Покровские ворота (фильм)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Покровские ворота
Постер фильма
Жанр

лирическая комедия

Режиссёр

Михаил Козаков

Автор
сценария

Леонид Зорин

В главных
ролях

Олег Меньшиков
Инна Ульянова
Анатолий Равикович
Леонид Броневой

Оператор

Николай Немоляев

Композитор

Георгий Гаранян

Кинокомпания

Мосфильм

Длительность

132 мин

Страна

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Язык

русский язык

Год

1982

IMDb

ID 0083465

«Покровские ворота» — советский двухсерийный художественный фильм, снятый Михаилом Козаковым в 1982 году. Литературной основой фильма послужила одноимённая пьеса Леонида Зорина. Премьера по Центральному телевидению состоялась 11 февраля 1983 года.

Сюжет[править | править вики-текст]

Москва, осень 1956 года. Молодой человек лёгкого нрава и взрывного темперамента, любитель девушек и «прожигатель жизни» Костик (О. Меньшиков), приехавший из родного города в Москву, учится в аспирантуре МГУ. Он живёт в коммунальной квартире у своей тётушки Алисы Витальевны (С. Пилявская). Соседи Костика — артист Мосэстрады куплетист Аркадий Варламович Велюров (Л. Броневой) и необычный тройственный союз в составе Маргариты Павловны Хоботовой (И. Ульянова), Льва Евгеньевича Хоботова (А. Равикович) и Саввы Игнатьевича Ефимова (В. Борцов).

С юмором показана жизнь научной и творческой интеллигенции в стеснённых условиях коммунальной квартиры. Костик непринуждённо ухаживает за девушками, в промежутках между похождениями успевая учиться. Старый холостяк эстрадник-куплетист Велюров ревностно относится к каждой строчке своего выверенного до мелочей репертуара: «Когда выходишь на эстраду, стремиться надо к одному — всем рассказать немедля надо, кто ты, зачем и почему!», на этой почве донимая мелочными придирками своего постоянного автора — поэта Соева (Е. Моргунов) (а кроме того, в творческом процессе не прочь принять участие ещё и супруга поэта со своим особым видением «поэтического материала» — Ольга Яновна (Н. Крачковская)). В промежутках между подобными «актами коллективного творчества», а также эстрадными выступлениями, Велюров выпивает.

Маргарита Павловна — научный работник, занимающаяся Южной Америкой — недавно развелась со своим супругом — 43-летним литератором, работающим в издательстве Львом Евгеньевичем, с которым она прожила в браке 15 лет, и собирается заключить брак с Саввой Игнатьевичем — бывшим фронтовиком, а ныне художником по металлу (гравёром), аккордеонистом-любителем, большим знатоком всех разновидностей штихеля и, в отличие от Льва Евгеньевича, человеком сугубо практического склада ума. Но продолжение проживания Маргариты Павловны со своим бывшим супругом под одной крышей делает штамп о расторжении брака сугубо формальной деталью, никак не влияющей на продолжение их тесной психологической близости, заключающейся в плотной опеке Льва Евгеньевича со стороны Маргариты Павловны. Она «знает» о Хоботове главное — без неё этот недотёпа и большой ребёнок, витающий в своих высоких художественных материях и абсолютно беспомощный в различных бытовых мелочах, просто пропадёт, и она искренне считает своим долгом не бросать его до передачи в действительно хорошие надёжные руки.

Жизнь образованного, тонкого и чувствительного Льва Евгеньевича Хоботова, недавно ставшего свободным от брака, насыщена весёлыми и грустными событиями. Ему, долгое время плывшему по течению в жизни, приходится выбирать между романом с медсестрой Людочкой (Е. Коренева), за который нужно бороться, и привычной тихой гаванью под навязываемой ему опекой своей уже бывшей супруги Маргариты Павловны (муж он «отставленный, но не вполне отпущенный»).

