Путь Каттера

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Путь Каттера
Cutter's Way
Постер фильма
Жанр

Нео-нуар

Режиссёр

Иван Пассер

В главных
ролях

Джефф Бриджес
Джон Херд
Лиза Айкхорн

Оператор

Джордан Кроненвет

Композитор

Джек Ницше

Кинокомпания

United Artists

Длительность

105 мин.

Страна

США

Год

1981

IMDb

ID 0082220

«Путь Каттера» (Cutter’s Way) — фильм, снятый в 1981 году в США чехословацким эмигрантом Иваном Пассером по мотивам романа Ньютона Торнбурга. Завершает собой полосу нео-нуаров 1970-х, начатую фильмами «Китайский квартал» и «Долгое прощание». Главный герой — циник Каттер, готовый пойти на всё, чтобы отомстить системе, которая послала его на бессмысленную войну во Вьетнаме, чем искорёжила его жизнь. Главные роли исполнили Джефф Бриджес, Джон Херд и Лиза Айкхорн.

Сюжет[править | править исходный текст]

Автомобиль жиголо Ричарда Боуна (Бриджес) заглох в одном из переулков Санты-Барбары, когда он возвращался от очередной подруги на ночь. Из-за сильного ливня парень не смог разглядеть машину, которая отъехала от расположенного неподалёку мусорного бака. На следующее утро в мусорном баке был обнаружен труп несовершеннолетней проститутки, и к бросившему рядом свою машину Боуну наведались полицейские.

Вечером Боун и его друг Каттер (Херд), вернувшийся из Вьетнама без руки, без ноги и без глаза, отправились на общегородское представление, организованное местным «олигархом» Дж. Дж. Кордом. Боуну показалось, что именно его он видел ночью за рулём автомобиля. Каттер, разъедаемый алкоголизмом и склонный к паранойе, принимает решение пойти на шантаж, чтобы вывести предполагаемого негодяя на чистую воду...

Съёмки и премьера[править | править исходный текст]

Изначально предполагалось, что главную роль в экранизации книги с каламбурным названием «Каттер и Боун» (Cutter and Bone — фамилии героев, которые можно перевести как «Резак и Кость») исполнит Дастин Хоффман. Название ленты было изменено уже после начала проката, так как многие зрители исходя из названия полагали, что идут на комедию, а не на «один из печальнейших фильмов в истории», как описал ленту один кинокритик[1].

Студия United Artists находилась в тяжёлом финансовом положении из-за провала «Врат рая» и вынуждена была свести рекламную кампанию к минимуму. В ведущих изданиях вроде The New York Times первые отзывы о фильме были крайне негативными, что едва не побудило студию снять его с проката. Довольно скоро критика смягчилась, а на фестивале в Хьюстоне «Путь Каттера» даже был награждён призами за лучшие фильм, режиссуру, сценарий и актёрскую работу (Джон Херд).

Тем не менее в целом фильм прошёл практически незамеченным. В атмосфере всеобщего оптимизма начала 1980-х нотки паранойи, присущие резонансным фильмам предыдущего десятилетия, не вызывали отклика у публики. «Фильм можно убить так же, как человека. Полагаю, в United Artists убили этот фильм. Или по крайней мере пытались это сделать», — сетовал режиссёр летом 1981 года[2].

Позднейшие оценки[править | править исходный текст]

В 1982 г. сценарий фильма был отмечен премией Эдгара По. Впоследствии Американский институт киноискусства, рассуждая о близорукости Американской киноакадемии, назвал актёрскую работу Лизы Айкхорн в этом фильме «самой недооценённой за всё десятилетие»[3]. Это один из любимых фильмов братьев Коэн, которые вспоминали о нём при работе над комедией «Большой Лебовски» с Бриджесом в главной роли[4]. В современных рецензиях на фильм преобладают высокие оценки:

  • По словам Тома Хаддлстона (Time Out) фильм, залитый светом позднего лета, с позиций сегодняшнего дня «воспринимается как прощание с семидесятыми: с честным политическим активизмом, социальной ответственностью, безбашенным потреблением наркотиков и спиртного, Вьетнамом, Калифорнией и юным Бриджесом»[1].
  • Питер Брэдшоу (The Guardian): «Не поддающийся классификации, но блистательный перл американского независимого кино. Это приятельское кино или детективный триллер? Фильм-нуар? Метафизическая медитация по поводу возвращения из Вьетнама? Концовка (столь же захватывающая в своей странности, как и всё остальное) впечатляет»[5].
  • Дэйв Кер: «Порождённое Уотергейтом стремление выложить карты на стол и нравственно обновиться напарывается на модернистское осознание относительности любой истины. Финальный аккорд повисает где-то между ликованием и полным отчаянием».

Примечания[править | править исходный текст]