Паппенгейм, Берта

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Берта Паппенгейм
Bertha Pappenheim
Anna O.jpg
Имя при рождении:

Берта Паппенгейм

Род деятельности:

Общественный деятель, защитница прав женщин

Дата рождения:

27 февраля 1859({{padleft:1859|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:27|2|0}})

Место рождения:

Вена

Дата смерти:

28 мая 1936({{padleft:1936|4|0}}-{{padleft:5|2|0}}-{{padleft:28|2|0}}) (77 лет)

Место смерти:

Ной-Изенбург

Отец:

Зигмунд Паппенгейм

Мать:

Реха Паппенгейм

Разное:

Известна как ранняя пациентка Йозефа Брейера Анна О.

Берта Паппенгейм на Викискладе
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Берта Паппенгейм (нем. Bertha Pappenheim; 27 февраля 1859(18590227), Вена — 28 мая 1936, Ной-Изенбург, Гессен) — общественный деятель, защитница прав женщин и основательница Иудейского союза женщин (нем. Jüdischer Frauenbund). Однако она более известна как пациентка Йозефа Брейера и Зигмунда Фрейда Anna O. Рассмотренный в «Очерках об истерии» (1885) случай Анны О. послужил для Фрейда началом разработки его теории истерии, а впоследствии и психоанализа.

Биография[править | править вики-текст]

Детство[править | править вики-текст]

Берта Паппенгейм родилась 27 февраля 1859 года в Вене в семье Зигмунда (1824—1881) и Рехи (1830—1905) Паппенгейм, она была третьим по счёту ребёнком. Отец Берты родом из Прессбурга (ныне — Братислава), фамилия «Паппенгейм» указывает на франкское происхождение[источник не указан 1234 дня]. Мать, урождённая Гольдшмидт (Goldschmidt), — родом из Франкфурта-на-Майне. Обе семьи были зажиточны и прочно связаны с ортодоксальным еврейством. Берта Паппенгейм воспитывалась в соответствии с традиционными женскими ролями, посещала католическую[источник не указан 869 дней] школу для девочек. Ее жизнь была размерена еврейским календарём праздников и регулярными летними поездками в Бад-Ишль.

В 8 лет её старшая сестра Генриетта (1849—1867) умерла от туберкулёза[1]. Когда Берте было 11 лет, семья переехала из Леопольдштадта, заселённого главным образом бедными евреями квартала Вены, на Лихтенштейнштрассе. В 16 лет Берта бросила школу, посвятила себя физическому труду и помогала матери в приготовлении кошерных блюд. В то же время, брат Вильгельм (1860—1937), который был всего на 18 месяцев младше Берты, посещал гимназию, чему очень завидовала Берта[2].

Болезнь[править | править вики-текст]

Летом 1880 года, когда семья снова отдыхала в Бад-Ишле, отец Берты тяжело заболел лихорадочным плевритом, что стало поворотным пунктом в жизни Берты Паппенгейм. Во время бессонной ночи у кровати больного её внезапно настигли галлюцинации и приступы страха[3]. В дальнейшем её заболевание приобрело широкий спектр различных симптомов:

  • Нарушение речи (Афазия): временами она вообще не могла говорить, временами — говорила только по-английски, временами даже по-французски или по-итальянски. Но понимала немецкий она всегда. Приступы афазии иногда длились днями, а иногда — только в определённое время суток.
  • Невралгия: она страдала нервными болями в области лица, которые лечили морфином и хлоралом. Медикаментозная терапия привела к зависимости от морфина и хлорала. Боли были настолько сильны, что врачи подумывали о рассечении тройничного нерва.
  • Парезы: параличи и онемения конечностей происходили преимущественно с одной стороны. Из-за паралича правой руки ей пришлось учиться писать левой.
  • Нарушения зрения: появлялись мимолетные нарушения глазной моторики, косоглазие. Она воспринимала предметы сильно увеличенными.
  • Колебания настроения: В течение длинных промежутков времени у нее обнаруживались переходы от тревожных состояний к депрессии, которые чередовались с состоянием расслабления и отрешённости.
  • Амнезия: в одном состоянии больная не помнила о событиях или своих поступках, которые происходили во время других состояний.
  • Нарушения пищевого поведения: в критических ситуациях она не принимала никакой пищи. Во время одного жаркого лета она на неделю отказалась от жидкостей и питалась только фруктами.

