Петербургский мирный договор (1762)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Петербу́ргский мир — мирный договор между Россией и Пруссией, заключённый 24 апреля (5 мая1762 года после восшествия на престол императора Петра III, поклонника Фридриха II Прусского. Согласно договору Россия выходила из Семилетней войны и добровольно возвращала Пруссии территорию, занятую русскими войсками, включая Восточную Пруссию.

Чудо Бранденбургского дома[править | править вики-текст]

Рукопожатие монархов Пруссии, России и Швеции. Изображение на табакерке 1762 года.

Выход России из войны был воспринят в Пруссии как «чудо Бранденбургского дома». Такой исход явился неожиданным и щедрым подарком для Фридриха, не сомневавшегося, как и его английские союзники, в том, что Россия оставит себе, в качестве компенсации за понесённые в войне потери, завоёванную в её ходе Восточную Пруссию.

Из инструкций прусскому посланнику в Санкт Петербурге видно, что на возвращение, да ещё безо всяких условий, Восточной Пруссии Фридрих даже и в мыслях не рассчитывал: посол должен был, согласно инструкциям прусского короля, лишь обсудить с русской стороной возможность возмещения для Пруссии за счёт польских земель.

Но Петр вовсе не собирался «отдавать» Фридриху Восточную Пруссию. Ко дню убийства Петра русские войска все ещё оставались в Восточной Пруссии — согласно двум подписанным Петром и Фридрихом трактатам, по которым Россия имела право вовсе остановить вывод своих войск в случае обострения международной обстановки.

Сохранился указ Петра, предписывающий ввиду «продолжающихся в Эвропе беспокойств» не только не выводить войска, но и пополнить новыми запасами армейские склады в Восточной Пруссии, а также отправить к берегам Восточной Пруссии кронштадтскую эскадру, чтобы прикрывать русские торговые суда.

Идея заключения мира с Пруссией принадлежит отнюдь не Петру III. Ещё при жизни Елизаветы, в последние месяцы её царствования, великий канцлер Воронцов (сменивший Бестужева) с ведома Елизаветы начал готовить почву для возможного заключения мира — причем, что немаловажно, согласно его плану, Россия как раз и намеревалась отказаться от Восточной Пруссии.

8 (19) июня того же года, незадолго до свержения Петра III, был заключён союзный договор между Россией и Пруссией (en): Россия предоставляла Фридриху войска для войны против своих вчерашних союзников. По заявлениям современных историков такой крутой поворот русской политики вызвал негодование значительной части тогдашнего русского общества не забывшего понесённых в войне тяжёлых потерь, и способствовал падению популярности и, в конечном итоге, свержению Петра в июне 1762 года, но никакого «общественного мнения» в России тогда не существовало и существовать не могло. Как не существовало ничего подобного в других абсолютистских державах — во Франции, в Пруссии, Австрийской империи. В те годы только Англия могла похвастаться тем, что можно назвать общественным мнением: независимые газеты, независимые депутаты парламента.

Упоминание о сепаратном мире как одной из причин переворота содержится в манифесте Екатерины II о вступлении на престол: «Слава Российская, возведенная на высокую степень своим победоносным оружием, чрез многое свое кровопролитие, заключением нового мира с самым ея злодеем отдана уже действительно в совершенное порабощение».

Результаты Петербургского мира, фактически никак не были оспорены правительством Екатерины. Они были дополнительно закреплены оборонительным русско-прусским союзом, заключённым при участии руководившего русской внешней политикой Никиты Панина. Этот союз рассматривался Паниным как основа более широкой коалиции — Северного аккорда.

Источник[править | править вики-текст]