Радикальный конструктивизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Радика́льный конструктиви́зм — эпистемологический подход, согласно которому знание принципиально не может соответствовать объективной реальности или «отражать» её, поскольку единственный доступный индивиду «реальный мир» представляет собой конструкцию (систему конструктов), порождаемую самим индивидом в процессе познания на основе своего сенсорного опыта. Основными представителями радикального конструктивизма считаются Эрнст фон Глазерсфельд, Пауль Вацлавик, Умберто Матурана и Хайнц фон Фёрстер.

Человек рассматривается как закрытая система, аналогично солипсизму.[1][2]

Центральную парадигму радикального конструктивизма Глазерсфельд формулирует следующим образом[3]:

  • знание не обретается пассивным образом, оно активно конструируется познающим субъектом;
  • функция познания носит адаптивный характер и служит для организации опытного мира, а не для открытия онтологической реальности.

Общие сведения[править | править вики-текст]

Радикальность конструктивизма состоит в его резком отмежевании от всех форм традиционной эпистемологии, допускающей в той или иной мере соответствие знания объективной реальности.[4] В радикальном конструктивизме происходит «сдвиг проблематики» в сравнении с предшествующими конструктивистскими подходами. В центре внимания радикального конструктивизма находится не проблема обоснования знания, а исследование самого процесса (биологического, нейрофизиологического, психологического) создания конструкций (конструктов), которые оказываются «последней реальностью», с которой может иметь дело человеческое познание. Центральное место занимает вопрос о том, как возникает знание наблюдателя о мире, который он воспринимает как свой собственный мир.[5]

Согласно А. В. Кезину[5], основные философские утверждения радикального конструктивизма можно сформулировать в виде следующих тезисов:

  • Познание — активный процесс конструктивной деятельности субъекта.
  • Познание имеет адаптивное значение и нацелено на приспособление и выживание.
  • Познание служит организации внутреннего мира субъекта, а не задачам описания объективной онтологической реальности.
  • Научное познание в конечном счете должно служить практическим целям.

Методологическая позиция радикального конструктивизма применима к психотерапии и психиатрии, ряду областей гуманитарнонаучных и социологических исследований, нейронауке и физике, а также другим дисциплинам.

История[править | править вики-текст]

По всей видимости, термин «радикальный конструктивизм» впервые был использован Эрнстом фон Глазерсфельдом в работе «Радикальный конструктивизм и концепция познания Пиаже» (1978).[6] Официальной датой рождения философии радикального конструктивизма считается 1981 год, когда под редакцией американского психолога П. Вацлавика на немецком языке был опубликован сборник «Изобретённая действительность». В предисловии Вацлавик разъясняет, что такое конструктивизм, а в главе «Введение в радикальный конструктивизм» фон Глазерсфельд дает исчерпывающее обоснование радикальному конструктивизму как «нетрадиционному направлению в эпистемологии».[3]

Философскими предшественниками радикального конструктивизма можно назвать Джамбаттиста Вико, Ханса Файхингера, Фердинанда де Соссюра, Грегори Бейтсона и Жана Пиаже.[5] Само понятие «радикальный конструктивизм» впервые было использовано именно применительно к теории генетической эпистемологии Пиаже[7], считавшего, что приспосабливаться значит находить возможности и средства, чтобы обходить сопротивления и препятствия переживаемого окружающего мира. Это можно назвать выстраиванием, конструированием подходящих и содействующих выживанию способов действия и поведения. Исходя из этого понимания знания Пиаже отказался от традиционной теории познания и начал формировать собственную теорию «генетической эпистемологии».[5]

Естественно-научные основания[править | править вики-текст]

Основным естественно-научным источником радикального конструктивизма является парадигма самоорганизации. В биологии парадигма самоорганизации нашла свое воплощение в концепции аутопоэзиса Умберто Матураны и Франсиско Варелы.

Автопоэтические системы — это системы, которые сами себя воссоздают, единственным продуктом их организации являются они же сами. В автопоэтической системе в виду её информационной замкнутости представления о внешнем окружении всегда формируются на основе «внутренних» состояний системы. Любой наблюдатель также может оказываться в роли наблюдаемого субъекта с аналогичными ограничениями. Согласно концепции автопоэзиса, учитывая, что этот процесс смены наблюдателей может быть фактически бесконечным, можно утверждать, что «последнего наблюдателя» не существует, как не существует и привилегированной системы наблюдения, или абсолютного, объективного знания о мире как таковом. Конструктивистская проблема познания ограничивается взглядом наблюдателя, наблюдаемого другими наблюдателями. Наблюдения рассматриваются как когнитивные операции, осуществляющиеся не людьми, а системами. Поэтому конструктивизм определяют как теорию систем наблюдения.[5]

Психологические основания[править | править вики-текст]

Один из основателей радикальноконструктивистского подхода, психотерапевт Пауль Вацлавик работал под руководством Грегори Бейтсона в Институте психических исследований в Пало-Альто. Бейтсон считал, что люди сами создают воспринимаемый мир, поскольку подвергают селекции воспринимаемую реальность, чтобы привести её в соответствие со своими представлениями о мире.[8]

Вацлавик сформулировал понятие коммуникативной реальности, описывая его следующим образом[8]:

  • Реальность — продукт человеческого общения.
  • Реальность принципиально множественна (существуют различные её версии и варианты).
  • Множественную реальность нельзя рассматривать как отражение или репрезентацию какой-либо объективной реальности.

