Русальная неделя

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Русальная неделя
Русальная неделя
Обряд «Купание коня». Село Мурзицы, Нижегородская область
Тип народно-христианский
иначе Троицкая неделя, Проводы русалок, Зелёная, Ярилина, Гряная неделя, Вредная (полес.), Кривая (полес.)
также Всесвятская неделя (христ.)
Установлен Вероятно имеет древние дохристианские корни
Отмечается славянами
Дата 50–55 дни начиная с Пасхи
В 2013 году с 11 июня (24 июня) по 17 июня (30 июня)
В 2014 году с 27 мая (9 июня) по 2 июня (15 июня)
Празднование народные гуляния, выносят за деревню троицкую берёзку.

Обряды: «Проводы русалки», «Похороны Костромы», «Вождения коня», «Проводы весны»

Традиции запрет на работы

Руса́льная неде́ля (также Троицкая неделя, Проводы русалок, Гряная неделя) — в народном календаре троицкая[1] (начиная с Троицы), реже — предшествующая Троице неделя[2]; местами период с Семика или Николина дня до Духова дня или Петровского заговенья (воскресенье после Троицы). Считалась временем пребывания на земле русалок, вышедших из воды после Вознесения. На Русальной неделе обычно совершались обряды, связанные с прощанием с весной: Вынос троицкой берёзки, «Проводы русалки», «Похороны Костромы», «Вождение коня», «Проводы весны».

Названия дней[править | править исходный текст]

Понедельник: Духов день, День Духа; «Богодухів день» (укр.), «Розигри» (укр.); Троица (воронеж.); Именины Земли[3] (вят.), Земля именинница[4] (тамб., сиб.); Провожание русалок (рязан.); Русальница, Иван-да-Марья, «Брэзжыны» (белор.).

Вторник: Проводы Русалок, Похороны русалки, Изгнание русалки, Вода именинница, День воды, Кострома, Проводы Весны, Родительский день[5] (воронеж.), Скорбящая[6] (воронеж.), Ярилин праздник[7], «Кiнскiй Велык-день»[8] (полесье), Семик[9] (воронеж.), Духов день[4] (укр.), «Водени уторак»[10] (серб.).

Среда: Конец Зелёным святкам, Проводы русалок, Бураломы, Сухая среда.

Четверг: Русальская пасха, «Русалчин Великдень» (белорус.), «Русальний Великдень» (укр.), «Мавський великдень» (укр.), «Навська трійця» (укр.), «Трійця умерлих» (укр.), «Сухий день» (укр.), Кривой четверг (укр.), Русальный четверг (серб.).

Пятница: Игрище Ярилы.

Суббота: «Летнія Дзяды» (слуцк.).

Воскресенье: Игрище Ярилы, Ярило (нижегород.), Заговень (нижегород.), Строма (нижегород.), Развивание венков (воронеж.), Русальское воскресенье (воронеж.), Русальское заговенье, Крапивное заговенье, Кострома, Проводы Весны (нижегород.), День Всех Святых.

Обычаи[править | править исходный текст]

Русальная (Троицкая) неделя у южных и восточных славян является ядром всего троицко-купальско-петровского цикла. Она завершает весьма протяжённый период, связываемый в мифологии весеннего цикла с пребыванием на земле, среди живых, душ предков. В духовскую субботу отмечаются общие для всех православных славян поминки по умершим, символизирующие уход душ в места их вечного пристанища.

После этого в календаре восточных славян (особенно в украинско-белорусском регионе) наступает время «заложных» или «нечистых» покойников (главным образом умерших девушек и малолетних детей), появляющихся на земле с «того света» на короткий период Русальной недели. Именно этим внутренне мотивирован хрононим «Русалчин Великдень», означающий период временного воскресения русалок (ср. другое название русального четверга — Навская Троица, также имеющее поминальную семантику).

По завершении Русальной недели русалки покидают землю и возвращаются на «тот свет», что кое-где отмечается обрядом «проводов (удаления, изгнания) русалки». В иных местах русалки «возращаются» на «тот свет» на Аграфену Купальницу или Февронию Русальницу.

Проводы русалок[править | править исходный текст]

Обряд «Проводы русалки». Рязанская область, 2003 г.

