Продажа картин из коллекции Эрмитажа

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Продажа картин из коллекции Эрмитажа — предпринятый правительством СССР акт распродажи полотен эрмитажной коллекции, имевший место в 19291934 гг.

Всего из фондов и экспозиции было отобрано 2880 картин, 350 из которых представляли собою произведения значительной художественной ценности, а 59 — шедевры мирового значения[1]; небольшая часть из них, не найдя покупателя, всё же вернулись обратно, но 48 знаменитых шедевров навсегда покинули Россию — включая работы таких мастеров, как Ян ван Эйк, Тициан, Рембрандт и Рафаэль. Некоторые из этих полотен находились в собрании ещё со времен его основания Екатериной Великой. Также была продана часть коллекции нидерландской и фламандской живописи, собранная и завещанная музею П. П. Семеновым-Тян-Шанским[2], а также часть других собраний, пожертвованных Эрмитажу в поздний период (например, Строганова).

Кроме того, из Эрмитажа распродавалось художественное серебро, бронза, нумизматические коллекции, византийские эмали.

Сотрудниками Эрмитажа и отечественными учеными в момент изъятия экспонатов из Эрмитажа, а также широкими кругами общественности — после опубликования в 1990-е годы информации о масштабах потерь, данная распродажа национального достояния и культурного наследия расценивается как «трагедия и катастрофа»[3], «безумие»[1], «непродуманная, зачастую неумелая, даже бессмысленная, а потому и плачевная по своим результатам деятельность»[4].

Обстоятельства продажи[править | править вики-текст]

Подготовка[править | править вики-текст]

В конце 1920-х гг. советское правительство, испытывая недостаток в валюте для индустриализации — для оплаты растущих долгов при покупке техники и строительства заводов, решило пополнить бюджет распродажей музейных коллекций. До этого продаваемые на Запад национализированные произведения искусства по большей части были не очень знаменитыми — это был рядовой антиквариат, но наконец было принято решение распродать вещи из музейных коллекций. Для этого в феврале 1928 г. Эрмитажу и Русскому музею было предложено представить список произведений для экспорта, стоимость которых составила бы 2 миллиона рублей. Под эгидой Наркомпроса было создано специальное агентство «Антиквариат», открывшееся в Ленинграде и занимавшееся торговлей. Эрмитажу была дана инструкция продать 250 картин по крайней мере по 5000 за каждую, а также гравюры и предметы скифского золота.

Ян ван Эйк. «Благовещение». Теперь — в Национальной галерее искусства, Вашингтон

Из мемуаров бывшего директора Эрмитажа Б.Пиотровского:

Изыскивая валюту для социалистической реконструкции СССР, правительство в начале 1930 г. распорядилось пустить на продажу часть экспонатов музея. Отобрано было 250 картин, стоимостью в среднем не ниже 5 тысяч рублей золотом каждая, а также оружие из арсенала на 500 тысяч рублей, скифское золото из Особой кладовой. На эту же тему поступило письмо Главнауки об изъятии для распродажи предметов античного искусства, Ренессанса, Готики, в основном изделий из золота, драгоценных металлов, слоновой кости и т. п. Письмо подписал зам. заведующего Главнаукой «товарищ Вольтер». Сперва секретно, а потом в открытую помещения музея обследовались спецбригадами по отбору ценностей «экспортного значения»[5].

«Отныне судьбы музейных собраний решали не опытные профессионалы-искусствоведы, а люди весьма далекие от проблем сбережения и изучения произведений искусства. Первенствующую роль играли теперь особоуполномоченный Наркомторга и директор-распорядитель „Антиквариата“ А. М. Гинзбург, уполномоченный по Ленинграду — Простак, по Москве — Н. С. Ангарский. А предрешил именно такой ход событий Я. Э. Рудзутак»[4].

