Проклятие ресурсов

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Прокля́тие ресу́рсов (англ. resource curse) — явление в экономике, связанное с тем, что страны, обладающие значительными природными ресурсами, являются, как часто считается, менее экономически развитыми, нежели страны с небольшими их запасами или с запасами, которые отсутствуют вовсе. Также известно как парадокс изобилия (англ. paradox of plenty).

Основными возможными причинами этого могут являться[источник не указан 673 дня]:

  • снижение конкурентоспособности других секторов экономики, вызванное увеличением реального обменного курса, связанным с притоком в страну доходов от ресурсов;
  • высокая изменчивость доходов от продажи ресурсов на мировом рынке;
  • ошибки в государственном регулировании или развитие коррупции, связанные с притоком «лёгких» денег в экономику;
  • отсутствие настоящей мотивации и реальной необходимости развития реального производственного сектора, так как сырьевые доходы позволяют относительно неплохо жить и при текущем государственном строе (застой и стагнация).

История возникновения понятия[править | править вики-текст]

Термин проклятие ресурсов был впервые использован Ричардом Аути в 1993 году [1] для описания ситуации, при которой страны, богатые природными ресурсами, были не в состоянии использовать это богатство для развития своей экономики и, вопреки интуиции, имели более низкий экономический рост, нежели страны, располагающие меньшими природными ресурсами.

Однако, мысль о том, что природные ресурсы могут быть скорее проклятием страны, нежели преимуществом, начала зарождаться еще в 80-е годы XX века. В различных исследованиях, включая известную работу Дж. Сакса и A. Уорнера [2], прослеживалась взаимосвязь между изобилием природных ресурсов и слабым экономическим развитием страны.

Одним из самых ярких примеров оторванности ресурсного изобилия от экономического роста являются нефтедобывающие страны. Так, в период 1965—1998 гг. прирост ВНП на душу населения в странах ОПЕК снизился в среднем до 1,3 %, тогда как в остальных развивающихся странах он составлял в среднем 2,2 %.[3]

Некоторые авторы утверждают, что приток финансов, связанный с иностранной помощью, может оказывать на экономику воздействие, аналогичное проклятию ресурсов.[4]

Вместе с тем, следует отметить, что многие государства, имеющие значительные запасы природных ресурсов, могут достигать высокого уровня благосостояния и индустриального прогресса. К таким можно отнести США, Канаду, Австралию, в меньшей степени Испанию (большинство видов полезных ископаемых, благоприятные сельскохозяйственные условия на части территории), некоторые страны Персидского залива, Малайзию, Бруней, Норвегию (нефть, газ, в Норвегии также богатейшие источники гидроэнергии).[источник не указан 673 дня]

Отрицательные эффекты и причины[править | править вики-текст]

Конфликты[править | править вики-текст]

Природные ресурсы могут провоцировать конфликты в обществе, при которых различные группы и фракции борются за возможность распоряжения ими (рентоориентированное поведение). Иногда этот конфликт проявляется открыто, как сепаратистский конфликт в регионах, где добываются эти ресурсы (например, такой, как в нефтедобывающей провинции Кабинда в Анголе), однако чаще они принимают скрытые формы, такие, как борьба между министерствами или департаментами за доступ к бюджетным средствам, приводящая к снижению эффективности государственного управления в целом.

Выделяют следующие основные типы взаимосвязи между природными ресурсами и вооруженными конфликтами. Во-первых, эффекты проклятия ресурсов подрывают качество государственного управления, повышая тем самым уязвимость государства для конфликтов, вызванных другими факторами. Во-вторых, конфликты могут возникать непосредственно вокруг контроля и использования ресурсов, а также распределения поступлений от их добычи. В третьих, доступ к доходам от ресурсов одной из участвующих в конфликте сторон, способствует продолжению конфликтов [5].

В научных исследованиях широко цитируется тот факт, что для типичной страны, доля экспорта первичных ресурсов которой составляет порядка 25 % ВВП, вероятность возникновения конфликта составляет 33 %, а при доле экспорта 5 % ВВП — снижается до 6 % [6][7].

Налогообложение[править | править вики-текст]

В стандартной ситуации, когда общество не является ресурсно-зависимым, правительство облагает налогами граждан, которые, в свою очередь, требуют эффективного и ответственного управления. Это взаимодействие получило название социального контракта между правительством и гражданами. В странах, экономика которых основана на природных ресурсах, правительство не имеет необходимости облагать налогами своих граждан, так как оно имеет гарантированный источник дохода от добычи природных ресурсов. В этих условиях социальный контракт нарушается, так как правительство не чувствует себя связанным обязательствами эффективно управлять государством. Более того, часть общества, получающая доход от добычи ресурсов, может считать эффективные государственные институты и гражданское общество угрозами своему благосостоянию, и намеренно подрывать их формирование.

В результате этого государство плохо выполняет свои прямые обязанности и может препятствовать формированию гражданских обществ, используя для этого доходы от природных ресурсов. Страны, экономика которых зависит от природных ресурсов, имеют тенденцию быть более тоталитарными, коррумпированными и плохо управляемыми.

Голландская болезнь[править | править вики-текст]

Голландская болезнь представляет собой экономическое явление, при котором большие доходы от экспорта природных ресурсов оказывают негативное воздействие на развитие других секторов экономики, повышая номинальный и реальный обменные курсы национальной валюты, а также заработную плату в добывающих отраслях.

Повышение обменного курса и заработной платы приводит к снижению конкурентоспособности на мировых рынках других отраслей, работающих на экспорт, прежде всего, сельскохозяйственного и обрабатывающего.

