Последняя дуэль и смерть А. С. Пушкина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 59°59′42″ с. ш. 30°18′07″ в. д. / 59.99500° с. ш. 30.30194° в. д. / 59.99500; 30.30194 (G) (O)

Адриан Волков. Последний выстрел А. С. Пушкина

Дуэль между Александром Сергеевичем Пушкиным и Жоржем де Геккерном (Дантесом) состоялась 27 января (8 февраля1837 года на окраине Санкт-Петербурга, в районе Чёрной речки близ Комендантской дачи. Дуэлянты стрелялись на пистолетах. В результате дуэли Пушкин был смертельно ранен и через два дня умер.

По подсчётам пушкинистов, столкновение с Дантесом было как минимум двадцать первым вызовом на дуэль в жизни поэта[1]. Он был инициатором пятнадцати дуэлей, из которых состоялись четыре[2], остальные не состоялись ввиду примирения сторон, в основном стараниями друзей Пушкина; в шести случаях вызов на дуэль исходил не от Пушкина, а от его оппонентов.

Предыстория. Дантес и А. С. Пушкин[править | править вики-текст]

Француз, офицер кавалергардского полка, приёмный сын нидерландского посланника в Санкт-Петербурге барона Луи Геккерна, познакомился со своей ровесницей Натальей Николаевной Пушкиной, женой поэта, в 1835 году. В глазах светского общества Дантес-Геккерн, красивый блондин, предстал блестящим молодым офицером, влюблённым в красавицу-жену ревнивого мужа (Пушкин не любил придворной жизни и не вызывал тёплых чувств у влиятельных светских людей).

В светском обществе ходили слухи о взаимности чувств Пушкиной и о том, что Дантес уже добился победы; для разворачивания конфликта возникшая молва играла не меньшую, а то и бо́льшую роль, чем реальное положение дел[источник не указан 885 дней].

Патент на звание рогоносца
получен поэтом 4 (16) ноября 1836 года[2]

Кавалеры первой степени, командоры и кавалеры светлейшего ордена рогоносцев, собравшись в Великом Капитуле под председательством достопочтенного великого магистра ордена, его превосходительства Д. Л. Нарышкина, единогласно избрали г-на Александра Пушкина коадъютером великого магистра ордена рогоносцев и историографом ордена

Непременный секретарь граф И. Борх[3]

Анонимные письма и первый конфликт (ноябрь 1836)[править | править вики-текст]

4 (16) ноября 1836 года городская почта доставила Пушкину и нескольким его друзьям анонимный пасквиль на французском языке, в котором Пушкину присваивался «диплом рогоносца»; в «дипломе» содержался косвенный намёк на внимание к Н. Н. Пушкиной со стороны не только Дантеса, но и самого царя. В 1927 году пушкинистами (Б. В. Казанским и П. Е. Рейнботом) было высказано предположение, что пасквиль указывает на мнимую связь Натальи Николаевны с императором, так как Пушкин назван заместителем Нарышкина, мужа Марии Нарышкиной, любовницы Александра I; эту точку зрения поддержал и автор наиболее авторитетного на то время исследования дуэли П. Е. Щёголев. Однако Н. А. Раевский считал, что «доказанным его [предположение] считать нельзя»[4]. Сам Пушкин счёл письмо исходящим от Геккерна. Его уверенность поддержало мнение типографа М. Л. Яковлева, которому поэт показал пасквиль. Яковлев посчитал, что послание написано на бумаге иностранного производства[5]. Подозрение некоторых современников, в частности секунданта Пушкина К. К. Данзаса, пало на князя И. С. Гагарина, впоследствии иезуита[6]. Щёголев же в своём труде «Дуэль и смерть Пушкина», основываясь на экспертизе почерка, проведённой в 1927 году сотрудником уголовного розыска А. А. Сальковым, доказывает, что автором анонимных пасквилей был П. В. Долгоруков. Позднее, по результатам последующих экспертиз, было установлено, что почерк на сохранившихся экземплярах пасквиля не принадлежит ни Долгорукову, ни Гагарину[7].

