Русский мат

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ру́сский мат (ма́терный язык, матерная ру́гань, матерщи́на, устаревшее лая матерна[1]) — в русском и близких к нему языках, бранные слова и выражения, употребление которых не допускается общественной моралью, предназначенные преимущественно для оскорбления адресата или отрицательных оценок людей и явлений[2], наиболее грубая, обсценная разновидность ненормативной лексики.

Этимология слова «мат»

По одной версии, исходный смысл слова «мат» — «голос» — дошёл до наших дней в словосочетаниях типа «кричать благим матом»[3] и в белорусском языке, родственном русскому[2], с этой версией не согласны Бернекер, Фасмер, ср. выражение «скака́ть лихи́м ма́том». По общепринятой версии, старорусское слово «мат» выводится от «мать» и является сокращением выражения «матерная брань»[4], «материться», «посылать к матери».

Выражение «трёхэтажный мат», которым в русском обычно «облагают»[5], характеризует не сложное построение оскорбительной фразы, а использование в ней явлений, разнородных по языковому происхождению[6].

Основные лексические единицы

Мат обычно определяется в терминах лексического состава. Так, исследователь мата Ю. И. Левин[7] определяет мат («обсценные выражения») как «относительно законченные» речевые сегменты, содержащие хотя бы один обсценный корень. По Левину, корни могут быть заданы списком, ядро которого состоит из «трёх общеизвестных матерных корней», но границы списка размыты. Точные критерии включения в список определить невозможно, так как в конечном итоге мат — это то, что определяется как таковое носителями языка и некоторые разногласия неизбежны; например, слово «гондон» (презерватив) некоторыми носителями языка вопринимается как матерное, а другими — нет[8].

Типичный список матерных корней состоит из 4-7 элементов. Русские матерные слова имеют славянское происхождение, заимствованы из просторечия, диалектов и жаргонов, связаны с сексуальной сферой жизни[2].

Обсценная триада

Основу русской матерной лексики составляет популярная во многих языках «обсценная триада»: мужской половой орган («хуй») — женский половой орган («пизда») — глагол, описывающий копуляцию («ебать»)[9]. Для современного русского языка xарактерно отсутствие у слов триады нейтральных литературных синонимов, ближайшие эквиваленты имеют чисто медицинское значение (и зачастую латинскую этимологию)[2].

Другие матерные корни

А. Ю. Плуцер-Сарно приводит 35 корней, которые участники опросов сочли матерными (список включает «жрать» и «блевать»; Плуцер-Сарно добавляет, что участники опросов рассматривали как матерные «и некоторые другие» корни) и отмечает, что чаще всего матерными считаются семь лексем: кроме триады, это «блядь» (падшая женщина), «муде» (яички), «манда» (женские гениталии), «елда» (мужские гениталии). Именно эти семь слов Плуцер-Сарно и предлагает принять в «рабочем порядке» за основу такого «условного понятия», как мат[8].

Плуцер-Сарно отмечает, что «блядь» стоит особняком в ряду матерных лексем: это единственное слово в начале списка, не обозначающее гениталии или совокупление. По результатам опросов «блядь» среди матерных лексем занимает второе место (после «ебать»), поэтому корень этого слова включается, наряду с триадой, в «экспрессивное ядро» мата[8], которое тем самым по Плуцеру-Сарно состоит из четырёх корней.

Этимология матерной лексики

В XIX веке выдвигалась версия заимствования мата из монгольского языка, которая подвергалась критике ещё во времена своего появления. В настоящее время эта версия полностью опровергается найденными во второй половине XX века берестяными грамотами с матерным текстом (см. Обсценная лексика в берестяных грамотах). Тем не менее, заблуждение остаётся распостранённым: когда в 1989 году в газете «Атмода» было впервые опубликовано стихотворение Т. Кибирова «Послание Л. Рубинштейну», включавшее несколько матерных слов, один из журналистов уничижительно назвал его «посланием татарина к еврею»[13].

