Осада Рима (537—538)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Осада Рима (537—538)
Основной конфликт: Византийско-готские войны
Walls of Rome 6th century.png
Римские стены Аврелиана по состоянию на VI век. Отмечены положения лагерей готов
Дата

март 537 года — март 538 года

Место

Рим

Итог

победа византийцев

Противники
Византийская империя Остготы
Командующие
Велизарий Витигис
Силы сторон
5000 человек;
неизвестное число ополченцев
(значительно позже — 5600 человек подкреплений)
150 000 человек
Потери
неизвестно огромные
(Только во время первого штурма Рима погибло 30 тысяч человек[1].
Также Прокопий оценивает потери готов только в четырех битвах с небольшими летучими отрядами византийцев в 5 тысяч воинов убитыми.)
 
Войны Юстиниана I
Ирано-византийская война 526—532 годов
Дара - Нисибис - Каллиникум
Вандальская война
Децим - Трикамар
Византийско-готские войны
Рим (1) - Фавентия - Рим (2) - Рим (3) - Сена Галльская - Тагины - Везувий - Вольтурн
Маврусийские войны
Ирано-византийская война 542—562 годов

Первая осада Рима в ходе Готской войны длилась год и девять дней[2], с начала марта 537 года[3] по март 538 года, в течение которых осаждённые византийцы под командованием генерала Велизария сдерживали осаду остготской армии короля Витигиса. Эта осада была первым крупным столкновением сторон в длительной войне, сыгравшим решающую роль в дальнейшем развитии событий.

Основным источником, сохранившим сведения об этой осаде, является «Война с готами» Прокопия Кесарийского, в качестве секретаря Велизария являвшегося непосредственным участником событий. Тот факт, что длившейся чуть более года осаде уделено значительно больше внимания (23 главы), чем любому другому эпизоду Вандальской, Готской или Персидской войн, также описанных этим автором, свидетельствует об идеологической важности этого события и позволяет допустить возможность литературных приукрашиваний[4]. Английская исследовательница А. Кэмерон[en] отмечает, что в первых двух книгах «Войны с готами» Прокопий демонстрирует любовь к чудесам и диковинкам, обогащая рассказ элементами анекдота[5]. Говоря об осведомлённости автора в вопросе истории готов, У. Гоффарт[en] констатирует, что «нет научного пути, чтобы извлечь крупицы фактов из, в сущности, сомнительной, но уникальной информации»[6].

Предыстория[править | править исходный текст]

В конце V века полуостров перешёл под контроль остготов[7], которые хотя и признавали сюзеренитет империи, образовали фактически независимое королевство[8]. Охлаждение отношений между государством остготов и Восточной Римской империей началось ещё в последние годы правления короля Теодориха Великого (470—526). Его расправа с вождями аристократической оппозиции в Риме, казнь Боэция и папы Симмаха, были крайне неприятны византийскому правительству. После смерти Теодориха фактическим правителем государства стала его дочь Амаласунта, правившая от имени своего малолетнего сына Аталариха[9]. Новая правительница начала активно проводить провизантийскую политику — был издан эдикт, уравнивающий в правах остготов и римлян, расширялись права и привилегии сенаторов[en], папа приобрёл права суда первой инстанции над католиками, остготам был запрещён захват земель римлян[10]. Сближению с империей способствовала сложная для государства остготов международная обстановка. После уничтожения лидеров готской оппозиции Амаласунта оказала поддержку императору Юстиниану в его кампании по завоеванию королевства вандалов[11]. Такая предательская по отношению к вандалам политика вызвала новое возмущение остготской военной знати. Чувствуя шаткость своего положения, Амаласунта начала вести с Юстинианом переговоры о передаче Византии власти в Италии[12].

Ослиные ворота, через которые византийская армия вошла в Рим

После смерти 2 октября 534 года Аталариха, Амаласунта сделала своим соправителем последнего мужского представителя дома Амалов Теодахада. Борьба за власть с ним закончилась для Амаласунты ссылкой в октябре 534 года и смертью 30 апреля следующего года. Согласно версии, излагаемой большинством авторов VI века (Прокопий Кесарийский, Иордан, Марцеллин), именно это событие стало причиной войны. С другой стороны, вся внешняя политика правительства Юстиниана была связана с восстановлением Римской империи, и с этой точки зрения захват этой провинции был чрезвычайно важен[13].

