Однодворцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Однодворцы
О.П. Фёдоров, Солдат Первого выборного полка. 1660 год.
О.П. Фёдоров, Солдат Первого выборного полка, 1660 год
Язык

русский язык (южные говоры)

Религия

православие

Расовый тип

европеоидная раса

Происхождение

индоевропейцы, тюрки

Однодво́рцы в Российской империи — социальный слой, а в дальнейшем субэтнос, возникший при расширении южных границ Московского государства и состоявший из военизированных землевладельцев, живших на окраинах государства и нёсших охрану пограничья. Однодворцы принимали участие в восстаниях Е.И. Пугачёва и И.И. Болотникова[1]

Происхождение[править | править вики-текст]

Однодворцы являются потомками служилых людей, нёсших дозорную и сторожевую службу на южных границах в XVI-XVII вв., не успевших приобрести права российского дворянства. Класс однодворцев сформировался из русских детей боярских украинных городов (особый разряд детей боярских), стрельцов, солдат, рейтаров, драгун, копейщиков, пушкарей и обедневших дворян, городовых, рязанских и донских казаков, Касимовского и Кадомского служилого люда, а также части татарской аристократии[1]. Со временем, вследствие смещения границы государства к югу, служилые люди, поселённые между Тульской и Белгородской оборонительными линиями, оказались внутри страны. Поэтому данная категория была распространена на бывших приграничных землях, в центральночернозёмных губерниях России — Воронежской, Курской, Орловской, Тульской, Тамбовской, Пензенской и Рязанской.

Сословные особенности[править | править вики-текст]

Как сословная категория, однодворцы сформировались уже к началу XVIII века. До правления Петра I они платили подворовый налог (1679-1681 гг.), а уже Пётр I ввёл подушную подать и четырёхгривенный оброк с теми же нормами, что и для государственных крестьян. Пограничную службу однодворцы были обязаны нести в течение 15 лет. Таким образом, служили они как дворяне, а налоги платили как крестьяне (дворяне не платили налоги)[1]. Подобно дворянам, однодворцы могли владеть землёй (крестьянам, за исключением отдельных северорусских местностей и Смоленска, это не разрешалось). За службу правительство выделяло однодворцам небольшие земельные участки в несколько десятков га и одну семью (двор) крепостных крестьян для его обработки. Отсюда и название — помещики, которое позднее осталось только за дворянами-вотчинниками. Землёй однодворцы владели по праву четвертного владения и традиционно могли продавать друг другу. До 1840 года однодворцы обладали правом владеть крепостными людьми, но фактически этим правом пользовались лишь единицы (в 1830-е годы насчитывалось более миллиона однодворцев, а крестьян у них — 11 тысяч); с крестьянами однодворцы, как правило, жили одним двором. Фактически однодворческая группа занимали промежуточное положение между помещиками и крестьянами, но не слилась ни с теми, ни с другими, чем и обусловилось своеобразие культурно-бытового типа однодворцев. Сами себя однодворцы нередко называли «лапотными дворянами» — (тат. чабаталы мурзалар). Этот факт только подтверждает, что четвертные земли жаловались служилым людям на семейно-наследственном праве. Владельцы четвертной земли, у которых все дети служили, могли остаться в дворянах, однако владельцев, которые не хотели идти в службу, записывали в разряд однодворцев, при этом многие из них имели так называемые «родословные деревья» (генеалогические таблицы). Так, из XIV тома «Юридического Вестника» за 1883 год, известно:

«...родословное дерево сохранилось у крестьянъ Ромодановскихъ, которыя говорятъ о себѣ, что они князья. И дѣйствительно, изъ имѣющейся у нихъ грамоты видно, что они произошли отъ мурзы. Они доходили даже до Петербурга хлопотать о возстановленіи княжескаго достоинства, да ничего не вышло — денегъ не хватило. Документы были у всѣхъ, но частію потеряны, частію отобраны и не возвращены».