Сначала семья не реагировала на эти симптомы болезни. Только в ноябре друг семьи Йозеф Брейер взялся за лечение. Он побуждал пациентку, иногда в состоянии неглубокого гипноза, к рассказыванию историй, что привело к частичному улучшению картины болезни, в то время как общее состояние ухудшалось. С 11 декабря Берта Паппенгейм была на многие месяцы прикована к постели.

Смерть отца[править | править вики-текст]

5 апреля 1881 года умер отец Берты. Не выдержав потери, она сначала впала в полное оцепенение и многие дни отказывалась от еды. Впоследствии её состояние ухудшилось, так что 7 июня её против воли поместили в санаторий Inzersdorf, где она в последующие годы пребывала ещё много раз (частично по собственному желанию). В первый раз Берта осталась в санатории до ноября. Возвратившись в семью, она продолжила лечение у Брейера.

Мучительный и медленный прогресс «работы по воспоминанию», во время которой пациентка вспоминала по эпизодам и «распутывала» (auflösen) единичные симптомы, согласно Брейеру достиг цели 7 июня 1882 года, после того как Берта реконструировала первую ночь с галлюцинациями в Ишле. «С тех пор она совершенно здорова» — такими словами оканчивает Брейер дневник в истории болезни[4].

Санаторий Бельвью[править | править вики-текст]

Уже 12 июля Брейер направил Берту Паппенгейм в возглавляемую Робертом Бинсвангером частную клинику Бельвью в Кройцлинген на озере Бодензее. После лечения в Бельвью она больше не пользовалась услугами Брейера.

Во время пребывания в Кройцлингене Берта навестила своего кузена Фрица Гомбургера (Fritz Homberger) и свою кузину Анну Эттлингер (Anna Ettlinger) в Карлсруэ. Последняя была соосновательницей женской гимназии в Карлсруэ, которую также посещала Рахель Штраус. Последняя посвятила себя литературной работе — в появившейся в 1870 году статье «Беседа о женском вопросе» (Ein Gespräch über die Frauenfrage) она требовала для женщин равные права на образование. Рахель давала частные уроки и организовала «литературные курсы для дам». Берта Паппенгейм прочитала ей несколько сказок собственного сочинения, и кузина, которая была на 14 лет старше неё, посоветовала продолжить литературную деятельность[5].

Кроме того, в конце 1882 года Берта проходила курсы по уходу за больными, которые предлагало Баденское женское общество. Целью курсов была подготовка молодых женщин в качестве руководителей учреждений по уходу за больными. Однако визит был ограничен во времени, и Берта не смогла окончить обучение.

29 октября 1882 года Берта была выписана, её состояние к тому времени улучшилось. В последующие годы, о которых мало известно, она вела замкнутую жизнь с матерью в Вене. На это время приходятся три поездки в Инцерсдорф — болезнь не была преодолена.

Вопреки болезни Берта Паппенгейм была сильной личностью. Брейер описывает ее как женщину «удивительно острую на выдумку, со значительным интеллектом и зоркой интуицией […]»[6].

Франкфурт[править | править вики-текст]

В 29 лет, в ноябре 1888 года, Берта переехала вместе с матерью во Франкфурт-на-Майне. Её родственники во Франкфурте исповедовали частично ортодоксальный иудаизм, частично — либеральный. В отличие от Вены, здесь проявляли большой интерес не только к благотворительности, но также к науке и искусству. Такие семьи Гольдшмидты и Оппенгеймы были известны как меценаты искусства и коллекционеры, они поддерживали научные и академические проекты, особенно во время основания Франкфуртского университета[7].

В таком окружении Берта Паппенгейм начала интенсивное литературное творчество (первые публикации в 1888 году, сначала анонимно, потом под псевдонимом «P. Berthold»), а также занялась общественной деятельностью. Сначала Берта работала в столовой для бедных и лектором в приюте для девочек-сирот Иудейского женского общества (Israelitischer Frauenverein). В 1895 году она возглавила приют на правах уполномоченной, а через год её утвердили в должности. До Берты Паппенгейм приют готовил исключительно к последующему замужеству. За 12 лет работы ей удалось сориентировать образование на профессиональную независимость.

