Плевако, Фёдор Никифорович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ф. Н. Плевако
Plevako F N.jpg
юрист
Дата рождения:

25 апреля 1842({{padleft:1842|4|0}}-{{padleft:4|2|0}}-{{padleft:25|2|0}})

Место рождения:

Троицк
Оренбургская губерния
Российская империя

Дата смерти:

23 декабря 1908({{padleft:1908|4|0}}-{{padleft:12|2|0}}-{{padleft:23|2|0}}) (66 лет)

Место смерти:

Москва, Российская империя

Ф. Н. Плевако на Викискладе

Фёдор Ники́форович Плева́ко (25 апреля 1842, Троицк — 5 января 1909, Москва[1]) — адвокат, юрист, судебный оратор, действительный статский советник.

Выступал защитником на крупных политических процессах:

  • Дело люторических крестьян (1880)
  • Дело севских крестьян (1905)
  • Дело о стачке рабочих фабрики Товарищества С. Морозова (1886) и других.
  • Дело Бартенева
  • Дело Грузинского
  • Дело Лукашевича
  • Дело Максименко
  • Дело рабочих Коншинской фабрики
  • Дело Замятниных
  • Дело Засулич (приписывается Плевако, на самом деле защитником был П. А. Александров)

Биография[править | править вики-текст]

Фёдор Плевако родился 13 (25) апреля 1842 года в городе Троицк Оренбургской губернии[1].

По некоторым данным, Ф. Н. Плевако был сыном дворянина (поляка) и крепостной киргиз-кайсаксого (казахского) происхождения[2]. Отец — надворный советник Василий Иванович Плевак, мать — крепостная Екатерина Степанова (урождённая «Ульмесек», с казахского «неумирающая»). Родители не состояли в официальном церковном браке, поэтому двое их детей — Фёдор и Дормидонт — считались незаконнорожденными. Всего в семье было четверо детей, но двое умерли младенцами. Отчество Никифорович взято по имени Никифора — крёстного отца его старшего брата. Позднее, в университет Фёдор поступал с отцовской фамилией Плевак, а по окончании университета добавил к ней букву «о», причём называл себя с ударением на этой букве: Плевако́.[3][4]

В Москву семья Плевако переселилась летом 1851 года. Осенью братьев отдали в Коммерческое училище на Остоженке. Братья учились хорошо, особенно Фёдор прославился математическими способностями. К концу первого года учёбы имена братьев были занесены на «золотую доску» училища. А ещё через полгода Фёдора и Дормидонта исключили как незаконнорожденных. Осенью 1853 года, благодаря долгим отцовским хлопотам, Фёдор и Дормидонт были приняты в 1-ю Московскую гимназию на Пречистенке — сразу в 3 класс[3]. Кстати, в этот же год в гимназию поступил и Пётр Кропоткин и тоже в третий класс.[5] В этой же школе учились многие ставшие впоследствии известными деятели России.

Окончил курс на юридическом факультете Московского университета. Состоял в Москве кандидатом на судебные должности. В 1870 году Плевако поступил в сословие присяжных поверенных округа московской судебной палаты, что улучшило его материальное положение. Он приобретает в собственность дом по адресу Большой Афанасьевский переулок, 35 (дом снесён в 1993 году. См. фотографию дома [1]). Вскоре он стал известен как один из лучших адвокатов Москвы, часто не только помогавший бедным бесплатно, но порой и оплачивавший непредвиденные расходы своих нищих клиентов.

Адвокатская деятельность Плевако прошла в Москве, которая наложила на него свой отпечаток. И звон колоколов в московских храмах, и религиозное настроение московского населения, и богатое событиями прошлое Москвы, и нынешние её обычаи находили отклик в судебных речах Плевако. Они изобилуют текстами Священного Писания и ссылками на учение святых отцов. Природа наделила Плевако чудесным даром слова.

