Рюрик (крейсер, 1892)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
«Рюрик»
Rurik.jpg
Служба: РоссияNaval Ensign of Russia.svg Россия
Класс и тип судна Крейсер
Изготовитель Балтийский завод
Строительство начато 19 мая 1890 года
Спущен на воду 22 октября 1892 года
Введён в эксплуатацию 16 октября 1895 года
Статус Погиб 14 августа 1904 года в 10 ч. 42 м
Основные характеристики
Водоизмещение 10 993/11 960 т
Длина 126 м
Ширина 20 м
Высота 7,9 м
Бронирование Пояс — 127…254 мм, траверсы — 203…254 мм,
палуба — 37 мм
Мощность 13 250 л. с. (9,7 МВт)
Скорость хода 18 узлов (33 км/ч)
Дальность плавания 6700 морских миль на скорости 10 узлов, (12 400 км/19 км/ч)
Экипаж 22 офицера, 719 матросов
Вооружение
Артиллерия 4 × 8″/35 калибров (203 мм),
16 × 6″/45 калибров системы Канэ (152 мм),
6 × 120-мм в 45 калибров системы Канэ,
6 × 47-мм, 10 × 37-мм
Минно-торпедное вооружение Шесть 381-мм торпедных аппаратов
Commons-logo.svg Изображения на Викискладе

Рю́рик — крейсер I-го, «фрегатского» ранга, согласно действовавшей в те годы классификации кораблей Российского Императорского Флота, в просторечии именовался «броненосным», как и другие крейсера, имевшие вертикальное бортовое бронирование Российского императорского флота. Построен в Санкт-Петербурге на Балтийском заводе. Погиб во время Русско-японской войны.

Заложен 19 мая 1890 года, спущен на воду 22 октября 1892 года, введён в состав флота 16 октября 1895 года.

Проект крейсера был предложен Балтийскому заводу адмиралом Шестаковым.

Крейсер стал первым кораблём из планировавшейся серии (последующие крейсера «Россия» и «Громобой» оказались не однотипными, а последовательно усиливавшимися проектами) океанских броненосных крейсеров увеличенного водоизмещения (вдвое от водоизмещения предшественника кр. 1 р. «Память Азова»), в числе требований к проекту — возможность перехвата британских коммерческих судов в случае войны с Великобританией, а также возможность перехода с Балтики на Дальний Восток без дозаправки углём. После постройки крейсера британские эксперты отмечали, что крейсер выглядит устаревшим по сравнению с британскими кораблями аналогичного класса[источник не указан 962 дня].

Сразу после постройки «Рюрик» был отправлен во Владивосток, по прибытию незначительно модернизирован во время двух ремонтов во Владивостоке по приказу командующего Тихоокеанской эскадрой адмирала Дубасова. Успел принять участие в высадке международного десанта для подавления беспорядков «боксёрского восстания» в Китае и в занятии русскими кораблями Порт-Артура после Японо-Китайской войны. После начала Русско-японской войны участвовал в нескольких успешных рейдерских операциях Владивостокского отряда крейсеров Тихоокеанской эскадры. Погиб в бою с японскими кораблями, героически сопротивляясь более современным и многочисленным крейсерам противника.

Конструкция[править | править исходный текст]

В основу конструкции крейсера было положено традиционное для русских броненосных крейсеров стремление к увеличению автономности и мореходности в ущерб иным характеристикам, включая скорость хода. Это обосновывалось тем, что согласно взглядам российского адмиралтейства — броненосные крейсера должны были служить в качестве рейдеров на Тихом Океане, где, исключая Владивосток и Петропавловск-Камчатский[1] (которые могли быть легко блокированы) не имелось других дружественных стоянок. Вероятность же встречи с сильным кораблем противника в Тихом Океане была сравнительно невелика: поэтому скоростью хода и мощностью вооружения можно было пожертвовать в пользу дальности плавания и защищенности.

схема

«Рюрик» был одним из последних крупных кораблей, еще имевших анахроничный парусный рангоут. Предполагалось, что за счет применения парусов удастся экономить уголь в дальних переходах: на практике паруса оказались совершенно бесполезны и на последующих кораблях от них отказались. Крейсер имел высокий борт с приподнятым полубаком для лучшего всхождения на волну. Мореходные его качества оценивались экипажем как превосходные. В то же время, паровая машина крейсера была недостаточно мощной, и скорость составила всего 18 узлов.

Вдоль ватерлинии центральная часть корпуса крейсера прикрывалась броневым поясом из сталеникелевой брони толщиной от 127 до 254 миллиметров. Пояс опирался на выпуклую броневую палубу толщиной 37 мм, прикрывавшую подводную часть. С концов пояса цитадель прикрывали броневые траверсы толщиной 203 мм.