Придя к выводу об авторстве Геккерна, Пушкин немедленно послал Дантесу вызов на дуэль. Через неделю после вызова Жорж Дантес сделал предложение Екатерине Гончаровой — сестре Натальи Николаевны и, соответственно, свояченице Пушкина. Так как Дантес стал женихом Екатерины, Пушкин был вынужден отозвать свой вызов (сыграла роль и аудиенция, данная Пушкину Николаем I, и посредничество В. А. Жуковского). Тем не менее, Пушкин отказывался иметь какие-либо отношения с Дантесом и Геккерном, что, как можно видеть из воспоминаний Данзаса[6], задевало их обоих и приводило к дальнейшему обострению ситуации.

Второй вызов[править | править вики-текст]

Дуэль Пушкина с Дантесом. Художник А. Наумов 1884 год

10 января 1837 года Екатерина Гончарова стала женой Дантеса. Впоследствии она родила ему четверых детей и умерла после родов в 1843 году, на седьмом году замужества.

После свадьбы Дантеса и Екатерины конфликт между Пушкиным и Геккернами не был исчерпан, и вскоре после брака Дантеса с Екатериной началось распространение в свете слухов и шуток («казарменных каламбуров») по адресу Пушкина и его семьи. 26 января (7 февраля1837 год Пушкин отправил Геккерну-отцу письмо (в своей основе сочинённое ещё во время первого конфликта в ноябре), где, чрезвычайно резко характеризуя как отца, так и приёмного сына, он отказал им от дома. Пушкин знал, что письмо носит явно оскорбительный характер и приведёт к новой дуэли.

В тот же день Луи Геккерн через секретаря французского посольства виконта д’Аршиака письмом объявил Пушкину, что от его имени Дантес делает ему вызов; Пушкин без обсуждения принял весьма жёсткие условия дуэли, письменно составленные виконтом д’Аршиаком.

Дуэль[править | править вики-текст]

27 января (8 февраля1837 года под Петербургом в перелеске близ Комендантской дачи состоялась дуэль, на которой Пушкин был смертельно ранен в живот. Пушкин упал после выстрела Дантеса, у его пистолета дуло забилось снегом, и он попросил сменить пистолет. Д’Аршиак стал возражать, но Дантес знаком остановил его, и Пушкину дали другой пистолет[8]. Ответным выстрелом Пушкин легко ранил Дантеса в правую руку. Условия дуэли, по настоянию Пушкина, были смертельными и не оставляли шанса уцелеть обоим противникам, они становились на расстоянии двадцати шагов друг от друга, барьер составлял десять шагов[5], стрелять разрешалось с любого расстояния на пути к барьеру. Секундантом Пушкина был его лицейский товарищ подполковник К. К. Данзас, секундантом Дантеса — сотрудник французского посольства виконт д’Аршиак.

Раненый Пушкин был повезён с места дуэли на санях извозчика; а у Комендантской дачи пересажен в карету, которую послал старший Геккерн[6].

Ныне на месте последней дуэли, в сквере у пересечения Коломяжского проспекта и железнодорожной линии Сестрорецкого направления (район Черной речки), установлен памятный обелиск.

Смертельное ранение Пушкина[править | править вики-текст]

Памятный обелиск на месте дуэли Пушкина, ст.м. Черная речка, Санкт-Петербург

Пушкина с места дуэли привезли домой, на набережную реки Мойки, дом 12.

Рана оказалась смертельной: поэт прожил два дня. Несмотря на усилия врачей под руководством Н. Ф. Арендта, скончался 29 января (10 февраля1837 года в 14:45. В момент его кончины были остановлены часы, которые, являясь реликтом эпохи, хранятся до сих пор, став одним из значимых экспонатов музея, организованного в этом доме впоследствии.

