Рамишвили, Исидор Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Исидор Иванович Рамишвили
ისიდორე რამიშვილი
Ramishvili Isidor Ivanovich2.jpg
Депутат Первой Думы, 1906 г.
Дата рождения:

7 июня 1859({{padleft:1859|4|0}}-{{padleft:6|2|0}}-{{padleft:7|2|0}})

Место рождения:

с. Суреби Озургетский уезд Кутаисская губерния

Дата смерти:

1937 ?

Гражданство:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя
Flag of Georgia (1918-1921).svg Грузинская Д. Р.
СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Вероисповедание:

Грузинское православие

Партия:

Российская социал-демократическая рабочая партия меньшевиков

Род деятельности:

депутат Государственной думы I созыва от Кутаисской губернии

Исидор Иванович Рамишвили на Викискладе
Грузины, члены государственной Думы Первого созыва от Тифлисской и Кутаисской губерний; Слева — направо, сидят: Иосиф Баратов, Ной Жордания, Серго Джапаридзе, Исидор Рамишвили; стоят: Вано Гомартели, Симон Церетели

Исидор Иванович Рамишвили, ისიდორე რამიშვილი (7 июня 1859 — 1937) — грузинский социал-демократ, меньшевик, по профессии — учитель, депутат Государственной думы I созыва от Кутаисской губернии.

Биография[править | править вики-текст]

Из крестьян селения Суреби Озургетского уезда Кутаисской губернии. Окончил Озургетское духовное училище, а затем в 1885 году Тифлисскую духовную семинарию. Работал учителем в Сенакской дворянской школе в Мингрелии. Был преподавателем в Батумском грузинском училище Общества распространения грамотности среди грузин, а затем во Владикавказском городском училище того же общества[1].

Социал-демократ[править | править вики-текст]

Член РСДРП, меньшевик. В 1903 Кутаисское губернское жандармское управление привлекло его к дознанию по делу о «Батумском социал-демократическом комитете»[1].

В революцию 1905 года[править | править вики-текст]

В 1905 Рамишвили находился под следствием, но скрылся, разыскивался полицией. Задержан 14 августа 1905 в Тифлисе, заключен в тюрьму в Метехи (Метехский замок). Следствие прекращено по указу Сената от 21 октября 1905. В декабре 1905 г. председатель бюро стачечного комитета в Тифлисе. Вновь арестован, и вновь заключен в Метехский замок[1].

10-25 апреля 1906 делегат от Тифлисской организации IV объединительного съезда РСДРП в Стокгольме. Командирован съездом на Кавказ[1].

Государственная Дума[править | править вики-текст]

24 мая 1906 избран в Государственную думу I созыва от общего состава выборщиков Кутаисского губернского избирательного собрания. Входил в Социал-демократическую фракцию. Многократно выступал в Думе.

2 июня Рамишвили участвовал в обсуждении организации продовольственной помощи населению, пострадавшему от неурожая. 9 июня Рамишвили выступал по вопросу о белостокском погроме, он начал с того, что назвал министра внутренних дел Столыпина «народным врагом». «Народный враг — это слишком сильное выражение» прервал его председатель Муромцев. «Враги мы или друзья с правительством — это покажет будущее» — парировал Рамишвили[2].

15 июня он выступил по поводу запроса о 27 солдатах Мингрельского полка, которым грозит смертная казнь[3]. 16 июня своё выступление по законопроекту о свободе собраний Рамишвили под аплодисменты завершил словами «кто помешает ему [народу] собираться, тот будет народный враг»[4].

19 июня Рамишвили резко и эмоционально говорил по поводу несостоявшейся речи Главного военно-морского прокурора Павлова, «долой этих людоедов! долой этих палачей!» под продолжительные аплодисменты закончил депутат[5]. 20 июня свое очередное выступление по законопроекту о свободе собраний Рамишвили начал с утверждения, что «великая русская революция очистит и высушит то болото, в котором вязнет русское общество»[6].

