Опиум народа

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Опиум народа (нем. Opium des Volkes) — образное определение религии, ставшее широко известным благодаря Карлу Марксу, использовавшему его в своей работе «К критике гегелевской философии права (нем.)русск.»[1]. Сравнение религии с опиумом, однако, известно ещё до Маркса. Считается, что первым его использовали маркиз де Сад в своём романе «Жюльетта» (1797) и немецкий поэт Новалис в сборнике афоризмов «Цветочная пыльца» (1798). Подобное сравнение встречается также в произведениях других поэтов, писателей и философов (Чарльз Кингсли, Генрих Гейне, Ленин). При этом следует учитывать, что во времена Маркса опиум в основном использовался в медицине как обезболивающее средство. Т.е. религия уменьшает боль общественного бытия в бесчеловечном обществе.

Маркиз де Сад[править | править вики-текст]

В романе де Сада «Жюльетта» главная героиня использует метафору «опиум» в разговоре с королём Фердинандом, критикуя его политику по отношению к подданным. Здесь, однако, метафора «опиум» относится не к религии, а ко лжи, к которой прибегает правящая верхушка, чтобы отвлечь народ от причин его бедственного положения:

« Хотя Природа благоволит к вашим подданным, они живут в страшной нужде. Но не по своей лени, а по причине вашей политики, которая держит людей в зависимости и преграждает им путь к богатству; таким образом, от их болезней нет лекарств, и политическая система находится не в лучшем положении, чем гражданское правительство, ибо черпает силу в собственной слабости. Вы боитесь, Фердинанд, что люди узнают правду, ту правду, которую я говорю вам в лицо, поэтому вы изгоняете искусства и таланты из своего королевства. Вы страшитесь проницательности гения, поэтому поощряете невежество. Вы кормите народ опиумом, чтобы, одурманенный, он не чувствовал своих бед, виновником которых являетесь вы сами. Вот почему там, где вы царствуете, нет заведений, которые могли бы дать отечеству великих людей; знания не вознаграждаются, а коль скоро в мудрости нет ни чести, ни выгоды, никто не стремится к ней.[2].
»

Новалис[править | править вики-текст]

Известный немецкий поэт Новалис сравнивает религию с опиумом в сборнике афоризмов «Цветочная пыльца», опубликованном в Берлине в 1798 году.

« «Ваша так называемая религия действует как опий: она завлекает и приглушает боли вместо того, чтобы придать силы»[3].
»

Чарлз Кингсли[править | править вики-текст]

В виде афоризма «Религия — опиум народа» эту фразу впервые сказал христианский социалист и англиканский священник Чарльз Кингсли (Kingsley, 1819—1875). Однако в его устах метафора «опиум» означала не способ одурманивания сознания, а успокаивающее средство[4].

« «Мы используем Библию просто как справочник констебля или как дозу опиума, успокаивающего перегруженное вьючное животное – чтобы поддерживать порядок среди бедных»[5].
»

Карл Маркс был лично знаком с Кингсли, обменивался с ним мнениями, вёл полемику. Видимо, у него он заимствовал эту фразу, которую затем использовал в своих сочинениях.

Карл Маркс[править | править вики-текст]

Маркс использовал это выражение во введении к работе «К критике гегелевской философии права», написанной в 1843 году и опубликованной в 1844 году в «Немецко-французском ежегоднике (нем.)русск.».

« Религиозное убожество есть в одно и то же время выражение действительного убожества и протест против этого действительного убожества. Религия — это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа.[1].
»

В. И. Ленин[править | править вики-текст]

Существует предубеждение, что Ленин, используя широко известное в то время выражение Маркса, перефразировал и исказил его. Действительно, вместо выражения «опиум народа» в СССР было распространено выражение «опиум для народа», что по смыслу превращало религию из средства, изобретённого самим народом[источник не указан 27 дней][орисс?], в средство, навязанное ему враждебными силами. Тем не менее, в статье «Социализм и религия» (газета «Новая Жизнь» № 28, 3 декабря 1905 г.) Ленин повторил фразу Маркса буквально:

« Религия есть один из видов духовного гнета, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и одиночеством. Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и т. п. Того, кто всю жизнь работает и нуждается, религия учит смирению и терпению в земной жизни, утешая надеждой на небесную награду. А тех, кто живет чужим трудом, религия учит благотворительности в земной жизни, предлагая им очень дешевое оправдание для всего их эксплуататорского существования и продавая по сходной цене билеты на небесное благополучие. Религия есть опиум народа. Религия — род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь[6]. »

