Попытка угона Ту-154 8 марта 1988 года

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Захват и попытка угона Ту-154 8 марта 1988 года
Место атаки

РСФСР

Цель атаки

побег из СССР

Дата

8 марта 1988

Способ атаки

стрельба и попытка взорвать самолёт

Оружие

обрез одноствольного ружья, обрез двуствольного ружья, самодельные бомбы

Погибшие

9 (включая 5 террористов)

Раненые

19

Число террористов

7 (не считая младших)

Террористы

Семья Овечкиных

Организаторы

Нинель Сергеевна Овечкина

Захват и попытка угона пассажирского самолёта Ту-154Б-2 8 марта 1988 года - террористический акт, имевший место в СССР.

До теракта[править | править вики-текст]

В 1988 году семья Овечкиных состояла из матери и 11 детей (отец, Дмитрий Дмитриевич, умер 3 мая 1984 года, через несколько дней после побоев, нанесённых старшими сыновьями), в том числе 7 сыновей входили в семейный джазовый ансамбль «Семь Симеонов» и официально числились музыкантами при объединении городских парков «Досуг»[1]. Ансамбль был организован в конце 1983 года и вскоре добился побед на ряде музыкальных конкурсов в различных городах СССР, получил широкую известность: об Овечкиных писали в прессе, сняли документальный фильм [2] и т. д. Семья жила в Иркутске в двух трёхкомнатных квартирах. Кроме того, за ними был сохранен частный дом в предместье Рабочее с участком в восемь соток.

Подготовка к побегу[править | править вики-текст]

Н. С. Овечкина и её сыновья считали, что они имели несчастье родиться в СССР. По их мнению, они заслужили гораздо большего.

Во время зарубежных гастролей ансамбля «Семь Симеонов» в 1987 году в Токио члены семьи Овечкиных приняли решение покинуть Советский Союз.

После возвращения в СССР, «Симеоны» начали готовиться к бегству за границу. Мать полностью поддержала их идею.

Овечкины решили угнать самолёт, который будет совершать рейс внутри Союза. Они нашли способ пронести оружие на борт — во время одной из поездок они обратили внимание, что контрабас, на котором играл Александр, едва проходит в металлодетектор, поэтому сотрудники аэропорта ограничились поверхностным осмотром. К тому же при помощи контрабаса можно было объяснить наличие металлических деталей в футляре.

После возвращения, Овечкины начали распродавать вещи из дома. Старшие братья Овечкины купили два ружья 16-го калибра (одноствольное и двуствольное), ружейные патроны и детали для изготовления самодельных бомб[3].

Кроме того, Овечкины купили новую одежду, в которую переоделись, чтобы за границей выглядеть более эффектно.

Д. Овечкин изготовил из ружей обрезы, а также собрал три самодельные бомбы, одну из которых взорвал с целью оценить эффект взрыва. Также он сделал двойное дно в контрабасе и закрепил там оружие, бомбы и сотню патронов.

Овечкины также договорились — если побег не удастся, взорваться всей семьёй.

Захват самолёта[править | править вики-текст]

Рейс 3739 Аэрофлота
Aeroflot Tu-154B-2 CCCP-85396 ZRH 1982-6-20.png
Ту-154Б-2 компании Аэрофлот, аналогичный захваченному
Общие сведения
Дата

8 марта 1988 года

Место

Союз Советских Социалистических Республик Аэродром Вещево (Ленинградская область, РСФСР, СССР)

Погибшие

9

Раненые

19

Воздушное судно
Модель

Ту-154Б-2

Авиакомпания

Союз Советских Социалистических Республик Аэрофлот

Пункт вылета

Союз Советских Социалистических Республик Иркутск

Остановки в пути

Союз Советских Социалистических Республик Курган

Пункт назначения

Союз Советских Социалистических Республик Пулково, Ленинград

Бортовой номер

CCCP-85413

Дата выпуска

1980 год

8 марта 1988 года семья Овечкиных — Нинель и её 10 детей — прибыли в аэропорт на посадку в самолёт Ту-154, выполнявший рейс по маршруту Иркутск — Курган — Ленинград.

