Презумпция вины

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Презумпция вины[Прим. 1] — антипод презумпции невиновности. В настоящее время в качестве законодательно закреплённой правовой нормы презумпция вины существует в гражданском и административном праве, и лишь при определённых обстоятельствах. В гражданском праве она являет собой общее понятие, объединяющее две применяемые презумпции (см. ниже В современном гражданском праве). Внедрение презумпции вины в уголовное право и процесс — вопрос весьма дискуссионный. Многие международные конвенции (Европейская конвенция о правах человека) и национальные конституционные акты (например, Билль о правах в Америке или Конституция в России) прямо запрещают саму возможность применения презумпции вины, однако де факто этот запрет часто преодолевается путём принятия законов или подзаконных актов, в той или иной степени ограничивающих действие презумпции невиновности (напр., Патриотический акт в США, разрешающий задержание на неопределённый срок без предъявления обвинений, что по сути своей является внедрением презумпции вины — так об этом заявил экс-председатель американского филиала организации Международная амнистия Чип Питтс[1]).

Соотношение двух презумпций[править | править вики-текст]

Формальная логика показывает как бы «обратность» презумпция вины презумпции невиновности, что для большей наглядности выражают часто в следующем виде:

Презумпция невиновности Презумпция вины
Человек не виновен, пока не доказано обратное Человек виновен, пока не доказано обратное

Как видно, разница между двумя презумпциями, делающая их формально-логически противоположными состоит лишь в отрицательной частице не, присутствующей лишь в первой презумпции. Однако, называя презумпцию вины антиподом презумпции невиновности, ряд правоведов делают оговорку, что они не совсем противоположные, а скорее разные правовые концепции. Так, эту идею озвучил профессор права Стэнфордского университета Герберт Паккер в 1964 году, в ныне широко цитируемой статье «Две модели уголовного процесса»[2]. Его идеи продолжает известный правовед-компаративист Филип Рейчел, профессор уголовного права и процесса при университете Августы. Так, согласно Рейчелу, презумпция невиновности — это нечто вроде формальной инструкции для властей, о том как осуществлять правосудие, независимо от их собственных соображений по этому поводу. Презумпция вины, в свою очередь, выступает для властей этими самыми соображениями, возникающими по поводу осуществления правосудия, своего рода запретной доктриной, позволяющей им считать тех или иных лиц виновными до или без предъявления доказательств, вопреки запрету, налагаемому на них презумпцией невиновности. Эта идея, высказывается Рейчелом в его книге «Сравнение уголовно-правовых систем мира»[3].

С (формальной точки зрения) «непротивоположность» презумпций в том, что в процессе доказывания нередко неизбежно наличие третьей возможности: одновременно нет «доказательства виновности» и нет «доказательства невиновности» субъекта. То есть строго говоря, на практике в юриспруденции нельзя использовать т. н. Закон исключённого третьего, чем нередко пренебрегают. В математике с использованием/неиспользованием последнего «закона» связано (но к нему не сводится) различие между классической и иными (неклассическими) Логиками.

Ряд авторов делают намёк на Второй закон диалектики, высказывая общую мысль, что презумпция невиновности является более «тепличным» изобретением правовой науки, требующим особой защиты со стороны власти и общества, так как при трансформациях политических систем от демократических к авторитарным, она имеет регрессивную тенденцию если и не к формальному запрету, то уж точно к пренебрежению ей в большей или меньшей степени, в то время как презумпция вины является чем-то наподобие сорняка, который быстро прорастает и стремительно разрастается там, где перестают должным образом следить за культурными растениями, то бишь за соблюдением прав человека в общем, и презумпции невиновности в частности. Выражаясь более понятным языком, презумпция вины — это нечто вроде неизлечимого врождённого заболевания, которой страдает любая форма власти и безвластия, и любая власть (и безвластие) к ней невольно тяготеет, а цивилизованное общество, со своей стороны, может лишь в большей или меньшей степени «залечить» симптомы этой болезни при помощи лекарства — презумпции невиновности, но как только приём лекарства приостановится, болезнь будет прогрессировать во всё более угрожающих формах. На это, в частности, указывает Джозеф Лестер, доцент факультета права при Фолкнерском университете, который также предостерегает, что презумпция невиновности должна отстаиваться самым решительным образом, иначе ей на смену быстро придёт презумпция вины[4].

История[править | править вики-текст]

Хотя более ранние высказывания, близкие по смыслу к критике презумпции вины, относятся ещё к периоду античности[Прим. 2], выражение презумпция вины впервые было упомянуто английским мыслителем Томасом Гоббсом в его magnum opus «Левиафан», где Гоббс говорит о недопустимости применения презумпции вины даже по отношению к лицам, пытавшимся скрыться от правосудия[5], отвечая таким образом на приводимую им же выдержку из трудов выдающегося английского юриста XVI—XVII вв. Эдварда Кука, умозаключение последнего о том, что даже если беглец будет оправдан,

он, несмотря на свою невиновность, должен быть приговорен к конфискации всего его движимого и недвижимого имущества и к лишению имущественных прав и должностей. Ибо в отношении конфискации закон не допускает никакого доказательства против юридической презумпции, основанной на его бегстве.

