Операция «Джихад»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Операция «Джихад»
Основной конфликт: Первая чеченская война
Дата

6 августа22 августа 1996 года

Место

Чечня, Россия

Итог

тяжёлые бои российских войск с чеченскими боевиками: Гудермес, Аргун и Грозный были взяты вооруженными формированиями Ичкерии.

Противники
Чеченская Республика Ичкерия Чеченская Республика Ичкерия Россия Россия
Командующие
Чеченская Республика Ичкерия Аслан Масхадов
Чеченская Республика Ичкерия Шамиль Басаев
Чеченская Республика Ичкерия Руслан Гелаев
Чеченская Республика Ичкерия Ваха Арсанов
Чеченская Республика Ичкерия Асламбек Исмаилов
Чеченская Республика Ичкерия Хизир Хачукаев
Чеченская Республика Ичкерия Хаттаб
и многие другие
Россия Константин Пуликовский
Россия Вячеслав Овчинников
Флаг Чечни Саид-Магомед Какиев
Флаг Чечни Алу Алханов
Флаг Чечни Доку Завгаев
Силы сторон
Чеченские боевики:

1500—2000 бойцов[1]

Внутренние войска: 6000 бойцов[2]
Потери
 ? погибло 494 [источник не указан 1485 дней]
ранено 1407[источник не указан 1485 дней]
пропало без вести 182[источник не указан 1485 дней] военнослужащих и сотрудников милиции
Флаг Чечни История Чечни
Герб Чечни
История Чечни в Средние века

Вайнахи

Чеченцы

Тейп

Тукхум

Чечня и Российская империя

Кавказская война

Северо-Кавказский имамат

Терская область

Терские казаки

Чечня в Гражданскую войну

Горская республика (1917—1919)

Терская Советская Республика (1918—1919)

Северо-Кавказская Советская Республика (1918)

Северо-Кавказский эмират (1919—1920)

Горская АССР (1921—1924)

Чеченский национальный округ (1920—1922)

Чечня в СССР

Чеченская автономная область (1922—1934)

Чечено-Ингушская АССР (1934—1944)

Депортация чеченцев и ингушей (1944)

Грозненская область (1944—1957)

Чечено-Ингушская АССР (1957—1991)

Чечня после распада СССР

Чеченская Республика Ичкерия (1991—2000)

Первая чеченская война (1994—1996)

Хасавюртовские соглашения (1996)

Межвоенный кризис (1996—1999)

Вторая чеченская война (1999—2009)

Чеченская республика (с 2000)


Портал «Чечня»

Операция «Джихад» — штурм Грозного отрядами чеченских боевиков в августе 1996 года, в ходе которого подразделения Вооружённых сил России, находящиеся в городе, вели тяжёлые бои в Грозном, потеряв контроль над большей частью города. Чеченскими отрядами были атакованы одновременно с Грозным и другие крупнейшие города республики — Аргун и Гудермес. Притом, если в Аргуне федеральным силам удалось удержать только здание комендатуры и территорию завода, где располагался 303-й Отдельный батальон 101-й бригады, то Гудермес был сдан ими вообще без боя[1]. После этого между представителями Российской Федерации и непризнанной Чеченской Республики Ичкерии были заключены Хасавюртовские соглашения, положившие конец первой чеченской войне.

Численность боевиков[править | править исходный текст]

Общая списочная численность подразделений, вошедших в чеченскую столицу, по одним данным, составляла всего 850 боевиков (по словам Масхадова)[3]; по другим — 1,5—2 тыс. бойцов[1]. Общее руководство осуществлял Аслан Масхадов, который заявлял, что эта операция была предпринята для того, «чтобы показать всему миру и прежде всего России боевой потенциал сепаратистов»[4].

Принимал участие Хаттаб со своим отрядом.

Численность федерального гарнизона[править | править исходный текст]

У российской стороны было численное превосходство (6000 военнослужащих внутренних войск[2]), превосходство в бронетехнике и артиллерии, а также абсолютное господство в воздухе. Общее руководство федеральными силами осуществлял генерал Пуликовский.

