Рентоориентированное поведение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Рентоориентированное поведение в экономике, представляет собой деятельность индивидуумов, организаций или фирм, направленную на получение выгод путём манипулирования законодательными или экономическими условиями, а не путём производства и продажи товаров или услуг. Часто выступает в виде узурпации прав на перераспределение государственных ресурсов. Данный термин восходит к понятию экономической ренты, но в современном контексте он, как правило, связывается с государственным регулированием и злоупотреблением властными полномочиями, а не с земельной рентой.

Описание понятия[править | править вики-текст]

В общем случае понятие рентоориентированного поведения подразумевает извлечение прибыли без участия в какой-либо продуктивной деятельности, например путём получения контроля над земельным участком или иными природными ресурсами либо введения законодательных обременений в некоторой сферы человеческой деятельности.

Рентоориентированное поведение считается негативным явлением, влекущим значительные потери общественного благосостояния.

Большинство исследований рентоориентированного поведения концентрируются на попытках захвата монопольных привилегий, например государственного регулирования некоторых сфер экономики, однако сам термин восходит к намного более древней и устоявшейся практике присвоения части доходов от экономической деятельности агентов за счёт владения или контроля над земельными участками, на которых эта деятельность осуществляется.

Другие типы рентоориентированного поведения связаны с попытками перераспределения благосостояния путём сдвига налоговой нагрузки на определённые группы экономических агентов или перераспределения государственных расходов.

Развитие теории[править | править вики-текст]

Предыстория[править | править вики-текст]

Критикуя Давида Рикардо, рассмотревшего земельную ренту и выявившую её дифференциацию в зависимости от качества земли, Карл Маркс подразделил её на два типа дифференциальной ренты: дифференциальную ренту I рода (возникающую при бо́льшей естественной производительности (плодородия) участка земли относительно «предельной» земли) и дифференциальную ренту II рода (возникающую при более высокой производительности земельного участка вследствие инвестиций собственника в повышение плодородия в сравнении с аналогичным участком, где инвестиций не было).

Дальнейшее развитие теория получила в работах Генри Джорджа, который полагал, что стоимость земли (и величина земельной ренты) в значительной степени определяется производством общественных благ и инфраструктуры (например, строительством дорог, общественных школ, поддержанием правопорядка и безопасности и т. д.), а не только деятельностью собственника. Подобная ситуация позволяет собственникам получать дополнительный выигрыш (ренту), демонстрируя рентоориентированное поведение. Чтобы пресечь его, Генри Джордж предлагал ввести земельный налог, полностью изымающий величину ренты в пользу государства.

Появление теории[править | править вики-текст]

Однако, как явление, рентоориентированное поведение было впервые описано в 1967 году в работе Гордона Таллока[1] при анализе монопольных рынков. Английский термин «rent seeking» был введен в 1974 году в работе Энн Крюгер[2]. При этом слово рента использовалось в смысле введенного Адамом Смитом разделения доходов на прибыль, заработную плату и земельную ренту[3].

При экономическом поведении агентов, ориентированном на получение прибыли, происходит производство дополнительной стоимости за счёт взаимовыгодных трансакций между ними (сделок), что влечёт рост общественного благосостояния[4]. В отличие от этого, рентоориентированное поведение возникает в случае, когда третья сторона лишает одного из участников трансакции определённых возможностей, превращая иначе взаимовыгодную трансакцию в инструмент получения ренты другой стороной. Другими словами, рентоориентированное поведение не подразумевает прироста благосостояния, агентов, а только перераспределение в чью-либо пользу уже имеющегося.

В то же время, критики концепции рентоориентированного поведения отмечают, что на практике может быть сложно различить поведение агентов, ориентированное на прибыль и рентоориентированное поведение[5].

Примеры рентоориентированного поведения[править | править вики-текст]

Часто приводимым примером ренты является институт выдачи лицензий (медальонов) водителям такси. В той степени, в которой данная мера ограничивает общее предложение (не рассматривая вопросы обеспечении компетентности и качества обслуживания), запрет деятельности таксистов, не имеющих медальонов, приводит к получению владельцами медальонов дополнительных доходов от обычных рыночных трансакций.

Рентоориентированное поведение в области экономического регулирования часто возникает в форме лоббирования. Связанной с этим концепцией является захват государства, относящийся к соглашениям между фирмами и правительственными агентствами, призванными регулировать их деятельность, что приводит к расширению возможностей по извлечению ренты, особенно в ситуациях, когда агентство опирается на информацию о рынке, предоставляемую самой фирмой.

Концепция рентоориентированного поведения также применяется к описанию коррупции чиновников, требующих и получающих взятки за применение предоставленных им властных полномочий по собственному усмотрению[6]. Примером являются чиновники налоговой службы, получающие взятки за снижение налоговой нагрузки на своих клиентов.

Возможные последствия[править | править вики-текст]

С теоретической точки зрения, рентоориентированное поведение может приводить к возникновению значительного риска недобросовестного поведения (moral hazard). Если «покупка» благоприятного экономического окружения оказывается дешевле, нежели построение более эффективного производства, агенты будут выбирать первую возможность, получая доходы, не связанные с их вкладом в общественное благосостояние. Это приводит к неоптимальному распределению ресурсов, — затратам средств на лоббирование и контр-лоббирование, вместо вложений в исследования и разработки, улучшение бизнес-процессов, профессиональное развитие или дополнительные капитальные блага, — что, в конечном счете, тормозит экономический рост.

Рентоориентированное поведение коррумпированных государственных чиновников, предоставляющих индивидуумам или фирмам особые экономические привилегии, может открывать возможность эксплуатации ими других агентов[7]. В частности, известно, что рентооориентированное поведение государственных чиновников может приводить к подъёму цен на общественные блага[8]. Также показано, что рентооориентированное поведение в налоговых органах вызывает снижение бюджетных доходов.

Ряд экономистов считает, что налоговая система государства должна быть реформирована таким образом, чтобы прежде всего возвращать ренты, получаемые частными лицами от других агентов (в частности, связанные с землепользованием и загрязнением), а не облагать нагрузкой агентов, занятых в производительной экономической деятельности.

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

  1. Tullock, Gordon (1967). «The Welfare Costs of Tariffs, Monopolies, and Theft». Western Economic Journal (now Economic Inquiry) 5: 224-32.
    Таллок Г. Потери благосостояния от тарифов, монополий и воровства http://www.seinstitute.ru/Files/veh4-3-14_Tullock_p435-448.pdf
  2. Krueger, Anne (1974). «The Political Economy of the Rent-Seeking Society». American Economic Review 64: 291-303.
  3. Kelley L. Ross. Rent-Seeking, Public Choice, and The Prisoner's Dilemma. Проверено 11 февраля 2007. Архивировано из первоисточника 4 марта 2012.
  4. Robert Schenk. Rent Seeking. Проверено 11 февраля 2007. Архивировано из первоисточника 4 марта 2012.
  5. Pasour, E.C.. «Rent Seeking: Some Conceptual Problems and Implications». The Review of Austrian Economics.
  6. Chowdhury Faizul Latif Corrupt Bureaucracy and Privatization of Tax Enforcement. — Pathak Shamabesh, Dhaka. — ISBN 984-8120629.
  7. Dead Ends of Transition: Rentier Economies and Protectorates / Michael Dauderstädt, Arne Schildberg (editors). — Campus Verlag, 2006. — ISBN 978-3593381541.
  8. Niskanen William Bureaucracy and Representative Government. — Aldine-Atherton, Chicago.