В статье «Об отношении рабочей партии к религии» (газета «Пролетарий» № 45, 13 (26) мая 1909 г.), написанной в 1909 году, содержится прямая цитата из Маркса:

« Религия есть опиум народа, — это изречение Маркса есть краеугольный камень всего миросозерцания марксизма в вопросе о религии. Все современные религии и церкви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда, как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманению рабочего класса[7]. »

Илья Ильф и Евгений Петров[править | править вики-текст]

Маловероятно, что работы Маркса и Ленина, несмотря на их широкую пропаганду в СССР, могли стать источником широкого распространения этого крылатого выражения. Считается, что в современном виде (то есть в варианте «опиум для народа») эта фраза получила распространение благодаря завоевавшему всенародную любовь роману И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев».[8][9] В романе создаётся сатирический образ алчного священнослужителя отца Фёдора, который становится конкурентом главных героев в поисках спрятанного сокровища. Во время одного из конфликтов противоборствующих сторон Остап Бендер, иронизируя над саном отца Фёдора, произносит фразу «Почём опиум для народа?» В сталинском СССР, где проводилась жёсткая политика по преследованию и дискредитации церкви, это сравнение служителя культа с торговцем опиумом нашло живой отклик у населения.

« Удовлетворённый Остап, хлопая шнурками по ковру, медленно пошёл назад. Когда его массивная фигура отдалилась достаточно далеко, отец Фёдор быстро высунул голову за дверь и с долго сдерживаемым негодованием пискнул:

— Сам ты дурак!
— Что? — крикнул Остап, бросаясь обратно, но дверь была уже заперта, и только щёлкнул замок. Остап наклонился к замочной скважине, приставил ко рту ладонь трубой и внятно сказал:
Почём опиум для народа?
За дверью молчали.
— Папаша, вы пошлый человек! — прокричал Остап.[10]

»

Ги Дебор[править | править вики-текст]

Теоретик ситуационизма Ги-Эрнст Дебор в «Обществе спектакля» (1967) проводит параллели с классическим выражением Маркса, говоря об «опиумной войне»:

« Спектакль – это перманентная опиумная война, ведущаяся с целью добиться принятия тождества благ с товарами, а удовлетворения – с порогом выживания, возрастающим согласно собственным законам. Но если потребляемое выживание есть то, что всегда должно возрастать, так это потому, что оно постоянно содержит в себе лишение. Если нет ничего по ту сторону возрастающего по стоимости выживания, никакой точки, где бы оно могла прекратить свой рост, то это именно потому, что оно не является потусторонней по отношению к лишению, потому что оно и есть это, только ставшее еще более дорогим, лишение.[11] »

Неоднозначность термина[править | править вики-текст]

В разные периоды человеческой истории термин «опиум» имел различные значения и смысл. Согласно исследованиям Эндрю Маккиннона[12], в середине XIX века