— Изречение Эдварда Кука в переводе с английского А. Гутермана (1936)[6]

которое применялось английскими судами в качестве правовой нормы на протяжении свыше двух столетий[7].

Как философско-правовая концепция (но не как законодательно закреплённая правовая норма) презумпция вины стала появляться в трудах британских юристов XVIII — начала XIX века, чаще всего — как антипод презумпции невиновности, для моделирования недопустимых ситуаций в уголовном судопроизводстве. В противовес ей всегда ставилось бремя доказательства стороной обвинения факта совершения правонарушения подсудимым.

Последовательное неприменение презумпции невиновности в делах афро- и латиноамериканцев длительное время было острой темой в Соединённых Штатах с момента окончания Гражданской войны[8]. Один из наиболее известных борцов за права чернокожего населения Америки Фредерик Дуглас писал в 1883 году, уже после отмены рабства в США, что Принцип разумного сомнения (англ. Reasonable doubt), один из основополагающих принципов американской судебной системы, действует лишь при разборе тех дел, где подсудимым является белый человек, и не действует вовсе, окажись на его месте негр, латиноамериканец или азиат[9]. По мнению профессора Монтре Кэродайн, при слушаниях дел чернокожих американцев презумпция вины существует до сих пор[10]. Как презумпция вины трактуется и ситуация, которая фактически сложилась с большей частью подсудимых, в отношении которых была избрана мера пресечения содержание под стражей и которые не могут себе позволить ни адвоката, ни освобождения до суда под залог, хотя номинально они всё ещё находятся под защитой презумпции невиновности[11].

В СССР презумпция вины выдвигалась и обосновывалась такими юристами как Вышинский в период сталинских репрессий[12].

В современном российском гражданском праве[править | править вики-текст]

В современном гражданском праве можно выделить две основные презумпции, которые попадают под общее понятие презумпции вины.

  • Презумпция вины при причинении вреда владельцем источника повышенной опасности. Установлена, в частности, статьей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  • Презумпция вины при неисполнении обязательств установлена, к примеру, статьей 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что отсутствие вины в неисполнении обязательства (то есть принятие всех мер для исполнения обязательства с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требуется от лица по характеру обязательства и условиям оборота) доказывается лицом, нарушившим обязательство. То есть, лицо не исполнившее обязательство, или исполнившее его ненадлежащим образом, считается виновным и должно нести ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение, если только не докажет, что его вина в неисполнении (ненадлежащем исполнении) отсутствовала.

Перспективы внедрения в качестве уголовно-правовой нормы. Техническая презумпция вины[править | править вики-текст]

Простой пример технической презумпции вины в повседневной жизни. После попадания «Фиата-126» в объектив камеры наблюдения, бремя доказывания автоматически перешло на владельца машины, и с того самого момента он, а не правоохранительные органы, должен доказывать, что правонарушение не имело места, либо что его в этот момент не было за рулём.

Профессором Гари Марксом ещё в 1984 году высказывалось предположение, что дальнейшее ужесточение правоохранительной системы в Соединённых Штатах и других развитых странах Запада — в особенности обильное оснащение полиции всё более совершенными средствами аудио- и видеоконтроля, средствами распознавания лица и голоса, средствами контроля передвижений для подозреваемых и освобождённых условно-досрочно и тому подобной техникой, приведёт к появлению технической презумпции вины в уголовном праве, когда, например, сделанная устройством аудио- или видеозапись или показания GPS-браслета, будут однозначно трактоваться в пользу стороны обвинения и бремя доказательства автоматически перейдёт с обвинителя на обвиняемого, а сам обвиняемый потеряет визуальный контакт с обвинителем, то есть грубо говоря окажется в чёрной комнате, где из динамиков ему будут оглашаться слушание по делу и приговор. Причём будет попрано правило уголовного судопроизводства, которое гласит что лишь свидетельские показания, полученные от человека, являются достаточным доказательством для суда. Также, профессор Маркс предвидел что будет нарушена и Четвёртая поправка (ничто кроме свидетельских показаний не может служить достаточным основанием для выдачи ордера на обыск или арест)[13]. Отдельно встаёт вопрос наноэтики и использования нанотехнологий в системе правосудия, как отмечает Уэйд Робинсон, научный сотрудник кафердры философии Рочестерского технологического института (англ.)русск.[14].