«...въ Старковскомъ обществѣ крестьяне Старковы разсказывають, что у дѣда ихъ было 7 человѣкъ крѣпостныхъ крестьянъ, съ которыми онъ вмѣстѣ работалъ...»

«...рядомъ находятся землевладѣльцы изъ дворянъ, происшедшіе отъ одного рода съ крестьянами, но выделившиеся... Шаховцевы. Эта родственная связь не отрицается и самими крупными землевладѣльцами, несомнѣнно, столбовыми дворянами; подтверждается и тождествомъ фамилій...»

Культура[править | править вики-текст]

Однодворческая культура долгое время сохраняла собственные традиции в одежде, фольклоре, речи, и на протяжении XVIII — нач. XX веков почти не ассимилировалась с немногочисленным пришлым населением из числа крепостных крестьян. Эту особенность отмечал родившийся и живший среди однодворцев известный русский писатель И. А. Бунин, происходивший из мелкопоместного дворянства, к середине XIX века уже мало чем отличавшегося от потомков бывших служилых людей и казаков. На образование однодворческого говора влияли московские, западнополесские, восточнорязанские, курско-орловские и донские говоры, хранившие старые «степные» особенности, а также литовские — через незначительную часть выходцев из Великого княжества Литовского.

Мужчины однодворцы слыли домовитыми и аккуратными; двор строили укромно, в отличие от крепостных крестьян, любили высокие плетни и каменные заборы. Одевались чисто и «не без форса». По цвету их домотканых рубах можно было отличить, из какой они губернии. Жены однодворцев в XVI-XVII веках носили юбки-андараки из клетчатой шерстяной материи. Ткани домотканой одежды однодворцев окрашивались растительными красителями. Так, для окраски в черный цвет использовали кору ольхи или черноклёна, для окраски в синий — кору вайды или синила, а кору морены красильной — для окраски в красный. При этом красный цвет всегда был наиболее предпочтителен, считался цветом плодородия, света, долголетия и могущества. В однодворческой среде он преобладал в праздничной и свадебной одежде, а также в костюме молодых людей. В XVIII веке костюм однодворцев часто приближался к дворянскому, а мундир, оставшийся после службы в драгунах или в ландмилиции, мужчины бережно хранили и надевали по праздникам.

Известный российский общественный деятель и юрист Я. Л. Тейтель, в 1870 году об однодворцах и их женах писал: «…мужчины большею частию теряли свой дворянский облик, среди женщин же попадались лица, свидетельствовавшие о расе и дворянском происхождении…»

Об особой гармонии платья и природной красоте однодворок И. С. Тургеневу писал известный литературный критик В. П. Боткин, посетивший вместе с А. А. Фетом деревни Ливенского уезда Орловской губернии: «Не могу не сказать о женщинах, или точнее — одеждах их. Говорят, что однодворческие женщины давно одеваются так, а именно: рубашки с высоким воротом, вроде мужской, с широкими, к концу суживающимися рукавами; юбка красная и широкая, обшитая черной или синей каймой, плотно охватывает стан. Грациознее и провакантнее этой одежды трудно выдумать, особенно на молодых девушках». Однодворцы, происходившие из северных регионов России несли в чернозёмной зоне элементы северной русской культуры — сарафаны и кокошники.

Однодворческие женщины, в отличие от крепостных соседок, хорошо готовили. Стол у них, хоть и был «небогатый», но разнообразный. Многие старинные кушанья можно попробовать именно в однодворческих семьях. Например, саламата — густой как каша молочный суп, кипящее молоко заправленное мукой, куда иногда добавляют ещё и каймак; также суп с салом или маслом, густо заправленный гречневой, просяной или пшеничной мукой. «Ливенцы саламатой мост обломили» (В. И. Даль, т.4, с.130), то есть ехали встречать воеводу или баскака и везли в подарок по горшку саламаты с каждого двора. Несомненно, саламата — еда восточного происхождения, обычная казачья пища в степных походах старого времени. У сегодняшних мусульман есть похожее ритуальное блюдо, которое готовят в ночь перед празднованием новруза (зороастрийского Нового года). Очень самобытно выглядело праздничное угощение у Ливенских однодворцев. Садились за пустой стол, покрытый чистой холщовой скатертью, хозяйка тут же выносила блюдо с нарезанным тёплым хлебом-ситником, политым коровьим маслом (память о «поклонении хлебу»), а хозяин — «обносил» гостей. При этом пили все из одной чарки. Следующее блюдо — холодец, залитый домашним квасом, на манер окрошки. А уже потом ставили другие закуски, смотря по-зажиточности. Но обязательными были жирная лапша и молочная каша на десерт. Кроме этого, индейки и гуси разводились главным образом однодворцами, а уже затем распространились в другие деревни.