27 июня Рамишвили зачитал полученную из Тифлиса телеграмму, что генерал-губернатор хотел арестовать редактора журнала «Встань спящий» Ростовского, но так как Ростовский скрылся, поступило распоряжение выслать в Олонецкую губернию жену редактора и 7 его детей[7]. 4 июля Рамишвили выступил от имени социал-демократической фракции с редакционными поправками к обращению к народу.

6 июля он выступал в ходе прений по докладу аграрной комиссии. Рамишвили сказал, что задачу Думы он видит в том, чтобы «ускорить процесс гибели старой власти и поднятия народной власти»[8]. Рамишвили также сообщил об отказе Социал-демократической фракции участвовать в выборах депутации на Конгресс Международного третейского суда в Лондоне; заявил: «у нас нет закона, нет судопроизводства, а есть только полицейский устав. Этот устав не лежит только в полиции, он лежит и в суде, и в церкви, и в школе». От имени 13 членов Государственной думы внёс резолюцию об отношении к правительству.

10 июля 1906 года в г. Выборге подписал Выборгское воззвание и был осужден по ст. 129, ч. 1, п. п. 51 и 3 Уголовного Уложения, приговорен к 3 месяцам тюрьмы и лишен избирательных прав.

После разгона Думы[править | править вики-текст]

В сентябре 1906 года находился на нелегальном положении в Баку, там занимался революционной пропагандой. Подпольная кличка — «Старик». Один из руководителей забастовки команд судов торгового флота в Баку. Принимал участие в составлении манифестов «К армии и флоту» и «Ко всему российскому крестьянству». По словам И. В. Сталина, в мае — июне 1907 г. И. И. Рамишвили делегат V Лондонского съезд РСДРП от Бакинской организации социал-демократов[9]. В 1909 выслан в Вятскую губернию[1]. В 1908 был выслан в Астраханскую губернию. В 1913 был вновь арестован и затем выслан в Самарскую губернию[10].

После Февральской революции[править | править вики-текст]

2 марта 1917 года избран в первый состав Самарского Совета рабочих депутатов, возглавил этот совет[11]. Позднее член Исполкома Петроградского совета. Депутат Учредительного собрания от Закавказского избирательного округа по списку № 1 (меньшевики). В 1918—1920 входил в состав меньшевистского правительства Грузии. В начале лета 1917 года Рамишвили выступал на Общебакинской партийной конференции, где обсуждался вопрос об окончательном разрыве большевиков и меньшевиков. А. Микоян вспоминал, что Рамишвили говорил вдохновенно и красиво и со своей белой бородой был похож на пророка: «Товарищи, не уходите от нас, давайте оставаться вместе, в одних рядах марксистов. Если вы уйдете, то еще больше полевеете… а меньшевики еще больше поправеют… Если мы сегодня разойдемся, то никогда больше не сойдемся. Призываю вас, товарищи, восстановить единство наших рядов!»[12]. Участник Демократического совещания, вместе с Жорданией выступал за отказ от коалиционного временного правительства, критиковал политику Церетели[13].

После большевизации Грузии[править | править вики-текст]

Сведения о Исидоре Рамишвили после 1921 года крайне противоречивы. Некоторые издания сообщают, что после занятия Грузии частями Красной армии Рамишвили был арестован и сослан. Позже арестован повторно. Затем освобожден и эмигрировал[14]. Факт эмиграции подтверждается многими источниками, но неясно на основе каких данных[1][15][16], некоторые источники конкретизируют, что Рамишвили был «выслан за границу»[17]. Но есть и указания, что Исидор Рамишвили подвергался репрессиям, начиная с 1921 г. и был расстрелян во время «большого террора»[18].