Врачи, боровшиеся за жизнь Пушкина[9]:

  • К. К. Задлер и В. Б. Шольц — видные российские медики-акушеры, произведшие первый осмотр и перевязку Пушкина, пока друзья поэта не могли разыскать более подходящих специалистов.
  • Н. Ф. Арендт — руководил лечением с момента приезда и до кончины.
51 год, доктор медицины, лейб-медик императора Николая I с 1829 года.
42 года, академик. Домашний врач семьи Пушкиных. По отзывам современников, прекрасный и очень авторитетный врач.
36 лет. К этому моменту защитил докторскую диссертацию по хирургии. Современники называли его мастером на все руки и ловким хирургом. Впоследствии (в 1867 году) издал «Толковый словарь живого великорусского языка».
  • Х. Х. Саломон — проконсультировал Н. Ф. Арендта при первом осмотре раненого.
41 год. Современники считали его прекрасным хирургом, он одним из первых в России использовал эфирный наркоз.
48 лет. Заведующий кафедрой анатомии Санкт-Петербургской Медико-хирургической академии, один из крупнейших российских хирургов.
Официальное донесение о дуэли

Полициею узнано, что вчера в 5 часу пополудни, за чертою города позади комендантской дачи, происходила дуэль между камер-юнкером Александром Пушкиным и поручиком Кавалергардского ее величества полка Геккерном, первый из них ранен пулею в нижнюю часть брюха, а последний в правую руку навылет и получил контузию в брюхо. Г-н Пушкин при всех пособиях, оказываемых ему его превосходительством г-м лейб-медиком Арендтом, находится в опасности жизни. О чем вашему превосходительству имею честь донесть

28 января (9 февраля1837 года. Старший врач полиции Иоделич[2]

Ход лечения и его оценка[править | править вики-текст]

Оценка лечения

По мнению ряда авторов, опубликованному в начале XXI века, в ходе лечения поэта ошибок допущено не было[10]. По их мнению, дополнительным подтверждением этого служит следующее обстоятельство: в 1926 году поэт Андрей Соболь застрелился у памятника Пушкину, причинив себе рану, оказавшуюся похожей на ранение Александра Пушкина — в живот с правой стороны. Несмотря на то, что раненый был немедленно госпитализирован, и ему была оказана квалифицированная помощь, спасти его не удалось. (См. Громбах С. М. Пушкин и медицина его времени. М., 1989).

В то же время, ряд авторов указывает на грубейшие ошибки, на их взгляд допущенные при лечении А. С. Пушкина. Причиной смерти при этом называется сильная потеря крови и огнестрельный остеомиелит, осложненный газовой гангреной[11]. Перитонит, как причину смерти, эти авторы оспаривают. В то же время указывается, что внутреннее кровотечение вызвало гематому брюшной полости. Ещё В. И. Даль указывал, что перитонит не был непосредственной причиной смерти А. С. Пушкина, и предполагал, что смерть наступила вследствие воспаления вен (флебита), инфекции, вызванной раздроблением костей таза, и потери крови. Ранения кишечника установлено не было, однако по словам В. И. Даля «в одном только месте, величиною с грош, тонкие кишки были поражены гангреной. В этой точке, по всей вероятности, кишки были ушибены пулей».[12]. В. И. Даль при этом указывал, что «раздробления подвздошной и в особенности крестцовой кости — неисцелимы» (неизлечимы), что соответствовало уровню медицины того времени. В 1899 году Доктор Родзевич в своей публикации упрекал лечащих врачей за назначение пиявок, так как они ослабили состояние больного.[10]. Точки зрения, что пиявки серьёзно ухудшили состояние больного, потерявшего много крови, придерживаются также некоторые современные авторы. По их мнению, обескровливание, вызванное пиявками, а также назначение холодных компрессов вместо показанного при данном заболевании тепла, способствовало ухудшению течения огнестрельного остеомиелита и его осложнению газовой гангреной. Отмечается, что больному с осколочным огнестрельным переломом правой подвздошной и крестцовой костей не была обеспечена полная неподвижность, показанная при данного вида ранениях[11],[13].

