Поход руси против Византии (830-е годы)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Набег руси на Пафлагонию, византийскую территорию у южного берега Черного моря — единственное упоминание содержится в «Житии свт. Георгия Амастридского»[1]. Дата набега в житие не указана и оценивается разными исследователями в широких пределах: от конца VIII века до 941 г.; наиболее вероятные даты: начало 830-х годов, либо 860-й.

Набег на Амастриду[править | править вики-текст]

В Пафлагонии русь напала на византийский город Амастриду, расположенный на южном побережье Чёрного моря:

То, что следует далее, и еще более удивительно. Было нашествие варваров, руси [βαρβάρων τῶν ῾Ρῶς], народа, как все знают, в высшей степени дикого и грубого, не носящего в себе никаких следов человеколюбия. Зверские нравами, бесчеловечные делами, обнаруживая свою кровожадность уже одним своим видом, ни в чем другом, что свойственно людям, не находя такого удовольствия, как в смертоубийстве, они — этот губительный на деле и по имени народ, — начав разорение от Пропонтиды и посетив прочее побережье, достигли, наконец, и до отечества святого, посекая нещадно всякий пол и всякий возраст, не жалея старцев, не оставляя без внимания младенцев, но противу всех одинаково вооружая смертоубийственную руку и спеша везде пронести гибель, сколько на это у них было силы. Храмы ниспровергаются, святыни оскверняются: на месте их нечестивые алтари, беззаконные возлияния и жертвы, то древнее таврическое избиение иностранцев, у них сохраняющее силу. Убийство девиц, мужей и жен; и не было никого помогающего, никого готового противостоять. Лугам, источникам, деревьям воздается поклонение. Верховный промысл допускает это, может быть, для того, чтобы умножилось беззаконие, что, как мы знаем из Писания, много раз испытал Израиль. Пастырь добрый не был налицо телом, а духом был с Богом и, в непостижимых судах его читая, как посвященный, лицом к лицу, медлил заступлением и откладывал помощь. Но наконец он не возмог презреть, и вот он и здесь чудодействует не меньше, чем в других случаях. Когда варвары вошли в храм и увидели гробницу, они вообразили, что тут сокровище, как и действительно это было сокровище. Устремившись, чтобы раскопать оное, они вдруг почувствовали себя расслабленными в руках, расслабленными в ногах и, связанные невидимыми узами, оставаясь совершенно неподвижными, жалкими, будучи полны удивления и страха и ничего другого не имея силы сделать, как только издавать звуки голоса. (Васильевский. Т. 3. С. 64).

Таким образом, в церкви Амастриды русь попыталась вскрыть гроб свт. Георгия в поисках сокровищ, но этого сделать не удалось, у воинов отнялись руки и ноги. Узнав у одного из пленных горожан, что воинов поразил гнев христианского Бога, предводитель приказал отпустить всех христиан и вернуть в храмы церковные ценности, и это спасло воинов.

Вопросы датировки набега[править | править вики-текст]

Житие Георгия сохранилось в единственной рукописи Х в. (Parisin. gr. 1452. Fol. 57r-75r), которая представляет собой часть греческой Минеи на февраль. Житие помещено под 8 февраля. Рукопись поступила в Королевскую библиотеку Парижа в составе собрания кард. Н. Ридольфи, племянника папы Льва X (1475—1521). В греческих служебных минеях и синаксарях память Георгия находится под 21 февраля, там же помещена краткая редакция Жития (SynCP. Col. 481-482).

На начальном этапе исследования текста в середине XIX века выдвигалось предположение, что в житиях Георгия и свт. Стефана, архиеп. Сурожского, идет речь об одном и том же событии (Kunik E. Die Berufung der schwedischen Rodsen. SPb., 1845. 2. Abt. S. 353), однако современные исследователи отвергают эту гипотезу.

Первый издатель русского перевода текста (в 1893) акад. В. Г. Васильевский считал, опираясь на стиль изложения, что автором памятника был известный агиограф Игнатий Диакону (770/780 — после 845 г.). Исходя из этого, он датировал набег между 820 и 842 годами, то есть 2-м иконоборческим периодом. Ученые, придерживающиеся этой точки зрения, отмечают стилистическую близость жития к другим произведениям Игнатия и органичность пассажа о росах в тексте. Текст жития рассматривается не в виде отдельных фраз, находящих аналогии в других памятниках, а исследуется в сопоставлении с традицией византийской агиографии того времени. Кроме стилистической близости Жития с сочинениями Игнатия историки усматривают ещё один характерный признак эпохи — молчание об иконах. Иконоборческий период продолжался до смерти императора Феофила в 842 году, что определяет верхнюю границу написания Жития.