Критика радикального конструктивизма[править | править вики-текст]

По мнению Н. Грёбена, радикально-конструктивистская модель аутопоэзиса как объектная теория полностью легитимна, в высшей степени интересна и в принципе непротиворечива. Тем не менее, он критикует радикальность радикального конструктивизма, проявляющуюся в превышении «полномочий» объектно-теоретического уровня и, главное, в смешении объектного уровня и метауровня.[5][9]

Герхард Фоллмер указывает на то, что в истории науки потерпевших крушение теорий было значительно больше, чем признанных успешными. С позиции реалиста это объясняется тем, что такие теории рассматриваются как ложные, потому что мир не таков, как предполагается в теории. Он рассуждает, что чтобы быть другим, мир должен не только существовать; он должен иметь специфическую структуру, которой можно соответствовать или не соответствовать. Антиреалисты (идеалисты, позитивисты, конвенционалисты, прагматисты и особенно радикальные конструктивисты), по его мнению, не могут ответить на вопрос об основаниях крушения теорий.[5][10]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Maturana, H. R.. Reality: The search for objectivity or the quest for a compelling argument. The Irish Journal of Psychology, 1988, 9, 25-82.
  2. von Glaserfeld, E.. Radical constructivism: A way of knowing and learning. London: Falmer Press., 1995.
  3. 1 2 Цоколов С. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. — Muhchen, 2000. (lib/13/005-015Introd.doc Введение: Рождение дискурса (недоступная ссылка с 26-05-2013 (559 дней) — историякопия).)
  4. Цоколов С. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. — Muhchen, 2000. (lib/13/049-073Glas.doc Глава 2: Философия радикального конструктивизма Эрнста фон Глазерсфельда (недоступная ссылка с 26-05-2013 (559 дней) — историякопия).)
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Кезин А. В. Радикальный конструктивизм: познание в «пещере» // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. № 4. 2004. С. 3—24.
  6. Glasersfeld, E. von. Radical constructivism and Piaget’s concept of knowledge. 1978. (англ.)
  7. Smock CD., Glasersfeld E. von. Epistemology and Education: The Implication of Radical Constructivism for Knowledge Acquisition (Report N 14) Athens (Georgia), 1974. (англ.)
  8. 1 2 Баксанский О. Е., Кучер Е. Н. Когнитивные науки: от познания к действию. — М.: КомКнига, 2005.
  9. Groeben N. Zur Kritik einer unnotigen, widersinnigen und destruktiven Radikalitat // Fischer H. R. (Hrsg.). Die Wirklichkeit des Konstruktivismus: zur Auseinandersetzung um ein neues Paradigma. Heidelberg, 1995. S. 150. (нем.)
  10. Vollmer G. Woran scheitern Theorien? // Vollmer G. Wie so konnen wir die Welt erkennen? Stuttgart; Leipzig, 2003. S. 89—120. (нем.)

Библиография[править | править вики-текст]

  • Варела Ф. Х., Матурана У. Р. Древо познания: Биологические корни человеческого понимания. — М.: Прогресс-Традиция, 2001. — С. 224. ISBN 5-89826-103-6
  • Баксанский О. Е., Кучер Е. Н. Когнитивные науки: от познания к действию. — М.: КомКнига, 2005. ISBN 5-484-00003-3
  • Глазерсфельд, Э. фон. Введение в радикальный конструктивизм // Вестник Московского ун-та. Сер. 7, Философия. — 2001. — № 4. — С. 59—81.
  • Глазерсфельд, Э. фон. Радикальный конструктивизм и обучение // Перспективы. — М.; Париж, 2001. — Т. 31, № 3. — С. 81—93.
  • Цоколов C. А. Философия радикального конструктивизма Эрнста фон Глазерсфельда // Вестник Московского ун-та. Сер. 7, Философия. — 2001. — № 4.
  • Цоколов С. А. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания. — Muhchen, 2000. — Режим доступа: Библиотека сайта «Методология в России» (недоступная ссылка с 26-05-2013 (559 дней) — историякопия).
  • Цоколов C. А. Радикальный конструктивизм: эпистемология без онтологии? // Вестник Московского ун-та. Сер. 7, Философия. — 1999. — № 2. — С. 105—117; № 3 — С. 71—83.
  • Кезин А. В. Радикальный конструктивизм: познание в «пещере» // Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. № 4. 2004. С. 3—24.
  • Режабек, Е. А. Радикальный конструктивизм: критический взгляд // Вопросы философии. — 2006. — № 8. — С. 67—77.

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]