Словообразование

Русский мат характеризуется «поистине неисчислимым» количеством производных слов, которые непрерывно порождаются «площадной» речью. В. В. Раскин приводит следующий неполный список глаголов, образованных от «ебать»[9]: ебануть, ебануться, ебаться, ебиздить, ёбнуть, ёбнуться, ебстись, въебать, выебать, выёбываться, доебать, доебаться, доёбывать, заебать, заебаться, наебать, наебаться, наебнуть, наебнуться, объебать, объебаться, остоебенить, остоебеть, отъебать, отъебаться, переебать, переебаться, поебать, поебаться, подъебать, подъебаться, подъебнуть, разъебать, разъебаться, съебать, съебаться, уебать. В. М. Мокиенко на основании этого списка делает вывод, что здесь задействована «вся русская словообразовательная парадигматика глагольной лексики», и отмечает столь же общирные возможности для образования других частей речи: долбоёб, ёбарь, ебатура, ебальник, заёб, мудоёб, поебон, ебливый, приёбливый, поёбанный и т. д.[9]

Масштаб словообразования предоставляет дополнительный критерий в выделении «ядра» матерной лексики: первые пять-семь слов в списке из 35 матерных слов, составленном по результатам опросов, порождают несколько тысяч производных, а все остальные — лишь несколько сот[8].

Теории происхождения

Российский филолог Б. А. Успенский выявляет ряд устойчивых ассоциаций «основной формулы» русского мата (ёб твою мать):[14]

  • Связь с землёй и её осквернением.
  • Связь с родителями.
  • Представление об опускании и проваливании земли, её горении и трясении.

Он предполагает, что первоначально произносилось «тебе мать», а не «твою мать»[15], а субъектом высказывания выступал пёс. Таким образом, смысл фразы следующий: она утверждает, что её адресат являлся псом, которому предлагается совокупиться с матерью. Такое указание на пса содержится в церковнославянской грамоте валашского господаря Александра Алди от 1432 года[16], а также у Герберштейна и в самом выражении «лаять» или «лая матерная».

Филолог Алексей Плуцер-Сарно полагает, что мат восходит к славянским заговорам. Его произносили в трудную минуту, обращаясь за помощью к магической силе, которая содержится в половых органах[17].

Первоначальное языческое происхождение матерной брани, которая выражала сакральные проклятия, заставляло связывать её и с иными конфессиональными различиями. В ряде древнерусских текстов указывалось на её якобы «жидовское» происхождение[18], при этом любую чужую веру могли называть «пёсьей»[19].

Современное употребление

Типичным применением мата является речевая агрессия в направлении конкретного адресата, которого матерящийся хочет обругать или оскорбить. Зачастую мат употребляется людьми низкой культуры и в более нейтральных целях; матерная лексика при этом десемантизируется, то есть говорящий не имеет цели оскорбления кого-либо:

Ю. И. Левин выделяет следующие области практического использования мата[20]:

  • собственно ругательства:
    • высказывания с целью:
      • посылки («пошёл на/в …») выражают отстранение говорящего от адресата (которым может быть собеседник или, реже, третье лицо). Посылки в адрес третьих лиц, а также типа «а ну на хуй» слабее по выразительности и сближаются с выражениями безразличия;
      • отказы («хуюшки», «хуй тебе») выражают категорический отказ с одновременным оскорблением просящего и не имеют пристойных эквивалентов, кроме эвфемистических.
      • выражения безразличия («хуй с тобой») выражают отстранение, в зависимости от контекста могут выражать как безразличие, так и неохотное согласие;
      • божба («блядью буду») выражает вторую часть конструкции «если обещанное не произойдёт, то считайте меня плохим человеком»;
    • высказывания без цели:
      • пейоративы («мудак») — ругательства, не имеющие прагматической цели, кроме собственно оскорбления, которое может быть направлено на собеседника, на самого говорящего, а также на третье лицо или неодушевлённый предмет. В последнем случае сближается с местоимениями (см. ниже);
      • междометия («мать твою ети») применяются для прямого выражения эмоций: удивления, возмущения, восхищения, неудовольствия;
      • вставки — те же самые обороты, которые используются как междометия, могут использоваться и как пустые вводные обороты (по мнению Левина, с целью то ли сделать речь гарантированно матерной, то ли поэтически украсить её). Чёткой границы между междометиями и вставками нет: ср. «Во, бля, погодка!» (положительная или отрицательная эмоция) и «А он, бля, говорит …» (нейтральная вставка, не несущая смысла);
  • экспрессивные заменители нетабуированных выражений:
    • местоимения: «хуй», например, в качестве местоимения заменяет практически каждое одушевлённое существительное мужского пола (ту же роль для неодушевлённых играет «хуёвина»). Эмоциональная окраска в этом случае нейтральна или слабоотрицательна;
    • местоглаголия: многие глагольные производные от триады («пиздячить») определяют неспецифическое действие, корни при этом не несут никакой семантики, а значение определяется приставками, суффиксами и контекстом. Мнение о том, что матерные существительные и глаголы являются на самом деле местоимениями и местоглаголиями, восходит уже к И. А. Бодуэну де Куртенэ[21][22];
    • заменители обыденных слов с отрицательной семантикой («ни хуя» вместо «ничего», «хуёвый» вместо «плохой»).
« Легко представить себе мир, описываемый [негативной матерной] лексикой … мир, в котором крадут и обманывают, бьют и боятся, в котором «все расхищено, предано, продано», в котором падают, но не поднимаются, берут, но не дают, в котором либо работают до изнеможения, либо халтурят — но в любом случае относятся к работе, как и ко всему окружающему и всем окружающим, с отвращением либо с глубоким безразличием, — и всё кончается тем, что приходит полный пиздец.
Ю. И. Левин
»