Кроме того, увеличение бюджетных доходов, связанное с экспортом ресурсов, часто влечет за собой повышение государственных расходов (на здравоохранение, оборону и др.), что приводит к дальнейшему повышению реального обменного курса и заработной платы.

Результирующий спад в обрабатывающих секторах и, как следствие, еще большая зависимость от природных ресурсов, делает экономику чрезвычайно уязвимой к неблагоприятным изменениям на рынках природных ресурсов.

Колебания доходов[править | править вики-текст]

Цены мирового рынка на природные ресурсы подвержены значительным колебаниям. Так, цена барреля сырой нефти выросла с 10 долларов в 1998—1999 гг. до более чем 140 долларов в 2008 г., а в начале 2009 г. упала до 50 долларов.

Если доход государственного бюджета формируется в основном от экспорта природных ресурсов (например, согласно данным МВФ, 99,7 % экспорта Анголы в 2005 году составляли нефть и алмазы), эти колебания вносят хаос в государственные расходы. Связанные с этим резкие изменения экономического климата в стране приводят к массовым нарушениям контрактов, подрывая стабильность экономики.

Избыточные заимствования[править | править вики-текст]

Так как правительство ожидает значительных поступлений в будущем, оно начинает аккумулировать задолженность, даже при наличии доходов от природных ресурсов. Это поведение поощряется, так как укрепление реального обменного курса, связанное с притоком капитала в страну или голландской болезнью, приводит к снижению процентных платежей. Природные ресурсы страны используются как залог, увеличивая размер возможного кредита. Однако, при снижении цен ресурсов на мировых рынках и падении реального обменного курса, у правительства оказывается меньше средств для выплаты более дорогого долга. Например, ряд богатых нефтью стран, как Нигерия и Венесуэла демонстрировали быстрый рост внешних заимствований во время нефтяного бума 70-х годов XX века. Однако, когда цены на нефть стали снижаться в 80-е годы, банки прекратили дальнейшую выдачу им займов, что привело к невозможности правительств расплатиться по текущему долгу и его разрастанию за счет штрафных санкций.

Коррупция[править | править вики-текст]

В богатых природными ресурсами странах часто наиболее простым способом удержания власти является перераспределение богатств в пользу определенных привилегированных секторов, нежели проведение ориентированной на рост, сбалансированной экономической политики и формирование четких правил игры. Гигантские доходы от природных ресурсов подпитывают эту политическую коррупцию. Правительство в этой ситуации испытывает меньшую необходимость в формировании институциональной структуры, регулирующей экономику страны вне добывающего сектора, в результате чего остальные сектора начинают существенно отставать в развитии [8].

Недостаток диверсификации[править | править вики-текст]

Развитие экономической диверсификации может замедляться или приостанавливаться в связи со временной высокой доходностью добычи природных ресурсов. Предпринимаемые попытки диверсификации при этом часто представляют глобальные общественные проекты, которые могут неправильно планироваться и плохо управляться, вновь сводясь к перераспределению ресурсов.

Даже в ситуациях, когда власти пытаются диверсифицировать экономику, они сталкиваются со значительными трудностями, в связи с тем, что добывающий сектор более рентабелен, нежели любой другой.

В связи с этим зависимость стран-экспортеров ресурсов от добывающего сектора растет с течением времени. Несмотря на то, что данный сектор дает большие поступления, он обеспечивает сравнительно мало рабочих мест и часто функционирует как изолированный анклав, имея незначительные связи с остальными секторами экономики.

Человеческий капитал[править | править вики-текст]

Во многих бедных странах заработная плата в добывающей промышленности во много раз превышает зарплату в других секторах экономики. Это привлекает в него наиболее талантливых людей из частного и государственного сектора, негативно влияя на последние, так как лишает их наиболее квалифицированного персонала.

Другим возможным эффектом проклятия ресурсов является вытеснение из страны человеческого капитала. Государства, полагающиеся на экспорт природных ресурсов, могут пренебрегать развитием образования, так как они не испытывают в нем немедленной необходимости. Напротив, страны, бедные ресурсами, например, Тайвань и Южная Корея, прикладывают большие усилия для развития образования, что являлось одной из составляющих их экономического успеха (см. Восточно-азиатские тигры).

Следует отметить, что этот вывод оспаривается некоторыми исследователями. Так, в одной работе [9] доказывается, что природные ресурсы генерируют сравнительно легко облагаемые налогами ренты, которые чаще используются для развития образования.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Auty Richard M. Sustaining Development in Mineral Economies: The Resource Curse Thesis. — London: Routledge, 1993.
  2. Sachs, J.D., Warner, A.M. Natural resource abundance and economic growth. //NBER Working Paper 5398, 1995.
  3. Gylfason, T. Natural resources, education and economic development // CEPR Discussion Paper 2594, 2000.
  4. Djankov, M., Reynal-Querol The curse of aid. — 2005. —
  5. Le Billon P. Fuelling War: Natural Resources and Armed Conflicts, Adelphi Paper 373, IISS & Routledge, 2006.
  6. Natural resources and violent conflict: options and actions. // Eds. Ian Bannon and Paul Collier. World Bank, 2003.
  7. Collier P. Natural Resources, Development and Conflict: Channels of causation and Policy Interventions // World Bank, April 28, 2003.
  8. Damania, R., Bulte, E. Resources for Sale: Corruption, Democracy and the Natural Resource Curse / Univ. of Adelaide — 2003. — [1]
  9. Stijns, J.-P. Natural resource abundance and human capital accumulation. // World Development, 2006. — Vol. 34. — № 6. — P. 1060—1083.

Ссылки[править | править вики-текст]