Арендту приписывается раскрытие Пушкину истинного положения вещей:

Приехал Арендт, он также осмотрел рану. Пушкин просил его сказать ему откровенно, в каком он его находит положении, и прибавил, что какой бы ответ ни был, он его испугать не может, но что ему необходимо знать наверное свое положение, чтобы успеть сделать некоторые нужные распоряжения

— Если так, — отвечал ему Арендт, — то я должен вам сказать, что рана ваша очень опасна и что к выздоровлению вашему я почти не имею надежды

— Из воспоминаний Данзаса[14]

Предсмертная переписка поэта с императором[править | править вики-текст]

Перед смертью Пушкин, приводя в порядок свои дела, обменивался сообщениями с императором Николаем I. Посредниками были В. А. Жуковский — поэт, на тот момент воспитатель наследника престола, будущего императора Александра II и Н. Ф. Арендт — лейб-медик императора Николая I, врач Пушкина. Врач первым стал посредником между умирающим поэтом и царём: он передал царю просьбу о помиловании секунданта Данзаса.[15]

Также поэт просил прощения за нарушение царского запрета на дуэли:

…жду царского слова, чтобы умереть спокойно…

Николай I:

Если Бог не велит нам уже свидеться на здешнем свете, посылаю тебе моё прощение и мой последний совет умереть христианином. О жене и детях не беспокойся, я беру их на свои руки.

— Одни историки утверждают, что эту записку передал Жуковский, другие — Арендт[15]

Николай видел в Пушкине опасного «вождя вольнодумцев»[16] (в этой связи были ограничены народные выступления его памяти) и впоследствии уверял, что он «насилу довёл Пушкина до кончины христианской»[16], что не соответствует известным фактам: ещё до получения царской записки поэт, узнав от врачей, что его рана смертельна, послал за священником, чтобы причаститься[16]. 29 января (10 февраля) в 14:45 Пушкин скончался от перитонита. Николай I выполнил обещания, данные поэту.

Распоряжение императора:

1. Заплатить долги.
2. Заложенное имение отца очистить от долга.
3. Вдове пенсион и дочери по замужество.
4. Сыновей в пажи и по 1 500 р. на воспитание каждого по вступление на службу.
5. Сочинение издать на казённый счёт в пользу вдовы и детей.

6. Единовременно 10 т.[17]
Тело Пушкина во время прощания
А. С. Пушкин 29 января 1837 (гравюра Л. А. Серякова, 1880)

Погребение Пушкина[править | править вики-текст]

Изготовление посмертной маски

В день смерти с лица поэта была снята гипсовая маска. Изготовление её производилось под наблюдением скульптора С. И. Гальберга. Это засвидетельствовано в письме П. А. Плетнёва В. Г. Теплякову:

П. А. Плетнёв:

Перед тою минутою, как ему глаза надобно было навеки закрыть, я поспел к нему. Тут были и Жуковский с Михаилом Виельгорским, Даль (доктор и литератор), и ещё не помню кто. Такой мирной кончины я вообразить не имел прежде. Тотчас отправился к Гальбергу. С покойника сняли маску, по которой приготовили теперь прекрасный бюст.

— по работе Февчук Л. П.[18]

Мария Каменская, дочь графа Ф. П. Толстого, в описании своей встречи с Плетнёвым в день смерти Пушкина свидетельствует, что непосредственно снятием маски занимался формовщик-литейщик Балин, которого пригласил её отец[19].

Официально было объявлено, что отпевание состоится в Исаакиевском соборе, однако оно состоялось в ночь с 31 января на 1 февраля в Конюшенной церкви, куда смогли попасть только ближайшие друзья Пушкина и члены иностранных миссий под присмотром большого количества жандармов. По поручению Николая I гроб с телом Пушкина для перевозки к месту погребения сопровождал друг Пушкина А.И.Тургенев.