Старый директор О. Ф. Вальдгауэр был смещен и заменен на чиновника Г. В. Лазариса, ранее служившего в Наркомате иностранных дел. Уже 10 марта 1928 г. работники Эрмитажа сдали по описи Ленинградскому отделению Госторга 376 предметов, оцененных его же экспертами в 718 тысяч рублей. К 26 октября было сдано 732 предмета на общую сумму 1 миллион 400 тысяч рублей[4].

« Вооружённые только одной наивностью, мы выходим на большую дорогу с Рембрандтами, Ван Эйками, Ватто и Гудонами.
Николай Ильин, председатель правления Всесоюзной государственной торговой конторы «Антиквариат»[6]
»

С 1 января по 7 июня 1929 года «Антиквариат» сумел получить только из Эрмитажа 1221 предмет для экспорта, включая живопись и произведения декоративно-прикладного искусства. После берлинского и лондонского аукционов в июле 1929 г., всего за семь недель, из того же Эрмитажа получен 5521 предмет: за 19 дней июня — 2504 и за июль — 3017, то есть больше, чем за весь предыдущий год. Перед Наркомторгом ставился план получения определённого количества валюты, и ради этого он опустошал хранилища музеев, одним из самых богатых среди которых оказался Эрмитаж.

1 февраля 1930 г. директором Эрмитажа утвердили Л. Л. Оболенского. В конце сентября 1930 г. его сменил Б. В. Легран.

Гюльбенкян и Мэллон[править | править вики-текст]

Продажу полотен первого ряда предполагалась провести тайно, но информация распространилась между избранными западными торговцами. Первым покупателем шедевров Эрмитажа стал Галуст Гюльбенкян (Calouste Gulbenkian), основатель Iraq Petroleum Company, торговавший с Советской Россией нефтью. Г. Л. Пятаков, налаживавший с ним торговые контакты, с целью установления контакта за несколько лет до этого предложил коллекционеру приобрести некоторые картины. Гюльбенкян с радостью откликнулся и направил свой список, куда входили и «Юдифь» Джорджоне, «Блудный сын» Рембрандта и «Персей и Андромеда» Рубенса, но сделка не состоялась, и картины остались в Эрмитаже.

С конца 1920-х гг. Советское правительство торговало не самыми известными вещами и произведениями декоративно-прикладного искусства. Но наступление Великой депрессии 30-х гг. снизило интерес Запада к вложениям в искусство. Кроме того, активная работа «Антиквариата» перенасытила рынок произведениями и привела к демпингу. Наконец в 1930-м г. было принято решение продолжить продажу шедевров первого ряда, поскольку они гарантированно найдут покупателя и будут проданы за достойную цену, что было необходимо, чтобы выполнить план по выручке валюты. Комиссары вспомнили об интересе Гюльбенкяна. Ему был продан ряд картин, большинство из которых сейчас находятся в постоянной экспозиции основанного его фондом музее Г. Гюльбенкяна в Лиссабоне[7].

Продавцы остались недовольны результатами сделки с нефтепромышленником и стали искать новых покупателей. Следует отметить, что и сам Гюльбенкян не был удовлетворен действиями советских агентов, которых считал глупыми и непрофессиональными, о чём свидетельствует его письмо-меморандум. Всего за три сделки им был куплен 51 эрмитажный экспонат всего за 278 900 фунтов. В соответствии с предварительной договоренностью Гюльбенкян уступил четыре из этих картин известному парижскому антиквару Натану Вильденштайну.

Веласкес. Этюд к портрету папы Иннокентия Х. Теперь — в музее Метрополитен, Нью-Йорк

Советское правительство попросило Фрэнсиса Маттисона, молодого немецкого арт-дилера, составить список картин из русских собраний, которые ни в коем случае нельзя продавать ввиду их культурной и художественной ценности. Через некоторое время Маттисон с удивлением увидел некоторые из этих полотен в Париже в собрании Гюльбенкяна (позже завещанном им лиссабонскому музею фонда Галуста Гюльбенкяна). Нефтепромышленник пригласил его быть своим агентом при дальнейших закупках, но арт-дилер предпочёл сформировать консорциум с лондонской компанией Colnaghi и Knoedler and Co из Нью-Йорка, которые выкупили в 1930-31 гг. 21 картину, приобретенные затем Эндрю Мэллоном. В последующие годы Маттисон очень гордился предпринятым им маневром, приведшим к появлению американской коллекции Э. Меллона.