В 535 году Мунд вторгся в Далмацию, а Велизарий с армией в 7500 человек без труда занял Сицилию[14]. Оттуда в июне следующего года он переправился в Италию около Региума. После двадцатидневной осады в начале ноября ромеи разграбили Неаполь[15]. После падения Неаполя готы, возмущённые бездействием своего короля, Теодахада, собрали совет и избрали королём Витигиса[16]. Теодахад, бежавший из Рима в Равенну, был убит по дороге одним из военачальников Витигиса[17]. В это же время Витигис собрал совет в Риме, на котором он решил не искать непосредственного столкновения с Велизарием, а подождать, пока соберутся основные силы, расположенные на севере. Затем Витигис отправился в Равенну, оставив для охраны города сильный гарнизон из 4000 человек под командованием Левдериса[18].

Несмотря на это жители Рима решительно поддержали Велизария, и, в свете жестокого разграбления Неаполя, не желали подвергаться риску осады, в связи с чем по поручению папы Сильверия и знатных горожан к Велизарию была послана делегация. Поняв, что с враждебным населением они не смогут удержать позиции, остготский гарнизон через Порта-дель-Пополо покинул город 9 декабря 536 года[19][20] и направился на север, в Равенну. В тот же день во главе отряда из 5000 солдат через Ослиные ворота в город вошёл Велизарий[21]. Таким образом Рим снова стал римским после шестидесяти лет варварского владычества.

Осада[править | править исходный текст]

Начальная фаза[править | править исходный текст]

Велизарий со своими небольшими силами не мог продолжать движение в сторону Равенны, поскольку остготы были существенно многочисленнее. Вместо этого он разместился в Риме, готовясь к неизбежному контрудару. Из своей штаб-квартиры на холме Пинчо в северной части города он руководил реконструкцией городских стен. С внешней стороны был вырыт ров, форт мавзолея Адриана укреплён, через Тибр была протянута цепь, определено количество ополченцев и складов. Население города, понявшее, что осаду, которую они пытались избежать, не предотвратить, начало проявлять признаки недовольства.

Остготская армия по дороге на Рим захватила проход через реку Аньо у Соляного моста, после того как защищавшие его римляне покинули свои укрепления и бежали. На следующий день римляне едва спаслись от катастрофы, когда Велизарий, не знавший о бегстве своих войск, выдвинулся в сторону моста с отрядом буккелариев. Обнаружив, что готы уже завладели укреплённым мостом, Велизарий и его эскорт были вынуждены вступить в ожесточённый бой и понесли тяжёлые потери, прежде чем смогли отступить[22].

Рим был слишком велик, чтобы готы могли его окружить. Поэтому они разбили семь лагерей, следы которых были заметны ещё в XIX веке[23], взяли под контроль главные ворота и дороги, ведущие к городу, с целью перекрыть пути его снабжения[комм. 1]. Шесть из них были к востоку от реки и один с запада, на так называемом Кампусе Нерона (лат. Campus Neronis), у Ватикана. Такое размещение оставило южную границу города свободной[25]. Затем готы попытались разрушить акведуки, снабжающие город водой, необходимой не только для питья, но и для функционирования водяных мельниц. Хотя Велизарий смог решить последнюю проблему, построив плавучие мельницы по течению Тибра, трудности для горожан возрастали с каждым днём. Чувствуя их недовольство, Витигис пытался склонить город к сдаче, обещая римской армии возможность свободного выхода, но предложение было отклонено[26].

