Орёл (броненосец)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
«Орёл» (1902-1904)
«Ивами»(1905-1924)
Orel1904Kronstadt.jpg
Служба: РоссияNaval Ensign of Russia.svg Россия
ЯпонияNaval Ensign of Japan.svg Япония
Класс и тип судна Броненосец
Изготовитель Верфь на Галерном острове, Санкт-Петербург
Строительство начато 20 мая 1900 года
Спущен на воду 6 июля 1902 года
Введён в эксплуатацию 1 октября 1904 года
Статус Расстрелян японцами как мишень 10 июля 1924 года
Основные характеристики
Водоизмещение 14 440 тонн
Длина 121,2 м
Ширина 23,2 м
Осадка 7,9 м
Бронирование ГБП — 145…194 мм, ВБП — 102…152 мм, 12"АУ — 254мм/229 мм, 6"АУ — 152мм/152 мм, БР-203 мм, ПТП-40 мм, палуба-суммарно до 72-142 мм, крыши 12"АУ и БР-51 мм, суммарно всех перекрытий до 137—129 мм, крыши 6"АУ-38 мм, суммарно всех перекрытий до 163 мм, 3"АУ и часть борта-76 мм, крыши и полы 3"АУ-27 мм. Броня — крупповская. Схема бронирования распространенная.
Двигатели Две вертикальные паровые машины тройного расширения, 20 котлов Беллвиля
Мощность 2 × 7900 л. с.=15 800 л. с.
Скорость хода 17,8 узлов (33 км/ч)
Дальность плавания 3200 морских миль (около 6000 км) на скорости 10 узлов
Экипаж 806 офицеров и матросов
Вооружение
Артиллерия 2 × 2 — 305-мм/40,
6 × 2 — 152-мм/45,
20 × 1 — 75мм/50 ПМК,
20 × 1 — 47-мм/38 ПМК,
2 × 63-мм десантные пушки Барановского, 10 × 7,62-мм пулемётов «Максим»
Минно-торпедное вооружение Четыре 381-мм торпедных аппарата, 20 мин заграждения
Commons-logo.svg Изображения на Викискладе

«Орёл» — российский эскадренный броненосец, один из пяти кораблей типа «Бородино».

История корабля[править | править исходный текст]

Под командованием капитана 1-го ранга Н. В. Юнга принимал участие в Русско-японской войне 1904—1905 годов и Цусимском сражении. Входил в состав Второй Тихоокеанской эскадры.

В сражении получил 76 попаданий (по данным Кэмбэла). Из них 5 — 305-мм снарядами, 2 — 254-мм снарядами, 9 — 203-мм снарядами, 39 — 152-мм снарядами и 21 — более мелкими снарядами. По данным В. П. Костенко попаданий было не менее 140, из них 12 — 305 мм снарядами. После боя утративший значительную часть боеспособности корабль со смертельно раненым командиром присоединился к отряду контр-адмирала Н. И. Небогатова и вместе с другими кораблями этого отряда был сдан в плен.

После сдачи и восстановления был кардинально модернизирован японцами: башни 152-мм калибра заменены на казематы в 203 мм, удалены оба марса, верхние ярусы мостиков, укорочены и уменьшены в диаметре дымовые трубы и др, вступил в строй Императорского флота Японии под названием «Ивами» (англ. Iwami, (яп. 石見, в честь древнеяпонской провинции Ивами, сегодня территории префектуры Симано, неподалёку от Цусимы).

28 августа 1912 года переквалифицирован в броненосцы береговой обороны 1-го класса.

В годы Первой мировой войны принимал участие в битве за город Циндао.