Вне цитадели корпус бронирования не имел (исключая боевую рубку). Артиллерийское вооружение крейсера — четыре 203-мм/35, шестнадцать 152-мм и шесть 120-мм орудий — было расположено в незащищенных установках на главной палубе. При этом схема расположения вооружения была устаревшей: 203-миллиметровые орудия располагались по бортам в выступающих спонсонах, а 152-миллиметровые орудия — в батарее. Ни орудийная прислуга, ни сами орудия не были совершенно ничем защищены и одно удачное попадание могло повлечь тяжелейшие последствия. Корабль также имел таран и четыре 380-мм торпедных аппарата.

Служба[править | править исходный текст]

Бой в Корейском проливе[править | править исходный текст]

14 августа 1904 года три крейсера Владивостокского отряда крейсеров: «Рюрик», «Россия», и «Громобой», выдвинувшись на соединение с прорывавшимся из осаждённого Порт-Артура кораблями 1-й Тихоокеанской эскадры, были встречены в Корейском проливе японской эскадрой в составе четырёх броненосных и двух бронепалубных крейсеров. Японские броненосные крейсера превосходили российские по огневой мощи и броневой защите, особенно критическим оказалось неудачное расположение на русских кораблях главного калибра, так что при формальном соотношении количества восьмидюймовых орудий у эскадр 12 к 16, фактически в линейном бою огневая дуэль велась в соотношении 6 к 16. В сочетании с преимуществом японских орудий в скорострельности и мощности взрывчатого вещества, используемого в снарядах, мощность залпа японской эскадры в единицу времени превышала мощность залпа русской в 4-5 раз (последнее сравнение, по массе заряда взрывчатого вещества, лишено смысла, так как японцы использовали фугасные снаряды, характерные для английской школы, а русский флот — бронебойные снаряды французского типа, которые в принципе имеют намного меньший заряд взрывчатки, так как поражают корабль по совершенно иному принципу[2]; более адекватное сравнение — по энергии, высвобождающейся при попадании снаряда в цель и идущей на её поражение, которая слагается из кинетической энергии самого снаряда и энергии взрыва заключённого в нём заряда ВВ; кроме того, мелинит Шимосе не превосходил пироксилин русских снарядов по удельной энергии взрыва (3,4 МДж/кг против 4,2), данное утверждение является ошибочным — «шимоза» имела превосходство по объёму выделяемых газов, что для сравнения собственно поражающих факторов имеет небольшое значения, хотя и делало попадания японских снарядов весьма «эффектными» для внешнего наблюдателя). Кроме того, японский главный калибр располагался в бронированных башнях, а русский в полуоткрытых казематах. Бронирование района ватерлинии у крейсеров типа «Рюрик» не защищало оконечности, а у головного корабля серии — самого «Рюрика» — кормовое отделение, где располагался руль, не было прикрыто даже бронепалубой.

Российские корабли вступили в бой с японскими, но в виду очевидного превосходства японцев в огневой мощи было принято решение уводить корабли во Владивосток. Около 5:30 «Рюрик» получил пробоину в корме ниже ватерлинии, снизил скорость и вышел из кильватерного строя. В 6:28 в ответ на запрос флагмана он поднял сигнал: «Руль не действует». «Рюрик», получив несколько японских снарядов в корму, имел затопленными румпельное и рулевое отделения, разбитые рулевые приводы. Попытка восстановить управление сначала увенчалась успехом, но по злосчастному совпадению уже через несколько минут очередной японский снаряд заклинил рулевую лопасть на правый борт, и хотя бы вернуть её в прямое положение уже не удалось. Крейсер пытался удержаться на курсе, сбавляя ход левой машине или даже давая на неё задний ход, но уже не мог поспеть за другими кораблями отряда. По приказу адмирала Иессена «Россия» и «Громобой» неоднократно предпринимали попытки прикрыть крейсер, оттеснить японские корабли от «Рюрика» и отвлечь огонь на себя, но в результате под сильным огнём японцев, с большими повреждениями и жертвами среди членов команд, были вынуждены уйти от места боя. В 8:20 на флагмане решают идти на Владивосток, оттягивая японские броненосные крейсера на себя, в надежде, что «Рюрик» сможет отбиться от лёгких бронепалубных крейсеров, исправить повреждения и самостоятельно продолжить плавание, дойти до Владивостока или хотя бы выброситься на корейский берег. Ушедшие корабли преследовались японцами, но когда у тех стали заканчиваться снаряды, в 10:04 Камимура приказал повернуть назад.

