Провачек, Станислав

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Станислав Провачек
Stanislaus von Prowazek
S. Prowazek.jpg
Род деятельности:

зоолог

Дата рождения:

12 ноября 1875({{padleft:1875|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:12|2|0}})

Место рождения:

Йиндржихув-Градец, Южная Чехия

Гражданство:

Чехия

Дата смерти:

17 февраля 1915({{padleft:1915|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:17|2|0}}) (39 лет)

Место смерти:

Лагерь русских военнопленных в Хотебузе

Станислав Провачек на Викискладе

Станислав Провачек (12 ноября 1875г, Йиндржихув-Градец — 17 февраля 1915 г, лагерь русских военнопленных в Хотебузе) — чешский естествоиспытатель. В его честь был назван открытый им возбудитель эпидемического сыпного тифа — Rickettsia prowazekii.

Биография[править | править вики-текст]

Станислав Провачек родился 12 ноября 1875 в городке Йиндржихув-Градец. В гимназии Провачек был средним учеником, а порой даже и слабым. Так, из-за плохой успеваемости в пятом классе он остался на второй год. Чудесное превращение посредственного гимназиста в незаурядного студента произошло, как только он поступил в Парижский немецкий университет и начал изучать зоологию и ботанику. Высшее образование закончил в Вене, где ему вручили диплом доктора философии: в то время естествознание было одной из дисциплин философских факультетов. К моменту защиты диссертации по инфузориям Провачек уже был автором нескольких работ, напечатанных в специальных журналах. Одной из первых была статья о планктоне рек Отавы и Влтавы. Автор сразу же заявил о себе как о талантливом протозоологе, и профессор Пауль Эрлих предложил ему место ассистента в своем Институте экспериментальной терапии во Франкфурте-на-Майне.

Ещё одна счастливая встреча, определившая дальнейшую судьбу Провачека. Где-то на вокзале профессор Фриц Шаудин, в ту пору уже маститый ученый, повстречал молодого человека, в руках у которого, как и у него самого, была коробка с микроскопом. Необычный багаж возбудил любопытство профессора. Слово за слово, и, прежде чем оба пассажира дождались своих поездов, знакомство завязалось. Молодой Провачек стал сотрудником, позже — и личным другом профессора, а после его смерти — преемником на ведущей должности и опекуном осиротевших детей.

Потом Провачек работал в Медицинском институте в Берлине, а с 1907 г. в Институте корабельных и тропических болезней в Гамбурге. Но ещё до того, как переехать сюда из Берлина, он совершил свою первую заморскую поездку: участвовал в экспедиции в Батавию (о. Ява), организованной знаменитым дерматологом-венерологом Альбертом Нейссером для изучения сифилиса. Находясь в экспедиции, Провачек изучал также трахому и оспу.

Последнее десятилетие перед началом первой мировой войны заполнено разносторонней деятельностью. Провачек изучает вопросы наследственности, иммунитета, фитопатологии, патологии насекомых, исследует малярию, оспу, трахому, занимается другими медико-санитарными проблемами. И при этом неустанно путешествует: предпринимает экспедиции по европейским странам, на Яву, в Китай, Японию и Индию. В Бразилии, где он помогал погасить эпидемию оспы, умудрился проникнуть даже в девственные леса в области Мату-Гросу. В 1910—1912 гг. посетил Суматру и около 35 островов из группы Марианских островов и Островов Мореплавателей (Самоа) и сделал там почти 400 глазных операций. Туземцы на острове Савайи в знак благодарности избрали Провачека почетным старейшиной, и на торжественной церемонии он не только получил имя Лалоло, но и должен был подвергнуться ритуальной татуировке.

Научное наследие Станислава Провачека насчитывает 209 публикаций, включая открытие возбудителей трахомы и сыпного тифа.

Последнее служебное задание Станислав Провачек получил в конце 1914г, а уже 8 января 1915 г. приступил к работе в лагерной больнице в Хотебузе, где среди русских пленных вспыхнула эпидемия сыпного тифа. Провачек так описывает обстановку в лагере, где они вели борьбу с инфекцией, уничтожая вшей и проводя дезинфекцию[1]:

Сами мы спасаемся от вшей только плотно облегающими халатами, резиновой обувью и смазыванием сапог анисовым маслом. Вшей здесь миллионы… сыплются дождем. Опасность инфекции гораздо больше, чем это можно предполагать в лаборатории.

И опасности этой Провачек не избежал. Ровно через месяц после прибытия в Хотебуз он заметил у себя первые признаки заболевания. В заброшенном лагерном бараке его врачом, санитаром и единственным связующим звеном с миром был бразильский сподвижник доктор Роха Лима. Ему выпала прискорбная обязанность сообщить родителям, друзьям и всему научному миру, что, несмотря на заботливый уход и твердое желание превозмочь болезнь, Станислав Провачек 17 февраля 1915 г. скончался.

Оценка современниками[править | править вики-текст]

В книге Ганса Цинссера «Крысы, вши и история» Станиславу Провачеку посвящены следующие слова[2]:

Он не был ни полководцем, ни императором, ни королем, этот парень из городка Йиндржихув-Градец, оставшийся в пятом классе гимназии на второй год, и все-таки он принадлежит к числу тех, кто повлиял на ход Мировой истории, так как разоблачил агента, который истреблял империи, свергал династии, решал исход войн и делал безлюдными целые страны

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Даниэл М. — Тайные тропы носителей смерти. — Прогресс, 1990. ISBN 5-01-002041-6 с.82
  2. Zinsser Hans . Rats, Lice, and History. Boston : Little, Brown. 1935

Литература[править | править вики-текст]

  • Даниэл М. — Тайные тропы носителей смерти. — Прогресс, 1990. ISBN 5-01-002041-6