Петр Могила

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Митрополит Петр
Petro Mohyla- big.jpg
Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси
Экзарх Константинопольского трона
28 апреля 1632 — 1647
Церковь: Константинопольская православная церковь
Община: Киевская митрополия
Предшественник: Митрополит Исаия
Преемник: Митрополит Сильвестр
 
Имя при рождении: рум. Petru Movilă (Петру Мовилэ)
Рождение: 31 декабря 1596 (10 января 1597)(1597-01-10)
Сучава, Молдавское княжество
Смерть: 1 (11) января 1647(1647-01-11) (50 лет)
Киев

Митрополи́т Пе́тр (в миру Петру Мовилэ (рум. Petru Movilă); Петр Симео́нович Моги́ла; 31 декабря 1596 (10 января 1597), Сучава, Молдавское княжество — 1 (11) января 1647, Киев) — епископ Константинопольской православной церкви, Митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси, экзарх Константинопольского трона, представитель боярского рода Могила.

Благодаря трудам Могилы возобновилась православная жизнь в древних киевских храмах, включая Софийский собор. «В 1632 добился у польского короля Владислава IV признания независимого от униатов существования православной церкви» (БСЭ). При его участии был основан крупнейший на Украине центр просвещения — Могилянская академия.

Биография[править | править вики-текст]

Отец его Симеон Могила был сперва господарём Валахии (1601—1607), потом Молдавии (1607—1609). В 1612 году Могилам после поражения их Кантемиром Мурзой, занявшим господарство, пришлось бежать в Речь Посполитую, где у них были сильные и богатые родственники: племянница Симеона, Раина Могилянка, была матерью Иеремии Вишневецкого, которому принадлежала почти вся левобережная Украина.

Во Львовской братской школе Пётр получил образование в православном духе. Завершил своё образование путешествием за границу, где слушал лекции в разных университетах. В совершенстве овладел латинским языком. Сначала был военным, участвовал в Хотинской битве, но, вероятно, под влиянием киевского митрополита Иова Борецкого, решил принять духовный сан.

В 1627 был избран киево-печерским архимандритом, который прямо подчинялся константинопольскому патриарху, но не киевскому митрополиту, и носил титул «великого архимандрита». Митрополит Иов, умирая, оставил Петру свою библиотеку и назначил его душеприказчиком. Во время архимандритства Петра определилась вражда между ним и преемником Иова Борецкого на митрополичьей кафедре — Исайей Копинским.

Пётр, не желая ни в чём повиноваться митрополиту, устроил отдельно от киево-братской школы при Киевской лавре высшее училище «для преподавания свободных наук на греческом, славянском и латинском языках» (1631), но когда братчики признали его блюстителем и опекуном своей школы и подчинили её исключительно власти константинопольского патриарха, Пётр объединил свою лаврскую школу с братской.

Митрополит Исайя Копинский был непримиримым борцом против унии, в глазах народа он отличался своею пламенною ревностию о православии, понимая всю опасность еретического латинского поглощения Православия унией, известны его универсалы-послания против унии.(1628 год).[1] Такой митрополит совершенно не устраивал польского короля, поэтому тот искал способ убрать неугодного митрополита руками самих православных, готовых дружить с еретиками-католиками.

В 1632 году Могила был представителем части киевлян на сейме в Варшаве при избрании польского короля Владислава IV. Король признал легитимным существование в Киеве четырёх православных епархий и митрополии и назначил Могилу киевским митрополитом, с сохранением лаврского архимандритства. Бывший киевский митрополит — Исайя Копинский, был лишён сана. «Деградование» Копинского и посвящение Могилы состоялось во Львове в 1633 году и было совершено львовским епископом, экзархом Константинопольского патриарха.