Та ревнует его к Людочке и пытается их рассорить. В этом своеобразном психологическом противостоянии Хоботова и Маргариты Павловны на стороне Хоботова выступает «либерал» и ценитель свободы Костик, всячески поддерживающий самоуважение Льва Евгеньевича. С Маргаритой Павловной единым фронтом выступает «знающий жизнь» практик и гуманист Савва Игнатьевич, который соглашается (хотя и без радости), что без прежней жены Хоботов пропадёт. В такой ситуации у Льва Евгеньевича есть только одна слабая надежда — что к весне Маргарита Павловна и Савва Игнатьевич съедут из коммуналки на новую квартиру и дадут ему, наконец, жить своей жизнью.

Маргарита Павловна и Савва Игнатьевич становятся официальными супругами, при этом в организации торжества участвуют и все их соседи. Лев Евгеньевич всё так же встречается со своей любимой медсестрой Людочкой. Костик неожиданно в сотруднице ЗАГСа узнаёт девушку своей мечты — красавицу Риту (В. Воилкова) и вычёркивает из телефонного списка на стене коммуналки всех прежних подружек. Маргарита Павловна и Савва Игнатьевич вот-вот получат отдельную квартиру, но вдруг Маргарита Павловна огорошивает Льва Евгеньевича своим «озарением» о том, что тот и дальше должен быть при ней, и поэтому и в новую квартиру они поедут все вместе. Лев Евгеньевич негодует и заявляет Маргарите Павловне, что непременно женится на Людочке; бывшая жена возражает, бранит его, происходит грандиозный скандал. Лев Евгеньевич перевозбуждается, ему становится плохо. Маргарита Павловна устраивает его в больницу к своей подруге — врачу-хирургу (Р. Маркова), предполагая у него воспаление аппендикса.

Льву Евгеньевичу делают операцию. Через неделю в больнице его навещает Людочка, Костик с Ритой, а также Велюров и друг Костика — мотоциклист Савранский. Компания всячески веселится. Вдруг Лев Евгеньевич замечает невдалеке Маргариту Павловну с Саввой Игнатьевичем, которые пришли его забирать («брать»). Маргарита Павловна убеждает Льва Евгеньевича, что его переезд с ними в отдельную квартиру будет только временной мерой — до тех пор, пока не появится женщина, которой Маргарита Павловна сможет со спокойным сердцем передать прежнего мужа «из рук в руки» — невредимым, целым, в здравом уме. Но тут управление ситуацией берёт на себя Костик — он предлагает Льву Евгеньевичу «бежать» с Людочкой на мотоцикле Савранского. Хоботов и Велюров меняются одеждой и комическое бегство удаётся.

В самом начале и концовке фильма видны реалии ранних 1980-х годов: бульдозер ломает дом, где находилась коммуналка. Рядом, в автомобиле «Жигули» сидит повзрослевший Костик (М. Козаков), ностальгирующий и рассуждающий о быстротечности времени и бренности бытия. Остальные герои повествования при этом не показаны, об их судьбах можно только догадываться.

В числе характерных деталей картины — виды старой Москвы 1950-х, уходящей в историю, и песни Булата Окуджавы.

В ролях[править | править вики-текст]

Съёмочная группа[править | править вики-текст]


Интересные факты[править | править вики-текст]

