Первая Мелильская кампания

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Первая Мелильская кампания, также известная под названиями Мелильская война, война Маргалло (исп. Guerra de Margallo; — названа так после поражения войск Хуана Гарсиа Моргалло, испанского губернатора Мелильи, которые разъярили испанскую общественность) и Первая Рифская война (исп. Primera Guerra del Rif) — вооружённый конфликт между испанцами и тридцатью девятью берберскими племенами рифов на севере Марокко, поддержанными впоследствии султаном Марокко. Кампания началась в октябре 1893 года, официальное объявление войны — 9 ноября 1893 года, закончилась же война в 1894 году после заключения Фесского договора.

Предыстория[править | править исходный текст]

Войска Кастилии захватили город Мелилья на северном побережье Африки в 1497 году. В XIX веке Испания начала продвижение в Марокко на юг от Мелильи, включая местные территории в состав своей колонии и инвестируя деньги в их экономическое развитие. Договоры с Марокко 1859, 1860 и 1861 годов способствовали росту заинтересованности Испании в присоединении этого региона. Хотя Испания не встречала на тот момент сопротивления своему проникновению в Марокко со стороны марокканского правительства, возникла напряжённость между патрулями испанской армии и берберскими племенами рифов, которые были враждебны как Испании, так и Марокко, и над которыми султан Марокко не имел фактически никакого контроля.

Рифские рейды и пиратские нападения, широко освещаемые в испанской прессе, однажды вылились в сенсационный инцидент: в начале 1890-х годов рифы захватили испанское торговое судно и похитили всех членов его экипажа. Небольшая спасательная экспедиция во главе с канонерской лодкой испанских ВМС Isla de Luzon пришла к выводу, что пленные были проданы в рабство. В течение лета 1893 года благодаря широкой агитации среди местных жителей губернатор Мелильи Гарсиа Моргалло сумел собрать достаточно средств для строительства новых фортификационных сооружений вокруг города. Строительство шло так быстро, насколько это было возможно, основной задачей было возвести новые редуты у Пеута-де-Кабриза и Пунта-Долоссос.

Осада Мелильи[править | править исходный текст]

После периода эскалации конфликта 3 октября 1893 года началась настоящая война, когда армия рифов, состоящая из 6000 воинов, вооружённых винтовками Remington Arms, спустилась с гор и напала на городской гарнизон Мелильи, состоявший всего из 400 солдат регулярной пехоты. Испанские солдаты сражались с рифами весь день без перерыва, потеряв 21 человека убитыми и более 100 ранеными, в то время как жители города укрылись в крепости. Хотя из гражданских мужчин, способных сражаться, было сформировано народное ополчение в помощь армии, число нападавших, ряды которых постоянно пополнялись соплеменниками с гор, вынудило последних защитников города отступить к крепости.

Не имея какого-либо тяжёлого вооружения, рифы попытались взять крепость штурмом, блокировав дороги и взобравшись на стены. Иностранные наблюдатели описывали это как акт «галантной ярости», обречённый на провал. Испанцы сдерживали натиск рифов штыками, и ведшийся ими одновременно ружейный огонь сбросил нападавших со стен. Испанские солдаты в первый раз использовали 7-мм винтовки Mauser 1893 года, которые спустя несколько лет хорошо покажут себя в битве при Сан-Хуан Хилл на Кубе во время войны с США. Рифы во множестве погибали, всего было убито минимум 160 человек. Испанская артиллерия была приведена в боевую готовность и использовалась для бомбардировки групп рифов в соседних сёлах, но когда артиллерийская канонада уничтожила мечеть за пределами города, рифы объявили джихад. Марокканцы по всему северу страны, независимо от их симпатий ранее, подняли оружие против Испании. К 5 октября их силы насчитывали более 12 000 человек, а по некоторым данным — более 20 000 пехоты и более 5000 конницы.

