Раушенбах, Борис Викторович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Борис Викторович Раушенбах
Б. В. Раушенбах.jpg
Дата рождения:

5 (18) января 1915

Место рождения:

Петроград,
Российская империя

Дата смерти:

27 марта 2001({{padleft:2001|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:27|2|0}}) (86 лет)

Место смерти:

Москва,
Российская Федерация

Страна:

Российская империя, СССР, Россия

Научная сфера:

механика

Учёная степень:

доктор технических наук

Учёное звание:

академик РАН

Известен как:

Один из основоположников советской космонавтики

Награды и премии


Герой Социалистического Труда  — 1990
Орден Ленина  — 1961 Орден Ленина  — 1990 Орден «Знак Почёта»  — 1975
Ленинская премия — 1960

Демидовская премия (1994)

Борис Викторович Раушенбах на Викискладе

Бори́с Ви́кторович Раушенба́х (5 [18] января 1915, Петроград — 27 марта 2001, Москва) — российский советский физик-механик, один из основоположников советской космонавтики, академик АН СССР, академик РАН, лауреат Ленинской премии (1960).

Биография[править | править вики-текст]

Родился в семье инженера. Отец, Виктор Якобович, происходил из немцев Поволжья, более двадцати лет занимал на фабрике «Скороход» должность технического руководителя кожевенного производства. Мать Раушенбаха, Леонтина Фридриховна, урождённая Галлик, происходила из эстонских немцев, получила общепринятое по тем временам для девушек образование, владела русским, немецким, французским и эстонским языками, играла на фортепиано.

Борис рано окончил школу, поступив сразу во второй класс. После окончания школы пошёл работать на Ленинградский авиационный завод № 23.

В 1932 году Раушенбах поступил в Ленинградский институт инженеров гражданского воздушного флота (ЛИИ ГВФ), увлекался планеризмом. В Коктебеле, традиционном месте для испытания планеров, Борис Раушенбах впервые встретился с Сергеем Королёвым. Много позже случайное знакомство переросло в сотрудничество на долгие годы в ракетной и космической технике. Строительство планеров и их испытания позволили Раушенбаху написать и опубликовать в популярном тогда московском журнале «Самолёт» первые научные статьи о продольной устойчивости бесхвостых самолётов. О незаурядности этих статей говорит то, что коллектив, издающий учебники для авиационных институтов под руководством известного учёного В. С. Пышнова, в книге об устойчивости самолётов сослался на статьи студента Б. Раушенбаха.

За полтора года до окончания института переехал в Москву, где стал работать в Ховринском институте[источник не указан 941 день], или РНИИ (Ракетный институт), в отделе Королёва, который занимался тогда крылатыми ракетами. Борис Викторович успел разобраться с автоматикой ракеты к 1938 году, когда Сергей Павлович Королёв попал под репрессии. Раушенбаха отстранили от негласного поста ведущего конструктора, работы над жидкостными ракетами были свёрнуты, и он занялся теорией горения в воздушно-реактивных двигателях.

За месяц до начала Великой Отечественной войны, 24 мая 1941 года, Борис Раушенбах женился на Вере Иванченко, которая в ту пору училась на историческом факультете МГУ.

Осенью 1941 года институт № 3 был эвакуирован в Свердловск. С ноября 1941 до марта 1942 года Раушенбах работал на одном из оборонных заводов. В марте 1942 Раушенбаха вызвали повесткой в военкомат, но направили не в армию, а, как и других немцев, в трудовой лагерь в Нижнем Тагиле. Это было явной несправедливостью, но Борис Викторович не замкнулся на обиде, более того, «из стремления к завершённости», как он писал в своих воспоминаниях, по мере возможности по памяти доделывал ранее начатую теоретическую работу. Суровые условия, основная трудовая повинность и скудное питание чрезвычайно сильно затрудняли и часто замедляли эту деятельность, но, тем не менее, она была завершена и итоговый труд передан (что само по себе было отнюдь не очевидно) по месту прежней работы.

В 1942 году я, работая в институте, занимался расчетами полета самонаводящегося зенитного снаряда, взяли меня, когда я уже выполнил две трети работы и знал, в каком направлении двигаться дальше. Мучился незавершённостью, места себе не находил, и в пересыльном пункте на нарах, на обрывках бумаги, всё считал, считал и в лагере. Решил задачу недели через две после прибытия в лагерь, и решение получилось неожиданно изящным, мне самому понравилось. Написал небольшой отчётик, приложил к решению и послал на свою бывшую фирму: ведь люди ждут. Мне, видите ли, неудобно было, что работу начал, обещал кончить и не окончил! Послал и не думал, что из этого что-нибудь получится. Но вник в это дело один технический генерал, авиаконструктор Виктор Фёдорович Болховитинов, и договорился с НКВД, чтобы использовать меня как некую расчётную силу. И НКВД «сдало» меня ему «в аренду».[1]