С большой вероятностью можно утверждать, что в сообщении в «Книге памяти Астраханской области» речь идёт именно о революционере Исидоре Рамишвили (совпадают, имя, отчество и дата рождения). 20 мая 1931 г. проживавший тогда в Астрахани Рамишвили арестован, обвинен в принадлежности к контрреволюционной организации и приговорен Особым совещанием при Коллегии ОГПУ СССР к ссылке в Среднюю Азию на 3 года. По этому делу он реабилитирован в 1989 г.[19]

Конфликт с Иосифом Джугашвили[править | править вики-текст]

Батуми, 1904[править | править вики-текст]

Исидор Рамишвили познакомился с 15-летним семинаристом Сосо Джугашвили, по-видимому, когда тот в 1894 году, заинтересовавшись революционной деятельностью, связался с группой «Месаме-даси»[20]. В тот момент тридцатипятилетний Рамишвили был один из старейших грузинских революционеров.

Конфликт между Исидором Рамишвили и Иосифом Джугашвили, тогда еще «товарищем Сосо», восходит к началу 1904, когда Сталин появился в Батуми после бегства из первой сибирской ссылки. Он остановился в доме Натальи Киртава-Сихарулидзе и, как она вспоминала позже: «На второй день Сосо дал знать комитету [РСДРП] о своем приезде и желании продолжать работу»[21]. После обсуждения на заседании Батумского комитета РСДРП, возглавляемого в тот момент Исидором Рамишвили, комитет не только не принял предложение И. В. Джугашвили, но и постановил вообще не подпускать его к партийной работе[22]. Более того Исидор Рамишвили вызвал Наталью Киртава-Сихарулидзе и настаивал на том, что она должна выгнать Джугашвили из дома, угрожая ей в противном случае исключением из партии. Джугашвили покинул дом Натальи, сменил несколько квартир. В том числе он жил у С. Джибути, к которому, как он вспоминал позднее: «И. Рамишвили три раза приходил ко мне и требовал, чтобы я не укрывал тов. Сосо»[23]. И через месяц после возвращения в Батуми Сталин уехал в Тифлис.

Для подобного приёма беглеца из сибирской ссылки нужны серьёзные основания: И. И. Рамишвили и Батумский комитет РСДРП подозревали Сталина в сотрудничестве с полицией[24].

Споры вокруг вопроса, был ли Сталин секретным сотрудником, были начаты ещё до революции и не утихают до сих пор. Но в настоящее время для историков стали доступны сохранившиеся документы Департамента полиции по секретной агентуре и этот вопрос в некоторых аспектах детально исследован[25]. Показано: 1) Сталин не имел отношения к провокациям, происходившим в Бакинской организации РСДРП, начиная с 1908 по 1917 г. Раскрыты имена многочисленных агентов, действовавших в этой организации. 2) Ссылки на сообщение Малиновского 1912 года с упоминанием информации, полученной от Сталина, не являются доказательством их работы в паре. Случаи работы в паре двух секретных сотрудников неизвестны. 3) «Письмо Ерёмина 1913 года» является подделкой. 4) «Папка Виссарионова» с личным делом агента Иосифа Джугашвили и его донесениями, относящимися к работе IV Государственной думы «первой половины 1913 г.», о существовании которой сообщил перебежчик А. Орлов — по мнению исследователей является либо выдумкой самого Орлова, либо лиц, ему о ней сообщивших[25].

Таким образом, все опровергнутые эпизоды сотрудничества Сталина с полицией относятся к периоду 1908—1913 годы, то есть значительно позже начала конфликта с Рамишвили. Что же было поводом для домыслов Рамишвили? По мнению исследователей их могли поддерживать разговоры, которые вёл сам Сталин[24]. Сохранились воспоминания батумского рабочего Д. Вачкория: «Товарищ Сталин рассказал нам, как он бежал из ссылки: товарищ Сталин заготовил подложный документ, подписанный одним из сибирских исправников, удостоверяющий… что он якобы агент исправника»[26]. Эти воспоминания в несколько смягченном виде опубликованы в 1937 г. в сборнике «Батумская демонстрация 1902 г.»[27]. Тот же Д. Вадачкория сообщил художнику М. Успенскому другую историю: «Он, [И. В. Сталин] — вспоминал Д. Вадачкория, — мне рассказывал, живя у меня, как он бежал из ссылки. Сделав себе поддельное удостоверение, что он является якобы агентом, он направился в Россию. В пути он заметил шпика, который стал следить за ним. Видя, что положение ухудшается, Сталин обратился на одной из станций к жандарму, показал ему свое удостоверение и указал на шпика как якобы подозрительное лицо, последний был снят с поезда и арестован. Сталин продолжал путь»[28]. Подобные рассказы легли на благодатную почву. Ко времени возвращения Сталина в в Батумской организации, как писал Ной Богучава: «Распространились слухи, что среди нас есть провокатор»[29].

