Олег Вещий

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Олег Вещий
др.-рус. Оль́гъ, Ѡль́гъ
Олег Вещий
Прощание Вещего Олега с конем. В. Васнецов, 1899
князь Новгородский
879 — 912
Предшественник: Рюрик
Преемник: Игорь Рюрикович
Великий князь Киевский
882 — 912
Предшественник: Аскольд и Дир
Преемник: Игорь Рюрикович
 
Вероисповедание: язычник
Смерть: 912({{padleft:912|4|0}})
Похоронен: Киев либо Ладога (?)

Оле́г (Ве́щий Оле́г, др.-рус. Оль́гъ, Ѡль́гъ, ум. 912) — князь новгородский с 879 года и великий князь киевский с 882.

Получив власть над новгородскими землями после смерти Рюрика, как опекун над его малолетним сыном Игорем, Олег присоединил к Новгородской Руси Киев и перенёс туда столицу Древнерусского государства. Нередко рассматривается как основатель Древнерусского государства.

В летописи «Повесть временных лет»[1] приводится его прозвище Вещий, то есть знающий будущее, провидящий будущее[2]. Назван так сразу по возвращении из похода 907 года на Византию.

Происхождение Олега[править | править исходный текст]

В летописях излагаются две версии биографии Олега: традиционная в «Повести временных лет», и по Новгородской Первой летописи. Новгородская летопись сохранила фрагменты более раннего летописного свода (на котором основывается и «ПВЛ»), однако содержит неточности в хронологии по событиям X века.

Согласно «ПВЛ», Олег был родичем (соплеменником) Рюрика, возможно (по Иоакимовской летописи) его шурином. После смерти основателя княжеской династии Рюрика в 879 году, Олег стал княжить в Новгороде как опекун малолетнего сына Рюрика Игоря.

Вокняжение в Киеве[править | править исходный текст]

Олег показывает маленького Игоря Аскольду и Диру. Миниатюра из Радзивилловской летописи (XV век).

Согласно ПВЛ, в 882 году Олег, взяв с собой много воинов: варягов, чудь, словен, мерю, весь, кривичей, — взял город Смоленск и Любеч и посадил там мужей своих. Далее по Днепру спустился к Киеву, где княжили два боярина, не племени Рюрика, но варяги Аскольд и Дир. И увидел Олег, что Аскольд и Дир княжат, и отправил посла к ним со словами: «Купцы мы, едем в греки от Олега и от Игоря княжича, да приходите к роду своему и к нам». Аскольд и Дир пришли… Олег, спрятал одних воинов в ладьях, а других за собой оставил, а сам пошёл вперёд, и нёс на руках юного княжича Игоря, и объявил им: «Вꙑ нє́ста кнѧзѧ́ ни ро́ду кнѧ́жѧ · но азъ єсмь ро́ду кнѧ́жѧ». Предъявив им наследника Рюрика, малолетнего Игоря, Олег сказал: «А он — сын Рюрика». И убили Аскольда и Дира.

Никоновская летопись, компиляция различных источников XVI века, приводит более подробный рассказ об этом захвате. Олег высадил часть своей дружины на берег, обговорив тайный план действий. Сам, сказавшись больным, остался в ладье и послал к Аскольду и Диру извещение, что везёт много бисера и украшений, а также имеет важный разговор к князьям. Когда те взошли на ладью, Олег сказал им: «Азъ єсмь Оль́гъ кнѧзь · а сє єсть Рю́риков И́горь кнѧ́жичь»[3] — и тут же убил Аскольда и Дира.

Расположение Киева показалось Олегу весьма удобным, и он перебрался туда с дружиной, объявив: «Да будет это мать городов русских». Тем самым он объединил северный и южный центры восточных славян. По этой причине именно Олега, а не Рюрика иногда считают основателем Древнерусского государства. Вокняжившись в Киеве, Олег установил для Новгорода дань варягам в 300 гривен: «и ѹста́ви варѧ́гомъ дань даꙗ́ти · Ѿ Но́ваго̀рода т҃ гривенъ на лѣто · мира дѣлѧ єже до смерти Ꙗрославлѧ даꙗшє варѧгомъ».