Эндрю Меллон был американским банкиром, министром финансов при президентах У.Гардинге, Кулидже и Г.Гувере, американским послом в Великобритании и собирателем живописи. Он решил основать американскую галерею по образцу Национальной Галереи в Лондоне. Услышав о распродаже эрмитажных шедевров в галерее Knoedler and Co, у своих давних поставщиков, он ухватился за покупку.

« Меллон снял сливки с коллекции Эрмитажа, которая в то время не имела себе равных[6]. »

Купленная им за 9 сделок группа картин включала «Благовещение» ван Эйка и «Мадонну Альбу» Рафаэля, причем последняя обошлась в $1 166 400, что было самой большой суммой, заплаченной за произведение искусства до этого времени. К концу 1931 г. он выплатил за все полотна сумму в $6 654 000. Скончавшись в 1937 г., он завещал картины правительству США, и они составили ядро коллекции Национальной галереи искусства в Вашингтоне.

Завершение торговли[править | править вики-текст]

Х.Аверкамп. «Сценка на льду». Продана неизвестному покупателю, с 1967 г. — в Национальной галерее искусства в Вашингтоне

Сотрудникам Эрмитажа удалось отстоять и не отдать на требования «Антиквариата» серебряную раку Александра Невского, сасанидское серебро (III—VII вв. н. э.), скифское золото, «Мадонну Бенуа» да Винчи. 25 апреля 1931 г. Политбюро приняло декрет о создании списка шедевров, не подлежащих продаже[4]. В 1932 г. со складов «Антиквариата» в Эрмитаж вернулись непроданные экспонаты.

Информация о торговле шедеврами оставалась в секрете до 4 ноября 1933 г., пока «Нью-Йорк Таймс» не опубликовала заметку о покупке нескольких картин музеем Метрополитен («Распятие» и «Страшный суд» ван Эйка). В 1932 г. благодаря письму Сталину Иосифа Орбели (заместителя директора Эрмитажа Бориса Леграна, согласно большинству версий, назначенного в музей для проведения торговых операций) удалось в третий раз отстоять сасанидское серебро.

« Уважаемый т-щ Орбели!

Письмо Ваше от 25/Х получил. Проверка показала, что заявки Антиквариата не обоснованы. В связи с этим соответствующая инстанция обязала Наркомвнешторг и его экспортные органы не трогать Сектор Востока Эрмитажа. Думаю, что можно считать вопрос исчерпанным.
С глубоким уважением
И. Сталин

»

«Поскольку Сталин в ответе Орбели касался только предметов Сектора Востока, все западноевропейские экспонаты, предназначенные для отправки в „Антиквариат“, были объявлены связанными с Востоком (например, по изображению на них восточных изделий, в частности ковров, или же по другим, очень отдаленным мотивам). Эта уловка помогла спасти их от экспорта»[3].

Также стабилизации ситуации способствовал состоявшийся в середине января 1933 г. объединённый Пленум ЦК — ЦКК партии, объявивший о досрочном завершении пятилетки, на которую и шли средства от продажи экспонатов. В довершении финансовой неуспешности «Антиквариата» 1933 г. приход нацистов закрыл немецкий рынок, бывший таким удобным для большевиков. Торговой конторе из-за своего непрофессионализма все хуже и хуже удавалось выполнять план по добыче валюты.

А. И. Стецкий. Репрессирован в 1938 г.