По прибытии в Киев его встретили двумя известными панегириками — от лаврской братии и братской школы. После этого Могила насильно выгнал законного и каноничного митрополита Исайю с кафедры, посадив его в заключение. «Но более серьезную неприятность пришлось испытать Могиле от прежнего митрополита Исайи Копинского. Последний отрицал законность избрания печерского архимандрита на непраздную митрополичью кафедру и не хотел уступать ему своих прав. Предвиделось немалое смущение в церкви. Могила решился и против прежнего митрополита употребить самые крутые меры. По его распоряжению престарелого и больного старика ночью схватили в Киево-Михайловском монастыре, где он настоятельствовал, в одной власянице, перебросивши через коня, как какой-нибудь мешок, перевезли в Киево-Печерскую обитель. Лаврское заключение, из которого удалось освободиться Исайе Копинскому, разумеется, не могло улучшить его отношение к Петру Могиле: действительно вражда и борьба между обоими митрополитами, как увидим, продолжалась впоследствии — до самой кончины одного из противников».(Голубев «Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники.» 1 том, страница 552—553, издание 1883 год.)[2] По согласию польского короля Могиле были возвращены монастыри и церкви, в том числе Софийского собора и Выдубецкого монастыря[3][4][5]. Старинную церковь св. Владимира Спаса на Берестове он восстановил и устроил, а также церковь трёх Святителей, которую отдал братскому монастырю.

В 1635 году были раскопаны и очищены от развалин остатки Десятинной церкви. Средства для упорядочения церквей и монастырей Пётр Могила брал отовсюду: от лавры, из своего личного имущества, из пожертвований благочестивых людей, наконец, обращался за помощью и к московскому царю.

Особенное внимание обратил Могила на киево-братскую школу, ныне называемую Могилянской. В 1632 году Киевскую братскую школу объединили со школой Киево-Печерской лавры. После объединения школы были реорганизованы в высшее учебное заведение — Киево-Могилянскую коллегию, которая с 1701 года была переименована в академию.

Богословия и сочинения[править | править вики-текст]

В бытность свою митрополитом Могила издал следующие книги: Евангелие Учительное, поучения на праздничные и воскресные дни константинопольского патриарха Каллиста (1637; в 1616 году это Евангелие в первый раз было издано на зап.-русском литературном языке); Анфологион, сиречь молитвы и поучения душеполезные в душевную пользу сцудеев (1636); Евхологион альбо молитвослов (или требник; 1646).

Приготовил на латинском языке катехизис под названием «Православное исповедание», подвергшийся обсуждению на Киевском соборе 1640 и одобренный с поправками на соборе в Яссах в 1643 году. «Исповедание» в греческом переводе было разослано для проверки и одобрения восточным патриархам; напечатано только в 1662 в Амстердаме, на греческом языке. Ради крайней нужды в подобной книге Могилой было издано «Собрание короткой науки об артикулах веры православных кафолических христиан» (1645).

Для изданной Могилой книги Афанасия Кальнофойского «Τερατουργήμα» (1638) сам Могила доставил рассказы о чудесах печерских.

Принимал большое участие в составлении резко-полемического сочинения «Λίθος», выпущенного им в 1644 году на польском языке под заглавием «Лифос, или Камень, брошенный с пращи истины святой Православной Русской Церкви смиренным отцом Евсевием Пименом (по-русски: православным пастырем) на сокрушение лживотемной Перспективы… Кассиана Саковича». Это была апологетика Православной Церкви против нападений униатов и римокатоликов, а отчасти и ее литургика с объяснением ее богослужения, таинств и обрядов, ее постов, праздников, устройства храмов и прочее. В Москве по указу царя Алексея Михайловича книга эта под названием «Камень» в славянском переводе списана была еще в 1652 году. Хотя назначен он был во время Смоленской войны как дядя Иеремии Вишневецкого вместо промосковского митрополита Исайи Копинского, но после окончания войны примирился с Московским государством, получал от него финансовую помощь, много заботился об обучении русских Московского государства, мечтал о всеобщей грамотности всего русского народа, особенно в Православном Русском царстве. По всему царству посланники Петра Могилы собирали пожертвования на западнорусскую церковь, но «паче прошений своих» хотел Пётр устроить отделение своей школы в Москве. И в 1634 году такое отделение его школы, где монахи Киево-Братского монастыря обучали юношество Москвы, было создано. Пётр не ограничился признанием на Варшавском сейме 1635 года полного равенства Православной и униатской церквей в Речи Посполитой. Он стремился покончить с униатской церковью как с неканоничной.[6] По своим взглядам митрополит Могила был сторонником православного учения о восстановлении единства восточной и западной церквей, в том виде, как это сложилось к концу I тысячелетия христианства — при разных обрядах, но при православном римском папе и при признании римского папы только первым среди равных патриархов. При этом он полагал, что такое единение, чтобы оно не привело к разделению единого русского народа, можно вновь возобновить только с благословения всех восточных патриархов, включая Московского, и с гарантией Московского государя.