  • опиум был важным лекарственным препаратом, который использовался как болеутоляющее и успокаивающее средство, а также в других медицинских целях, включая лечение холеры. Опиум свободно продавался в аптеках многих стран, хотя предпринимались попытки запретить или ограничить его свободную продажу.
  • опиум был символом международных колониальных конфликтов (опиумные войны).
  • опиум был источником серьёзных социальных проблем, в частности — «беби-допинга» (англ. baby-doping, допинг для ребёнка), поскольку использовался как успокаивающее средство для младенцев.
  • опиум был источником фантастических видений и использовался как источник вдохновения писателями и поэтами-романтиками.
  • морфин, производное опиума, является сильным наркотиком.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Karl Marx: Einleitung zur Zur Kritik der Hegel’schen Rechtsphilosophie // Deutsch-Französische Jahrbücher (нем.)русск. 1844, S. 71f, zitiert nach MEW, Bd. 1, S. 378-379. Русский перевод: Маркс К. К критике гегелевской философии права, 1844. // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. I. Изд. 2. 1955. — С. 219-368
  2. Donatien Alphonse François de Sade Histoire de Juliette, ou les Prospérités du vice, 5. Kapitel. Русский перевод: Маркиз де Сад. Жюльетта: Роман. Том 2 / Пер. с франц. М., 1992. — 544 с. ISBN 5-8398-0011-2
  3. Novalis. Blüthenstaub. Erstdruck in: Athenäum 1, Berlin 1798, S. 70-106 / sh. Historisch-kritische Ausgabe Bd. 2 (Новалис «Цветочная пыльца», 1798).
  4. Reader in Marxist Philosophy by Howard Selsam, Harry Martel(1987.)
  5. Charles Stubbs Charles Kingsley and the Christian Social Movement. — Kessinger Publishing, 2004. — P. 119. — ISBN 1-4179-7201-7, ISBN 978-1-4179-7201-2..
  6. «Социализм и религия» // Ленин В. И. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 12. — С. 142—147.
  7. «Об отношении рабочей партии к религии» // Ленин В. И. Полн. собр. соч., 5 изд.. т. 17. — С. 415—426.
  8. Остап наклонился к замочной скважине, приставил ко рту ладонь трубой и внятно сказал:
    - Почем опиум для народа?
    За дверью молчали.
    - Папаша, вы пошлый человек! - прокричал Остап.
    И.Ильф, Е.Петров.
    Двенадцать стульев.
    С легкой руки знаменитых юмористов выражение "опиум для народа" знает и стар, и млад. Считается, что авторы бессмертного романа воспользовались определением религии, которое дал Карл Маркс. Понятно, что это определение негативно, так как изображает религию наркотическим дурманом, с которым нужно бороться. Однако при более тщательном анализе трудов основоположника марксизма мы увидим, что классик имел в виду нечто другое. Во введении к своей работе "Критика гегелевской философии права" Маркс писал, что "религия - это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому, как она - дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа". — Верейкин. С, Легойда В. Р. Почём опиум для народа? // Журнал «Фома». — № 3(20). — 2004.
  9. «Опиум для народа» — популярное высказывание о религии, приписываемое Карлу Марксу, но в действительности принадлежащее агитаторам-атеистам. Так, оно произнесено Остапом Бендером в романе «Двенадцать стульев». Основатель же марксизма писал так: «Религия — это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа». В те времена «опиум» был в первую очередь обезболивающим средством, приносящим пациенту пусть временное, но облегчение. Так и религия, по мысли Маркса, призвана преодолеть гнет природы и общества, под которым находится человек, преодолеть его беспомощность в сложившихся условиях. Или хотя бы создать видимость этого преодоления. До Маркса характеристику «опиум» к религии применяли Гейне, Гегель, Кант и Фейербах. Так что этот расхожий штамп был применен классиком совершенно естественно. — Кирильченко О., Соколов А., Худиев С. Л. Семь вещей, которые стоит знать, рассуждая о христианстве и социализме. // Журнал «Фома». — № 5 (73) май 2009
  10. Илья Ильф и Евгений Петров. Двенадцать стульев.
  11. Ги Дебор. Общество спектакля
  12. McKinnon, Andrew M. (2005). «Reading «Opium of the People»: Expression, Protest and the Dialectics of Religion». Critical sociology 31 (1/2): 15—38. DOI:10.1163/1569163053084360.

Ссылки[править | править вики-текст]

  • Abrams, M. H. 1971 [1934]. The Milk of Paradise: The Effect of Opium Visions on the Works of De Quincey, Crabbe, Francis, Thompson, and Coleridge. New York: Octagon
  • Berridge, Victoria and Edward Griffiths. 1980. Opium and the People. London: Allen Lane
  • Marx, Karl. 1844. A Contribution to the Critique of Hegel’s Philosophy of Right, Deutsch-Französische Jahrbücher, February.
  • McKinnon, Andrew. M. «Reading „Opium of the People“: Expression, Protest and the Dialectics of Religion» in Critical Sociology, vol. 31 no. 1/2. ISSN 0896-9205
  • McKinnon, Andrew. M. «Opium as Dialectical Metaphor», Chapter, 2006, Marxism Critical Theory and Religion, pp. 11-29.
  • O’Toole, Roger. 1984. Religion: Classic Sociological Approaches. Toronto: McGraw Hill
  • Rojo, Sergio Vuscovic. 1988. «La religion, opium du people et protestation contre la misère réele: Les positions de Marx et de Lénine» in Social Compass, vol. 35, no. 2/3, pp. 197—230.
  • Michael Löwy (2005) Marxism and Religion: Opiate of the people?.