Финальным аккордом стало следующее: 1933 г. Т. Л. Лиловая, завсектором западноевропейского искусства, также написала письмо Сталину. Он отреагировал на него, поручив А. И. Стецкому разобраться в ситуации. Стецкий осознал опасность, грозящую музею и подготовил проект решения Политбюро, утвержденного на заседании от 15 ноября 1933 г.

« Об Эрмитаже.

Прекратить экспорт картин из Эрмитажа и других музеев без согласия комиссии в составе тт. Бубнова, Розенгольца, Стецкого и Ворошилова[8].

»

Решение оказалось окончательным и действительно полностью прекратило практику изъятия музейных ценностей. «Антиквариату» осталось продавать лишь то, что ещё сохранилось на его складах. В 1934 г. Легран был уволен с поста директора Эрмитажа, и его место занял Орбели.

Доход от всех этих продаж составил не более одного процента от валового дохода страны, и, по сути, значимого влияния на ход индустриализации не оказал, нанеся при этом значительный ущерб национальному культурному достоянию страны, не говоря уже о международной репутации.

Хронология[править | править вики-текст]

Гюльбенкян, «Меморандум» Пятакову, 17 июля 1930 года
(…) После всего сказанного Вы вправе спросить, почему же я пишу Вам об этом, когда и сам стремлюсь приобрести эти произведения.

Вы, вероятно, помните, что я всегда рекомендовал Вам и продолжаю советовать Вашим представителям не продавать Ваши музейные ценности, ну а если Вы все же собираетесь продавать их, то отдать мне предпочтение при равенстве цены, и просил держать меня в курсе того, что Вы намереваетесь продать.
В публике уже много говорят об этих продажах, которые, по моему мнению, наносят огромный ущерб Вашему престижу (особенно продажи г-ну Меллону, который очень на виду). Возможно, что в некоторых случаях в Америке Вам и удастся добиться более высоких цен, нежели предлагаемые мною. Однако невыгодность сделок, совершенных таким образом, настолько значительна с точки зрения престижа, пропаганды и огласки, что мне приходится лишь удивляться, что Вы все же идете на них.

Торгуйте чем хотите, но только не тем, что находится в музейных экспозициях. Продажа того, что составляет национальное достояние, дает основание для серьёзнейшего диагноза.

Если, несмотря на все сказанное, Вы все же решитесь на продажу ценностей из Ваших музеев (а я настаиваю на том, что этого делать Вам не следует), то вместо того, чтобы их продавать посредникам, пустите все в открытую продажу на рынке, ибо наивная игра в прятки, практикуемая сейчас, принесет только убытки. Те, кому поручены эти операции, не отдают себе в том отчета, игнорируют огромный косвенный вред, причиняемый ими же. Я рассмеялся, когда один из них заявил мне, что во время Французской революции также распродавались собрания Версаля. Что за наивное простодушие, что за незнание эпохи и обстоятельств!"[9]