Погребение
Поэт обрел вечный покой утром 6 (18) февраля 1837 года[2] на кладбище Святогорского монастыря в Псковской губернии.[2]
Лучшим местом на земле я считаю холм под стеной Святогорского монастыря в Псковской области, где похоронен Пушкин. Таких далеких и чистых далей, какие открываются с этого холма, нет больше нигде в России

К. Паустовский

Уголовное следствие[править | править вики-текст]

О дуэли было доложено по военному начальству. 29 января 1837 года командующий Отдельным Гвардейским Корпусом (в состав Корпуса входил Кавалергардский Ея Величества полк, в котором состоял поручик де Геккерн) генерал-адъютант Карл Бистром, узнав о дуэли, «всеподданейше донес о сем ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ; ЕГО же ВЕЛИЧЕСТВО того ж 29-го числа ВЫСОЧАЙШЕ повелеть соизволил: „судить военным судом как Геккерена и Пушкина, так равно и всех прикосновенных к сему делу, с тем, что ежели между ними окажутся лица иностранные, то неделая[20] им допросов и не включая в сентенцию Суда, представить об них особую записку, с означением токмо меры их прикосновенности“»[21].

Военный суд первой инстанции (полковой) приговорил, в предварительном порядке, Геккерна и Данзаса к смертной казни — по законам времён Петра I; по смыслу 139-го воинского артикула (1715), ссылка на который присутствует в материалах уголовного дела, погибший на дуэли также подлежал посмертной казни: «Все вызовы, драки и поединки чрез сие наижесточайше запрещаются <…> Кто против сего учинит, оный всеконечно, как вызыватель, так и кто выйдет, имеет быть казнен, а именно повешен, хотя из них кто будет ранен или умерщвлен, или хотя оба не ранены от того отойдут. И ежели случится, что оба или один из них в таком поединке останетца, то их и по смерти за ноги повесить.»[22]

Приговор докладывался вверх по начальству; в итоге определение Генерал-Аудиториата А. И. Ноинского от 17 марта 1837 года предлагало: Геккерна «лишив чинов и приобретенного им Российского дворянского достоинства, написать в рядовые, с определением на службу по назначению Инспекторского Департамента», в отношении секунданта Пушкина подполковника Данзаса предлагалось, принимая во внимание его боевые заслуги и иные смягчающие вину обстоятельства, ограничиться арестом ещё на 2 месяца (он уже был под арестом), после чего «обратить по прежнему[23] на службу»; «преступный же поступок самого Камерюнкера Пушкина <…> по случаю его смерти предать забвению»[24]. На докладе Ноинского 18 марта того же года была начертана Высочайшая конфирмация: «Быть по сему, но рядового Геккерена, как не русского подданного, выслать с жандармом заграницу[23], отобрав офицерские патенты»[25].

Нидерландский министр Геккерн был отозван из Петербурга. Дантес дожил до глубокой старости, был членом французского сената и на склоне лет утверждал, что если бы не та злосчастная дуэль, в результате которой ему пришлось покинуть Россию, то его судьба сложилась бы не так удачливо, и, скорее всего, ему пришлось бы доживать свой век в отставке где-либо на окраине России без большого достатка и в кругу многочисленной семьи.

Событие в искусстве[править | править вики-текст]

Граффити «Пушкин-дуэлянт». Пушкинская улица, Харьков, 2008

Михаил Юрьевич Лермонтов, не знакомый лично с Пушкиным, но близкий к его друзьям (семье Карамзиных и Н. Ф. Арендтом), написал стихотворение «Смерть Поэта»: «Погиб Поэт, невольник чести, пал, оклеветанный молвой».

Ф. И. Тютчев посвятил памяти Пушкина стихотворение «29-е января 1837»: «Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет!..»