  • Фильм «Покровские ворота» мог вообще не появиться. Дело в том, что Козаков неоднократно отказывался от роли Дзержинского в фильме «Государственная граница» (куда его утверждали без кинопроб). Руководство Госкино поставило Козакова перед выбором: либо он соглашается на роль Дзержинского, либо ему не позволят снимать «Покровские ворота». Козаков согласился и… получил за это три премии — Государственную и две премии КГБ![1]
  • Перед сдачей фильма в прокат у Козакова также появилась большая проблема: почти сразу же после окончания производства фильма актриса Елена Коренева (исполнившая роль Людочки) эмигрировала за рубеж. По тем временам этот факт бросал тень на всю съёмочную группу. Выход фильма оказался под вопросом. (Аналогичная ситуация произошла с фильмом «31 июня» после невозвращения из-за границы Александра Годунова). Как раз в это время вышло постановление ЦК КПСС о кинематографе, содержавшее требование выпускать больше кинокомедий. Это и спасло фильм от того, что его не «положили на полку». Однако после премьерного показа по ЦТ 11 февраля 1983 года[3] фильм несколько лет «ждал» повторения — до февраля 1986 года.
  • Фильм показывается по телевидению в двух вариантах — полном и слегка сокращённом. В сокращённом на несколько минут варианте «подрезаны» некоторые сцены и диалоги. Для сравнения на DVD: полная версия издана «Крупным планом» в «синей» серии — «Отечественное кино ХХ века», реставрированные издания «Крупного плана» и «Твистера» содержат сокращённый вариант фильма.
  • В фильме в начале и в конце показывается, как на граммофон ставится пластинка в идущем на слом доме — в начале фильма звучит тема в исполнении джаз-бэнда «Мелодия» «Девушка спешит на свидание» — в конце фильма звучит песня Леонида и Эдит Утесовых «Дорогие москвичи» в версии с окончанием «в терцию».
  • Тётушка Костика, Алиса Витальевна, смотрит по телевизору фильм «Убийство на улице Данте» (где «наши играют французскую жизнь»). В этом фильме сыграл свою первую роль в кино Михаил Козаков — режиссёр «Покровских ворот», также сыгравший в собственном фильме роль взрослого Костика.
  • Убедительно сыгравший «фронтовика» Савву Игнатьевича Виктор Борцов таковым на самом деле не являлся — год его рождения 1934. А вот его фронтовой друг Леонтий сыгран действительно воевавшим Владимиром Пицеком.
  • Среди множества шуток, отпускаемых Костиком родственникам и знакомым (на горе Арарат обнаружены остатки Ноева ковчега, уезжаю искать могилу Тамерлана), есть и соответствующие действительности — Эмиль Золя действительно угорел (отравился угарным газом).
  • Перед концом фильма (где Савранский едет на мотоцикле) в кадре видно, как проезжает троллейбус ЗИУ-9, серийное производство которого началось лишь с 1972 года.
  • Костик впервые видит Риту на задней площадке троллейбуса ЗИУ-5, производство которого началось в 1960 году, в то время как действие фильма разворачивается осенью 1956 — весной 1957 гг.
  • Номера на автомобилях-такси ГАЗ-М20 «Победа» — образца 1959 г.
  • За Велюровым приезжает автомобиль скорой помощи ЗИС-110 чёрного цвета с красными крестами на закрашенных боковых окнах, в то время как в реальности медицинская модификация ЗИС-110А окрашивалась только в белый цвет.
  • Первое свидание Людочки и Хоботова происходит в ноябре 1956 г. На деревьях — яркая зелёная листва, которой не бывает в ноябрьской Москве.
  • Финальная сцена фильма в больнице происходит в мае 1957 г., однако, если присмотреться, на дорожках парка лежат опавшие осенние листья.
  • Картина с обнажённой девушкой, которая видна в сцене, где Маргарита Павловна подслушивает разговор Льва Евгеньевича и Людочки и захлопывает крышку граммофона, висит и в картине «Опасный поворот» режиссёра Владимира Басова
  • Финальные титры фильма сопровождаются фотографиями актёров в детско-юношеском возрасте.
  • В конце фильма в сцене, когда сбежавшие из больницы Людочка и Хоботов на мотоцикле Савранского неожиданно попадают в Москву 80-х, под коляской мотоцикла отчётливо видны 2 приделанных дополнительных маленьких колеса необходимых для следующей сцены, в которой Савранский рукой отталкивает коляску с сидящей в ней Людочкой, и коляска свободно катится на 3 колёсах (вместо положенного ей по конструкции одного) в сторону отставшего от мотоцикла Хоботова.
  • Мотоцикл у Савранского абсолютно не соответствует эпохе и несколько раз меняется в течение фильма. В самом первом кадре мотоцикл имеет красный бензобак, в следующем — черный. Савранский в финале делает прыжок на кроссовом мотоцикле, а не на мотоцикле ИЖ-Планета, который был в течение всего фильма[4].
  • В сцене игры Саввы Игнатьевича на аккордеоне крупным планом показана фронтовая фотография на которой на его гимнастерке видны помимо двух медалей ордена Славы и Красной звезды. В ЗАГС же Савва приходит с четырьмя медалями.
  • Актриса Нина Дорошина сыграла эпизодическую роль одной из слушательниц у Орловичей.
  • Когда Хоботов и Людочка катались на мотоцикле, их обливал поливомоечный ЗИЛ-130, который появился в 1962 году.