1 марта 1904 года в Батуме была проведена демонстрация, после которой был разгромлен почти полностью прежний комитет РСДРП и арестован Рамишвили. Главой нового комитета стал Г. С. Согорошвили. Узнав об этом, Сталин приехал в Батум. 1 мая (18 апреля) 1904 г. батумские социал-демократы отметили на море. На этой встрече был и И. В. Джугашвили. В результате ссоры её участников, закончившейся дракой на берегу, И. В. Джугашвили был серьёзно избит. Таким образом, отрицательное отношение к товарищу Сосо со стороны батумских социал-демократов продолжалось и после ареста Исидора Рамишвили[24].

Чтобы снять с себя подозрения, Сталин написал письмо члену руководства Кавказского союза РСДРП М. Г. Цхакая.[30]. Как позднее вспоминал Цхакая, вместо немедленного подключения Сталина к работе он «посоветовал ему немного отдохнуть». Прошло не менее двух месяцев, прежде чем Сталин был направлен для работы в Имеретино-Мингрельский комитет[24].

Баку, 1908[править | править вики-текст]

О столкновении Рамишвили со Сталиным в 1908 г. известно из процесса 1918 года по обвинению Мартова Сталиным в клевете. Поводом послужила фраза Ю. Мартова, что Сталин «в своё время был исключён из партийной организации за прикосновенность к экспроприациям» в статье «Еще раз об „артиллерийской подготовке“»[31]. Сталин счёл себя оскорбленным и потребовал рассмотрения дела в революционном трибунале по печати. Стенографический отчёт опубликован в меньшевистской газете «Вперёд», которую редактировал Мартов[32].

Мартов потребовал вызова в качестве свидетеля Исидора Рамишвили, состоявшего председателем революционного суда, установившего причастность Сталина к экспроприации парохода «Николай I» в Баку, а также Ноя Жордания, Шаумяна и других членов Закавказского областного комитета 1907—1908 гг[32].

Сведения об экспроприации на пароходе «Император Николай Первый» противоречивы. Одни источники называют это вершиной экспроприаторской деятельности Кобы. Якобы в 1908 году перед самым отходом почтового парохода на пристани появились люди в полицейской форме. Они поднялись на борт под предлогом поиска опасных преступников. Но на самом деле это были налётчики. С криком «Бросай оружие, это налёт!» они быстро загнали охрану в каюту. Сталин лично со своей группой захватил сейф, после чего лучший медвежатник Баку Ахмед вскрыл его, откуда извлекли миллион двести тысяч рублей[33]. С другой стороны 22 марта 1909 года сообщалось о предупреждении миллионной экспроприации на пароходе общества «Кавказ и Меркурий» «Цесаревич Николай». Пароход должен был 21 марта в девятом часу вечера выйти из Баку, имея на своем борту почтовые баулы с 1 200 000 руб. Когда пассажиры уже разместились по каютам, внезапно на пароход прибыли чины полиции и солдаты. Обыск продолжался 5 часов. В ручном багаже пассажиров нашли 15 маузеров. 22 пассажира арестованы и под усиленным конвоем отправлены в тюрьму[34].

Таким образом, неясно, что было предметом рассмотрения внутрипартийного суда, на который ссылался Мартов, успешная экспроприация или ее провал.