6 сентября 1636 г. король Владислав предложил православным и униатам избрать представителей на предстоящий сейм, чтобы обсудить вопрос о примирении и создании единого Киевского патриархата. Митрополит Могила написал грамоты православным владыкам и братствам о подготовке общего собора с униатами, что привело к новому ожесточению среди казачества и духовенства. Смещенный митрополит Исаия Копинский распространил слухи, что Могила уже отступил от православия, тайно принял латинскую веру и поклонился папе. Некоторые монахи из левобережных монастырей направились в Москву и на Дон, опасаясь перехода всей митрополии в латинство. Начавшееся c помощью донских казаков восстание Павлюка, Остряницы и Гуни приостановило переговоры.

В 1645 г. митрополит Петр Могила и кастелян Адам Кисель составили и послали в Рим собственный план воссоединения церквей, в котором критиковали отцов Брестской унии за отсутствие богоугодных намерений. Могила предложил созвать новый собор с участием низшего духовенства и дворянства всех русских земель, где были бы выработаны новые условия соединения. Одновременно митрополит предложил, чтобы Восток признал первенство Римского папы, но с прямым руководством его только в тех границах, в которых оно существовало до раскола 1054 года, и только так, как оно зафиксировано в греческих богослужебных книгах, а в остальном — только единство веры, а не подчинение папе. В 1646 году Петр Могила созвал «метрополитанский собор», который впервые в истории православной церкви принял решение о ведении священниками метрических книг[7]. Однако после смерти Петра Могилы практика ведения таких книг, едва начавшись, завершилась.


Скончался он скоропостижно в ночь с 31 декабря 1646 на 1 января 1647, прожив 50 лет строго аскетически, заботясь обо всём русском народе Московского государства, Речи Посполитой, Великой Валахии и Угорской Руси. За девять дней до своей кончины, чувствуя себя больным, он написал духовное завещание. Своей любимой Киевской коллегии он завещал библиотеку, недвижимую собственность, приобретенную для нее, и значительную сумму денег, а наставников ее обязывал, чтобы они жили по его правилам и каждый четверг совершали о нем поминовение. Много митрополит Петр завещал лавре и другим монастырям и церквам, воздвигнутым им из развалин. Он вполне мог сказать: «Все, что имел я, посвятил вместе с собой на хвалу и служение Богу».[8] Из проповедей Могилы известны две: «Поучение о Кресте Господа нашего и каждого христианина» и «Слово на брак Януша Радзивила». Записки П. Могилы отчасти напечатаны в «Киев. епарх. вед.» 1861—62 г.

Им были задуманы две колоссальные работы: «Жития святых» (эта работа исполнена была уже только Димитрием Ростовским) и исправление и установление славянского текста Библии, выполненное не раньше половины XVIII ст.

Мнения о нём. Канонизация[править | править вики-текст]

В 1689 году в Москве патриарх Иоаким собрал церковный собор, о разрешении спора о времени преложения Святых Даров. На соборе было утверждено православное учение о времени преложения Святых Даров, которое исповедовали братья Лихуды, и была осуждено католическое учение — «хлебопоклонная ересь», которое исповедовал Сильвестр Медведев[9]. Хлебопоклонная ересь изложена в «Лифосе» Петра Могилы. Патриарх Иоаким, осудивший на соборе латинское учение о пресуществлении, велел составить от своего имени книгу, под названием «Остен»[10]. Книга эта написана Евфимием. В ней изложена вся история происходившего спора. В добавление к ней патриарх иерусалимский Досифей прислал собрание свидетельств, доказывающих справедливость учения Лихудов. Московский собор признал неправославными не только сочинения Медведева, но и писания Симеона Полоцкого, Галятовского, Радивиловского, Барановича, Транквиллиона, Петра Могилы и других. О Требнике Петра Могилы сказано, что эта книга преисполнена латинского зломудренного учения и вообще о всех сочинениях западнорусских ученых замечено, «что их книги новотворенные и сами с собою не согласуются, и хотя многие из них названы сладостными именами, но все, даже и лучшие, заключают в себе душе-тлительную отраву латинского зломудрия и новшества»[11].