Списан 9 мая 1923 года, в соответствии с Вашингтонским морским соглашением и расстрелян как мишень 10 июля 1924 года самолётом с военного аэродрома Йогасима (около крепости Йокосука)

Броненосец «Орёл»

Бронирование[править | править исходный текст]

  • толщина нижнего броневого пояса (от носа до кормы) — 145-147-165-194-165-147-145 мм. Суммарная в центре 40мм(ПТП)+40мм(скос)+194мм(ГБП)=274 мм.
  • толщина верхнего броневого пояса (от носа до кормы) — 102-125-152-125-102 мм
  • палубы — 72-91-99 мм суммарно в разных частях корабля и до 129—142 мм с районе бортовых срезов. Состояли из нижней броневой палубы толщиной 40 мм на всем протяжении. Она за 2 м от борта образовывала скос и примыкала к нижней кромки главного броневого пояса. Средняя (батарейная) имела толщину 32-51 мм на разных участках от носа до кормы. Кроме того верхняя палуба бортовых срезов имела броню толщиной 51 мм. Крыша среднего каземата ПМК не закрытая броней срезов и кормового каземата ПМК имела толщину брони 27 мм. Броневой ящик носового каземата ПМК имел крышу и пол из брони толщиной 27 мм.
  • артустановки ГК — 254 мм, их барбеты 229-178-102 мм.
  • артустановки СК — 152 мм, их барбеты 127—152 мм.
  • казематов и часть борта — 76 мм.
  • боевой рубки и трубы в ЦП — 203 мм
  • крыши артустановок ГК и боевой рубки — 51 мм. Крыши артустановок СК — 38 мм.
  • крыши и пол (только носового) казематов ПМК — 27 мм.
  • вращающиеся столы артустановок ГК — 76 мм, СК — 38 мм.
  • противоторпедная переборка — 40 мм.
  • основания дымовых труб — 51 мм.

Вооружение[править | править исходный текст]

Носовая башня ГК броненосца «Орел», 1905 г.
  • Главным калибром броненосца были две спаренные башенные артустановки с 4 пушками калибра 305 мм. Одна установка располагалась на носу, вторая на корме. 305 мм пушки имели составной ствол с кольцевым скреплением длиной 40 калибров (12200мм) и поршневой затвор с ручным приводом. Дульная энергия 106,1МДж. Артустановки имели мощное противоснарядное бронирование, электроприводы горизонтального и вертикального наведения в секторе 270° по горизонтали и от −5° до +15° по вертикали. Электроприводы горизонтального наведения обеспечивали скорость наведения 181-тонной вращающейся части АУ со скоростью 3 град/сек. Электроприводы вертикального наведения качали орудия массой 43,1т со скоростью 2,5 град/сек. Артустановки имели механизм заряжания который состоял из двух пробойников, основного и резервного и системы подачи боеприпасов. Открывание и закрывание затворов производилось при нулевом угле возвышения, а заряжание при фиксированном угле возвышения +5°. Много времени требовалось для открытия и закрытия затворов. В итоге максимальная скорострельность установок составляла 1залп/90сек. Для стрельбы использовались относительно легкие бронебойные, фугасные, картечные и сегментные снаряды обр. 1881 г. массой 331,7 кг. Суммарный боекомплект корабля — 248 снарядов. Пушки сообщали им начальную скорость 792 м/с и дальность 14,8 км (80 кабельтовых). Артустановки имели три поста управления и два оптических прицела (по одному на орудие). Бронебойные снаряды имели хорошую баллистику, большую дальность прямого выстрела и высокую бронепробиваемость на малых дистанциях по горизонтали, но при этом уступали более тяжелым снарядам аналогичного калибра западных стран в бронепробиваемости на больших дистанциях и плохо пробивали палубную броню.
  • В качестве вспомогательного калибра броненосец имел шесть спаренных башенных артустановок с 12 пушками калибра 152 мм. Они располагались побортно по три. 152-мм пушки системы Канэ, по аналогии с главным калибром имели составной ствол с кольцевым скреплением длиной 45 калибров (6840мм) и поршневой затвор. Дульная энергия 13,3МДж. Артустановки имели противоснарядное бронирование и электроприводы горизонтального и вертикального наведения. Скорость горизонтального наведения составляла 5 град/сек, а скорость вертикального 3,25 град/сек. При этом для 1,2,5,6-й артустановок обеспечивался угол горизонтального наведения 135°, а для 3,4-й — 180°. Угол вертикального наведения был в пределах от −5°, до +20° для всех 152 мм артустановок. Артустановки имели только механизм подачи боеприпасов, а заряжание производилось вручную заряжающими. Максимальная скорострельность 4-5 залпов/60сек. Для стрельбы использовались 152 мм снаряды патронного типа обр.1892г массой 41,5 кг тех же типов, что и 305 мм. Суммарный боекомплект — 1564 снаряда. Отсутствие системы продувки ствола после выстрела сильно затрудняло работу расчета установки при длительной интенсивной стрельбе. Пушки обеспечивали 41,5-кг снарядам начальную скорость 792м/с и максимальную дальность 11,3км (61 кабельтов). Оптические прицелы и посты управления аналогичны АУ ГК.
  • Для защиты от эсминцев броненосец имел 20 75 мм орудий Канэ, по 10 на борт, расположенных: 4 в носовой казематной батарее, 12 в центральной казематной батарее и 4 в кормовой казематной батарее. 75 мм пушки имели ствол длиной 50 калибров (3750мм), ручные приводы наведения и механизированную подачу боекомплекта. Снаряды массой 4,92 кг имели максимальную дальность 6,5км (35кабельтовых). Скорострельность 6-8выст/мин. Оптические прицелы аналогичны АУ ГК и СК.
  • Для защиты от малоразмерных, быстроходных целей, а также мин броненосец имел 20 палубных 47 мм пушек Канэ и 10 7,62 мм пулеметов Максим. Прицельная дальность стрельбы из пушек 3-4 км, скорострельность 10выст/мин. Боекомплект располагался рядом в специальных беседках. Прицельная дальность стрельбы из пулеметов 1,5-2 км. Скорострельность 600выст/мин.
  • Для добивания поврежденного корабля противника или уничтожения судна врага не представляющего угрозу в артиллерийском отношении, броненосец имел 4 торпедных аппарата калибра 381 мм. Боекомплект 8 торпед Уайхеда. 381-мм торпеда имела массу 450 кг, БЧ 66 кг и дальность пуска 0,9 км при 25уз или 0,6 км при 28уз. Кроме того корабль имел 20 мин заграждения.

