Притча о заблудившейся овце

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Притча о заблудившейся овце — одна из притч Иисуса Христа. Её текст приводится у двух евангелистов:

Евангелие Притча
От Матфея
(Мф. 18:12-14) 01 mattew's angel.jpg
Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? и если случится найти её, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся. Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих.
От Луки
(Лк. 15:3-7)
04 luke's bull.jpg
Но Он сказал им следующую притчу: кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяноста девяти в пустыне и не пойдет за пропавшею, пока не найдет её? А найдя, возьмет её на плечи свои с радостью и, придя домой, созовет друзей и соседей и скажет им: порадуйтесь со мною: я нашёл мою пропавшую овцу. Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии.

Богословское толкование[править | править исходный текст]

Феофилакт Болгарский в своём толковании на Евангелие от Луки пишет что существует два взгляда на то, кого Иисус подразумевал по овцами:[1]

  • «под девяносто девятью овцами разумеет праведников, а под одной овцой — падшего грешника»;
  • «под сотней овец разумеют все разумные твари, а под одной овцой — человека разумной природы».

Аверкий (Таушев), рассуждая об образе овец, пишет: « Господь сравнивает Себя с пастырем, который, оставив целое стадо, то есть бесчисленные сонмы Ангелов, пошёл искать одну заблудшую овцу, то есть падшего человека».[2] О том же пишет Феофилакт в толковании Евангелия от Матфея:

Он оставил девяносто девять овец на небеси, то есть ангелов, и приняв зрак раба, пошёл искать одну овцу, то есть человеческое естество, и радуется о нём более, нежели о твердости в добре ангелов.[3]

Общим смыслом притчи богословы считают, что Бог заботится об обращении грешников и радуется о них больше, чем об утвердившихся в добродетели.[3]

Шотландский богослов Уильям Баркли в своём толковании притчи особо отмечает, что она посвящена любви Бога к каждому отдельному человеку и даёт этой любви следующие характеристики: терпеливая, ищущая, радующаяся, защитительная, охранительная.[4]

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]