В Муроме на Семик женщины пели особую песню о Костроме и устраивали её «похороны»[11], а в Твери хоронили Ярило. В Рязани понедельник после Зелёной недели назывался Провожанием русалок. В этот день хороводы девочек и девушек с весёлыми песнями сходились с разных сторон города в назначенное место и пели и плясали около часа. В центре каждого такого хоровода стояла девушка и держала чучело, изображающее русалку. Затем остальные женщины начинали отнимать у девушки русалку, а отняв, разрывали на части и раскидывали в разные стороны. Считалось, что русалок проводили. После этого никто не пел и не плясал, а детям запрещалось играть в горелки и старинную игру уточки.

В некоторых местностях чествовали чучела «Семика и Семичихи». Их одевали в рубаху и сарафан соответственно, выносили в поле и устраивали рядом с ними трапезу и пляски, в ходе которых участники обряда — парни и девушки — должны были по очереди целовать чучела и друг друга. На ночь Семика и Семичиху оставляли в поле, а возвращаясь утром, спрашивали: «Как вы ночку провели, молодица с молодцом?». Увенчав головы чучел венками, их несли к реке, после чего раздирали и бросали в воду. В некоторых местностях (например, во Владимирской губернии) Семика и Семичиху изображали переодетые девушки или (реже) юноши, которые с ватагой детей и подростков обходили дома односельчан, выпрашивая дары. Обходы часто сопровождались песнями.

Ритуалы с чучелом и явно эротические элементы вообще семицкой обрядности призваны вызвать плодородие земли. В данный период это особенно важно, поскольку для земледельца конец весны и начало лета — критический и решающий момент: посев уже закончился, и рост хлеба полностью зависит от плодоносных сил земли. Ритуалы с чучелом, как показывают исследователи, являются проявлением не до конца сформировавшегося у славян культа умирающего и воскресающего бога, связанного с плодородием, природой и её сезонными изменениями[12].

Вождение «Русалки-коня»[править | править исходный текст]

«Вождение русалки» (коня) в с. Оськино Воронежской губ. 1930-е.

В середине XIX века в селе Ульяновка Лукояновского уезда Нижегородской губ, молодёжь отмечала «проводы русалки», которые одновременно понимались и как проводы весны. Участники собираются на площади в центре села «тут кого-нибудь наряжают лошадью, подвешивают под шею колокольчик, сажают верхом мальчика и двое мужчин ведут под уздцы в поле, а позади весь хоровод с громкими прощальными песнями провожает и, придя в поле, разоряет наряженную лошадь с разными играми».

Подобный обряд «вождения русалки» бытовал в с. Оськино Хохольского района Воронежской области. «Водили русалку» в Русальское заговенье. Русалкой-конём рядились двое мужчин, им на плечи клали лестницу и накрывали сверху материей, делали хвост из конопли. Стоящий впереди держал в руках вилы, на которых была прикреплена лошадиная голова, с рогами (ушами) и бородой из конопли. Руководители проводами специалисты-«русальщики», которые и делали коня. Один из них был «вожак» в глиняной маске. Вёл русалку ряженый «цыган» с кнутом. Иногда водили двое-трое: один вёл за узду, другой шёл с плёткой, третий — «цыган». Иногда с ними шла женщина-«цыганка», она всем гадала и за гаданье просила награду. «Русалка» плясала, за людьми бегала, бодалась. Процессия обходила всё село. Подойдя к дому, «Русалка» била рогами в ворота, ложилась и не уходила, пока ей не дадут подарок (яйцо, кусок мяса, конфеты). Того, кто не даст подарок, русалка грозилась забодать. Женщины и дети приговаривали: «Русалушка, русалушка, боюсь я тебя, забрухаешь ты меня». Подарки собирали 3-4 женщины с вёдрами. Ряженые водили хоровод вокруг русалки, приплясывали. Одевались как можно смешнее. Женщины одевали понёвы, яркие кофты, цветастые платки, лапти, мазали брови сажей, красили щёки свеклой. Сопровождали процессию женщины, которые исполняли песню «В лелей холоду». Иногда на дороге встречались две русалки. Они начинали драться друг с другом. Русалка могла упасть, и тогда её отливали, поливая из чайника водой. Во время «вождения русалки» разыгрывались весёлые сценки, конь-русалка плясала, бросалась на людей, как бы давя их, и т. п., кончалось же всё её смертью: конь-русалка валился на бок и поднимал вверх ноги, а народ разрушал его, растаскивал всё в разные стороны, разбивал глиняную маску, деревянный же остов коня, вилы, на которых держалась голова, и узду убирали и сохраняли до будущего года. После того, как всё село обошли и набрали подарков, русальщики заходили в какой-нибудь дом и готовили обед. Все участники обедали, пели песни, веселились, плясали[13][14].