В итоге на дистанции 30 кабельтовых (предполагаемой дистанции боя линейных кораблей в начале 20-го века) броненосец «Орел» за 5 минут мог выпустить в противника 12-305 мм, 150—152 мм и 400-75 мм снарядов.

Система управления огнем[править | править исходный текст]

СУАО mod.1899. Комплект приборов был впервые представлен на выставке в Париже в 1899 году и устанавливался на многие линейные корабли РИФ. Являлась прообразом современных систем центральной наводки. Основой системы являлись два визирных поста (ВП) — по одному на борт. Панкратические, оптические, монокулярные приборы данных постов — визиры центральной наводки (ВЦН) имели переменную кратность увеличения — 3х-4х. Поиск цели и наведение на неё оружия производил оператор ВП. При наведении на цель ВЦН, по шкале определялся угол места цели относительно диаметральной плоскости корабля, а связанная с ним следящая система автоматически выставляла данный угол стрелкой в принимающих приборах основных 8-ми башенных АУ и батарей 75 мм орудий корабля. После этого наводчики-операторы (комендоры) осуществляли горизонтальную наводку своих установок до совмещения угла поворота АУ с углом места цели (т. н. принцип «совмещения стрелок») и цель попадала в поле зрения орудийных оптических прицелов. Оптические, панкратичесские, монокулярные прицелы системы Перепелкина имели переменную кратность увеличения — 3х-4х и изменяющийся в соответствии с ним угол поля зрения 6 — 8 градусов. Для подсвета цели в темное время суток использовались шесть боевых прожекторов с диаметром зеркала 750 мм. Следующим этапом было определение расстояния до цели. Для этого в боевой рубке имелись две дальномерные станции — по одной на борт. В них были установлены горизонтально-базовые дальномеры «Barr and Studd» с базой 1200 мм. Дальномерщик производил измерение расстояния и с помощью дальномерного ключа данные автоматически вводились в принимающие приборы боевой рубки, центрального поста, 8 основных башенных АУ и батарей 75 мм орудий. Для контроля правильности передачи данных имелась система обратной связи с контрольным дальномерным циферблатом, показания которого сравнивались с введенными в принимающие приборы. Визирные посты и дальномерные станции располагались внутри боевой рубки с правой и левой стороны (по паре на каждый борт) из за чего боевая рубка «Орла» имела овальную форму в поперечном направлении от диаметральной плоскости корабля. Комплект приборов и магнитный компас в боевой рубке показывали старшему артиллерийскому офицеру собственный курс и скорость, направление и силу ветра. Курс и скорость цели он определял приблизительно «на глаз». Имея данные о собственной скорости и курсе, направлении и силы ветра, девиации, типе цели, угле места цели и расстояния до неё, прикинув примерную скорость и курс цели — старший артиллерийский офицер, используя таблицы стрельбы, вручную (на бумаге) производил необходимые вычисления и рассчитывал необходимые поправки упреждений по ВН и ГН. Так же выбирал тип АУ и род снарядов необходимых для поражения данной цели. После этого старший артиллерийский офицер передавал данные для наведения в АУ, из которых предполагал поразить цель. Для этой цели в боевой рубке и центральном посту имелось комплект задающих приборов-указателей, которые через 47 кабельных жил передавали данные в принимающие приборы в АУ и 75 мм батареях. Вся система работала на напряжении Uр=23В через трансформатор 105/23В. По ним в случае централизованного управления огнем передавались данные о углах вертикального и горизонтального наведения, роде используемых снарядов. После получения необходимых данных наводчики-операторы выбранных АУ устанавливали орудия на