Другие исследователи предполагают историю о нашествии русов в «Житие св. Георгия Амастридского» позднейшей вставкой, призванной описать чудо от гроба св. Георгия. В описании набега указывается, что варвары начали разорение от Пропонтиды, то есть из мест около Константинополя, а эти события относятся к набегу руси 860 года. Исследователи отмечают, что фрагмент о росах содержит фразеологическое и идейное сходство с проповедями патриарха Фотия в 860-м году. А. А. Васильев (Vasiliev A. A. The Russian Attack on Constantinople in 860. Camb. (Mass.), 1946. P. 70-89), а также византинисты школы А. Грегуара (Grégoire H. L'histoire et la légend d'Oleg prince de Kiev // La Nouvelle Clio. Brux., 1952. Vol. 4. N 5-8. P. 280-287; Da Costa-Louillet G. Y eut-il des invasions Russes dans l'Empire Byzantin avant 860? // Byz. 1941. Vol. 15. P. 231-248; Idem. Saints de Constantinople aux VIII-e, IX-e, X-e siecles // Byzantion. 1954. Т. 24. P. 479—492) и др. исследователи, считали рассказ о нашествии руси на Амастриду позднейшей интерполяцией; это событие они связывали с походом руси на Константинополь в 860 г., о котором говорится в 2 гомилиях патриарха Константинопольского свт. Фотия (Photii Epistulae et Amphilochia / Ed. B. Laourdas et L. G. Westerink. Lpz., 1983. (BSGRT). Vol. 1. P. 50), или с походом на Византию в 941 г. князя Игоря.

Точка зрения Васильевского разделяли отечественные ученые (Никитин П. О нек-рых греч. текстах житий святых // ЗИАН. Сер. 8. 1895. Т. 1, № 1. С. 27-51; Левченко М. В. Очерки по истории рус.-визант. отношений. М., 1956. С. 46-55).

В 1979 г. А. Макропулос изложил аргументы в пользу того, что росский эпизод Жития является поздней вставкой «в стиле Фотия».

В 1977 г. и 1982 г. И. И. Шевченко опубликовал развернутое опровержение доводов сторонников поздней датировки набега, в частности, аргументов А. Макропулоса. И. И. Шевченко считал, что существует стилистическая близость жития, в том числе и пассажа о нашествии руси, к другим сочинениям Игнатия Диакона, и назвал ряд признаков, по которым текст можно отнести к памятникам иконоборческой эпохи. Если последнее предположение верно, то упоминание этнонима «русь» (῾Ρῶς) в Житии Георгия является древнейшим во всех известных греческих источниках. (Sevcenko I. Hagiography of the Iconoclast Period // Iconoclasm. Birmingham, 1977. P. 121—127 .Sevcenko I. Ideology, Letters and Culture in the Byzantine World. — London, 1982. — # 5.).

К. Цукерман относит нападение к началу 830-х годов; посольство же русов в Константинополь в 838-м году, известное из Бертинских анналов, интерпретирует как последующий мирный договор. Воспроизведенная в этом источнике дипломатическая переписка императоров Феофила и Людовика Благочестивого свидетельствует о стремлении византийского императора оградить делегацию «росов» от каких-либо опасностей и обеспечить её успешное возвращение на родину. Столь заботливое отношение византийцев трактуется Цукерманом как их желание сохранить мир с варварами, представляющими серьёзную военную опасность империи.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Житие сохранилось в Парижском кодексе X века (Cod. Paris. 1452, f.57r. — 75r.). Свт. Георгий был епископом Амастриды. Скончался в начале 800-х г.

Источники[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 3. С. 79-80.
  • Janin. Grands centres. P. 438.
  • idem. Giorgio, vescovo di Amastri in Paflagonia // BiblSS. T. 6. P. 533.
  • Ševčenko I. Hagiography of the Iconoclast Period // Iconoclasm. Birmingham, 1977. P. 121-125.
  • Νόβακ Γ. Γεώργιος ὁ ᾿Αμάστριδος // ΘΗΕ. Τ. 4. Σ. 461-462.
  • Aubert R. Georges d'Amastris // DHGE. T. 20. P. 584.
  • Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης). ῾Αγιολόγιον. Σ. 92.
  • Pritsak O. At the Dawn of Christianity in Rus' // Proc. of the Intern. Congr. Commemorating the Millenium of Christianity in Rus'-Ukraine. Camb. (Mass.), 1990. P. 94-95. (HUS; Vol. 12/13).
  • Бибиков М. В. «Племя неведомое, племя бесчисленное, племя от края земли»: Имя Руси в визант. традиции IX - сер. X вв. // Он же. Byzantinorossica: Свод визант. свидетельств о Руси. М., 2004. Т. 1. Гл. 2. С. 41-44.
  • Vasiliev A. A. The Russian Attack on Constantinople in 860. Camb. (Mass.), 1946. P. 70-89.
  • Grégoire H. L'histoire et la légend d'Oleg prince de Kiev // La Nouvelle Clio. Brux., 1952. Vol. 4. N 5-8. P. 280-287.
  • Da Costa-Louillet G. Y eut-il des invasions Russes dans l'Empire Byzantin avant 860? // Byz. 1941. Vol. 15. P. 231-248.
  • Idem. Saints de Constantinople aux VIII-e, IX-e, X-e siecles // Byzantion. 1954. Т. 24. P. 479—492.
  • Никитин П. О некоторых греческих текстах житий святых // ЗИАН. Сер. 8. 1895. Т. 1, № 1. С. 27-51.
  • Левченко М. В. Очерки по истории русско-византийских отношений. М., 1956. С. 46-55.
  • Sevcenko I. Hagiography of the Iconoclast Period // Iconoclasm. Birmingham, 1977. P. 121—127 .Sevcenko I. Ideology, Letters and Culture in the Byzantine World. — London, 1982. — # 5.

Ссылки[править | править вики-текст]