Употребление в Древней Руси

Существует множество различных церковных циркуляров и указов иерархов, направленных против мата, начиная с самых ранних времён христианства на Руси. Окончательно статус «нецензурного» он приобрёл в XVIII веке во время жёсткого отделения литературной лексики от разговорного языка.

Берестяная грамота из Старой Руссы № 35, XII век: «Якове брате, еби лежа, ебехото, аесово»

Древнейшие известные образцы — в берестяных грамотах XII-XIII веков из Новгорода и Старой Руссы (см. Обсценная лексика в берестяных грамотах), где обсценная лексика носит как ритуальную (№ 955, отсылка к свадебному обряду), так и шутливо-инвективную функцию (№ 330, Ст. Р. 35). Специфика употребления некоторых выражений комментируется в «Русско-английском словаре-дневнике» Ричарда Джемса (1618—1619).

Написанная в конце XIII века «Книга оникса» (Сефер ха-шохам) жившего в Англии еврейского грамматика Моше бен Ицхака бен ха-Нессия[23] содержит ссылку на мнение рабби Иче из Чернигова о происхождении еврейского слова «левиратный брак», др.-евр. yibbum:

Р<абби> Иче сказал мне, что в стране Тирас, то есть на Руси, совокупление называют yebum[24]

Новгородская первая летопись рассказывает, что в 1346 году великий князь литовский Ольгерд пришел с войском к Новгороду, заявляя: «лаял ми посадник ваш Остафей Дворянинец, назвал мя псом». Тогда новгородцы, желая помириться с Ольгердом, убили на вече Остафия Дворянинца, который своей бранью вызвал поход Ольгерда, после чего был заключен мир[25][19].

Выражение «лают отцем или матери» встречается у митрополита Петра (начало XIV века). Статут Казимира IV 1468 года содержал запрет «лаи матерной».

Ценные данные содержатся в челобитной Ивана Колычева на князя Василия Микулинского. По словам Колычева во время ссоры, имевшей место в Смоленске в 1523—1525 гг., Микулинский «вскочил на меня с посохом: ах, матер, деи, твоеи перебоду, блядин сын, смерд…». Это первое письменное упоминание распространенного выражения «блядин сын»[26].

Согласно подсчётам В. Д. Назарова[26], неполное изучение источников XVXVI веков позволяет выявить для того времени 67 русских топонимических названий (около 0,1 %), производных от обсценной лексики, включая 5 названий от слова «елда», 13 — от слова «пизда», 3 — от слова «хуй», 5 — от слова «муде», 8 — от слова «ебать», например, речки: Блядея; Еботенка, Пиздюрка, Наебуха и Ненаебуха; волость Елда; пустоши Хуярово, Пезделёво-Долгое, Пиздино, Пиздоклеин починок, Хуинков пустошь-починок; деревни Мандино, Пезделка, Пизденково, Пиздюрино, Хуйково, Ебехово (Опихалово тож), Поиблица; селище Мудищево; овраг Блядейский отвершек.

На крайнюю распространённость матерной брани в русской разговорной речи XVIXVII веков указывают как записки иностранных путешественников (например, Адама Олеария[27]), так и русские поучения того времени[14].

Анонимное «Поучение о матерной брани», которое Д. М. Буланин датирует XVII веком[28], указывало на то, что такой бранью оскорбляются три матери: Матерь Божия, родная мать каждого человека и Мать — Сыра Земля.

Слово «блядь» использовалось также в славянском тексте библии, в церковно-богослужебных текстах русской православной церкви (см. «Полный церковнославянский словарь»[29], составитель священник магистр Григорий Дьяченко). Из словарной статьи «Бля»[30]:

  • «Блядивый — 1) болтливый (1 Тим. 5,13); 2) лживый, обманчивый, лжец, пустослов, враль».
  • «Блядословие, блядство — 1) болтливость, пустословие; 2) словопрение».
  • «Блядь — 1) обман, заблуждение; 2) пустословие, пустяки (Остр. ев. Лук.24,11); 3) выдумка; 4) разврат, прелюбодеяние».
  • «Блясти — 1) заблуждаться; 2) пустословить; 3) прелюбодействовать».