На момент захвата Н.С. Овечкиной был 51 год, Людмиле — 32 года, Ольге — 28, Василию — 26, Дмитрию — 24, Олегу — 21, Александру — 19, Игорю — 17, Татьяне — 14, Михаилу — 13, Ульяне — 10 и Сергею — 9 лет. Старшая дочь Людмила, выйдя замуж, жила отдельно от остальной семьи и в захвате самолёта участия не принимала.

Официальной целью поездки являлись гастроли в Ленинграде[источник не указан 141 день].

Овечкины прибыли в аэропорт с ручной кладью и музыкальными инструментами. Футляр с контрабасом не проходил в интерскоп по габаритам, поэтому сотрудница службы контроля для проверки положила футляр на стол, открыла его и встряхнула инструмент. Оружие найдено не было[4].

В этот момент[когда?] один из пассажиров услышал странный диалог. Один из Овечкиных сказал: «Прощёлкали». Другой его оборвал: «Заткнись»[источник не указан 141 день].

В какой-то момент[когда?] планы террористов меняются. Они решают угнать самолёт не на обратном пути с полными баками, а по дороге в Ленинград[источник не указан 141 день].

Поскольку в самолёте было много свободных мест, Овечкины пересели в хвостовую часть салона[4]. Старшие братья показали стюардессам фотографию ансамбля «Семь Симеонов», чтобы убедить в том, что они являются артистами.

В Кургане один из бортпроводников обратил внимание на контрабас и решил его убрать, но в тот момент он отвлёкся на какую-то мелочь и забыл о нём[источник не указан 141 день].

В 14:53, когда самолёт летел в районе Вологды, двое старших братьев Овечкиных встали с мест и запретили остальным пассажирам покидать свои места, угрожая ружейными обрезами[4]. В 15:01 Василий Овечкин передал бортпроводнице Ирине Васильевой записку с требованием изменить курс и приземлиться в Лондоне или в другом городе на территории Великобритании под угрозой взрыва самолёта. В 15:15 борт сообщил, что топлива осталось на 1 час 35 минут полёта[5].

В соответствии с Воздушным кодексом СССР, в сложившихся обстоятельствах экипаж самолёта имел право самостоятельно принимать решения[4]. Чтобы не подвергать риску пассажиров, экипаж первоначально принял решение лететь за рубеж. Но чем ближе лайнер подходил к Ленинграду, тем яснее становилось: до ближайшего финского или шведского аэродрома не дотянуть. В Кургане самолёт был дозаправлен, но ровно настолько, чтобы долететь до Ленинграда, на крайний случай — до запасного аэродрома в Таллине. Если же следовать в Финляндию, то у неизвестного аэродрома пришлось бы маневрировать, изучать подходы, тут и могло бы кончиться топливо[5].

Положение осложнялось тем обстоятельством, что экипаж Ту-154 не имел опыта и не был подготовлен к совершению международных перелётов: не знал расположения воздушных коридоров и зарубежную систему эшелонирования полётов; на самолётах внутренних линий не было необходимых справочников по ведению радиосвязи, схем заходов на посадку и др. В этих условиях, появление в воздушном пространстве иностранного государства самолёта, не соблюдающего установленных правил поведения в воздухе и не исполняющего отданных в установленном порядке команд с земли могло привести к катастрофическим последствиям[4].

Ещё одной проблемой был «языковой барьер», на выполнявшем внутренний рейс «Ту-154» английский язык знал только штурман[3][4].

В 15:30 бортинженер Иннокентий Ступаков вышел в салон и в результате переговоров сумел объяснить, что для совершения полёта в Великобританию недостаточно топлива, после чего ему удалось убедить террористов разрешить посадку для дозаправки самолёта на территории Финляндии[5].