Расхождения с пьесой[править | править вики-текст]

  • В фильме изменено место действия ряда сцен. Так, Хоботов безуспешно пытается закрыть зонтик в присутствии Людочки и ранит при этом палец не у входа в свою квартиру, а при входе в трамвай; следующая за этим сцена, когда Хоботов не может найти ключи от квартиры, в фильме опущена.
  • Разговор между Костиком и Велюровым, собирающимися идти свидетелями на свадьбу Маргариты Павловны и Саввы Игнатьевича («Наяда исчезла! Я тоскую, как Блок!»), происходит не в их квартире, а на улице.
  • В фильме «изюминкой» Саввы Игнатьевича является то, что он постоянно сыплет немецкими фразами («Зер гут, Маргарита Павловна!» (Очень хорошо, Маргарита Павловна!), «Данке шон, Маргарита Павловна!» (Большое спасибо, Маргарита Павловна!), «Яволь, Маргарита Павловна!» (Так точно, Маргарита Павловна!), «Капут», «Фюнф минут!» (пять минут, по-немецки правильно «Фюнф минутен!»), «Натюрлих!» (Конечно!), «Вот где хунд беграбен» (Вот где собака зарыта)). В пьесе он не произносит ни слова по-немецки. Костик в пьесе тоже не произносит французских фраз, в отличие от фильма («Мерси, мон анж!»). В то же время Маргарита Павловна использует французские выражения как в фильме, так и в пьесе («Вуз эт ридикюль», «твоё пошлое пар депи»).
  • В фильме работницу загса, в которую влюбился Костик, зовут Рита, в то время как в пьесе её зовут Алевтина. Возможно, имя героини было изменено намеренно, чтобы использовать его сходство с именем Маргариты Павловны, — в фильме это сходство трижды обыгрывается.
  • В пьесе полностью отсутствуют эпизоды с концертными выступлениями Велюрова; тот лишь упоминает, что Светлана приходила к нему на концерт. Поэтому ставшая цитатой фраза «На улице идёт дождь, а у нас идёт концерт» есть в фильме, но не в пьесе. Также в пьесе нет сцены спора Велюрова с Соевым по поводу финала нового номера, когда рассерженный Соев исполняет куплет: «В купе под диваном лежала она, // Костлява, беззуба, безброва, // Лежала холодная, братцы, война, // Поверьте на честное слово!»
  • В пьесе, когда Костик после встречи с Ритой обрывает знакомства со своими бывшими девушками, он перед всеми оправдывается одинаково: «Я уезжаю в Центрально-Чернозёмную область». В фильме же он объясняет всем свой отъезд по-разному: одной говорит, что уезжает в Центрально-Чернозёмную область, где якобы найден череп коня Вещего Олега; другой — что едет в Южную Америку, где на дне озера Титикака якобы обнаружен древний город; третьей — что едет на Арарат, где якобы найден Ноев ковчег, четвёртой — что едет искать могилу Тамерлана (хотя его захоронение было издавна известно и вскрыто 21 июня 1941 года). Все девушки воспринимают его слова всерьёз и говорят в ответ, что слышали или читали об этом, чем приводят Костика в полный восторг. В одном моменте он несколько «перебирает», читая девушке стихотворение М. Ю. Лермонтова: «За всё, за всё тебя благодарю я…», вызывая возмущение Велюрова (если прочитать стихотворение полностью, понимаешь, что смысл его совсем не подходящий для доброго расставания с девушкой, ибо после первых строк тон меняется, а в конце появляются строки: «Устрой лишь так, чтобы тебя отныне недолго я ещё благодарил»).
  • Пьеса была написана в 1974 году, соответственно время действия эпилога — начало 1970-х. Фильм был снят в 1982 году, и был немного, на десятилетие, «осовременен». Поэтому в последнем речитативе Костика отшумели уже не только шестидесятые, но и семидесятые, а «прорастают», соответственно, уже восьмидесятые.