Тактика[править | править исходный текст]

6 августа в 5:00 утра чеченские отряды начали входить в Грозный со стороны Черноречья, Алды и Старопромысловского района и, умело используя недостатки в расположении блокпостов (многие были зажаты между домами, ничего в реальности не контролируя), стали перемещаться по неконтролируемым маршрутам. Предварительно из города были выведены части МВД, состоящие из чеченцев, а также сняты чеченские блокпосты. Противник не ставил своей целью захват или уничтожение всех городских объектов. Войдя в Грозный, он блокировал российские подразделения внутренних войск на блокпостах и в комендатурах, изолировав их друг от друга и деморализуя постоянным «беспокоящим» огнём. Основной удар был нанесён по комплексу административных зданий в центре города (Дом правительства, МВД, ФСБ и др.), где вместе с военными оказались блокированы и несколько российских журналистов. Генерал Пуликовский приказал ввести в город штурмовые отряды для прорыва окружения. Но боевики оказали ожесточённое сопротивление — из трёх отрядов прорвался только один. Положение окружённых было крайне тяжёлым. Потери росли. Но к 13 августа, по словам генерала Г.Н. Трошева, в то время командующего 58 армии, положение удалось выправить — из всех окружённых блокпостов не разблокировали только пять. Боевики сами понесли большие потери. Дерзкая, но авантюрная операция Масхадова провалилась — огромные силы, стянутые им в Грозный, сами оказались в кольце российских войск[5]. Генерал Пуликовский предъявил боевикам ультиматум — сдаться в течение 48 часов, в противном случае он обещал нанести по городу мощный удар, используя тяжёлую артиллерию и авиацию. Населению был предоставлен коридор для выхода через Старую Сунжу. Это решение осудили ряд российских публицистов, в частности историк Борис Соколов, утверждавший в своей книге «100 великих войн», что это бы уничтожило не только боевиков, но и окружённых российских солдат и мирных жителей, которые были не в состоянии покинуть город так быстро[6]. Трошев отмечал, что боевики поверили Пуликовскому, его слова вызвали у них «смятение». Боевики даже просили дать и им коридор, на что Пуликовский ответил: «Не для того я вас окружал, чтобы выпускать. Или сдавайтесь, или будете уничтожены!»

Последующее Геннадий Трошев описывает так:

20 августа вечером из краткосрочного отпуска возвратился генерал-лейтенант В. Тихомиров, который готов был вновь возглавить Объединённую группировку войск. Он заявил представителям прессы, что главную свою задачу на этом посту видит в полном освобождении города от боевиков: «Для этого мы готовы использовать все средства: как политические, так и силовые». Он также подчеркнул: «Ультиматума Пуликовского я пока не отменял, но могу сказать однозначно — против сепаратистов будут применены самые серьёзные меры, если они не покинут Грозный». И здесь на военно-политической арене появился новоиспечённый секретарь Совета безопасности России А. Лебедь, наделённый к тому же полномочиями представителя Президента РФ в Чеченской Республике. Александр Иванович прибыл в тот момент, когда, по сути, решалась судьба всей чеченской кампании[5].

Лебедь сразу же отменил приказ Пуликовского. Он заявил, что армия деморализована и не способна воевать[6]. Трошев высказывает следующее мнение:

Ну, увидел ты замурзанного бойца, к тому же оробевшего перед высоким московским чиновником. Он что — показатель боеспособности? Александр Иванович, видимо, ожидал увидеть вымытого и отполированного гвардейца, как в кремлёвской роте почётного караула… Да я (генерал!) порой на войне по нескольку суток не мылся и не брился. Не всегда была возможность, а главное — некогда. Поесть и то не успеваешь. И какой у меня после этого вид? Московский патруль арестовал бы! Не поверил бы, что генерал, — бомж какой-то… И ничего удивительного тут нет. Война — занятие грязное, в буквальном смысле слова…[5]

Лебедю хотелось сиюминутной славы «миротворца». Вот, дескать, никто проблему Чечни разрешить не может уже почти два года, а он — сможет. Одним махом, одним росчерком пера, одним только видом своим и наскоком бонапартистским. Мы все — в дерьме, а он — в белом. Ради непомерного честолюбия, ради создания имиджа «спасителя нации» он предал воюющую армию, предал павших в боях и их родных и близких, предал миллионы людей, ждавших от государства защиты перед беспределом бандитов…[5]

Пуликовский и Тихомиров пытались отстоять свою позицию, но безуспешно. Олигарх Борис Березовский и приехавший с ним Александр Лебедь настояли на начале очередных мирных переговоров с чеченскими силами, которые закончились 31 августа подписанием Хасавюртовских соглашений.