Велизарий ответил им следующими словами: «Момент обсуждения наших дел будет зависеть не от вас. Люди привыкли воевать, менее всего пользуясь советами врагов. Существует неизменный закон, чтобы каждый устраивал свои домашние дела так, как ему кажется лучше. Я вам предсказываю, что наступит время, когда вы захотите спрятать свои головы под кустами терна и не найдете нигде места. Что же касается Рима, то, взяв его, мы ничем чужим не владеем: но вы, в прежнее время вступившие в него, овладели тем, что вам совсем не принадлежало, и теперь против воли отдадите его прежним властителям. И всякий из вас, мечтающий, что он вступит в Рим без боя, ошибается в своих ожиданиях: пока жив Велизарий, чтобы он вам его уступил, это невозможно».
Ответ Велизария готским послам
Прокопий, Война с готами I.20

Первый штурм города[править | править исходный текст]

Мавзолей Адриана был местом жестокой битвы между римлянами и готами

Вскоре после отказа на свои предложения, Витигис начал интенсивную осаду города. Его инженеры построили четыре гигантские осадные башни, которые повезли быками в сторону северных стен, к Порта Салария. Для описания того, что произошло вслед за этим, лучше привести слова Прокопия:

Готы в восемнадцатый день осады при восходе солнца под начальством Витигиса двинулись к укреплениям для штурма. Необычный вид двигающихся башен и таранов поразил всех римлян, Велизарий же, видя войско неприятелей двигающимся со всеми этими машинами, смеялся и приказывал воинам держаться спокойно и ни в коем случае не вступать в сражение, пока он сам не даст знака. […] Когда готы были уже около рва, то Велизарий, сам первый натянув лук, поразил одного из готов, одетого в панцирь и командовавшего отрядом, попав ему в шею. Получив смертельную рану, он упал навзничь, а римский народ поднял ужасный и неслыханный крик, полагая что ему послано самое счастливое предзнаменование. Вторично Велизарий пустил стрелу, и вновь случилось то же самое; на стенах поднялся ещё более сильный крик, и римляне считали, что враги уже побеждены. Тогда Велизарий дал приказ по всему войску пустить в ход все метательные орудия, тем же, которые были около него, он велел стрелять только в быков. Все быки были тотчас же перебиты, и враги уже не могли дальше двигать башни и задержанные в разгаре наступления не в состоянии были придумать чего-либо другого.
Прокопий, Война с готами I.22

Затем Витигис, оставив крупные силы с целью отвлечь защитников города, атаковал стены на юго-востоке, в районе Порта-Маджоре, известном как Виварий (лат. Vivarium), где укрепления были ниже. Одновременно с этим была проведена атака на западной стороне, у мавзолея Адриана и ворот святого Петра. Здесь бои были особенно ожесточёнными. В конечном счёте, после битвы готы отступили[27], но положение у Вивария было тяжёлым. Его защитники под командованием Бесса и Перания[en], находясь под сильным давлением противника, послали к Велизарию за помощью, и последний пришёл с небольшим отрядом своих буккелариев. Как только готы пробили стену, он приказал некоторым из своих солдат атаковать, пока противник не перестроился для наступления, а с большей частью своего отряда совершил вылазку за ворота. Неожиданно для готов, его люди отбросили их назад и сожгли осадные машины. В это же время у Саларийских ворот римляне предприняли вылазку, также увенчавшуюся успехом, и разрушили осадную технику. Таким образом, первая попытка готов захватить город провалилась и их войска возвратились в свои лагеря[28].

Успехи римлян[править | править исходный текст]

Осаждённые горожане верили, что у «лопнувшей стены» город защищал апостол Пётр[28]. Гравюра Л. Риччарделли, 1832 год

Несмотря на эти успехи, Велизарий понимал, что ситуация остаётся опасной. Поэтому он написал письмо Юстиниану с просьбой о помощи. Получив его, император поспешно набрал войско и отправил его во главе с трибунами Мартином и Валерианом, которые, однако, задержались в Греции из-за наступления зимы. В своём письме Велизарий также предупредил о лояльности горожан: «Римляне сейчас относятся к нам дружественно, но если их бедственное положение, как это и естественно, будет продолжаться, они не задумаются выбрать то, что для них лучше. […] Так и римлян голод заставит сделать многое, чего бы они не хотели»[29]. Из опасения измены, Велизарием были приняты крайние меры предосторожности: из-за подозрений в переговорах с готами папа Сильверий был смещён и заменён Вигилием, некоторые сенаторы по той же причине были изгнаны, ключи и замки на воротах менялись дважды в месяц, а стражам, охранявшим стены, он каждую ночь давал нового начальника. Под предлогом недостатка продовольствия из города была выслана большая часть рабов в Кампанию или на Сицилию[30][31].