Не было в России оратора более своеобразного. Первые судебные речи Плевако сразу обнаружили огромный ораторский талант. В процессе полковника Кострубо-Корицкого, слушавшемся в рязанском окружном суде (1871), противником Плевако выступил присяжный поверенный князь А. И. Урусов, страстная речь которого взволновала слушателей. Плевако предстояло изгладить неблагоприятное для подсудимого впечатление. Резким нападкам он противопоставил обоснованные возражения, спокойствие тона и строгий анализ улик. Во всём блеске и самобытной силе сказалось ораторское дарование Плевако в деле игуменьи Митрофании, обвинявшейся в московском окружном суде (1874) в подлогах, мошенничестве и присвоении чужого имущества. В этом процессе Плевако выступил гражданским истцом, обличая лицемерие, честолюбие, преступные наклонности под монашеской рясой. Обращает на себя также внимание речь Плевако по слушавшемуся в том же суде, в 1880 году, делу 19-летней девушки, Качки, обвинявшейся в убийстве студента Байрошевского, с которым она находилась в любовной связи.

Нередко Плевако выступал в делах о фабричных беспорядках и в речах своих в защиту рабочих, обвинявшихся в сопротивлении властям, в буйстве и истреблении фабричного имущества, будил чувство сострадания к несчастным людям, «обессиленным физическим трудом, с обмершими от бездействия духовными силами, в противоположность нам, баловням судьбы, воспитываемым с пелёнок в понятии добра и в полном достатке». В своих судебных речах Плевако избегал эксцессов, полемизировал с тактом, требуя и от противников «равноправия в борьбе и битве на равном оружии». Будучи оратором-импровизатором, полагаясь на силу вдохновения, Плевако произносил наряду с великолепными речами и относительно слабые. Иногда в одном и том же процессе одна речь его была сильна, другая — слаба (например, по делу Меранвиля). В молодые годы Плевако занимался и научными работами: в 1874 году он перевёл на русский язык и издал курс римского гражданского права Пухты. Помощником у него был после 1894 года известный певец Л. В. Собинов. По своим политическим воззрениям он принадлежал к «Союзу 17 октября».

Плевако владел многоквартирным доходным домом на Новинском бульваре; этот дом получил название «дом Плевако» и называется так до сих пор[источник не указан 940 дней].

Фёдор Никифорович Плевако умер 23 декабря 1908 года (5 января 1909), на 67-м году жизни, в Москве[1]. Похоронили Плевако при громадном стечении народа всех слоёв и состояний на кладбище Скорбященского монастыря.

В 1929 году монастырское кладбище решено было закрыть, а на его месте организовать детскую площадку. Останки Плевако, по решению родственников, были перезахоронены на Ваганьковском кладбище. С той поры на могиле великого русского адвоката стоял обычный дубовый крест — до 2003 года, когда на пожертвования известных российских адвокатов был создан оригинальный барельеф с изображением Ф. Н. Плевако.[5]

Память[править | править вики-текст]

Почтовая марка России
  • Памятник в городе Троицке Челябинской области, на родине Плевако.[6]
  • В 2013 году в России была выпущена почтовая марка, посвящённая Плевако.
  • В июне 2014 г. в г. Элисте был открыт Дом адвокатов имени Плевако [http://elista.org/socium/v_eliste_otkrylsya_central_nyj_dom_advokatov/].

Интересные факты[править | править вики-текст]

  • У Ф. Н. Плевако было два сына (от разных жён), которых звали одинаково — Сергеями Фёдоровичами. Позже оба Сергея Фёдоровича Плевако стали адвокатами и практиковали в Москве, из-за чего нередко возникала путаница.[7]
  • По альтернативной биографии, описанной, например, в новелле В. Пикуля «Не от крапивного семени», отцом Ф. Н. Плевако был сосланный польский революционер.

Подробную биографию Фёдора (Теодора) Плевако написал Викентий Вересаев (Смидович). Отцом адвоката был Никифор Плевако, происходивший из обедневших дворян Великого княжества Литовского. В 1851 году Никифор Плевако получил звание надворного советника и орден св. Станислава и был переведён в Москву. Этим орденом, как правило, награждались выходцы из западных губерний Империи.

Литература[править | править вики-текст]

  • Кони, А. Ф. — князь Урусов и Ф. Н. Плевако — мемуары
  • Ф. Н. Плевако — судебные речи
  • Ф. Н. Плевако — нашумевшие уголовные процессы

Ф. Н. Плевако упоминается в детективах Б. Акунина «Особые поручения» (из цикла об Эрасте Фандорине), а также «Пелагия и белый бульдог» (из цикла рассказов о Пелагие). В «Белом бульдоге» Плевако показан на суде, защитником одного из главных действующих лиц. В экранизации детектива Ф. Плевако блистательно сыграл В. Хаев.

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).