Ответственность за употребление мата

Согласно Кодексам об административных правонарушениях русскоязычных стран, а именно России (статья 20.1[31]), Казахстана (статья 330[32]), Белоруссии (статья 156[33]) и Киргизии (статья 364[34]), публичное употребление мата может расцениваться как мелкое хулиганство, наказываемое штрафом или административным арестом. Статья 20.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации:

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, — влечёт наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

(в ред. Федерального закона от 22.06.2007 N 116-ФЗ)

2. Те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, — влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Употребление в обществе и литературе

Использование мата считается неприемлемым в приличном обществе и в литературе, и обычно цензурируется в периодической печати, на телевидении, радио и в других СМИ. Несмотря на это, употребление мата традиционно очень широко распространено в устной речи у самых разных половозрастных групп общества. Встречается он также и в современной литературе (В. О. Пелевин, В. Г. Сорокин[35], М. И. Веллер[источник не указан 179 дней], М. И. Волохов[источник не указан 179 дней] и др.), и в песенном творчестве (С. В. Шнуров, З. Б. Май, Ю. Н. Клинских), и в кинематографе (фильм Духless). Известны и более ранние случаи употребления, в том числе в виде «ребусов» с многоточиями, мата в литературе, в частности, в произведениях классических авторов: А. С. Пушкина, В. В. Маяковского. Тем не менее большей частью людей, говорящих на русском языке, мат не воспринимается как само собой разумеющееся в публичных местах; и когда, например, популярный певец Ф. Б. Киркоров употребил матерную брань на пресс-конференции, это вызвало как судебное разбирательство, так и негативную реакцию общественности[36].

Как в СССР, так и в постсоветской России использование русского мата в литературе и СМИ не допускалось и подвергалось цензуре. При этом, если в советское время слова и выражения цензурировались полностью таким образом, что исключалось даже их подразумевание, то в постсоветскую эпоху расхожей практикой стала замена всех или второй и последующих букв на звездочки и т. п. в письменном виде и т. н. «запикивание» в аудиовещании электронных СМИ. Первый шокировавший страну случай, когда мат был употреблён и оказался на слуху у общественности, произошёл в разгар эпохи гласности, когда в прямом эфире центрального телевидения министр угольной промышленности СССР Щадов «послал на хуй»[37] бастовавших шахтёров.

А. В. Кирилина указывает на тесную связь мата с выражением отношений доминирования-подчинения, в том числе в небольших социальных группах[38].

Ограничения на употребление в российских СМИ

Согласно разъяснениям Роскомнадзора, в российских СМИ запрещается употребление четырёх матерных слов[39]:

« Нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы. »

Таким образом, по-видимому, запрещено употребление слов «хуй», «пизда», «ебать», «блядь» (текст покрывает и остальные три корня из семи: «елда», «манда», «муде»), а также производных от них.

Как пояснил представитель Роскомнадзора Вадим Ампелонский, эти четыре слова и производные от них абсолютно недопустимы не только в собственных текстах средств массовой информации, но и в комментариях пользователей. По его словам, при их обнаружении Роскомнадзор вынесет СМИ предупреждение, а при наличии двух и более предупреждений в течение 12 месяцев ведомство может подать иск об аннулировании лицензии СМИ.

Также, по разъяснениям Роскомнадзора, замена некоторых букв нецензурного термина многоточием от ответственности не избавляет, однако допустима, например, формулировка «слово на букву „б“».