С 1 января 1946 г. Раушенбаха выпускают из мест заключения, определяя его под надзор НКВД в Нижний Тагил, где ему каждый месяц надо было отмечаться (что не сбежал) и были ограничения на перемещения. На работу он там не устроился, а продолжал теоретические изыскания для РНИИ. Новый руководитель РНИИ М. В. Келдыш через 2 года добился возвращения Б. В. Раушенбаха и в 1948 он вернулся в Москву, где продолжал работать у Келдыша. В 1949 защитил кандидатскую, в 1958 — докторскую диссертации. Там же Борис Викторович разрабатывал теорию вибрационного горения, акустических колебаний в прямоточных двигателях.

В 19551959 годах Раушенбах, перейдя на работу к С. П. Королёву, выполнил пионерские работы по ориентации космических аппаратов и их движению в мире, лишённом тяжести. В 1960 году получил Ленинскую премию за уникальную работу по фотографированию обратной стороны Луны (КА «Луна-3»). Менее чем за десять лет под его руководством были воплощены также системы ориентации и коррекции полёта межпланетных автоматических станций «Марс», «Венера», «Зонд», спутников связи «Молния», автоматического и ручного управления космическими кораблями, пилотируемыми человеком.

В начале 1960 года создавался первый — «гагаринский» — отряд космонавтов, и Раушенбах принимал деятельное участие в подготовке первого полёта человека в космос. В 1966 году Борис Викторович был избран членом-корреспондентом, а в 1986 году — действительным членом Академии наук СССР.

Много времени отдавал Борис Викторович Раушенбах преподавательской деятельности. Сразу по возвращении из нижнетагильской ссылки в 1948 году он начал читать лекции на физико-техническом факультете МГУ, впоследствии выделившемся в Московский физико-технический институт (МФТИ). В 1959 стал профессором, более 20 лет заведовал кафедрой механики МФТИ.

Продолжая работать в области ракетной техники, Раушенбах начал изучать теорию перспективы в изобразительном искусстве, богословие. В 1997 году в издательстве «Аграф» вышла в свет книга Бориса Викторовича «Пристрастие», в которой немалое место уделено как вопросам науки, так и вопросам религии. Здесь большой очерк-биография пионера ракетной техники и космонавтики Германа Оберта, воспоминания о скульпторе-антропологе М. М. Герасимове и о Главном конструкторе ракетно-космических систем С. П. Королёве; здесь обширная статья, написанная Раушенбахом к 1000-летию крещения Руси, и ряд статей мировоззренческого характера; здесь, наконец, два материала, посвящённых иконам и иконописи. В 1999 году издательство «Пашков дом» выпустило новую книгу Б. В. Раушенбаха «Постскриптум», диапазон которой, при небольшом объёме, очень широк: от массы событий уходящего XX века — житейских, бытовых впечатлений, биографических событий, включивших в себя и любовь, и «суму», и тюрьму, и работу на космос, — до философских обобщений, размышлений о нашем обществе и мироустройстве, о Петре I и его реформах, о Востоке древнем и современном, о проблемах образования в России и за её пределами, о судьбе русской науки, о нацизме и национализме.

Похоронен на Новодевичьем кладбище[2].

Награды и звания[править | править вики-текст]

Борис Викторович Раушенбах был действительным членом Международной академии астронавтики, Академии космонавтики имени Циолковского, лауреатом Ленинской и Демидовской премий, председателем Научного совета Российской академии наук по комплексной проблеме «История мировой культуры», в конце 1980-х возглавлял движение российских немцев за национальное возрождение, был членом редколлегий многих журналов и книг. Заместитель главного редактора журнала «Космические исследования», член редколлегии серии «Из истории отечественной философской мысли».

Память[править | править вики-текст]

Библиография[править | править вики-текст]

Научные работы[править | править вики-текст]

Публицистика[править | править вики-текст]

  • Герман Оберт (1894—1989) М.: Наука, 1993. — 189 с.: ил. — (Научно-биографическая серия). ISBN 5-02-006992-2
  • Пристрастие, М.: Аграф, 1997 (2-е изд. М.: Аграф, 2002. — 432 с., илл. ISBN 5-7784-0100-0)
  • Постскриптум, М.: Пашков дом, 1999 (М.: Аграф, 2001. — 304 с. ISBN 5-7784-0185-X)
  • Праздные мысли. Очерки. Статьи. Воспоминания., М.: Гареева, Аграф, 2003. 480 с., ISBN 5-94971-001-0

Фильмы о Раушенбахе[править | править вики-текст]

Про Бориса Викторовича снято несколько фильмов, последние из них:

Ссылки[править | править вики-текст]

Сноски[править | править вики-текст]