Тем временем Витигис, разозлённый неудачами, послал в Равенну приказ убить находящихся там в заложниках сенаторов. Также он приказал установить полную блокаду города, отрезав его от моря. Готы захватили Портус[en] в Остии, оставленный римлянами без охраны. В результате Велизарий сохранил контроль только над Остией, позволявшей сохранять связь с морем по южному рукаву дельты Тибра. Это привело к тому, что ситуация со снабжением ухудшилась, так как припасы надо было теперь выгружать в Антиуме и затем с трудом доставлять в Рим[32]. К счастью для осаждённых, через двадцать дней после захвата порта прибыло обещанное подкрепление, 1600 всадников из гуннов, славян и антов. Теперь, когда Велизарий имел в своём распоряжении подвижные, дисциплинированные и хорошо тренированные силы, он усилил вылазки против готов. Опытные конные лучники, они осыпали врага градом стрел, а затем отступали под защиту стен, с которых преследователей так же подвергали обстрелу, нанося готам серьёзные потери с минимальными уроном у римлян[33].

Готы побеждают в открытой битве[править | править исходный текст]

Все эти успехи сильно воодушевили армию и народ, который теперь требовал от Велизария вступить с готами в открытый бой. Велизарий отказывался, так как разница в численности войск всё ещё была значительной, однако подвергаясь постоянным упрёкам, он был вынужден изменить тактику и начал готовиться к битве. Главные силы под своим командованием должны были выйти через Пинцианские и Саларианские ворота на севере, тогда как небольшой кавалерийский отряд Валентина, которому также были приданы отряды горожан, должен был расположиться за воротами Панкратия напротив большого готского лагеря на другом берегу Тибра с целью не дать войскам из этого лагеря вступить в бой. Первоначально Велизарий хотел дать в этот день только конное сражение, так как многие из его пехотинцев, взяв в добычу лошадей, хотели сражаться конно, однако был переубеждён своим телохранителем Принципием и сформировал пехотный отряд, который был размещён позади конницы для поддержки в случае отступления[34].

Перед битвой и Велизарий и Витигис обратились к своим войскам с речами, тексты которых Прокопий приводит в своём труде.

Витигис, со своей стороны, разместил свою армию традиционным образом, с пехотой в центре и кавалерией на флангах. Когда битва началась, римская кавалерия в очередной раз использовала свою обычную тактику, осыпая массы врагов стрелами и отступая, не вступая в контакт. Таким образом они нанесли большие потери готам, которые не были способны приспособиться к этой тактике, и к середине дня казалось, что победа достанется римлянам. На другом берегу Тибра, на Нероновом поле, римляне начали внезапную атаку на готов, и обратили их в бегство. Однако, как было сказано раньше, основную массу здесь составляли недисциплинированные горожане, которые вскоре утратили всякое подобие порядка и, несмотря на усилия Валентина и его офицеров, занялись грабежом готского лагеря. Эта задержка дала готам возможность перестроиться и нанести римлянам ответный удар, заставив их понести большие потери. В это же время на восточной стороне Тибра римляне достигли готских лагерей. Здесь сопротивление было упорным и римляне начали нести потери в ближнем бою. Поэтому когда готская кавалерия правого фланга почувствовала их слабость, она обратилась против наступавших и заставила их бежать. Скоро римляне были полностью втянуты в бой, и пехота, которой предназначалось быть защитной стеной, несмотря на доблесть Принципия и Тармута, была разбита и присоединилась к бегству за безопасные стены[35].

Безвыходное положение и прибытие подкреплений[править | править исходный текст]

После этой битвы обе стороны приготовились к длительной осаде. Велизарий вернулся к своей прежней тактике мелких кавалерийских вылазок и пытался сохранить свои силы, ожидая подкреплений. Наконец в июне, когда голод и чума почти довели город до отчаяния, а готы перекрыли водопровод, Велизарию пришлось снова отвечать на требования горожан вступить в решительное сражение, от которого на этот раз он решительно отказался[36]. Вместо этого он послал своего секретаря Прокопия в Неаполь с целью выяснить ситуацию с подкреплениями, слух о которых распространился, собрать какие возможно силы по местным гарнизонам и организовать поставку продовольствия. Одновременно с этим Велизарий послал отряды препятствовать снабжению противника и выслал из Рима в Неаполь свою жену Антонину. Прокопий в Кампании заполнил хлебом обоз и собрал около пятисот воинов, вместе с Антониной они заботились о флоте[37]. Долгожданные пополнения прибыли позже[38], а именно 3000 исаврийцев и 1800 фракийских всадников. Они объединились с собранным Прокопием отрядом и, сопровождая обоз с хлебом, направились в Рим. Для обеспечения их безопасного прохода, Велизарий совершил успешную вылазку. С прибытием припасов и подкреплений Рим оказался в безопасности[39].