заданные углы (корректировали первоначальную установку по ВЦН) и производили их заряжание выбранным типом боеприпаса. После выполнения данной операции, находившийся в боевой рубке старший артиллерийский офицер в момент, когда кренометр показывал «0», выставлял рукоятку прибора-указателя стрельбы в сектор соответствующий выбранному режиму огня «Дробь», «Атака» или «Короткая тревога» в соответствии с которым АУ открывали огонь. Данный режим централизованного управления огнем являлся наиболее эффективным. В случае выхода из строя старшего артиллерийского офицера или невозможностью по любой другой причине производить централизованное управление огнем, все 305 мм, 152мм АУ и батарея 75 мм орудий переходили на групповой (плутонговый) или одиночный огонь. В этом случае по приборам передавались данные о своем курсе, своей скорости, направлении и силе ветра, угле места цели, расстоянии до неё, но все расчеты производились командиром АУ или батареи. Этот режим огня был менее эффективен. В случае полного поражения приборов управления огнем, личного состава боевой рубки и цепей передачи данных все АУ переходили на самостоятельный огонь. В этом случае выбор цели и наведение на неё производилось расчетом конкретной АУ с использованием только орудийного оптического прицела, что резко ограничивало его эффективность и дальность. Наведение торпедных аппаратов производилось с помощью кольцевых прицелов с такой же следящей системой как у ВП для бортовых 381мм ТА или поворотом всего корпуса судна для нового и кормового 381мм ТА. Данная система управления огнем обеспечивала высокую эффективность применения корабельной артиллерии и торпед по различным целям и позволяла одновременно «вести» две цели — по одной с каждого борта. Однако необходимо отметить, что офицерский состав и комендоры русских эскадренных броненосцев 2-й Тихоокеанской эскадры плохо освоили данную систему и использовали её возможности далеко не полной мере. Для внешней связи корабль имел радиостанцию «Сляби-Арко». Она располагалась в радиорубке на первом ярусе носовой надстройки и обеспечивала связь на расстоянии 180—200 км.

Оценка проекта[править | править исходный текст]

К вопросу выбора оптимального типа линейного корабля для русского флота морской технический комитет России МТК подошёл очень серьёзно. Было предложено, а также реально воплощено множество проектов боевых кораблей этого класса. Они основывались как на собственных исследованиях, так и на основе американской, английской и французской кораблестроительных школ. Все существовавшие в то время эскадренные броненосцы за редким исключением обладали одними и теми же недостатками: малая высота борта, что делало их мореходность недостаточной. Расположение большей части артиллерии в устаревших казематных установках низко над водой, что резко ограничивало углы обстрела последней, затрудняло использование артиллерии в свежую погоду и делало очень небольшим предел её видимости по горизонту. Несовершенная схема защиты, особенно в плане пассивной противоминной и противоторпедной защиты что делало броненосцы очень уязвимыми от этого вида оружия. Очень слабо развитые надстройки которые не обеспечивали необходимое условия для размещения постов СУО и наблюдения, ограничивали дальность виденья корабля по горизонту и затрудняли управление им в сложных навигационных условиях. В ходе долгих поисков оптимальный проект был в конце концов найден и воплощен в виде эскадренного броненосца «Цесаревич». Новый корабль выгодно отличался от современных ему иностранных и отечественных образцов и имел все признаки линейного корабля второй мировой войны. В эскадренном броненосце «Цесаревич» было воплощено:

  • Высокий борт оптимальной формы что делало мореходность корабля практически абсолютной и снижало его заметность.
  • Развитые многоярусные башенноподобные надстройки которые обеспечивали оптимальное расположение постов СУО и наблюдения на предельно-возможной высоте, что резко увеличивало дальность обнаружения цели и эффективную дистанцию стрельбы по ней из новых дальнобойных орудий.
  • Расположение всей основной артиллерии корабля в спаренных башенных артустановках на большой высоте и обеспечение им предельно-возможных углов обстрела. Все это обеспечило высокий уровень живучести и защищенности артиллерийских орудий и их расчетов, позволило им «видеть» цель на большом расстоянии, использовать практически в любом секторе не менее 6-10 орудий и вести эффективный огонь из них в любую погоду.
  • Усовершенствованная распространенная схема бронирования которая включала в себя прикрытие всех жизненно-важных частей корабля мощным бронирование из Крупповской брони, введение локальной защиты, значительным усилением противоторпедной и противоминной живучести за счет внедерния 40 мм противоторпедной переборки. Значительное усиление горизонтальной защиты, что позволило уверенно вести бой на больших дистанциях на которых снаряды падают уже сверху.
  • Высокий уровень механизации корабля что позволило длительное время вести интенсивый бой с противником без потери темпа огня или ухудшения других боевых качеств вследствие физического утомления членов экипажа.

На основе этого удачного проекта и был создан усовершенствованный проект эскадренных броненосцев типа «Бородино» включавший в себя серию из пяти кораблей в числе которых был и «Орел». От «Цесаревича» он отличался несколько большими размерами, усовершенствованными узлами корпуса, перераспределением толщин броневых плит и увеличением площади бронирования. Проект, как и базовый «Цесаревич» оказался исключительно удачным и по праву считается одним из шедевров мирового кораблестроения того времени. В то же время имелись и недостатки: небольшая строительная перегрузка, отдельные изъяны в конструкции боевой рубки и башен корабельных артустановок. Несмотря на это, все корабли этих проектов отлично проявили себя в сражениях. Насколько это было возможно при тогдашней системе командования, управления и подбора флотских кадров уже начинающего загнивать царского режима. Их живучесть оказалась феноменальной, а огонь довольно эффективным даже при слабой подготовке экипажей. Чтобы отправить на дно «Князь Суворов» потребовалось просто невероятное количество попаданий (по некоторым данным около 300!) и три или четыре 457 мм торпеды с японских эсминцев. Два корабля серии: «Бородино» и «Александр III» потеряли устойчивость из-за того, что были критически перегружены углем, запасами и водой, которая использовалась для тушения пожара. Недостатки конструкции тут были не при чём — перед боем все корабли серии были буквально забиты углем, запасами и имели полное водоизмещение 15275 тонн. Если бы под подобным огнём оказались японские или английские броненосцы, то они пошли бы на дно гораздо раньше и не требовали бы такого огромного количества попаданий, какое выдержали корабли серии «Бородино». Их в большей степени цитадельная схема бронирования требовала ещё большей метацентрической высоты для сохранения остойчивости при боевых повреждениях (поддержание судна на плаву при разбитых оконечностях). Наглядно также сравнить количество попаданий, которые потребовались для уничтожения или вывода из строя кораблей серии «Бородино» с тем количеством попаданий, от которого погибли или вышли из строя наши линейные корабли предыдущих проектов — «Ослябя», «Сисой Великий», «Наварин» (последний имел типично английскую конструкцию). Все они в сумме получили меньше снарядов, чем один «Орёл», оставшийся в строю (по данным отечественных экспертов «Ослябя» — около 40 попаданий, «Сисой Великий» — 11, «Наварин» — 5). Совершенство конструкции позволило пятому линкору серии «Славе» в 1917-м году довольно успешно вести бой против мощных германских дредноутов, выдержав немыслимое для броненосца количество попаданий тяжёлыми 305 мм «чемоданами» в подводную и надводную часть корпуса. Вообще причины поражения русского флота в войне с Японией 1904-05 годов лежат в несколько иной плоскости и к ТТХ Российских боевых кораблей имеют весьма косвенное отношение. Любителям связывать это с якобы неверно выбранным и неудачным проектом линейного корабля для Русского флота стоит более тщательным образом изучить историю той войны. В действующем Российском Императорском флоте был корабль построенный и по американскому проекту — «Ретвизан», и по британскому проекту — «Наварин» и «Сисой Великий», по собственному и весьма удачному типа «Полтава». Были и корабли напоминающие линейные крейсера или океанские рейдеры типа «Пересвет» Но ни один из них не продемонстрировал никаких сверхвыдающихся успехов так как все были поставлены в одни и те же гибельные условия. Дольше всех из них удалось продержаться именно «Орлу».