Ответные действия Испании[править | править исходный текст]

Случившиеся события привели Испанию в состояние военной лихорадки. Правительство направило в Марокко броненосец «Нумансия» и две канонерские лодки, размещённые в Малаге; весь флот был приведён в состояние полной боевой готовности, а армия в Андалузии мобилизована для военных действий в Марокко. Газеты и патриотически настроенные граждане всех мастей требовали кровавой мести рифам любой ценой. Войска, мобилизованные для укрепления гарнизона Мелильи, первоначально насчитывавшие 3000 человек, во многих городах встречались церемониями и овациями от населения, особенно когда двигались к портам для отправки в Марокко.

С самого начала войны султан Марокко Хассан I признал испанцев пострадавшей стороной и не имел ничего против укрепления ими своих фортификационных сооружений для собственной защиты. Тем не менее, его нежелание участвовать в деле усмирения своих формальных подданных вызвали озлобление со стороны испанского правительства и населения, потому как затраты на предстоящие операции были весьма значительные по сравнению с их скромными финансовыми ресурсами, тогда как сама война, по их мнению, началась из-за халатности правительства Марокко.

Кризис[править | править исходный текст]

4 октября испанский броненосец «Нумансия» обстрелял несколько рифских сёл вдоль побережья. Артиллерия была отозвана из Малаги и прибыли в Мелилью в тот же день. В течение несколько дней ситуация в регионе была в состоянии стагнации. Хуан Гарсия Маргалло, губернатор Мелильи и командующий испанскими войсками, предъявил рифам неэффективный ультиматум, в то время как султан Марокко отправил контингент своих регулярных войск под Бахр-эль-Арби, чтобы восстановить там порядок, но безуспешно. Рифы напали на форты Камеллос и Сан-Лоренцо. После того как эти форты были ими захвачены, Маргалло собрал группы из пехотинцев и рабочих и приказал им строить новые укрепления у фортов Кабреризас и Ростро Гордо под прикрытием испанских артиллерийских батарей.

22 октября канонерская лодка Conde de Venadito вошла в устье реки Оро, бросила там якорь и направило на рифов находящее на борту артиллерийское оружие Hotchkiss. Корабль выпустил 31 снаряд по окопам рифов, после чего вернулся в гавань Мелильи, не получив каких-либо повреждений. 5000 рифов, в свою очередь, начали массированную атаку на высоту Сиди-Гуариш 27 октября и, несмотря на артобстрел испанской артиллерии и орудия с лодки Venadito, вынудили Маргелло и генерала Ортего отступить обратно в крепость и захватили территорию с наполовину построенными фортификациями.

Поражение Маргелло[править | править исходный текст]

Стремясь выбить рифов с территории поля около фортов Кабреризас и Ростро Гордо, Маргелло во главе колонны из 2000 солдат выступил из крепости 28 октября. Рифы в окопах насчитывали порядка 3000 человек; обе стороны сражались с большим мужеством, однако рифы сумели удержать линию, пока не подошла основная часть их армии — 6000 воинов. Имея численное превосходство, рифы сделали попытку окружить испанские войска. Маргелло же, думая, что наблюдает ослабление центра вражеской армии, предпринял наступление на окопы рифов, в результате которого был отброшен с большими потерями.

Маргелло после этого скомандовал к отступлению, но был застрелен мгновение спустя, после чего его армия окончательно развалилась. Испанская армия признала, что потеряла в тот день 70 человек убитыми и 122 ранеными, но реальные потери, вероятнее всего, были гораздо выше. Только действия арьергарда под командованием генерала Ортего позволили отступлению не превратиться в бегство.

Новости о разгроме, полученные после телеграммы от Ортего, вынудили правительство Испании отправить в этот день в Марокко дополнительно три полка конницы и четыре батальона пехоты. Следующим утром, 29 октября 1893 года, Ортего привёл отряд из 3000 человек из форта Кабреризас и изгнал рифов из их полуразрушенных окопов.