Потери федеральных сил[править | править исходный текст]

В результате боёв в Грозном с 6 по 22 августа, только по российским официальным данным, погибло 494, ранено 1407, пропало без вести 182 военнослужащих и сотрудников милиции.[7] Потеряно 87 единиц бронетехники, 23 автомашины, 3 вертолёта[8][9].

10 августа 1996 года в России было объявлено днём траура «в связи с трагическими последствиями террористической акции против государственных учреждений и жителей города Грозного»[10].

Итоги[править | править исходный текст]

Геннадий Трошев так писал о последствиях этой операции:

Пожалуй, никогда еще в России генералы не были так бесправны и беспомощны на войне из-за давления гражданских лиц, полных дилетантов в военных вопросах. Профанация чеченской кампании достигла своего апогея. Боевиков и на этот раз не удалось добить. Уже через несколько дней после приезда Лебедь подписал с А. Масхадовым в Хасавюрте соглашение «О неотложных мерах по прекращению огня и боевых действий в Грозном и на территории Чеченской Республики», которое по сути своей было не более чем пропагандистским блефом и которое сразу же стала грубо нарушать чеченская сторона.[5]

А если оценивать моральную сторону дела, то тут и слов подходящих не подберешь. Потому что в Чечне боец был чумазым только сверху, зато внутри чистым. Он осознавал себя защитником единства и достоинства Родины, его враги боялись, он их бил под Шатоем, под Бамутом, под Шали, в Грозном… Он свой чумазый нос мог от гордости держать высоко. А после бегства из Чечни (под палкой Лебедя и Березовского) чувствовал себя оплеванным и опозоренным. Над ним весь мир смеялся. «Крошечная Чечня разгромила великую Россию!» — вот какая молва шла по свету. Спасибо «сердобольному генералу» — «умыл» солдата (в прямом и переносном смысле)! Так умыл, что до сих пор очиститься, отскоблиться не можем![5]

По мнению генерала, если бы тогда удалось уничтожить боевиков, Второй чеченской войны, «криминального беспредела в Чечне», агрессии в Дагестане и терактов в Москве, Буйнакске, Волгодонске и т. д. не было бы. Многое из плана Пуликовского было использовано во время успешного штурма Грозного 1999—2000 гг[5].

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 Олег Лукин. Горячий август 1996 г. в Грозном. Prague Watchdog (англ.)русск. (14 августа 2006). Проверено 2 августа 2012. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012.
  2. 1 2 В огненном шторме // "Братишка" - журнал спецподразделений /«Газета», 29 марта 2002 года.
  3. Наталья Коновалова Боевики готовятся к реваншу // Новые Известия, 29 июля 2000 г
  4. Масхадов: Голубь мира или ворон раздора? // Подробности.UA - новостной проект телеканала "Интер", 09.03.2005
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Геннадий Трошев Моя война. Чеченский дневник окопного генерала — М.: "Вагриус", 2001
  6. 1 2 Русско-чеченские войны (1994—2000 годы) Джохар Дудаев // Соколов Б.В. «100 великих войн» — М.: «Вече 2000», 2001.
  7. Хронология чеченского конфликта // Русский архипелаг / Новые известия
  8. Павел Евдокимов. В кольце «Джихада»
  9. Страничка Памяти 1994-1996
  10. Указа Президента Российско Федерации от 9 августа 1996 года № 1147 «Об объявлении траура в связи с трагическими последствиями террористической акции против государственных учреждений и жителей города Грозного(фактически утратил силу в связи с истечением срока действия)»

Ссылки[править | править исходный текст]