В бою с лёгкими японскими крейсерами «Рюрик», лишившийся рулевого управления, маневрировал, варьируя обороты левой и правой машин, что позволяло менять скорость и радиус циркуляции. Поскольку огонь крейсера существенно ослаб, японские корабли сблизились с «Рюриком», продолжая методично его добивать. В это время русский крейсер, резко увеличив ход, на очередной циркуляции попытался протаранить один из неприятельских кораблей, одновременно выпустив по второму торпеду из последнего исправного торпедного аппарата. Уклонившись от этих манёвров, японские крейсера отошли на дальнюю дистанцию и больше не предпринимали попыток сближения, пока «Рюрик» не начал тонуть. Это был один из единичных в истории случаев применения крупным надводным кораблём в реальном бою торпедного вооружения, как и один из последних случаев попытки боевого тарана крупным кораблём с использованием специально для этой цели делавшегося подводного носового «таранного выступа».

Командир (капитан 1-го ранга) Евгений Александрович Трусов и старший офицер были смертельно ранены в самом начале боя. Из 22 офицеров убиты и умерли от ран 6, ранено 9, остались невредимыми 7. Из 800 человек команды 200 было убитых, раненых тяжело и легко 278. К моменту окончания пятичасового боя в живых на «Рюрике» из старших офицеров остался только один лейтенант Иванов 13-й (по принятой тогда в российском флоте нумерации однофамильцев), из вооружения в строю осталось всего одно 47-миллиметровое орудие, расстрелявшее весь боезапас. Возвращавшийся с основными силами Адмирал Камимура ждал капитуляции «Рюрика», о чём японские корабли несколько раз подавали сигналы. Убедившись, что все средства сопротивления исчерпаны, Иванов-Тринадцатый отдал приказ уничтожить крейсер. Поскольку подрывные заряды оказались повреждёнными, были открыты кингстоны. Корма крейсера понемногу погружалась в воду; в 10:20 крен усилился, и крейсер опрокинулся на левый борт, на мгновение обнажился таран и в 10:42 крейсер окончательно затонул неподалеку от острова Ульсан. Из 796 матросов крейсера погибли 193, ранено 229 человек. Из 22 офицеров 9 было убито, 9 ранено.

Бой устарелого и плохо бронированного «Рюрика» сначала в общем строе с двумя другими русскими крейсерами против броненосных крейсеров Камимуры, а затем в уже беспомощном состоянии, без руля, с крейсерами «Нанива» и «Такачихо» был оценён как образец доблестного поведения не только русскими, но и рядом иностранных, в том числе и японских авторов.

Оценка проекта[править | править исходный текст]

Броненосный крейсер «Рюрик» создавался в рамках традиционной рейдерской доктрины русских броненосных крейсеров. Рассматриваясь в первую очередь как стратегическое оружие на случай войны с Великобританией, крейсера создавались для длительного автономного крейсирования в Тихом Океане.

Британский флот с Китайской Станции, безусловно, мог без особого труда блокировать Владивосток и Петропавловск-Камчатский — основные базы российского флота на Тихом Океане. Но на огромных просторах Тихого и Индийского океана, вероятность встречи русского рейдера с тяжелыми британскими кораблями была крайне мала. Наиболее вероятным противником для русских крейсеров были бы британские бронепалубные крейсера 1-го и 2-го ранга, над которыми «Рюрик» за счет своей мощной артиллерии и поясного бронирования имел бы преимущество. В то же время, на столкновение с броненосными крейсерами «традиционного» типа, имевшими преимущество в скорости хода и хорошо защищенную артиллерию, "Рюрик" не был рассчитан. Это и привело к гибели крейсера в бою, когда - ввиду ограниченного масштаба японского судоходства - русские крейсера были вынуждены оперировать в сравнительной близости от Японии, что не предполагалось при их строительстве. Однако стоит отметить, что сама гибель обусловилась стечение ряда обстоятельств, к коим стоит отнести как технические (получение пробоины снизившей ход), так и управленческие (ранее «Рюрик», самый медленный из владивостокских крейсеров, старались не брать в рискованные походы и только просьбы Витгевта склонила Иессена на столь рискованный шаг). Надо так же заметить, что ни один из кораблей порт-артуровской эскадры, не пошёл на встречу шедшим им на помощь кораблям.

См. также[править | править исходный текст]

На «Рюрике» в должности помощника вахтенного начальника проходил службу Александр Васильевич Колчак.

Другие корабли с тем же названием[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. На момент закладки крейсера, Порт-Артур еще не находился в распоряжении России.
  2. В. Семёнов, «Расплата».

Ссылки[править | править исходный текст]

Крейсер «Рюрик»http://www.simvolika.org/vv037.htm