Недостатки[править | править исходный текст]

Недостатки «Орла» были в принципе характерны для всех отечественных линейных кораблей того периода. Некоторые из них были позже исправлены на пятом линкоре серии — «Славе». К недостаткам «Орла» относилось следующее:

  • Из за стремления конструкторов расположить дальномерные и визирные посты СУО под защитой брони боевой рубки и при этом обеспечить им нормальную обзорность, боевая рубка была выполнена с визирными щелями шириной в 380 мм. Для уменьшения их уязвимости крышу боевой рубки сделали грибообразной и выступающей за её стены. Этим самым практически исключалось проникновение в боевую рубку снарядов. В морском бою, который ведется обычно на приличных дистанциях снаряды попадают в корабль уже под некоторым углом сверху вниз. Таким образом снаряд летящий в визирную щель отражался «бровями» крыши. Тот что летел чуть ниже уже попадал в стену БР. Для того что бы предотвратить попадание в визирные щели осколков по стенам боевой рубки были приварены противоосколочные козырьки, которые препятствовали попаданию осколков в крышу БР и их переотражение от неё внутрь БР. Однако эта мера оказалась недостаточной в результате чего командный состав корабля сильно пострадал в Цусимском бою от осколков вражеских снарядов, находясь при этом внутри боевой рубки.
  • Для защиты погона башен артустановок главного и среднего калибра они оснащались специальными мамеринцами. В случае попадания в мамеринец снаряда или крупного осколка он деформировался и артустановка теряла возможность вращаться (заклинивала).
  • Недостаточно прочной оказалась конструкция подъемных дуг механизмов вертикального наведения в артустановках среднего калибра. В результате они часто ломались при стрельбе с большими углами возвышения.
  • Вентиляция боевого отделения артустановок среднего калибра оказалась недостаточной в результате чего при длительной многочасовой стрельбе с максимально-возможной скорострельностью (что имело место в Цусимском бою) загазованность боевого отделения превышала все допустимые нормы что негативно сказывалось на боевых расчетах.
  • Корабль имел некоторую строительную перегрузку что несколько ухудшило его остойчивость. В принципе это было характерно практически для любого боевого корабля, любой страны того времени так как уровень инженерных расчетов того периода просто не позволял сосчитать все нагрузки абсолютно точно. В случае с «Орлом» (и другими кораблями этого типа) эту проблему многократно усугубили, перегрузив их углем, водой и различными запасами сверх всякой меры, что в конечном итоге и стало одной из причин преждевременной гибели некоторых из них в Цусимском бою.
  • При высоком уровне механизации корабля затворы артустановок главного калибра открывались и закрывались вручную и только при нулевом угле возвышения. Такое решение было принято исходя исключительно из условий обеспечения безопасной эксплуатации артустановок. Никаких принципиальных сложностей для снабжения затворов электроприводом не было, однако доверить им столь ответственную операцию в то время ещё не решились. Неполное закрытие затвора грозило гибелью всего расчета артустановки и выходу её из строя. Следствием такого технического решения стала максимальная скорострельность 1 залп в 90 секунд, что было несколько меньше чем у новейших артустановок аналогичного калибра других стран. В то же время серьёзным недостатком это считать нельзя так как время расчета, пристрелки и точного прицеливания было примерно такое же.

