Рыбаков, Борис Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Борис Александрович Рыбаков
Rybakov BA.jpg
Дата рождения:

21 мая (3 июня) 1908({{padleft:1908|4|0}}-{{padleft:6|2|0}}-{{padleft:3|2|0}})

Место рождения:

Москва, Российская империя

Дата смерти:

27 декабря 2001({{padleft:2001|4|0}}-{{padleft:12|2|0}}-{{padleft:27|2|0}}) (93 года)

Место смерти:

Москва, Россия

Страна:

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССРРоссияFlag of Russia.svg Россия

Научная сфера:

археология

Учёная степень:

доктор исторических наук (1942)

Учёное звание:

профессор,
академик АН СССР (1958)
академик РАН (1991)

Альма-матер:

Московский государственный университет

Научный руководитель:

С. В. Бахрушин

Награды и премии


Герой Социалистического Труда  — 1978
Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени
Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Орден Октябрьской Революции
Орден Трудового Красного Знамени Орден Дружбы народов  — 1988 Орден «Знак Почёта»
Ленинская премия — 1976 Сталинская премия — 1949 Сталинская премия — 1952

Бори́с Алекса́ндрович Рыбако́в (21 мая (3 июня) 1908, Москва — 27 декабря 2001, Москва) — советский археолог и историк, академик РАН (1991; академик АН СССР с 1958 года). Один из самых влиятельных деятелей советской историографии. Основные труды по археологии, истории, культуре славян и Древней Руси. Отец востоковеда Р. Б. Рыбакова.

Биография

Родился в русской старообрядческой семье. Отец учёного — Александр Рыбаков (1884—1977), член общины старообрядческой Покровско-Успенской церкви на Немецком рынке в Москве, окончил историко-филологический факультет Московского государственного университета, был автором трудов по истории раскола, а также основателем и директором Старообрядческого богословского учительского института, созданного в 1911 году на средства С. П. Рябушинского. Мать, Клавдия Андреевна Блохина, окончила филологический факультет Высших женских курсов В. И. Герье и работала педагогом.

Получил хорошее домашнее образование, в 1917 году в возрасте девяти лет был отдан в частную гимназию. С 1921 года жил вместе с матерью в Москве в Гончарной слободе в здании детского дома «Трудовая семья». В 1926 году поступил на историко-этнологический факультет МГУ, который окончил в 1930 году. В течение полугода служил курсантом в Красной Армии, в артиллерийском полку 1 дивизии в Москве. В 1931 году стал сотрудником Отдела раннего феодализма Государственного исторического музея. Своим учителем считал известного историка С. В. Бахрушина. Кандидат исторических наук (1939).

В ходе многолетней работы над колоссальными собраниями музея Рыбаков подготовил фундаментальный труд «Ремесло Древней Руси», защищённый в 1942 году в качестве докторской диссертации в эвакуации в Ашхабаде, в 1948 году опубликованный отдельным изданием, а в 1949 году удостоенный Сталинской премии. В конце 1940-х — начале 1950-х годов участвовал в кампании против «безродных космополитов», опубликовав в научных журналах ряд статей о роли евреев и иудаизма в истории Хазарского каганата. В 1951 году вступил в ВКП(б).

Декан исторического факультета (19501952), проректор (1952—1954) МГУ. Директор Института археологии АН СССР (19561987), одновременно — директор Института истории СССР (19681970), академик-секретарь Отделения истории АН СССР (1974). Академик Чехословацкой (1960) и Польской (1970) АН, почётный доктор Ягеллонского университета в Кракове (1964); член Исполнительного комитета Международного союза доисторических и протоисторических наук (с 1958 года) и член Международного комитета славистов (с 1963 года); неоднократно представлял советскую историческую науку на Международных конгрессах. С 1958 года — президент общества «СССР — Греция».

Скончался Б.А. Рыбаков 27 декабря 2001 года, похоронен в Москве, на Троекуровском кладбище[1].