1928 год
  • Эрмитаж и Русский музей составляют списки.
  • Принято решение о передаче всех полномочий по продаже художественных ценностей через Комиссариат внешней торговли и лично А. И. Микояна.
4 июня 1929:
лето 1929:
Апрель 1929:
  • Гюльбенкян приобретает «Благовещение» Дирка Боутса (54 тысячи фунтов) — картина не из запасников, а из основной экспозиции, и единственный «боутс» Эрмитажа.
  • Он же: две картины Юбера Робера, на них изображены сцены приведения в порядок Версальского парка, пострадавшего от урагана
  • 24 предмета французского серебра, исполненных крупнейшими французскими мастерами XVIII века по заказам русских императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II
  • стол-секретер эпохи Людовика XVI работы прославленного парижского мебельщика Ризенера. Все вместе — 54 150 фунтов.
Январь 1930:
  • Рембрандт, «Портрет Титуса» (куплен Гюльбенкяном)
  • Ватто. «Лютнист». (куплен Гюльбенкяном, затем перепродан музею Метрополитен в 1934)
  • Ван Дейк, «Портрет Сюзанны Фоурмент с дочерью» (куплен Меллоном)
  • Ван Дейк, «Портрет Филиппа, лорда Вартона» (аналогично), 250 тыс. фунтов
Май 1930:
  • Николя Ланкре, «Купальщицы» (куплен Гюльбенкяном, затем перепродан Джорджу Вилденстеину. Теперь в частном собрании)
  • «Паллада» Рембрандта,
  • «Урок музыки» Герарда Терборха — 120 тыс. за все картины, (включая «Лютниста» Ватто),
  • статуя «Диана» Гудона (аналогично) — 20 тыс. фунтов
  • Рубенс, «Портрет Хелены Фоурман» — 55 тыс. фунтов
  • 15 изделий из серебра — 100 тыс. фунтов (все куплено Гюльбенкяном)
Проданные шедевры 1-го ряда
Мастер Кол-во
Боттичелли 1
Боутс 1
Ван Дейк 7
Ван Эйк 3
Веласкес 1
Веронезе 1
Перуджино 1
Пуссен 1
Рембрандт (и школа) 10
Рубенс 4
Тициан 1
Тьеполо 1
Июнь-июль 1930:
  • Ян Ван Эйк, «Благовещение», (проданный Меллону за 502 899 $)
  • Ван Дейк, «Портрет Изабеллы Брандт» (проданный Меллону за 223 000 $)
Октябрь-ноябрь 1930
  • Рембрандт, «Портрет старика», (продан Гюльбенкяну, 30 000 фунтов) — последняя его покупка
  • Adriaen Hanneman, «Портрет Генриха, герцог Глочестерского» (куплен Меллоном)
  • Веронезе, «Обнаружение Моисея» (куплен Меллоном)
  • Также из дублетного фонда отдела нумизматики Эрмитажа выделено 347 золотых и 17 платиновых монет, предоставили для экспорта кирасу и шлем, полный комплект рыцарских доспехов работы немецких оружейников XVI века, полторы сотни гравюр и большую партию не представлявшего ценности для музея фарфора (парадные сервизы «Парижский», «Орловский», «Малтыковский»), картины Ю.Робера, А. Ватто. Ж. Б. Грёза, Л. Лагрене, Ф. Лемуана, Ж. Лоррена, Ф. Ван Мириса, Г. Беркхейде, А. Ван Остаде, Г. Ван Хонхорста, М. Ван Хемскерке, а также иных известных и малоизвестных живописцев XVII—XVIII веков.
Январь 1931
Февраль 1931
  • Хальс, «Портрет молодого человека».
  • Рембрандт, «Девочка с метелкой». (сегодня атрибутирована как работа мастерской)
  • Рембрандт, «Портрет польского дворянина».
  • Рафаэль, «Святой Георгий и дракон».
  • Веласкес. «Портрет папы Иннокентия X» (этюд, нью-йоркская версия)
  • Сандро Боттичели, «Поклонение Волхвов» — 838 тыс. долл.
  • Хальс, «Портрет Чиновника» (Офицера).
  • Рембрандт, «Женщина с гвоздикой» (атрибутирована как работа мастерской)
  • Шарден. «Карточный домик», (все куплены Мелоном)
Апрель 1931:
  • Рембрандт, «Турок» (сегодня атрибутирован как работа мастерской)
  • Ван Дейк, «Портрет фламандской дамы».
  • Перуджино, «Распятие с Марией, Иоанном, Иеронимом и Магдалиной»
  • Рафаэль, «Мадонна Альба». (1 166 400 $)
  • Тициан, «Венера перед зеркалом». (все куплены Меллоном)
май 1931:
  • последний аукцион Лепке, Берлин, оказавшийся провальным. «Адам и Ева» Лукаса Кранаха, «Святое семейство» Андреа дель Сарто, «Портрет Триеста» Антониса Ван Дейка, «Портрет Воронцовой с дочерью» Джорджа Ромни, «Аллегория Вечности» Рубенса — проданы, всего 613 326 долл. Возвращены в Эрмитаж «Портрет Николаса Рококса» и «Портрет Балтазарины Ван Линник» кисти Ван Дейка, Рембрандт «Христос и самаритянки у колодца», холсты Пуссена, Буше, Лорена, Виже-Лебрена, Берне, Роббера, Грёза, Беллини.
После постановления Политбюро:
  • Тьеполо, «Пир Клеопатры», (проданн Knoedler и Галереям Colaghni, теперь в Национальной Галерее Виктории в Мельбурне, Австралия)
  • «Триумф Амфитриты» Пуссена — Художественному музею Филадельфии (США),
  • Парные портреты «Портрет сэра Томаса Грешема» и «Портрет Энн Фернли, жены сэра Томаса Грешема» работы Антонио Моро (аналогично)
  • диптих Ван Эйка «Распятие» и «Страшный суд» — нью-йоркскому Метрополитен-музею. Больше «ван Эйков» в Эрмитаже не осталось.
  • «Отречение Петра» Рембрандта — Городскому музею Амстердама (Нидерланды),
  • Национальный музей в Нюрнберге приобрел холст Платцера «Концерт»,
  • кельнский «Вальраф-Рихардс музей» — «Портрет Ханса Шеленберга» кисти Бургмайера.

