса, 1998. В то же время полещуки считали, что жатва заканчивается до Яблочного Спаса. См. Толстая С. М. Полесский народный календарь — М.: Индрик, 2005
  8. Власов, 1993, с. 129
  9. 1 2 3 4 Терещенко, 1848, с. 135
  10. Котович, Крук, 2010, с. 233
  11. Усачёва, 2004, с. 450
  12. Логинов, 2003
  13. А я, молода, не ленивая была // Шангина И. И. Русские девушки — СПб.: Азбука-классика, 2007.
  14. Толстая, 2005, с. 94
  15. Александров и др., 1999
  16. Чичеров, 1957, с. 29
  17. Толстая, 2005, с. 93
  18. Хроника Саксона Грамматика, XII в.
  19. Агапкина, Топорков, 1989
  20. Дожинки.

Литература[править | править вики-текст]

  1. Агапкина Т. А. Топорков А. Л. Воробьиная (рябиновая) ночь в языке и поверьях восточных славян // Славянский и балканский фольклор. Реконструкция древней славянской духовной культуры: источники и методы. — М.: Наука, 1989.
  2. Васілевіч Ул. А. Беларускі народны каляндар (белор.) // Паэзія беларускага земляробчага календара. Склад. Ліс А.С.. — Мн., 1992. — С. 554-612.
  3. Власов В. Г. Формирование календаря славян. Ранний период // Календарь в культуре народов мира: Сборник статей / ред. Н. Л. Жуковская, С. Я. Серов. — М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1993. — С. 102–144. — ISBN 5-02-017090-9.
  4. Золотые правила народной культуры / О. В. Котович, И. И. Крук. — Мн.: Адукацыя i выхаванне, 2010. — 592 с. — 3000 экз. — ISBN 978-985-471-335-9.
  5. Коринфский А. А. Народная Русь. — Смоленск: Русич, 1995. — 656 с. — ISBN 5-88590-309-3.
  6. Логинов К. К. Русский народный календарь Заонежья // Кижский вестник № 9 / Ред. И. В. Мельников, Р. Б. Калашникова. — Кижи: Музей-заповедник «Кижи», 2003.
  7. Полуянов И. Д. Деревенские святцы / Научный редактор И. А. Кузьмин. — М.: Технологическая школа бизнеса, 1998.
  8. Русские / Отв. ред. В. А. Александров, И. В. Власова, Н. С. Полищук. — М.: Наука, 1999. — 725 с. — ISBN 5-88590-309-3.
  9. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. — М.: Наука, 1981. — 608 с.
  10. Сахаров И. П. Сказания русского народа. Народный дневник. Праздники и обычаи. — СПб.: Изд-во МГУ, 1885. — 245 с.
  11. Терещенко А. В. 5. Простонародные обряды: Первое марта. Встреча весны. Красная горка. Радуница. Запашка. Кукушка // Быт русского народа: забавы, игры, хороводы. — СПб.: Типография военно-учебных заведений, 1848. — 181 с.
  12. Толстая С. М. Полесский народный календарь. — М.: Индрик, 2005. — 600 с. — (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). — ISBN 5-85759-300-X.
  13. Усачёва В. В. Обжинки // Славянские древности: Этнолингвистический словарь в 5-ти томах / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 2004. — Т. 3. — С. 448–452. — ISBN 5-7133-1207-0.
  14. Хроника Саксона Грамматика, XII в.
  15. Чичеров В. И. Зимний период русского народного земледельческого календаря XVI – XIX веков. — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1957. — 237 с.
  16. Шангина И. И. Русские девушкиСПб.: Азбука-классика, 2007. — 352 с. — ISBN 978-5-352-02194-1.

Ссылки[править | править вики-текст]