Научные взгляды

Б. А. Рыбаков был крупным археологом. Его научная деятельность началась с раскопок вятических курганов в Подмосковье. Он проводил масштабные раскопки в Москве, Великом Новгороде, Звенигороде, Чернигове, Переяславле Русском, Белгороде Киевском, Тмутаракани, Путивле, Александрове и многих других местах. Им были целиком раскопаны древнерусские замки Любеч и Витичев, что дало возможность реконструировать облик небольшого древнерусского города. На этих раскопках учились «раскопочному ремеслу» сотни будущих историков и археологов. Многие ученики Б. А. Рыбакова стали известными учёными, в частности С. А. Плетнёва, специалист по кочевым народам Степи, хазарам, печенегам и половцам.

Всю свою жизнь Рыбаков придерживался патриотических, антинорманистских убеждений. По оценке Л. С. Клейна, он был «не просто патриотом, а несомненно, русским националистом… ультра-патриотом — он был склонен пылко преувеличивать истинные успехи и преимущества русского народа во всем, ставя его выше всех соседних»[2]. Так, Рыбаков был убеждён в глубокой автохтонности славянского населения на территории Украины, связывая со славянами и скифов, и даже трипольцев[2]. Наличие на территории Украины государства готов при этом отрицалось, а традиционно связываемая с готами черняховская культура провозглашалась культурой славянской[2]. Крупнейшие центры славян, и в первую очередь, Киев, в трактовке Рыбакова существовали с незапамятных времён.

К числу наиболее спорных построений Рыбакова относятся попытки произвести славян от скифов-пахарей, живших в Причерноморье ещё во времена «отца истории» Геродота (V век до н. э.). В монографии «Киевская Русь и русские княжества XIIXIII веков» (1982) он отнёс начало истории славян к XV веку до н. э. В Змиевых валах историк видел свидетельство столкновения славян с киммерийцами (по общепринятой точке зрения, покинувшими Причерноморье за тысячу лет до появления там славян): «Славяне применяли при постройке своих первых укреплений пленных киммерийцев», — заявлял учёный[3].

Многие научные труды Рыбакова содержали фундаментальные выводы о жизни, быте и уровне социально-экономического и культурного развития населения Восточной Европы. Так, в работе «Ремесло Древней Руси» (1948) исследователю удалось проследить зарождение и этапы развития ремесленного производства у восточных славян с VI по XV века, а также выявить десятки ремесленных отраслей. Целью Рыбакова было показать, что домонгольская Русь не только не отставала в своём экономическом развитии от стран Западной Европы, как это утверждали ранее многие учёные, но и опережала эти страны по некоторым показателям.

В монографии «Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи» (1963) он провёл параллели между былинными сюжетами и русскими летописями. Он выдвинул гипотезу о том, что отдельные погодные записи в Киевском государстве начинают делаться не в XI веке, а уже во второй половине IXX столетиях, чем породил моду на спекуляции о существовании у восточных славян дохристианской письменной традиции[4].

Учёный детально исследовал древнерусское летописание, предложил версии авторства отдельных летописных фрагментов, подверг тщательному анализу оригинальные известия историка XVIII века В. Н. Татищева и пришёл к выводу, что они опираются на заслуживающие доверия древнерусские источники и что Татищев не занимался фальсификацией истории.

Досконально изучил Б. А. Рыбаков и такие выдающиеся памятники древнерусской литературы, как «Слово о полку Игореве» и «Моление Даниила Заточника». В книгах «„Слово о полку Игореве“ и его современники» (1971), «Русские летописцы и автор „Слова о полку Игореве“» (1972) и «Пётр Бориславич: поиск автора „Слова о полку Игореве“» (1991) он обосновывал гипотезу, согласно которой «Слово» было написано киевским боярином Пётром Бориславичем. Согласно другой гипотезе Рыбакова, выдающийся мыслитель и публицист конца XII — начала XIII веков Даниил Заточник являлся великокняжеским летописцем при дворах Всеволода Большое Гнездо и его сына Константина.