Тифлис, 1921[править | править вики-текст]

Два конфликта Рамишвили и Сталина относятся к периоду большевизации Грузии. И. Иремашвили[35] рассказал о столкновении Сталина и Рамишвили на собрании, созванном тифлисскими большевиками в городском театре уже после овладения красной армией Тифлисом в середине июля 1921 года. Будто бы Рамишвили вместе с другими ораторами, овладев собранием, бросал Сталину в лицо обвинения, которые Сталин был вынужден часами в молчании выслушивать. «Никогда раньше и никогда позже Сталину не пришлось больше перетерпеть такое открытое мужественное возмущение»[36]. Другой случай произошел позже. Приехавший в уже большевицкий Тифлис Сталин попытался выступить на митинге грузинских железнодорожников. Его освистали, и с митинга он ушел под охраной русских чекистов. Вместо него выступил Исидор Рамишвили, которого рабочие понесли на руках[37][38].

В год смерти Рамишвили, 1937[править | править вики-текст]

В 1937 году в Кремле выступал Тбилисский оперный театр, где работал танцевальный ансамбль Илико Сухишвили и Нино Рамишвили, однофамилицы или дальней родственницы Исидора. Сталину понравился танец Илико Сухишвили (Нино тогда не давали сольных партий, так как её отец был репрессирован) и вождь захотел познакомиться с танцором на банкете после концерта. Услышав фамилию Рамишвили, Сталин помрачнел: «Ах, Рамишвили? Они все меньшевики — их надо арестовать». Когда вечером за дверью гостиничного номера Сулико и Нино увидели человека в форме, то решили, что пора прощаться. Оказалось, что это нарочный привёз фотографию с надписью «Илико Сухишвили от Иосифа Сталина»[39].

Семья[править | править вики-текст]

Вдовец. Имел четверых детей, проживавших в Батуме[1].

Известен Ва­но Рамишвили, двоюродный брат Исидора Рамишвили[40][41]. Он упоминается в пьесе Михаила Булгакова «Батум».