Офицерский состав на момент Цусимского сражения[править | править исходный текст]

Броненосец «Орел» после «Цусимского боя»
  • Командир Капитан 1 ранга Н. В. Юнг (c 26.04.1904) — смертельно ранен.
  • Старший офицер Капитан 2 ранга К. Л. Шведе (с 1901)
  • Ревизор Лейтенант С. Н. Бурнашев (с .01.1904)
  • Старший минный офицер Лейтенант И. В. Никанов 1-й (с 1902)
  • Младший минный офицер Лейтенант В. Л. Модзалевский (с 31.07.1904)
  • Старший артиллерийский офицер Лейтенант Ф. П. Шамшев (с .01.1904)
  • Младший артиллерийский офицер, командир правой носовой 6" башни Лейтенант А. В. Гирс 3-й (с 31.07.1904) — тяжело ранен во время боя, скончался в японском госпитале.
  • Младший артиллерийский офицер, командир левой кормовой 6" башни Лейтенант Г. М. Рюмин (с 31.07.1904)
  • Старший штурманский офицер Лейтенант В. А. Саткевич (с 11.06.1904)
  • Младший штурманский офицер Мичман, с 17.04.1905 г. лейтенант Л. В. Ларионов (с 27.04.1904)
  • Вахтенный начальник, командир левой носовой 6" башни Лейтенант К. П. Славинский (с 24.05.1904)
  • Вахтенный начальник, командир носовой 12" башни Мичман, с 17.04.1905 г. лейтенант С. Я. Павлинов 4-й (с 18.06.1904)
  • Вахтенный начальник Мичман И. И. Бибиков (с 17.07.1904 списан в Носси-Бе)
  • Вахтенный начальник, командир правой кормовой 6" башни Мичман А. Д. Бубнов 4-й (с 16.06.1904)
  • Вахтенный начальник, командир носовой противоминной батареи Мичман А. П. Шупинский (26.04.1904) — убит.
  • Вахтенный офицер, командир кормовой 12" башни Мичман О. А. Щербачев 4-й (с 17.06.1904)
  • Вахтенный офицер, командир трюмного дивизиона Мичман Д. Р. Карпов 2-й
  • Вахтенный офицер, командир левой средней противоминной батареи Мичман князь Я. К. Туманов (с 17.05.1904)
  • Вахтенный офицер, командир правой средней противоминной батареи Мичман Н. А. Сакеллари (с 15.06.1904)
  • Вахтенный офицер, командир кормовой противоминной батареи Прапорщик по морской части Г. А. Андреев-Калмыков (c 15.08.1904) — убит.
  • Вахтенный офицер Прапорщик по морской части С. В. Титов (с 19.06.1904) — списан до Цусимского боя.
  • Старший судовой механик Подполковник К. И. М. И. И. Парфенов (с 11.09.1904)
  • Помощник старшего судового механика Штабс-капитан К. И. М. К. А. Скляревский (с 30.08.1904)
  • Трюмный механик Поручик К. И. М. Н. М. Румс (с 19.06.1904)
  • Младший судовой механик Поручик К. И. М. Н. Г. Русанов (с 02.07.1904)
  • Младший судовой механик Поручик К. И. М. П. А. Можжухин (с 18.08.1904)
  • Младший судовой механик Поручик К. И. М. Г. Я. Леончуков (с 08.07.1904)
  • Младший судовой механик Прапорщик по механической части В. И. Антипин
  • Младший судовой механик Прапорщик по механической части Н. Г. Иванов (с .06.1904)
  • Судовой корабельный инженер Младший помощник судостроителя В. П. Костенко (с 06.05.1904)
  • Старший судовой врач Надворный советник Г. А. Макаров (с 09.06.1904)
  • Младший судовой врач Коллежский асессор Н. М. Марков (с 23.06.1904)
  • Младший судовой врач Лекарь А. П. Авроров (с 10.05.1905)
  • Судовой священник Иеромонах отец Паисий
  • Подшкипер И. И. Ерёмин — убит.

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]