Следующие 25 лет Олег был занят расширением своей державы. Он подчинил Киеву древлян (883), северян (884), радимичей (885). Два последних племенных союза были данниками хазар. Повесть Временных Лет оставила текст обращения Олега к северянам: «Я враг хазарам, поэтому и вам незачем платить им дань.» К радимичам: «Кому дань даёте?». Те ответили: «Козарам». И говорит Олег: «Не давайте Козаромъ, но мне давайте». «И владел Олег деревлянами, полянами, радимичами, а с — уличами и тиверцами имъяше рать».

898 годом Повесть временных лет датирует появление под Киевом венгров в ходе их миграции на запад, фактически произошедшее несколькими годами ранее.

Поход на Византию[править | править исходный текст]

Поход Олега в Царьград. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839.

В 907 году, снарядив 2000 ладей по 40 воинов в каждой (ПВЛ), Олег выступил в поход на Царьград. Византийский император Лев VI Философ приказал закрыть ворота города и загородить цепями гавань, предоставив таким образом варягам возможность грабить и разорять пригороды Константинополя. Однако Олег пошёл на необычный штурм: «И повелел Олег своим воинам сделать колёса и поставить на колёса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу»[4]. Испуганные греки предложили Олегу мир и дань. Согласно договору, Олег получил по 12 гривен за каждую уключину, и Византия обещала платить дань на русские города. В знак победы Олег прибил свой щит к вратам Царьграда. Главным результатом похода стал торговый договор о беспошлинной торговле Руси в Византии.

Многие историки считают этот поход легендой. О нём нет ни единого упоминания у византийских авторов, достаточно подробно описавших подобные походы в 860 и 941[5]. Есть сомнения и в отношении договора 907 года, текст которого представляет собой почти дословную компиляцию договоров 911 и 944 гг. Возможно, поход всё же был, но без осады Царьграда. ПВЛ в описании похода Игоря Рюриковича в 944 году передаёт «слова византийского царя» к князю Игорю: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и ещё к той дани».

В 911 году Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «многолетний» мир и заключило новый договор. По сравнению с договором 907 года из него исчезает упоминание о беспошлинной торговле. Олег именуется в договоре «великим князем русским». В подлинности соглашения 911 года сомнений не возникает: она подкрепляется как лингвистическим анализом, так и упоминанием в византийских источниках.

В 912 году, как сообщает Повесть временных лет, князь Олег погиб от укуса змеи.

Новгородская версия биографии. Восточные походы Олега[править | править исходный текст]

В Новгородской первой летописи Олег представлен не князем, а воеводой при Игоре. Убивает Аскольда, захватывает Киев и идёт войной на Византию тоже Игорь, а Олег возвращается обратно на север, в Ладогу, где умирает в 922 году.

«Идѣ Ольгъ къ Новугороду · и отътуда въ Ладогу ⁙ Друзии жє сказаютъ · ꙗко идущє єму за морє · и уклюнѫ змиꙗ въ ногу · и съ того умрє · єсть могила єго въ Ладозѣ»

Эти сведения противоречат русско-византийскому договору 911 года[6], где Олег именуется великим князем русским, но в то же время они лучше согласуются с восточными известиями о Руси этого периода (см. ниже).

Приблизительно после 912 года, согласно сообщению арабского автора Аль-Масуди[7], флот русов из 500 кораблей вошёл в Керченский пролив. Хазарский царь разрешил русам пройти через Дон на Волгу, а оттуда спуститься в Каспийское море. В результате русы разорили побережье Азербайджана. Половину добычи по условию договора они отдали хазарскому царю, однако царская гвардия, состоящая из мусульман, потребовала мести за гибель единоверцев. Царь не смог или не захотел спасать русов, но послал им предупреждение об опасности. Битва длилась три дня и закончилась победой мусульман. 30 тысяч русов погибло. Уцелевшие 5 тысяч бежали вверх по Волге, где были истреблены буртасами и булгарами[8].