О постепенном приходе презумпции вины в повседневную жизнь рядовых американцев пишет в своих бестселлерах «Нация овец» и «Конституционный хаос» экс-судья суда штата Нью-Джерси Эндрю Наполитано, вопрошая своих сограждан, как те могли допустить чтобы подобное вошло и укоренилось в их жизни[15].

В научной фантастике[править | править вики-текст]

Презумпция вины, а точнее — презумпция виновности, является ключевой темой множества художественных произведений признанных писателей-фантастов и экранизаций их произведений.

В ряде произведений 1930-х гг., в годы увлечения американской и европейской публики евгеникой, тема презумпции виновности тесно переплетается с евгеническими концепциями и выводится в идею того, что ещё не рождённые потенциальные правонарушители виновны в своих ещё не совершённых проступках, и для этого в вымышленных мирах этих произведений, на государственном уровне вводится система выборочного контроля рождаемости и создаются специальные гос. комиссии, изучающие родословные граждан страны и выносящие решения о том, кого именно следует стерилизовать, чтобы предотвратить рождение потенциальных преступников. Приблизительный состав такой комиссии включал бы в себя: юриста-пенолога, врача-генетика и психокриминолога.

Заседание суда по делам о принудительной стерилизации в фильме «Дети завтрашнего дня» (1934)

На эту тему был снят фильм «Дети завтрашнего дня» (1934), где, в целом, идея борьбы с преступностью реализуемая посредством ликвидации неродившихся преступников преподносится в положительном свете, с той лишь разницей, что вопрос о стерилизации в новом американском гражданском обществе по-прежнему решает суд, а не врачебно-юридический консилиум, а судебные заседания, несмотря на то что фильм повествует о будущем, происходят в привычной для того времени манере — в виде публичных слушаний, на которых присутствуют в том числе родственники и друзья лиц, которых планируется стерилизовать, — судья принимает к сведению заключение медицинской комиссии штата и биографию подсудимого, после чего решает его дальнейшую судьбу и судьбу его потомства. Подсудимые приговорённые к стерилизации, подобно приговорённым к смертной казни, к дверям операционной сопровождаются священником.

В некоторых произведениях Филипа К. Дика, в особенности в его повести «Особое мнение» (1956), по которой был поставлен одноименный фильм (2002) с Томом Крузом в главной роли, предстаёт другой вид презумпции виновности — презумпция виновности за преступления, которые вероятно могли быть совершены в будущем уже живущими людьми (не следует путать с предотвращёнными преступлениями). Здесь презумпция виновности выступает в сочетании с концепцией прекрайм, где в качестве доказательной базы выступают экстрасенсорные способности весьма ограниченного круга лиц.

В одной из серий популярного телесериала «Звёздный путь» (1990), капитана Пикара требуют экстрадировать одного из его подчинённых — Уильяма Т. Райкера, на близлежащую планету, где действует презумпция виновности. Капитан распоряжается проводить следствие прямо на борту, чем создаёт своего рода прецедент в космическом праве. В итоге Райкер оправдан, дело закрыто.

В цикле произведений Терри Пратчетта "Плоский Мир" граждане Анк-Морпорка изначально считаются виновными в хоть каком-то преступлении. За преступлением должно следовать наказание и не важно, кто именно его понесет, так как любой гражданин виновен по определению.

Если совершено преступление, должно последовать наказание. Если процесс наказания осуществляется над тем преступником, который и совершил данное преступление, это можно считать счастливой случайностью; если нет, сойдет любой преступник. Так как каждый человек обязательно в чем-нибудь да виноват, правосудие в итоге все равно торжествует.

— Терри Пратчетт «К оружию! К оружию!» (англ. Men at Arms, дословно: Люди при оружии)

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Презумпция вины — формулировка более характерная для документов официально-делового стиля, в произведениях литературно-художественного стиля её принято называть презумпцией виновности. Последнее также встречается в трудах ряда советских учёных-юристов 1940-х и 50-х гг. См. напр., «Учение о материальной истине в уголовном процессе» М. С. Строговича (1947), «Вопросы теории советского уголовного процесса» Н. Н. Полянского (1956).
  2. Более конкретно, — к IV веку н. э., 359 году — времени правления императора Флавия Клавдия Юлиана, который в ходе суда над бывшим имперским наместником в Нарбонской Галлии произнёс фразу, впоследствии вошедшую в уголовно-процессуальный оборот и цитировавшуюся судами всех инстанций. Дело обстояло следующим образом: Нумерий, недавно бывший наместником Нарбоннской провинции, был привлечен к ответственности за хищения, и Юлиан с необычной, прямо цензорской строгостью заслушал его дело, допустив в суд всех желающих. Так как обвиняемый отпирался и не удавалось ни в чём изобличить его, то Дельфидий, весьма горячий обвинитель, жестоко на него нападавший, расстроился от того, что доказательства оказывались недостаточными, и воскликнул: «Может ли кто-либо оказаться виновным, о блистательный Цезарь, если достаточно отрицать обвинение?» На это Юлиан немедленно дал остроумный ответ: «Может ли кто оказаться невинным, если достаточно предъявить обвинение?»
    Документально этот случай был зафиксирован для истории древнеримским историком Аммианом Марцеллином и приводимые формулировки взяты непосредственно из его работы «Римская история».
    См. Марцеллин, Аммиан Книга XVIII // Римская история = Res Gestae / Перевод с латинского Ю. А. Кулаковского и А. И. Сонни. — К.: Б. и., 1907. — С. 145. — 559 с.