Торговцы[править | править вики-текст]

  • Братья Арманд и Виктор Хаммер, Нью-Йорк
  • «М.Кнедлер и К», Нью-Йорк
  • Аукцион «Рудольф Лепке», Берлин
  • Ноундлеры
  • Colnaghi, Лондон

Другие продажи культурных ценностей в 1930-е годы[править | править вики-текст]

Интересные факты[править | править вики-текст]

Документальное кино[править | править вики-текст]

  • «Продать Эрмитаж. Как уходили шедевры». — Россия, 2008

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Официальный сайт Эрмитажа. Линия времени
  2. Ю.Гоголицын. Преступления в океане искусства. М., 2000. С.379
  3. 1 2 Ю.Кантор. Реальность и соцреализм: Эрмитаж в 1917—1941 гг
  4. 1 2 3 4 5 Ю.Жуков. Сталин: Операция «Эрмитаж»
  5. Страсти по Эрмитажу
  6. 1 2 Е.А.Осокина. На большой дороге с Рембрандтами
  7. Коллекционер Калуст Гюльбекян: «Only the Best»
  8. Цит. по: Симонов Н. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920 – 1950-е годы. М., 1996. С. 88.]
  9. 140 — РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 19. Д. 846. Л . 24 — 24 об. Цит. по.: Ю.Жуков. Сталин: Операция Эрмитаж

Литература[править | править вики-текст]

  • Robert C. Williams. Russian Art and American Money, 1900—1940. Harvard University Press, Cambridge, Mass., 1980.
  • А. Г. Мосякин. «Продажа». Журнал «Огонёк», 1989, № 6-8, 19.
  • А. Г. Мосякин. «Антикварный экспортный фонд». Журнал «Наше наследие» (Москва), 1991, № 2,3.
  • О.Васильева, П.Кнышевский. «Красные конкистадоры». 1994.
  • Н.Ильин, Н.Семенова. Проданные сокровища России. М.,2000. ISBN 5-89480-027-7.
  • Эрмитаж, который мы потеряли. СПб., Издательство журнала «Нева», 2001. ISBN 5-87516-234-1.
  • Государственный Эрмитаж. Музейные распродажи 1928—1929. Архивные документы. СПб. Эрмитаж, 2006. ISBN 5-93572-115-5.
  • Пиотровский Б. Б. История Эрмитажа.
  • Юрий Жуков. «Сталин: операция „Эрмитаж“».
  • Kopper, Philip. America’s National Gallery of Art — A Gift to the Nation. Abrams Publishers, New York, 1991.
  • Е. А. Осокина. На большой дороге с Рембрандтами. // Родина. № 9. 2006.

Ссылки[править | править вики-текст]