В конце XX века вышла книга: «История одной болезни»[26], она была переиздана в виде сборника под названием «Дополнение к портретам: Скорбный лист, или история болезни А. С. Пушкина. Доктор А. П. Чехов»[27]

Мемориалы, посвященные дуэли[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. В. Ф. Ходасевич. «Дуэльные истории» // Пушкин в эмиграции. М., 1997
  2. 1 2 3 4 5 Михаил Давидов Дуэль и смерть А. С. Пушкина глазами современного хирурга // «Урал» : Журнал. — 2006. — № 1.
  3. Пушкин как-то сострил, что граф Борх живёт со своим форейтором, а его жена — с их кучером. Эта шутка стала популярной в петербургских салонах.
  4. Н. А. Раевский, Избранное, М., Художественная литература, 1978, стр. 299.
  5. 1 2 Последний год жизни Пушкина. — М.: Правда, 1988. — С. 310. — 704 с.
  6. 1 2 3 К. К. Данзас. Последние дни жизни и кончина Александра Сергеевича Пушкина в записи А. Аммосова.
  7. «Огонёк», 1987, № 6.
  8. см.письма Данзаса и Даршиака к князю П. А. Вяземскому. «Пушкин» Том VIII Издание Суворина. стр.599.стр.601
  9. М. Давидов. Дуэль и смерть А. С. Пушкина глазами современного хирурга // «Урал», 2006, № 1.
  10. 1 2 3 соб. корр. «Труда» Цыганкова Светлана со ссылкой на доктора медицинских наук, профессора Петрозаводского государственного университета Игоря Григовича После дуэли правильно ли лечили Пушкина? // Газета «Труд» : Газета. — Петрозаводск, 2003. — Т. 22 марта. — № 052.
  11. 1 2 Брейдо И. С. Ранение и смерть Пушкина (клинический анализ) // Клиническая хирургия. 1987. № 1. С. 73—75
  12. Записка доктора В. И. Даля
  13. Смерть Пушкина
  14. Профессор Марк Мирский, заведующий отделом истории медицины и здравоохранения Национального НИИ общественного здоровья РАМН Рана Пушкина: К 170-летию гибели великого поэта // «Медицинский Вестник» : Газета. — 2007. — № 2 (387).
  15. 1 2 Аренд Николай Фёдорович (рус.). Хронос. Проверено 16 августа 2008. Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
  16. 1 2 3 Я. Л. Левкович. Жуковский и последняя дуэль Пушкина
  17. Записка императора Николая Павловича о милостях семье Пушкина // Последний год жизни Пушкина. — М. Правда. 1988. с. 648—650
  18. Февчук Л. П. Первые скульптурные изображения Пушкина. Посмертная маска Пушкина. — в сб. Пушкин и его время. Исследования и материалы. Вып. 1. — Л., 1962. — С. 395.
  19. Рыбаков М. А. Юбилей Пушкина в Киеве. — Киев, 1999. — С. 167—168. — ISBN 966-7161-23-4
  20. Так в источнике, который точно копирует орфографию подлинных документов.
  21. Цит. по: Выписка <…>. // Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккереном. Подлинное военно-судное дело 1837 г. СПб., 1900, стр. 117.
  22. Артикул воинский // см.: Глава семнадцатая, артикул 139-й.
  23. 1 2 Так в источнике.
  24. Цит. по: Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккереном. Подлинное военно-судное дело 1837 г. СПб., 1900, стр. 144—145.
  25. Цит. по: Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккереном. Подлинное военно-судное дело 1837 г. СПб., 1900, стр. 140.
  26. Б. М. Шубин История одной болезни. — 1-е изд. — М.: Знание, 1983. — 55 с.
  27. Б. М. Шубин Дополнение к портретам: Скорбный лист, или история болезни А.С. Пушкина. Доктор А.П. Чехов. — М.: Знание, 1985. — 224 с.

Литература[править | править вики-текст]

  • Наумов А. В. Военно-судное дело о последней дуэли Пушкина: Уточнение оценок // Московский пушкинист: Ежегод. сб. / Рос. АН. ИМЛИ им. А. М. Горького. Пушкин. комис. — М.: Наследие, 1995—...

Вып. II. — 1996. — С. 265—291. [1]

Ссылки[править | править вики-текст]