Среди оставшихся в живых солдат, участвовавших в рейде Маргелло, был молодой лейтенант Мигель Примо де Ривера, будущий испанский диктатор. Проведённое расследование инцидента выявило, что Маргелло сделал целое состояние на хищении оружия и военной техники из армии и продаже их местным жителям. По иронии судьбы рифские воины, возможно, убили его из того самого огнестрельного оружия, которое он же продал им.

Патовая ситуация[править | править исходный текст]

В начале ноября осаждённые в крепости жители Мелильи вели отчаянную борьбу за выживание. Большие силы рифов захватили пляжи, что сделало невозможным для испанского флота высадить здесь лошадей, войска и снаряжение. Рифы расширили свои окопы вокруг города, прервали все связи между крепостью и отдалёнными фортами и уничтожили все дороги между ними. Только ночные вылазки позволяли осаждённым добывать хотя бы какое-то количество воды, еды и боеприпасов.

Тем не менее, осаждённые держались и шквальным огнём из крепости отражали наступающие авангарды рифов, не давая им занять город. Испанское возмездие часто принимало ужасные формы: так, из осуждённых и каторжан формировались под командованием офицеров отряды истребителей, действовавшие по стратегии Найти и уничтожить, которые ночью совершали вылазки и устраивали засады на рифские патрули. Своей жестокостью они напугали даже рифов, а также стали популярны в мировой прессе, которая описывала как их заметное мужество, так и совершенно ужасающую жестокость.

В различных испанских фортах на фронте война продолжалась без каких-либо пауз: у защитников не было недостатка в стройматериалах, инженеры и рабочие смогли продолжить возведение новых редутов даже несмотря на осаду. Испанская армия за месяц потеряла 12 офицеров и 100 солдат убитыми, тогда как рифы потеряли более 500 человек, в основном из-за бомбардировок.

Окончание войны[править | править исходный текст]

С приходом броненосца «Альфонс XII» и канонерской лодки Isla de Luzon Испания начала использовать свой военно-морской флот в полной мере, подвергая позиции рифов непрерывной и неустанной бомбардировке на побережье. 6 ноября испанские корабельные орудия временно замолчали, пока шли короткие переговоры с рифами. Когда рифы показали, что не желают сдаваться, артобстрелы продолжились, причём теперь велись и по ночам с помощью прожекторов: это было их первым применением в бою.

Несмотря на плохое состояние военной техники и бездарное командование Маргелло в начале кампании, испанская армия стала наконец-то добиваться успехов, и генерал Масиас, преемник Маргелло, получил к середине месяца достаточно сил, чтобы держать рифов под контролем и восстановить внешнюю оборону по периметру Мелильи. Генерал Мартинес де Кампос прибыл в Мелилью 27 ноября с подкреплением в 7000 солдат, в результате чего общее число испанских войск в Марокко стало равно двум армейским корпусам. В апреле 1894 года Мартинес де Кампос, в дополнение к его должности командующего, стал послом Испании в Марокко и заключил мир непосредственно с султаном.

Последствия[править | править исходный текст]

Европейские державы внимательно наблюдали за войной Испании с рифами. Франция, ища себе союзника для захвата региона, призвала Испанию к территориальной экспансии в Марокко. Испания, однако, не была сильно заинтересована в участии в колониальном разделе Африки и осторожничала, чтобы не вызвать гнева Великобритании, владевшей Гибралтаром, которая смотрела на возможные территориальные приобретения другой державой на побережье Гибралтарского пролива с тревогой, поэтому правительство её потребовало от султана лишь символических территориальных уступок на севере. Это, однако, не остановило французских амбиций, и в 1912 году после Фесского договора Марокко было разделено между Францией и Испанией на протектораты.

В результате этой войны в Мелилье появился свой корпус гражданской гвардии, испанской жандармерии.

Примечания[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]