Источники[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Государственная дума Российской империи: 1906—1917. Б. Ю. Иванов, А. А. Комзолова, И. С. Ряховская. Москва. РОССПЭН. 2008. С. 517—518.
  2. И. Бонч-Осмоловский (сост.). Работы Первой Государственной Думы. Издание Санкт-Петербургского комитета Трудовой Группы. Ред. С. И. Бондарев. СПб.: Типогр. Т-ва «Дело». 1906. С. 328.
  3. И. Бонч-Осмоловский (сост.). Работы Первой Государственной Думы. Издание Санкт-Петербургского комитета Трудовой Группы. Ред. С. И. Бондарев. СПб.: Типогр. Т-ва «Дело». 1906. С. 152.
  4. И. Бонч-Осмоловский (сост.). Работы Первой Государственной Думы. Издание Санкт-Петербургского комитета Трудовой Группы. Ред. С. И. Бондарев. СПб.: Типогр. Т-ва «Дело». 1906. С. 387.
  5. И. Бонч-Осмоловский (сост.). Работы Первой Государственной Думы. Издание Санкт-Петербургского комитета Трудовой Группы. Ред. С. И. Бондарев. СПб.: Типогр. Т-ва «Дело». 1906. С. 169.
  6. И. Бонч-Осмоловский (сост.). Работы Первой Государственной Думы. Издание Санкт-Петербургского комитета Трудовой Группы. Ред. С. И. Бондарев. СПб.: Типогр. Т-ва «Дело». 1906. С. 393.
  7. И. Бонч-Осмоловский (сост.). Работы Первой Государственной Думы. Издание Санкт-Петербургского комитета Трудовой Группы. Ред. С. И. Бондарев. СПб.: Типогр. Т-ва «Дело». 1906. С. 441.
  8. И. Бонч-Осмоловский (сост.). Работы Первой Государственной Думы. Издание Санкт-Петербургского комитета Трудовой Группы. Ред. С. И. Бондарев. СПб.: Типогр. Т-ва «Дело». 1906. С. 475.
  9. Сталин И. В. Письмо историкам 10 февраля 1940 года. // Сочинения. — Т. 18. — Тверь: Информационно-издательский центр «Союз», 2006. С. 186—188.
  10. Архив А. Н. Яковлева. Биографический словарь
  11. РОЖДЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ В РОССИИ И ОБРАЗОВАНИЕ ВЛАСТНЫХ СТРУКТУР
  12. Микоян А. И. Так было. Глава 1. Становление
  13. Ю. О. Мартов. Письма и документы (1917—1922)
  14. Ю. Мартов против И. Сталина. Примечания
  15. Покровский А. С. Первый рабоче-солдатский парламент России. I Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов (3-24 июня 1917 г.). Опыт реконструкции списка участников. Контуры социального портрета. М., 2001. Цит. по [1]
  16. RAMISHVILI, ISIDOR
  17. Б. М. Бим-Бад Сталин родом из детства, отрочества, юности. Примечание: возможно, речь идёт о И. Иремашвили, который действительно был выслан
  18. Ю. Мартов. Письма и документы (1917—1922)
  19. Жертвы политического террора в СССР
  20. Сергей Семанов, Владислав Кардашов Иосиф Сталин: жизнь и наследие
  21. ГФ ИМЛ. Ф. 8. Оп. 2. Ч. 1. Д. 43. Л. 215 (Н. Сихарулидзе). Цит. по
  22. ГФ ИМЛ. Ф. 8. Оп. 2. Ч. 1. Д. 52. Л. 147 (И. Цивцивадзе). Цит. по
  23. [Заря Востока. 1937. 10 янв. Цит. по [2]
  24. 1 2 3 4 А. В. ОСТРОВСКИЙ КТО СТОЯЛ ЗА СПИНОЙ СТАЛИНА?
  25. 1 2 http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/pereg/06.php Перегудова З. Политический сыск России (1880—1917 гг.). Разд. 2. Гл. 6. § 3. Сталин и охранка (слухи, версии, документы)
  26. ГФ ИМЛ. Ф. 8. Оп. 2. Ч. 1. Д. 7. Л. 21 (Д. Вадачкория). Цит. по
  27. «Помню рассказ товарища Сосо о его побеге из ссылки. Перед побегом товарищ Сосо сфабриковал удостоверение на имя агента при одном из сибирских исправников». Батумская демонстрация 1902 г. [1-е изд.]. М., 1937. С. 140—141; [2-е изд.]. М., 1937. С. 112. (Д. Вадачкория). Цит. по [3]
  28. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 4. Д. 537. Л. 2 (М. Успенский). Цит. по
  29. ГФ ИМЛ. Ф. 8. Оп. 2. Ч. 1. Д. 6. Л. 231 (Н. Богучава). Цит. по
  30. Рыбас С. Ю. Сталин. — М.: Молодая Гвардия, ЖЗЛ, выпуск 1419, 2010, с. 17, ISBN 978-5-235-03324-5
  31. Мартов Ю. Еще раз об «артиллерийской подготовке» Вперед 31 (18) марта 1918 г. № 51 (297) [4]
  32. 1 2 Стенографический отчет о большевистском суде над Л. Мартовым «Вперед», 6 апреля (24 марта) 1918 г. № 56 (302)
  33. Сталин и Баку
  34. Предупреждение миллионной экспроприации // Русское слово, 04 апреля (22 марта) 1909 года
  35. Сведения о том, что И. Рамишвили — автор воспоминаний о детстве Сталина, по-видимому относятся к книге Иремашвили: Ольга Эдельман в беседе с Нателлой Болтянской. Дореволюционный период жизни Иосифа Сталина
  36. Joseph Iremaschwili. Stalin und die Tragödie Georgiens. Berlin, Verfasser, 1932. — 95 S. Цит. по Лев Троцкий Сталин. Том 2 [5]
  37. Медведев Рой О СТАЛИНЕ И СТАЛИНИЗМЕ (начало) Знамя № 1, 2, 3, 4 за 1989 г
  38. Медведев Рой. К суду истории. О Сталине и сталинизме.
  39. Из интервью Нино Сухишвили, внучки Н. Рамишвили
  40. Лео Яковлев ТОВАРИЩ СТАЛИН: роман с охранительными ведомствами…
  41. По другим сведениям, нуждающимся в проверке — племянник