В 16:05 самолёт приземлился на военном аэродроме Вещево неподалёку от финской границы. По громкой связи в салоне самолёта было объявлено, что авиалайнер производит посадку на дозаправку в аэропорту финского города Котка[5].

Увидев в иллюминаторы советских солдат, Овечкины поняли, что их обманули. Братья Овечкины потребовали немедленно взлетать, попытались выломать дверь кабины пилотов, угрожали начать убивать пассажиров. Дмитрий Овечкин застрелил бортпроводницу Тамару Жаркую[5]. По воспоминаниям участника событий, майора милиции И. Власова, на переговоры Овечкины не шли в принципе, на предложение отпустить хотя бы женщин и детей последовал категорический отказ: «никаких условий!»[6].

По требованию террористов, самолёт был заправлен[5].

В 19:10 начался штурм самолёта[5]. Штурм был осуществлён сотрудниками специального подразделения патрульно-постовой службы милиции ГУВД Леноблисполкома, которым командовал подполковник милиции С. С. Ходаков. Штурм самолёта выполняла группа под командованием ст. лейтенанта милиции А. М. Лагодича из 10 человек, в оцеплении находились сотрудники милиции из ГОВД Выборга[7].

Террористы оказали вооружённое сопротивление, открыв огонь по сотрудникам группы захвата[7][5][3][4].

После того, как Овечкины обнаружили, что у них заканчиваются боеприпасы, они приняли решение взорвать имевшееся у них самодельное взрывное устройство и покончить жизнь самоубийством. Взрыв пробил отверстие в фюзеляже, на борту самолёта начался пожар, но осколки ушли вверх и в стороны и Овечкины уцелели. В салоне поднялась паника, кто-то сумел открыть аварийный люк и пассажиры начали выпрыгивать на бетон посадочной полосы. По требованию Н. С. Овечкиной, Василий Овечкин застрелил мать, после чего по очереди застрелились Василий, Олег, Дмитрий и Александр Овечкины[4].

В результате пожара, начавшегося от взрыва, самолет полностью сгорел[5].

Жертвы и причинённый ущерб[править | править вики-текст]

В результате теракта сгорел авиалайнер Ту-154Б стоимостью 1,4 млн. рублей, из 8 членов экипажа и 76 пассажиров (включая 11 Овечкиных) погибли 9 человек[8]: пять террористов (Нинель Овечкина и четверо её старших сыновей), бортпроводница Т. И. Жаркая и трое пассажиров; ранения и травмы получили 19 человек (двое Овечкиных, два сотрудника милиции[7] и 15 пассажиров[4]).

Примечания[править | править вики-текст]

  1. А. Ежелев, В. Невельский, В. Сбитнев. Трагедия в воздухе и на земле. // «Известия», № 71 (22243) от 11.03.1988, стр.6
  2. «Жили-были семь Симеонов». СССР, Восточно-Сибирская киностудия кинохроники, 1985. Режиссеры и авторы сценария — Владимир Эйснер и Герц Франк, оператор — Евгений Корзун, редакторы фильма — Александр Голованов и Татьяна Зырянова.
  3. 1 2 3 В. Щербань. Бомбы на борту. // «Красный Путь», № 2 (831) от 19 января 2010, стр.14
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 О. И. Губарев. Воздушный террор: хроника преступлений. М., Вече, 2006. стр.151-156
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Михаил Болтунов. Спецназ против террора. М.: Яуза, Эксмо, 2004.
  6. В. Ермолаев, Н. Волынский, А. Черненко. Приземлился вне расписания. // «Правда», № 71 (25423) от 11 марта 1988. стр.8
  7. 1 2 3 В. Таранченков. Штурм: урок мужества и цена ошибок // «Советская милиция», № 7, 1988, стр.32-36
  8. Philip Taubman. Soviet Reports 9 Died in Hijacking of Jet by Family // «The New York Times», 11 March 1988

Ссылки[править | править вики-текст]