Места съемок[править | править вики-текст]

дом из фильма Покровские ворота. Современный вид с Гоголевского бульвара (первый этаж скрыт за забором)
  • В начале и конце фильма показывают сцены сноса дома, однако дом 10 по Нащокинскому переулку (а главным фасадом на Гоголевский бульвар) — у него снимались сцены фильма «Покровские ворота» — стоит на месте. Его не снесли, как следует из фильма, но сделали неузнаваемым. В 1990-х годах дом был реконструирован — добавился дополнительный этаж, мансарда, балкон, подземная парковка[5]. В фильме сносили дом, который находился на углу Краснопролетарской улицы и Оружейного переулка [1] [2]
  • В сцене, когда Хоботов и Людочка попали в Москву 1980-х, Савранский разворачивает свой мотоцикл, и их пропускает милиционер, одетый в форму 1940-60-х (белая гимнастёрка, тёмно-синие брюки-галифе заправлены в сапоги). Когда Савранский отталкивает «люльку», в кадре уже милиционер в тёмно-серой форме 1970-80-х, в брюках поверх обуви. Это ещё один штрих, завершающий «перенос» героев.
  • Присутствует анахронизм: Савранский и Костик въезжают в арку, на которой висит не существующий в описываемое время знак «Остановка запрещена» образца 1973 г.[6]
  • Ещё один анахронизм заключается в том, что когда Костик и Рита гуляют по Яузе и собираются идти домой к Рите, на заднем плане по Андроникову виадуку проезжает электропоезд ЭР2, который появился в 1962 году, к тому же с головным вагоном образца 1974 года. Во время действия событий в фильме (1956—1957) были только электропоезда серии С. Там же, возле дома на Котельнической в кадре мелькает ЗИЛ-131, производство которого началось в 1966 году.
  • Анахронизм третий. Сразу после бракосочетания Саввы Игнатьевича и Маргариты Павловны идут эпизоды в парке, где гуляют дети. У мальчика на куртке (предплечье) виден Олимпийский мишка, символ Олимпийских игр 1980 года.

Подбор актеров[править | править вики-текст]

  • На трио Хоботов—Хоботова—Савва Игнатьевич претендовали А. МироновН. ГундареваЕ. Лазарев (звёздный состав)[1]. Андрею Миронову Козаков сказал: «Ты слишком знаменит для жителя коммунальной квартиры». Правда, на пробах он был хорош — смешно играл. Но он Миронов, а Козакову нужен был типичный еврей с такой себе «виннипушестостью»[7]. На Савву Игнатьевича предполагался также Никита Михалков, но тот отказался от участия в картине, сославшись на то, что ему не понравился сценарий. После этого Козаков решил заменить и «Хоботовых»[3]. Маргариту Хоботову могла сыграть ещё Людмила Гурченко[8].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]