В 1895 году во Франкфурте проходил общий съезд Всеобщего немецкого женского объединения (Allgemeiner Deutscher Frauenverein, ADF). Паппенгейм приняла в нём участие, а позднее способствовала созданию местного отделения ADF. В следующие годы она публиковала статьи о правах женщин в журнале «Ethische Kultur», а затем перевела на немецкий книгу Мэри Уолстонкрафт «Защита прав женщины».

Иудейский женский союз[править | править вики-текст]

На проходящей в октябре 1902 года во Франкфурте Первой немецкой конференции по борьбе с торговлей женщинами Берте Паппенгейм и Саре Рабинович поручили поездку в Галицию с целью изучения местной социальной обстановки. В обнародованном в 1904 году отчёте о многомесячной поездке она описывает сочетание аграрной отсталости и начавшейся индустриализации, а также проблемы связанные из-за конфликта хасидизма и сионизма.

На Международной женской конференции (International Council of Women) 1904 года в Берлине было принято решение об основании национального еврейского общества женщин, которое должно было объединить общественные и эмансипационные стремления еврейских женских обществ подобно основанному Хеленой Ланге в 1894 году Союзу немецких женских объединений (Bund Deutscher Frauenvereine, BDF). Берту Паппенгейм избрали в качестве первой председательницы Еврейского союза женщин (Jüdischer Frauenbund, JFB), которым она руководила ещё 20 лет, и в деятельности которого она участвовала всю оставшуюся жизнь. В 1907 году Еврейский союз женщин присоединился к BDF. В 1914—1924 годах Берта была членом правления BDF.

Цели JFB были с одной стороны феминистскими — расширение прав женщин и требование свободной трудовой деятельности еврейских женщин, с другой — соответствовали традиционным целям еврейской филантропии — занятие благотворительностью как соблюдение заповеди. Берте Паппенгейм не всегда было легко объединить различные стремления. Особенно вызывало раздражение то, что она в борьбе против торговли женщинами говорила не только о еврейских женщинах как о жертвах, но и о еврейских мужчинах как о виновниках преступления.

Берта критиковала образ женщины в иудаизме. Как участница немецкого женского движения она требовала включения идеала равноправия в предписания иудаизма. Речь шла прежде всего об образовании и равноправии в профессиональной деятельности.

Высказывание Берты Паппенгейм в первый день съезда JFB 1907 — «Для иудейского закона женщина не является ни индивидом, ни личностью, её признают и расценивают лишь как сексуальный объект»[8] — привело к жёсткой реакции со стороны ортодоксальных раввинов и еврейской прессы. Отрицались обнародованные Паппенгейм факты — торговля женщинами, пренебрежение к незаконнорожденным еврейским сиротам, её обвиняли в «оскорблении еврейства». Эмансипированные евреи с либеральными политическими взглядами также занимали традиционную патриархальную позицию в женском вопросе.

JFB непрерывно рос, и к 1907 году насчитывал 32 000 членов в составе 82 объединений, а иногда насчитывал более 50 000 человек, что делало его крупнейшей благотворительной еврейской организацией. В 1917 году Берта Паппенгейм потребовала «положить конец расколу раздробленности еврейской благотворительной помощи», что достигалось основанием до сих пор существующей Центральной благотворительной организации евреев Германии (Zentralwohlfahrtsstelle der Juden in Deutschland). В руководстве новой организации Берте помогала Sidonie Werner.

После захвата власти нацистами в 1933 году Берта Паппенгейм ещё раз взяла на себя руководство JFB, но в 1934 году она снова отказалась от должности из-за идеологических разногласий. Невзирая на угрозу немецким евреям, Берта была против сионизма, в то время как в JFB, как и в немецком еврействе вообще, поддержка сионизма только усиливалась. Особенно способствовало конфликту её отношение к молодёжной алии. Она отвергала эмиграцию детей и молодёжи в Палестину без оставшихся в Германии родителей. Тем не менее, в 1934 году она сама переправила группу детей в Великобританию. После принятия Нюрнбергских законов 15 сентября 1935 году Берта сменила своё мнение и выступала за эмиграцию евреев. После смерти Берты Паппенгейм её функции в JFB частично переняла Ханна Кармински (Hannah Karminski). В 1939 году нацисты распустили Еврейский женский союз.