Похороны Костромы[править | править исходный текст]

Похороны Костромы. Рисунок с лубка. XIX в.

В XIX веке в Муромском уезде похороны Костромы справляли парни и девицы. Собравшись, они делали соломенное чучело Костромы, одевали его в платье или просто перевязывали веревками. Затем Кострому с песнями относили на берег озера или реки. Здесь все компания разделялась. Одни охраняли чучело: они становились в круг, кланялись Костроме и «производили перед ней разные телодвижения». Другие нападали на первых и старались похитить Кострому. Завязывалась борьба. В конце концов удавалось захватить чучело. С него срывалось платье, верёвки, чучело разрывалось, солому топтали и бросали в воду со смехом. Первая сторона «горевала», «производила заунывный вой», «оплакивала погибель» Костромы. После обе стороны вместе с весёлыми песнями и танцами возвращались в село[15].

В селе Губаровке Сердобского уезда Саратовской губернии обряд проходил на Русальское заговенье перед Петровым постом. В начале XX века в обряде участвовали в основном старухи. «Они берут ржаной сноп, приделывают руки, обряжают по-бабьи, кладут на носилки, вопят и несут чучело-русалку в ржаное поле, где оставляют на меже. Во время шествия с чучелом-русалкой несколько раз поют песню:

Уж ты свет моя Кострома,
Государыня Костромушка была,
Не Костромушка, кумушка моя!
Не покинула при нужди ты меня,
При нужди, при старости»[16][17].

Поговорки и приметы[править | править исходный текст]

«На Русальний тиждень не шиєм, не мажем на дворе, щоб Русалкам очей не забризкать глиною» (укр.). «Пакуль жито красуе (т. е. цветёт), русалки у жите ходять» (укр.). На Всесвятской неделе — всякий кусок свят! Невестится невеста, а будет ли толк — Bсe-Святые скажут. Святая неделя — красная, Всесвятская — пёстрая. Все Святые с одним богатырём — Ярилой борются, совладать не смогут. Ярило яровые ярит. На Ярилу пьёт баба, на Купалу опохмеляется.

На Полтавщине в течение троицкой недели избегали пропалывать свёклу, считая, что иначе впоследствии в борщ попадёт жаба или мышь; белорусы остерегались строить дом в период между Духовым и Петровым днями, поскольку в нём непременно завелись бы тараканы и клопы.

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  1. Виноградова Л. Н. Тројице // Словенска митологија. Енциклопедијски речник / Редактори Светлана M. Толстој, Љубинко Раденковић. — Београд: Zepter book world, 2001. — С. 541—542. — ISBN 86-7494-025-0.  (серб.)
  2. Забылин М. Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. — М.: Издание книгопродавца М. Березина, 1880. — 607 с.
  3. Зеленин Д. К. Русалки // Умершие неестественной смертью и русалки / Очерки русской мифологии. Вып. 1. — Пг., 1916.
  4. Зимина Т. А. Похороны Костромы. Русские праздники и обряды. Российский Этнографический музей. Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
  5. Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области. Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. — Вып. III / Сост. Пухова Т. Ф., Христова Г. П.. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. — 249 с.
  6. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. — СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильворг, 1903. — 529 с.
  7. Пропп В. Я. Русские аграрные праздники. — СПб.: Терра — Азбука, 1995. — 176 с. — ISBN 5-300-00114-7
  8. Пухова Т. Ф. Традиции ряжения в Воронежской области // Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области. Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. — Вып. III / Сост. Пухова Т. Ф., Христова Г. П.. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. — С. 22-29.
  9. Сахаров И. П. Сказания русского народа. Народный дневник. Праздники и обычаи. — СПб.: Издательство МГУ, 1885. — 245 с.
  10. Соколов М. Е. Великорусские весенние и хороводные песни, записанные в Саратовской губернии // Труды III областного историко-археологического съезда. — Владимир, 1908. — С. 24.
  11. Толстая С. М. Полесский народный календарь. — М.: Индрик, 2005. — 600 с. — (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). — ISBN 5-85759-300-X
  12. Фурсова Е. Ф. Календарные обряды. Ч. 2: Обычаи и обряды летне-осеннего периода. — Новосибирск: Институт археологии и этнографии СО РАН, 2003. — 267 с. — (Этнография Сибири). — ISBN 5-7803-0116-6
  13. Христова Г.П., Ревнева С.Н. Календарные праздники и обряды Воронежской области // Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области. Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. — Вып. III / Сост. Пухова Т. Ф., Христова Г. П.. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. — С. 7-21.

Ссылки[править | править исходный текст]