Византийское превосходство и снятие осады[править | править исходный текст]

На это варвары: «Что мы сказали правду, это, конечно, ясно для каждого из вас. Но чтобы было ясно, что мы меньше всего желаем заводить споры, мы готовы отдать вам Сицилию, столь огромный и столь богатый остров, не обладая которым вам невозможно спокойно владеть Ливией».

На это Велизарий ответил: «А мы разрешаем готам владеть всей Британией, которая гораздо больше Сицилии и которая некогда была под властью римлян. Тем, которые начали нам оказывать милость и благодеяние, мы считаем правильным ответить тем же».

Варвары: «Что же, неужели вы не ответите согласием, если мы вам предложим ещё Кампанию и самый Неаполь?»

Велизарий: «Мы не полномочны договариваться о делах, касающихся императора, не так, как угодно было ему высказать свою волю».

Диалог Велизария с готским посольством
Прокопий, Война с готами II.VI

Готы, также терпящие неудобства, как и осаждённые, от болезней и голода, решили прибегнуть к дипломатии. Было послано посольство из трёх человек, которое предложило уступить Византии Сицилию и южную Италию (которые уже находились в римских руках) в обмен на вывод войск. Диалог, сохранённый Прокопием, ярко демонстрирует изменившуюся ситуацию в отношении сторон, когда посланники жаловались на терпимые ими несправедливости и предлагали территории, а Велизарий, находясь на хорошо укреплённых позициях, отвергает их предложения и отпускает саркастичные замечания. Тем не менее, было заключено трёхмесячное перемирие для того, чтобы готы могли отправить посольство в Константинополь для переговоров[40]. Велизарий воспользовался преимуществами сложившейся ситуации и встретил сопровождаемый исаврами флот с припасами, доставив его безопасно в Рим. Во время перемирия положение готов ухудшилось и они были вынуждены оставить Портус, который был быстро занят исаврийским гарнизоном, так же как и города Центумцеллы и Альбано. Таким образом, к концу декабря готы были практически окружены римскими отрядами и пути их снабжения были полностью перекрыты. Готы протестовали против таких действий, но это не возымело успеха. Велизарий даже послал одного из своих лучших генералов, Иоанна по прозвищу «Кровожадный» (лат. Sanguinarius)[41], с 2000 солдатами сделать набег на Пиценскую область[en] с приказом отступить, если встретит сильный отпор. Там же он велел провести зиму Виталиану, племяннику Иоанна в восьмьюстами воинами[42].

Вскоре после этого перемирие было неожиданно прервано готами, когда они тайно попытались попасть в город. Сначала они попытали сделать это через акведук Аква Вирго. К несчастью для них, фонари были замечены стражей Пинцийских ворот. Охрана акведука была усилена и готы, заметив это, отказались от этой попытки. Немного спустя внезапная атака на те же ворота была отбита отрядом Ильдигера, зятя Антонины. Затем, с помощью двух подкупленных агентов, они попытались отравить стражей одного из участков стены и беспрепятственно войти в город, однако один из них раскрыл эти планы Велизарию, и эта попытка готов тоже не увенчалась успехом[43].

Для проведения акции возмездия Велизарий направил Иоанна в Пинценум. Иоанн, разбив войско Улифея, дяди Витигиса, получил возможность неограниченно перемещаться по области. Однако, он нарушил инструкции Велизария и не попытался захватить укрепления Ауксума и Урбинума, решив что они слишком сильно укреплены. Вместо этого, он обошёл их и направился к Ариминуму, приглашённый местным римским населением. Взятие Ариминума означало, что римляне практически захватили половину Италии и находятся едва ли в дне пути от готской столицы в Равенне. Поэтому, едва узнав о падении Ариминума, Витигис со всей возможной скоростью отступил к столице. Через 374 дня после начала осады готы сожгли свои лагеря и покинули Рим, направляясь на северо-восток по Фламиниевой дороге. Велизарий, дождавшись пока половина готской армии пересечёт Мульвиев мост, напал на арьергард. После непродолжительного сопротивления готы были разбиты, многие их них убиты или утоплены в реке[44].