См. также

Примечания

  1. Злая лая матерная... : сборник статей / Жельвис В. И. (ред.). — М.: Ладомир, 2005. — 660 с. — (Русская потаённая литература) ISBN: 5-86218-423-6
  2. 1 2 3 4 5 мат. // Чернявская Т. Н., Милославская К. С., Ростова Е. Г., Фролова О. Е., Борисенко В. И., Вьюнов Ю. А., Чуднов В. П. Россия. Большой лингвострановедческий словарь. — М.: Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина: АСТ-Пресс, 2007.
  3. Благим матом. // Виноградов В. В. История слов, 2010.
  4. Мат (3). // Шанский Н. М., Боброва Т. А. Школьный этимологический словарь русского языка. Происхождение слов. — М., 2004
  5. обругать матом. // Словарь русских синонимов.
  6. Панкова Л. Карнавальная функция мата в художественных произведениях. // ДОКСА : Збiрник наукових праць з фiлософiї та фiлологiї / Коллект. автор; редкол.: Верников, М. М. ; редкол.: [та iн.], кол.авт. Одеська гуманiтарна традицiя; укр. — Одеса : ОНУ iм. I. I. Мечникова, 2004. вып. 5. — С. 349—355.
  7. Ю. И. Левин. Об обсценных выражениях русского языка. // Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. — М., 1998. — С. 809—819.
  8. 1 2 3 4 Плуцер-Сарно А. Ю. О семантике слова «мат». // Большой словарь мата. Том 1. Лимбус Пресс, 2005.
  9. 1 2 3 Мокиенко В. М. Русская бранная лексика: цензурное и нецензурное // Русистика. — Берлин, 1994. — № 1/2.
  10. Гамкрелидзе Т. В., Иванов В. В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. — Тб., 1984. — Т. 2. — С. 817, прим. 1.; Lexikon der indogermanischen verben / Unter Leitung von H. Rix. Wiesbaden. — 2001. — P. 309.
  11. blend в Online Etymology Dictionary (англ.)
  12. blond в Online Etymology Dictionary (англ.)
  13. Зорин А. Легализация обсценной лексики и её культурные последствия // Анти-мир русской культуры. — М., 1996. — С. 134-135.
  14. 1 2 Успенский, 1996
  15. Успенский, 1996, с. 62
  16. Успенский, 1996, с. 21
  17. Плуцер-Сарно А. Ю. Философия «пизды» // Новое литературное обозрение. — 2005. — № 1 (71).
  18. Успенский, 1996, с. 18
  19. 1 2 Успенский, 1996, с. 49
  20. Ю. И. Левин. Об обсценных выражениях русского языка. // Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. — М., 1998. — С. 809—819.
  21. Dreizin F., Priestly T. A. A Systematic Approach to Russian Obscene Language // Russian Linguistics. — 1982. — № 6. — С. 233-249.; Левин Ю. И. Об обсценных выражениях русского языка // Анти-мир русской культуры. — М.: Ладомир, 1997. — С. 108-120.
  22. Успенский, 1996, с. 78
  23. данные о Моше бен Ицхаке см.: Encyclopedia Judaica. In 22 vol. Macmillan, 2007. Vol. 14. P. 548
  24. Кулик А. Евреи Древней Руси: источники и историческая реконструкция // История еврейского народа в России. — Иерусалим-М., 2010. — Т. 1. От древности до раннего Нового времени. — С. 192.
  25. ПСРЛ, т. III, стр.358-359; т. IV, вып.1, стр.276; т. X, стр.217
  26. 1 2 Назаров В. Д. «Срамословие» в топонимике России XV—XVI вв. // «А се грехи злые, смертные…»: Любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриальной России (X – первая половина XIX.) / Сб. ст. под ред. Н. Л. Пушкарёвой. — М.: Ладомир, 1999. — С. 551-566. — 861 с.
  27. Адам Олеарий глава XXXVIII О природе русских, их душевных качествах и нравах. // Описание путешествия в Московию / Пер. А. М. Ловягина. — М.: Русич, 2003.
  28. Словарь книжников и книжности Древней Руси. — Вып.3. Ч.4. — СПб., 2004. — С. 535-539.
  29. Полный церковнославянский словарь / сост. священник магистр Г. Дьяченко.
  30. Бля // Полный церковнославянский словарь / сост. священник магистр Г. Дьяченко.
  31. Статья 20.1. Мелкое хулиганство.
  32. Статья 330 мелкое хулиганство
  33. Кодекс об административных правонарушениях. Глава 13. Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок (статьи 156—165/1)
  34. Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.04.2012 г.)
  35. 20 произведений, попадающих под закон о запрете мата. Солженицын, Пелевин, Земфира. Электронное издание Фокус города. Проверено 10 октября 2014.
  36. По опросу общественного мнения, проведенного ВЦИОМ в 2004 году, 80 % россиян крайне негативно относятся к употреблению ненормативной лексике в программах и материалах, рассчитанных на массовую аудиторию.[1]
  37. Николай Рыжков пишет, что Щадов «прямо в эфире сгоряча послал… куда-то далеко кемеровского телерепортера» [2].
  38. Кирилина А. В. Ещё один аспект значения обсценной лексики // «А се грехи злые, смертные…»: Любовь, эротика и сексуальная этика в доиндустриальной России (X – первая половина XIX.) / Сб. ст. под ред. Н. Л. Пушкарёвой. — М.: Ладомир, 1999. — С. 775-781.
  39. Владимир Зыков; Александр Кондратьев. Роскомнадзор накажет СМИ только за четыре матерных слова. Известия (25 декабря 2013). Проверено 2 января 2014.

Литература

Ссылки