Источники[править | править вики-текст]

  1. Renewing the Patriot Act (HTML). A NewsHour with Jim Lehrer. Public Broadcasting Service (July 19, 2005). Проверено 21 октября 2011. Архивировано из первоисточника 16 февраля 2012.
  2. Packer, Herbert L. (1964). «Two Models of the Criminal Process  (англ.)». University of Pennsylvania Law Review (University of Pennsylvania Law School) (113): 1-68. ISSN 0041-9907.
  3. Reichel, Philip L. An American Perspective on Criminal Law // Comparative Criminal Justice Systems: A Topical Approach  (англ.). — 3rd edition. — Upper Saddle River, N. J.: Prentice Hall, 2002. — P. 72. — 379 p. — ISBN 978-0-13091-287-9.
  4. Lester, Joseph L. (2005). «Presumed Innocent, Feared Dangerous: The Eight Amendment's Right To Bail  (англ.)» (PDF). Northern Kentucky Law Review (Northern Kentucky University) 32 (1): 9.
  5. Hobbes, Thomas Part 2. Of Commonwealth // Leviathan: or, The matter, forme & power of a common-wealth, ecclesiasticall and civill  (англ.). — London: Printed for Andrew Crooke, 1651. — P. 144. — 394 p.
  6. Гоббс, Томас Глава XXVI. О гражданских законах // Левиафан: или материя, форма и власть государства церковного и гражданского / Пер. с англ. А. Гутермана, ред. А. А. Ческис. — М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1936. — 503 с.
  7. Coke, Edward Lib. 3, Cap. 13, [m] // The First Part of the Institutes of the Laws of England, or, a Commentary upon Littleton : Not the Name of the Author only, but of the Law itself  (англ.). — The Sixteenth Edition. — Dublin: Printed by L. Hansard & Sons for E. Brooke, 1809. — P. 709. — 820 p.
  8. Levinson, Justin D.; Cai, Huajian; Young, Danielle (2010). «Guilty By Implicit Racial Bias: The Guilty/Not Guilty Implicit Association Test  (англ.)». Ohio State Journal Of Criminal Law (Moritz College of Law) 8 (187): 200.
  9. The United States cannot remain half-slave and half-free // Frederick Douglass: Selected Speeches and Writings  (англ.) / Edited by Philip S. Foner. — Chicago, IL: Chicago Review Press, 1999. — P. 659. — 789 p. — (Library of Black America). — ISBN 1-55652-352-1.
  10. Carodine, Montré D. (2009). «“The Mischaracterization of the Negro”: A Race Critique of the Prior Conviction Impeachment Rule  (англ.)». Indiana Law Journal (Indiana University Maurer School of Law) (84): 521, 527.
  11. Maguire, Brendan ; Radosh, Polly F. A Sociological Introduction to the American Criminal Justice System // The Past, Present, and Future of American Criminal Justice  (англ.). — Lanham, MD: Rowman & Littlefield Publishing Group, Inc., 1996. — P. 19. — 242 p. — (The Reynolds Series in Sociology). — ISBN 1-882289-40-4.
  12. Левада Ю. А. Советский простой человек. — М.: Мировой океан, 1993. — С. 79. — 299 с. — 750 экз. — ISBN 5-7585-0005-4.
  13. Marx, Gary T. The Iron Fist and the Velvet Glove: Totalitarian Potentials Within Democratic Structures // The Social fabric: dimensions and issues  (англ.) / Edited by James F. Short, Jr.. — Beverly Hills, CA: Sage Publications, 1986. — P. 157. — 366 p. — (American Sociological Association presidential series). — ISBN 0-8039-2788-6.
  14. Robison, Wade L. (2011). «Nano-Technology, Ethics, and Risks  (англ.)» (HTML). Nanoethics (Springer Science+Business Media B.V.) (5): 1-13. DOI:10.1007/s11569-010-0108-5.
  15. Napolitano, Andrew P. Sliding Down The Slippery Slope // The Constitution in Exile: How the Federal Government Has Seized Power by Rewriting the Supreme Law of the Land  (англ.). — Nashville, Tennessee: Thomas Nelson Inc., 2007. — P. 120. — 290 p. — ISBN 978-1-59555-097-2.

Ссылки[править | править вики-текст]