Последствия[править | править исходный текст]

Неудача остготских войск активизировала их врагов в Италии. Жена Витигиса Матасунта[en], за которой стояли круги знати, мечтавшие о сближении с Византией, вступила в тайные переговоры с Иоанном[45]. Получив ещё зимой 537/38 года от епископа Милана Датиса[en] предложение захватить с его помощью не только Милан, но и всю Лигурию, византийские войска из Рима отправились морским путём в Геную и, после неудачной осады Павии, двинулись к Милану. В результате измены город был взят, однако вскоре осаждён готами. Ввиду приближения к своим границам, наконец пришло подкрепление от франков[46]. В это время Витигис, по-прежнему располагая значительными силами, продвигался к Аримину, расставляя по пути гарнизоны.

Прибывшие с Нарсесом подкрепления, соединившись в конце июня — начале июля 538 года с войсками Велизария, позволили ему захватить несколько готских крепостей и к концу 539 года контролировать почти всю Италию к югу от реки По. В конце концов и Равенна была взята обманом в мае 540 года, и война, казалось, скоро закончится. Однако очень скоро готы под руководством нового короля Тотилы смогли переломить положение и имперские территории в Италии почти полностью были утрачены[47].

Комментарии[править | править исходный текст]

  1. По мнению З. В. Удальцовой, это говорит о том, что свидетельства современников о 150-тысячной или даже 100-тысячной армии готов являются преувеличенными, в противном случае они смогли бы полностью блокировать 20-километровый периметр Рима[24].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Гиббон, 2008, с. 457
  2. Прокопий, Война с готами II.X
  3. Hodgkin, 1896, p. 127
  4. Bjornlie, 2013, p. 13
  5. Cameron, 1985, p. 192
  6. Cameron, 1985, p. 207
  7. Удальцова, 1959, с. 7
  8. Удальцова, 1959, с. 11
  9. Удальцова, 1959, с. 236-237
  10. Удальцова, 1959, с. 238-239
  11. Удальцова, 1959, с. 245
  12. Удальцова, 1959, с. 247
  13. Удальцова, 1959, с. 251-252
  14. Bury, 1923, p. 170—171
  15. Удальцова, 1959, с. 271-272
  16. Bury, 1923, p. 175—177
  17. Удальцова, 1959, с. 275
  18. Bury, 1923, p. 178
  19. Гиббон, 2008, с. 491
  20. Hodgkin, 1896, p. 84
  21. Bury, 1923, p. 180
  22. Bury, 1923, p. 182—183
  23. Hodgkin, 1896, p. 129
  24. Удальцова, 1959, с. 284
  25. Bury, 1923, p. 183
  26. Bury, 1923, p. 185
  27. Прокопий, Война с готами I.XXII
  28. 1 2 Прокопий, Война с готами I.XXIII
  29. Прокопий, Война с готами I.XXIV
  30. Прокопий, Война с готами I.XXV
  31. Удальцова, 1959, с. 288
  32. Прокопий, Война с готами I.XXVI
  33. Прокопий, Война с готами I.XXVII
  34. Прокопий, Война с готами I.XXVIII
  35. Прокопий, Война с готами I.XXIX
  36. Прокопий, Война с готами II.III
  37. Прокопий, Война с готами II.IV
  38. Согласно Бьюри (Ch. XVIII, p. 188), это произошло в ноябре 537 года
  39. Прокопий, Война с готами II.V
  40. Прокопий, Война с готами II.VI
  41. Гиббон, 2008, с. 494
  42. Прокопий, Война с готами II.VII
  43. Прокопий, Война с готами II.IX
  44. Прокопий, Война с готами II.
  45. Удальцова, 1959, с. 301
  46. Удальцова, 1959, с. 302
  47. Bjornlie, 2013, p. 14

Литература[править | править исходный текст]