Поэт, академик Санкт-Петербургской Академии наук А. Х. Востоков (17811864): «Иноземец по рождению, но воспитанный народом и Церковью, которым он отдал всю свою жизнь, Могила более русский, чем всякий русский».

"Имя Петра Могилы — одно из лучших украшений нашей церковной истории. Он, несомненно, превосходил всех современных ему иерархов не только Малорусской, но и Великорусской Церкви и даже всей Церкви Восточной, превосходил своим просвещением, еще более своею любовию к просвещению и своими подвигами на пользу просвещения и Церкви. Для своей Малорусской Церкви он оказал величайшую услугу тем, что отстоял перед королём Владиславом IV главнейшие ее права, поруганные латинянами и униатами, и мужественно защищал её в продолжение всего архипастырского служения; восстановил в ней многое, прежде ниспровергнутое или разрушенное врагами и положил в ней начало для лучшего порядка вещей. Всей Русской Церкви оказал великую услугу основанием и обеспечением своей коллегии, послужившей первым рассадником и образцом для духовно-учебных заведений в России. ", — писал выдающийся историк Русской Церкви митрополит Макарий (Булгаков, †1882).[12]

Протоиерей Георгий Флоровский: «Есть что-то загадочное и двусмысленное в образе Петра Могилы. Трудно понять, был ли он искренним ревнителем православия или скорее искусным соглашателем… Между тем, его историческое влияние было решающим. И обоснованно его именем обозначают целую эпоху в истории Западно-русской церкви и культуры. <…> И в патриархи латино-униатская партия всегда выдвигала именно Могилу, вряд ли без его ведома. Рутский считал, что он вполне „расположен“ к Унии. Действительно, догматических возражений против Рима у Могилы не было. Он лично был уже как бы в догматическом единомыслии с Римом. Потому так легко и свободно он и обращался с латинскими книгами. Именно то, что он находил в них, он и принимал за православие, как древнее предание. Для него стоял только вопрос юрисдикции.»[13]

В 1996 году Священный Синод Украинской Православной Церкви канонизировал для местного почитания (в пределах Украины) святителя Петра, митрополита Киевского[14], несмотря на то, что предложение о его прославлении было отклонено комиссией Московского патриархата. 8 декабря 2005 года свт. Петр не был канонизирован поместным собором на территории РПЦ, в календари МП его имя было вписано лишь по личному распоряжению патриарха Алексия II.[15]

Память[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. м. Макарий. История Русской церкви. Том 5. Отдел 1 ГЛАВА IV
  2. Голубев С. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники. (Опыт исторического исследования) в 2 т.; Т. 1
  3. ГИЛЬОМ ЛЕВАССЕР ДЕ БОПЛАН->ОПИСАНИЕ УКРАИНЫ->ПУБЛИКАЦИЯ 1901 Г.->ЧАСТЬ 1
  4. Выписи из кадиаскерского сакка
  5. м. Макарий. История Русской церкви. Том 5. Отдел 1. Глава IV. Раздел III.
  6. Пётр Могила Православная энциклопедия. http://www.sedmitza.ru/lib/text/436387/
  7. Метрические книги // Энциклопедический словарь / Под ред. К. К. Арсеньева, Ф.Ф. Петрушевского. — CПб.: Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон, 1896. — Т. XIX. — С. 201—204.
  8. В. Петрушенко. Святитель Пётр Могила. http://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php?id=621
  9. «194. Соборное постановление о разрешении от церковного отлучения Симеона Медведева». Акты исторические, собранные и изданные Археографическою коммиссиею Т. 5. 1676—1700 стр. 337
  10. Остен. Памятник русской духовной письменности XVII века
  11. Н. И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей Глава 10.ЕПИФАНИЙ СЛАВИНЕЦКИЙ, СИМЕОН ПОЛОЦКИЙ И ИХ ПРЕЕМНИКИ
  12. Святитель Пётр Могила. http://www.mgarsky-monastery.org/history/12
  13. Прот. Георгий Флоровский. Пути русского богословия. Париж, 1937, стр. 75
  14. И. Басин. Канонизации святых в Украинской Православной Церкви Московского Патриархата: 1993—1996 годы
  15. Православный церковный календарь 2007 год. Издательский совет Русской Православной Церкви

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]