В трудах «Язычество древних славян» (1981) и «Язычество Древней Руси» (1987) Б. А. Рыбаков фактически реконструировал дохристианские верования восточных славян, вызвав в свой адрес обвинения в фантастических спекуляциях и отсутствии единой методологии[5]. К примеру, в образе Змея Горыныча академик видел смутное воспоминание славян о каком-то доисторическом животном, например, о мамонте. Былинное сказание о встрече богатыря со Змеем на Калиновом мосту через огненную реку, по Рыбакову, есть не что иное, как

обрисовка древнего мамонта (или мамонтов), загнанного огненной цепью загонщиков в ловчую яму, в подземелье, замаскированное ветками кустарников (калины)[6]

.

Педагог

Педагогическую деятельность Б. А. Рыбаков начал в 1933 году в Академии коммунистического воспитания им. Н. К. Крупской и Московском областном педагогическом институте. Свыше 60 лет он проработал на историческом факультете МГУ им. М. В. Ломоносова: в 1939—1943 годах — доцентом, с 1943 года — профессором, в 1950—1952 годах — деканом, 1953—1962 годах — заведующим кафедрой отечественной истории периода феодализма, в последние годы — в качестве заслуженного профессора МГУ. Тысячи студентов прослушали его общие и специальные лекционные курсы, сотни прошли через просеминарские занятия. Несколько десятков докторов и кандидатов исторических наук считают Б. А. Рыбакова своим учителем. Существует целая «рыбаковская» школа историков. Миллионы школьников и многие тысячи студентов учились по его учебникам.

Сын — Ростислав Рыбаков, известный индолог, доктор исторических наук, специалист по проблемам истории культуры, межкультурным взаимодействиям, директор Института востоковедения РАН в 1994—2009 годах.

Должности, звания, награды

Действительный член РАН, почётный член Чехословацкой, Польской и Болгарской академий наук, заслуженный профессор Московского университета им. М. В. Ломоносова, почётный доктор Краковского Ягеллонского университета.

В шестой поточной аудитории первого гуманитарного корпуса МГУ висит памятная доска в честь Бориса Александровича Рыбакова.

Критика

Многие маститые ученые-историки и археологи, ранее демонстрировавшие свою «дружбу» с Б. А. Рыбаковым и, как правило, благожелательно отзывавшиеся о его действительно спорных с точки зрения выводов и гипотез работах, с начала 1990-х годов постепенно начали прохладно относиться как к нему самому, так и к его трудам по истории Древней Руси.

В публичных отзывах о научных заслугах Б. А. Рыбакова некоторые известные авторы, например Л. С. Клейн, Я. С. Лурье, Д. С. Лихачев, А. П. Новосельцев, характеризовали его как дилетанта[8]. Возражения вызывают, в частности, построения Рыбакова насчёт славянской принадлежности трипольской и черняховской культур, любительские экскурсы в лингвистику[9], поиск в орнаментальных вышивках XIX—XX вв. надёжнейших свидетельств относительно духовной жизни славян до принятия христианства[2].

По словам Л. С. Клейна, Рыбаков «углубил Киев на полтысячелетия (приписав его основание к концу V в.), хотя как археолог он должен был бы знать, что в Киеве нет славянского культурного слоя древнее IX в.»[2] Это позволило властям советской Украины в 1982 году отпраздновать 1500-летие Киева — города, где даже слои IX века с трудом могут быть интерпретированы как городские[10].

Вместе с тем, в среде московско-университетских ученых и преподавателей и руководства РАН сохранялось в целом позитивное отношение к заслугам Б. А. Рыбакова. В 1998 году, к 90-летию ученого, группой историков, филологов, археологов и искусствоведов его школы был выпущен объемистый сборник статей «Культура славян и Русь», в качестве предисловия к которому был использован подробный биографический очерк А. А. Медынцевой.