Праздничный костюм однодворки XIX века, Луганский краеведческий музей

Что же до сильной стати потомков однодворцев, то великий русский писатель, граф Л. Н. Толстой однажды верно подметил: «…они (однодворцы) никогда не знали помещиков-крепостников. Это и сказывалось на их свободном и доверительном отношении, и чувстве собственного достоинства. Они относились к дворянам не как к господам, а как к богатым хуторянам, здороваясь они протягивали руки, приглашали их в гости, не стеснялись, не притворялись…»

Фамилии однодворцев[править | править вики-текст]

Из бумаг времён Екатерины II можно извлечь такие родовые прозвания однодворцев, как: Стрельниковы, Теряевы, Токмаковы, Зуевы, Уваровы, Рыбины, Трубицыны, Кольцовы, Ждамировы, Желябужские, Копыловы, Шеншины, Ашихмины, Псарёвы, Арцыбушевы, Забелины, Извековы, Тиньковы, Иевлевы, Игины, Карамышевы, Клевцовы, Апальковы (Опалковы), Овсянниковы, Пироговы, Рощупкины, Кашаевы, Росковы, Ревутовы, Ситниковы, Аспидовы, Анпилоговы, Алдакимовы, Авиловы (Овиловы), Отрепьевы, Батурины, Бачурины, Безобразовы, Вислогузовы, Вороновы-Давыдовы, Воловичи, Стробовские, Янковские, Пышкало, Долгово (Долговы), Зибровы, Зиборовы, Скрябины, Шаховцевы, Шершеневские, Шумские, Толстые, Витовты (Вихтовты), Шемякины, Ртищевы, Волконские, Пушкины, Благие, Бухтияровы, Енгалычевы, Булгаковы, Курдюмовы, Муратовы, Енаевы, Беклемишевы, Бартеневы, Тохтамышевы, Карташевы, Саклаковы (Соклаковы), Стародубцевы, Рязанцевы (или Резанцевы, Резанцовы), Торубаровы, Роготуровы, Агеевы, Тетеевы, Сагалаевы, Башкатевы (Башкатовы), Булатовы, Булахтины, Нащокины, Небольсины, Корниловы, Ермоловы, Ермаковы, Корагодины, Комякины-Проскурины, Кологривовы, Фаустовы, Поляковы, Веденеевы, Бекетовы, Сабуровы, Касимовы, Гамовы, Даевы, Егурновы, Ярыгины, Бохковы, Черкасовы, Чигины, Чаркины, Гуторовы, Саракаевы, Тишанские, Есауловы, Сечиновы, Сабельниковы, Севрюковы, Аграмаковы, Мухартые, Чедытворовы, Правоторовы, Котухины, Кизиловы, Руденсковы, Нескородевы, Некрасовы, Небытовы, Непочетовы, Немировы, Невпокоевы, Шляховы, Лютые (Лютовы), Татариновы, Уколовы, Тарбеевы, Дохтуровы, Шаховы, Хивины, Яхонтовы и другие.

В литературе[править | править вики-текст]

«Однодворец Овсянников» — очерк из «Записок охотника» И. С. Тургенева.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Thomas Esper, The Odnodvortsy and the Russian Nobility, The Slovonic and East European Review, vol.45, No. 104 pp.124-134 (1967)

Литература[править | править вики-текст]