Ной-Изенбург[править | править вики-текст]

Берта Паппенгейм была основательницей или инициатором многих организаций, к которым относятся детские дома, исправительные дома и учебные заведения. На её взгляд, главным её жизненным достижением было общежитие для девушек в Ной-Изенбурге.

В 1901 году, после доклада Берты Паппенгейм для Иудейского объединения помощи (Israelitischer Hilfsverein), сформировалось объединение женщин, которое сначала как отделение Иудейского объединения взаимопомощи, затем с 1904 года как независимое объединение Женская забота (Weibliche Fürsorge) преследовала цель координации и профессионализации работы над различными социальными инициативами и проектами.

Примерно с 1906 году Берта задалась целью основать женское общежитие для поддержки незаконнорожденных еврейских женщин и/или женщин, которым угрожала проституция или продажа в рабство. В общежитии должны были осуществиться выработанные ей принципы еврейской социальной работы:

  • В отличие от традиционной еврейской благотворительности, современная социальная работа должна быть направлена на воспитание самостоятельности.
  • По принципу «последующей заботы», необходимо сопровождать жизненный путь бывших жительниц на протяжении длительного времени, чтобы избежать новых издевательств.
  • Не должно быть: …"никакого учреждения для подопечных в плане закона, никакого посвященного организации каменного монумента с надписями, никаких благодарственных табличек, коридоров, спален и столовых, никаких начальных школ с карцером, кельями и одной главенствующей директорской семьёй, а домом, даже, если это суррогат единственно желательного хорошего семейного воспитания[9].
  • Жительниц должна быть окружены еврейской традицией и культурой.
  • Обстановка должна быть простой, чтобы жительницы хорошо ознакомились с условиями и требованиями мелкобуржуазного хозяйства.

Луиза Гольдшмидт, родственница матери Берты, предоставила для основания женского общежития двухквартирный дом в Ной-Изенбурге, неподалёку от Франкфурта-на-Майне с его клиниками и общественными организациями. В отличие от прусского Франкфурта, гессенский Ной-Изенбург с более мягкими законами предлагал к тому же преимущества для лиц без гражданства.

На обустройство дома 19 000 марок. 25 ноября 1907 года дом был готов для своего предназначения — предоставлять «защиту для нуждающихся в защите и воспитание для нуждающихся в воспитании»[10].

В доме было мало удобств, за что его иногда критиковали. Например, в ванной не было водопровода, а центральное отопление было проведено только в 1920 году. Зато всё было предусмотрено для последовательного соблюдения законов кашрута. Имелась даже используемая только раз в году пасхальная кухня, которая находилась в полуподвальном помещении.

Изображения искусства в доме и в саду служили образованию жильцов, например детский колодец Выгнанный аист Фритца Кормиса (Fritz J. Kormis), который был сделан по мотивам рассказа Паппенхайма (Pappenheim), чтения, маленькие театралльные выступления и доклады, одним из авторов которых был Мартин Бубер (Martin Buber), который как друг Паппенхайма несколько раз был в гостях.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Второй ребёнок в семье умер в 1855 году в возрасте 2 лет, за 4 года до рождения Берты; см. Jensen. Streifzüge. — S. 19.
  2. Jensen. Streifzüge. — S. 21.
  3. Подробности течения болезни взяты как из опубликованного Фрейдом и Брейером описания случая Анна О. в Очерках об истерии, так и из найденных Альбрехтом Хиршмюллером в документах санатория Бельвью данных обследования Берты Паппенгейм, которые изложены в «Психологии и психоанализе в жизни и работе Йозефа Брейера» («Physiologie und Psychoanalyse im Leben und Werk Josef Breuers»).
  4. Hirschmüller. — S. 35
  5. Brentzel Siegmund Freuds Anna O. — S. 62
  6. Studien über Hysterie (Fischer TB 6001) S. 20
  7. Например, Фонд Катарины и Морица Оппенгейма оборудовал кафедру теоретической физики франкфуртского университета, а Марк М. Гольдшмидт был членом и меценатом общества изучения природы им. Зенкенберга.
  8. Zur Sittlichkeitsfrage. In: Helga Heubach (Hrsg.): Sisyphus-Arbeit. S. 112
  9. Aus der Arbeit des Heims des Jüdischen Frauenbundes in Isenburg 1914—1924. S. 8
  10. Aus der Arbeit des Heims des Jüdischen Frauenbundes in Isenburg 1914—1924. — S. 5.