Публикации

За 70 с лишним лет его научной деятельности были опубликованы монографии:

  • «Радзімічы» (1932)
  • «Ремесло Древней Руси» (1948)
  • «Древности Чернигова» (1949)
  • «Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи» (1963)
  • «Первые века русской истории» (1964)
  • «Русские датированные надписи XIXIV веков» (1964)
  • «Русское прикладное искусство XXIII веков» (1971)
  • «Слово о полку Игореве и его современники» (1971)
  • «Русские летописцы и автор „Слова о полку Игореве“» (1972)
  • «Русские карты Московии XV — начала XVI веков» (1974)
  • «Геродотова Скифия. Историко-географический анализ» (1979)
    • Переиздание — М.: Эксмо; Алгоритм, 2010. — 272 с. — ISBN 978-5-699-42815-1
  • «Язычество древних славян» (1981)
  • «Киевская Русь и русские княжества XIIXIII веков» (1982)
  • «Язычество древней Руси» (1987)
  • «Пётр Бориславич. Поиск автора „Слова о полку Игореве“» (1991)
  • «Стригольники. Русские гуманисты XIV столетия» (1993)
  • сборник научных трудов «Из истории культуры древней Руси. Исследования и заметки». — М., Изд-во Моск. ун-та, 1984. — 240 с., 66 илл. — 20 500 экз.
  • научно-популярная книга «Начальные века русской истории» (1984)
  • Новизна формы и философская глубина // журнал «Дельфис», 1993.
  • свыше 400 статей и рецензий, в том числе крупные разделы для двухтомника «История культуры древней Руси. Домонгольский период» (1948, 1951) и «Очерки русской культуры XIIIXV вв.» (1969, 1970), а также важные разделы вузовских и школьных учебников.

Под редакцией Б. А. Рыбакова вышло очень большое количество разнообразных научных исследований: первые шесть томов «Истории СССР с древнейших времен», многотомные — «Свод археологических источников», «Археология СССР», «Полное собрание русских летописей» и др.

Примечания

  1. Могила Б.А. Рыбакова на Троекуровском кладбище
  2. 1 2 3 4 5 Л. С. Клейн Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества. — СПб.: Евразия, 2004. — С. 70. — 480 с. — 3000 экз. — ISBN 5-8071-0153-7
  3. Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества в XII—XIII вв. Гл. 10. Мифы, предания, сказки
  4. Shnirelman, V. A. Russian Response. Archaeology, Russian Nationalism, and the "Arctic Homeland" // Selective Remembrances: Archaeology in the Construction, Commemoration, and Consecration of National Pasts / Ed. by Ph. L. Kohl, M. Kozelsky, N. Ben-Yehuda. — University of Chicago Press, 2008. — P. 48. — 384 p. — ISBN 0226450643
  5. Heretz, L. Russia on the Eve of Modernity. — Cambridge University Press, 2008. — P. 18.
  6. Рыбаков Б. А. Гл. 3. Каменный век. Отголоски охотничьих верований // Язычество древних славян. — М.: Академический Проект, 2013. — 640 с. — (Древняя Русь. Духовная культура и государственность). — ISBN 978-5-8291-1392-6
  7. Указ Президента РФ от 31 мая 1998 г. № 633
  8. «За пределами своей узкой специализации (ремесло древней Руси) он был эрудированным и воинствующим дилетантом», — пишет, например, Л. С. Клейн.
  9. Например, в слове «вампир» (сравнительно новое заимствование из польского) Рыбаков находит родство со словом «топор» (общепризнанный древний иранизм). В итоге ряда манипуляций «вампир» прочитывается им как «человек иной, потусторонней силы».
  10. В. Егоров. «Когда возникла Киевская Русь?»

Литература

Ссылки

Hero of Socialist Labor medal.png Рыбаков, Борис Александрович. Cайт «Герои Страны».

Предшественник:
Новицкий, Георгий Андреевич
декан исторического факультета МГУ
1950—1952
Преемник:
Арциховский, Артемий Владимирович
Предшественник:
Удальцов, Александр Дмитриевич
(как директор
Института истории материальной культуры)
директор Института археологии АН СССР
1956—1987
Преемник:
Алексеев, Валерий Павлович
Предшественник:
Гапоненко, Лука Степанович
(и. о. директора Института истории)
директор Института истории СССР АН СССР
1968—1970
Преемник:
Волобуев, Павел Васильевич
Предшественник:
Арциховский, Артемий Владимирович
главный редактор журнала
«Советская археология»

1979—1987
Преемник:
Плетнёва, Светлана Александровна