Имя русского предводителя в сообщении не названо и в русских летописях поход не упомянут. Возможно, смутным намёком на него является фраза Новгородской летописи об Олеге «другии сказывают, будто ушёл он за море…».

С личностью Олега иногда пытаются связать некого русского предводителя H-l-g-w, который по данным хазарского источника (так называемого «Кембриджского документа»), захватил по договорённости с Византией хазарский город Самкерц на Таманском полуострове, но был разбит наместником Самкерца Песахом и отправлен оным на Константинополь. Византийцы сожгли греческим огнём суда русов и тогда H-l-g-w отправился в Персию, где погиб сам со всем войском. Имя H-l-g-w восстанавливают как Хлгу, Хелгъ, Хелго[9]. Он именуется в документе «правителем Русии», что делает очень заманчивым его отождествление с Олегом. Однако описываемые события относятся к правлению Игоря — поход русов на Византию совпадает по описанию с походом 941 года, а поход на Персию с набегом русов в 944 году на богатый закавказский город Бердаа близ реки Куры. В историографии были попытки трактовать это сообщение как свидетельство дуумвирата Игоря и Олега, в этом случае жизнь Олега продлевается до середины 40-х годов X века, а начало его правления предполагается более поздним, чем указано в летописи. Возможно, что в восточных сочинениях, описывающих походы в Закавказье, упоминается другая группа русов, не связанная с Киевом[10].

Упоминание об Олеге иногда видят в сообщении арабского географа аль-Масуди о двух могущественных славянских правителях. Первый из них носит имя ал-Дир и отождествляется с летописным князем Диром, имя второго в некоторых рукописях читается как Олванг: «Вслед за ним (Диром), следует царь ал-Олванг, у которого много владений, обширные строения, большое войско и обильное военное снаряжение. Он воюет с Румом, франками, лангобардами и другими народами. Войны между ними ведутся с переменным успехом»[11].

Смерть[править | править исходный текст]

Олег у костей коня. В. В. Васнецов, 1899
Кончина Олега. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839
Предполагаемый могильный холм Олега недалеко от Старой Ладоги.

Обстоятельства смерти Вещего Олега противоречивы. «Повесть временных лет» сообщает, что смерти Олега предшествовало небесное знамение — появление «звезды великой на западе копейным образом»[12]. По киевской версии, отражённой в «Повести временных лет», его могила находится в Киеве на горе Щековице. Новгородская первая летопись помещает его могилу в Ладоге, но в то же время говорит, что он ушёл «за море».

В обоих вариантах присутствует легенда о смерти от змеиного укуса. По преданию, волхвы предсказали князю, что он умрёт от своего любимого коня. Олег приказал увести коня и вспомнил о предсказании только через четыре года, когда конь уже давно умер. Олег посмеялся над волхвами и захотел посмотреть на кости коня, встал ногой на череп и сказал: «Его ли мне бояться?» Однако в черепе коня жила ядовитая змея, смертельно ужалившая князя.

Эта легенда находит параллели в исландской саге о викинге Орваре Одде[13], который также был смертельно ужален на могиле любимого коня[14]. Неизвестно, стала ли сага поводом для создания русской легенды об Олеге или, напротив, обстоятельства гибели Олега послужили материалом для саги. Однако, если Олег является исторической личностью, то Орвар Одд — герой приключенческой саги, созданной на основе устных преданий не ранее XIII века. Колдунья предсказала 12-летнему Одду смерть от его коня. Чтобы не дать свершиться предсказанию, Одд с другом убили коня, бросили в яму, а труп завалили камнями. Вот как погиб Орвар Одд спустя годы[15]:

И когда они быстро шли, ударился Одд ногой и нагнулся. «Что это было, обо что я ударился ногой?» Он дотронулся острием копья, и увидели все, что это был череп коня, и тотчас из него взвилась змея, бросилась на Одда и ужалила его в ногу повыше лодыжки. Яд сразу подействовал, распухла вся нога и бедро. От этого укуса так ослабел Одд, что им пришлось помогать ему идти к берегу, и когда он пришёл туда, сказал он: «Вам следует теперь поехать и вырубить мне каменный гроб, а кто-то пусть останется здесь сидеть подле меня и запишет тот рассказ, который я сложу о деяниях своих и жизни». После этого принялся он слагать рассказ, а они стали записывать на дощечке, и как шёл путь Одда, так шёл рассказ [следует виса]. И после этого умирает Одд[16].

Некоторое время было принято отождествлять Олега с былинным богатырём Вольгой Святославичем.

Историография по Вещему Олегу[править | править исходный текст]

Г. Ловмянский доказывал, что утвердившееся в научной литературе мнение о первоначальном правлении Олега в Новгороде сомнительно. По версии Г. Ловмянского, Олег был смоленским князем, а его связь с Рюриком — поздняя летописная комбинация[17]. А. Лебедев высказал догадку, что родственником Рюрика мог быть представитель местных нобилей[18]. Факт возложения Олегом дани на Новгород Киеву и варягам может свидетельствовать против версии о новгородском княжении Олега[19].

Дата смерти Олега, как и все летописные даты русской истории до конца X века, носит условный характер. Историк А. А. Шахматов отметил, что 912 год является также годом смерти византийского императора Льва VI — антагониста Олега. Возможно летописец, знавший, что Олег и Лев были современниками, приурочил окончание их правлений к одной и той же дате. Аналогичное подозрительное совпадение — 945 — и между датами смерти Игоря и свержения с престола его современника, византийского императора Романа I. Учитывая к тому же, что новгородская традиция относит смерть Олега к 922 году (см. выше), дата 912 становится ещё более сомнительной[20]. Продолжительность княжения Олега и Игоря составляет по 33 года, что вызывает подозрение в былинном источнике этих сведений.

Польский историк XVIII века Х. Ф. Фризе выдвигал версию, что у Вещего Олега был сын, Олег Моравский, который после смерти отца был вынужден покинуть Русь в результате борьбы с князем Игорем. Родственник Рюриковичей Олег Моравский стал последним князем Моравии в 940 году, согласно сочинениям польских и чешских писателей XVIXVII века, однако его родственная связь с Вещим Олегом является лишь предположением Фризе.

Русское произношение имени Олег возникло, возможно, от скандинавского имени Helge[21], что означало изначально (на протошведском — Hailaga) «святой», «обладающий даром исцеления»[22]. Из саг известны несколько носителей имени Helgi, время жизни которых датируют VI—IX веками[23]. В сагах также встречаются близкие по звучанию имена Ole, Oleif, Ofeig. Саксон Грамматик называет имена Ole, Oleif, Ofeig, но их этническая принадлежность остаётся неясной.

Среди историков, не поддерживающих норманскую теорию, предпринимались попытки оспорить скандинавскую этимологию имени Олега и связать его с исконно славянскими[24], тюркскими[25] или иранскими[10][26] формами. По мнению Л. П. Грот, связывать имя Олега со шведским именем «Helge» затруднительно по семантическим причинам, поскольку значение последнего — «святой» — противоположно по смыслу языческому прозвищу русского князя[27].

Образ Вещего Олега в искусстве[править | править исходный текст]

В литературе[править | править исходный текст]

Летописный рассказ о смерти Олега положен в основу литературных произведений:

В кино[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. «Повесть временных лет» \\ «Древнерусская литература» в переводе Д. С. Лихачёва
  2. Вещий — происходит от слова «ведающий», родственные слова «вещун», «ведьма». См. напр. Словарь М. Фасмера [1].
    Словарь Даля — Вещий, кому всё ведомо и кто вещает будущее; прорицатель, предсказатель; умный, мудрый, смотрок, предусмотрительный.
  3. Лурье Я. С. История России в летописании.
  4. «Повесть временных лет». Год 907.
  5. Походы 860 и 941 гг. отражены также и в западноевропейских источниках. Литературные параллели с походом Вещего Олега в 907 году можно найти только в датских легендах, записанных Саксоном Грамматиком в XII веке: легендарный викинг середины IX века Рагнар Лодброк в сражении против жителей Геллеспонта поставил бронзовых коней (поэтический образ корабля викингов) на колёса и направил их на врагов.
  6. Повесть временных лет. В год 6420.
  7. Аль-Масуди так указывает дату набега: «и год известен; это было после 300 (хиджры), только от меня ускользнуло определение года.» На основании рассказа историки определяют дату 913914.
  8. См. Каспийские походы русов. Поход 913/914.
  9. Перевод Кембриджского документа
  10. 1 2 Галкина Е. С. Тайны Русского каганата. М., «Вече», 2002. — С. 365.
  11. Новосельцев А. П. Образование Древнерусского государства и его первый правитель // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998. — М., 2000. — С. 472.
  12. Шайкин А. А. «Сица знаменья не на добро» // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2002. № 3 (9). С. 107.
  13. Одд, сын Грима с острова Рамстад. Родители назвали его Хрольв; приёмный отец — Одд.
  14. Коня, согласно саге, звали Факси («Грива»).
  15. Вариант саги:

    Бродя и вспоминая, оказался он на том месте, где был похоронен конь его. Протекавший ручей подмыл берег, и кости коня оказались видны. Увидав череп, Одд сказал: «Не моего ли коня Факси этот череп?» — и с силой ударил по черепу копьём. Череп отлетел прочь, а из-под него метнулась потревоженная змея и укусила Одда чуть выше щиколотки…

    «Древняя Русь в свете зарубежных источников». М., 1999.
  16. Отрывок из саги про Орвара Одда
  17. Ловмяньский X. Русь и норманны. — М., 1985. — c. 135—140.
  18. Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. — Л., 1985. — С. 245.
  19. «Ярославу сущу в новѣгородѣ и оурокомъ дающю . ҂в҃ . гривенъ . ѿ года до года . кыєву . а тысѧщю новѣгородѣ гривенъ раздаваху . и тако даху вси посадницѣ новьгородьстии»; «и оустави варѧгом̑ дань даӕти . ѿ новагорода . т҃ . гривенъ на лѣт . мира дѣлѧ єже до см҃рти Ярославлѧ даӕше варѧгом». См. Полное собрание русских летописей. — Москва, 1962. — Т. 2: Ипатьевская летопись. — Стб. 17, 114—115.
  20. О приёмах вычисления летописцами дат событий русской истории IX—X вв. см. статьи В. Г. Лушина «Некоторые особенности хронологической сегментации ранних известий Повести временных лет», «Симметричность летописных дат IX — начала XI вв.» и «882 — 862—852» в сборнике «Историко-археологические записки». [Кн.] I. 2009. С. 22 — 44.
  21. См. этимологический словарь М. Фасмера, со ссылкой на В. Томсена
  22. Per Vikstrand,Pre-Christian Sacral Personal Names in Scandinavia during the Proto-Scandinavian Period. Proceedings of the 23rd International Congress of Onomastic Sciences August 17—22, 2008, York University, Toronto, Canada
  23. См. список в статье Helge
  24. Гедеонов С. А. Варяги и Русь. М., 2005, с. 182—185
  25. Кузьмин А. Г. Об этнической природе варягов со ссылкой на древнеболгарскую надпись 904 года, в которой употребляется титул византийского императора «олгу таркан», где олгу означает великий.
  26. Халегу — иран. «творец», «создатель».
  27. Грот Л. П. Мифологические и реальные шведы на севере России: взгляд из шведской истории // Шведы и Русский Север. (К 210-летию Александра Лаврентьевича Витберга). Материалы Международного научного симпозиума. Киров, 1997. — С. 153—158.

Ссылки[править | править исходный текст]