Сакалиба

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Сакалиба (также саклаб, сиклаб, саклаби, в арабо-исламской литературе صقالبة, в романских языках и на латинице ед. ч. Siqlabi, мн. ч. Saqaliba) — вначале этим термином в арабских источниках обозначалось тюркское, славянское и угорское население Восточной Европы, позднее бывшие наёмные воины (дезертиры) контингентов византийской армии, перешедшие в ходе боёв в Азии VII—XIII вв. на сторону мусульман.

Обзор[править | править исходный текст]

Истахри называл саклабами светлых тюрок, как и Гарнати, Гардизи, славян он называл — славийа, написав, что они жили западнее Киева, русы — в Киеве, а Арсания — севернее Киева. С сакалиба арабы ассоциировали чаще всего волжских булгар и куманов. Об этом свидетельствует рукопись Ибн Фадлана, которая представляет собой путевые заметки секретаря посольства повелителя правоверных к правителю Волжской Булгарии[1]. Само посольство, как пишет Ибн Фадлан, было предпринято в ответ на письмо аль-Хасана сына Балтавара, царя Булгарии к халифу Багдада ал-Муктадиру (908—932 гг.), в котором он просит его о присылке к нему (людей) их тех, кто научил бы его вере, преподал бы ему законы ислама (1.461). Посольство состоялось в 922 г. В своей рукописи Ибн Фадлан многократно именует правителя Волжской Булгарии — малик ас-сакалиба. Основываясь на том, что впоследствии термином сакалиба именовались все невольники из восточной и юго-восточной Европы, вывозимые в исламские страны и, несмотря на разделение понятий, славянин (славийа) и саклаб, русские историки романовской эпохи не различали эти два разных термина. Некоторые «историки» подменяют в угоду своим измышлениям понятия «саклаб» и «славиа», игнорируя тот факт, что арабы называли саклабами, наряду со славянами, и волжских булгар, и куманов, и других светловолосых тюрок и угров.

Тем не менее «Неславянская» интерпретация понятия сакалиба была принята далеко не всеми специалистами. В вышедшем в 1946 г. комментированном издании сообщения Ибрахима Ибн Йа’куба о славянских странах польский ученый Т. Ковальский писал, что «хотя мы не можем закрывать глаза на тот факт, что сакалиб, сакалиба означают у арабских авторов также различные неславянские народы, все же по большей части и как правило это название соответствует нашим понятиям „славянин, славяне“»[137, с. 55-56]. Шесть лет спустя мнение Ковальского поддержал и развил его соотечественник Т. Левицкий, посвятивший немало работ анализу сведений о сакалиба в произведениях восточных авторов. «Каждый исследователь-востоковед, интересующийся анализом арабских источников по истории Европы», — писал он, — «хорошо знает, что термин сакалиба и связанные с ним формы означают у ранних арабских авторов (VIII—X вв.) исключительно славян. <…> Только позднее, причем лишь у некоторых, по большей части второразрядных, арабских авторов понятие сакалиба распространяется на иные светловолосые народы Северной и Восточной Европы» [525, с. 476]. На основании этих выводов Левицкий сформулировал следующее правило, которое, по его мнению, действует как для географических описаний народа сакалиба, так и для переселенцев и невольников-сакалиба в мусульманском мире: «… под сакалиба я буду разуметь исключительно настоящих славян, не считая лишь те случаи, в которых контекст явно исключает такую идентификацию» (там же).

В 1953 г., всего через год после появления процитированной выше статьи Левицкого, с новой интерпретацией названия сакалиба выступил И. Грбек. Новизну труда Грбека в значительной степени определило то, что его статья «Славяне на службе у Фатимидов» — первое и до настоящего времени практически единственное серьёзное исследование по истории невольников-сакалибов в Северной Африке. В остальном концепция Грбека представляет собой сочетание идей Дози и Ама-ри. Соглашаясь с Дози в том, что на службе у кордовских халифов состояли псевдо-славяне [491, с. 544, 551], Грбек одновременно считал, что в Фатимидское государство доставлялись настоящие славяне с Балканского полуострова, привозимые венецианскими работорговцами [490, с. 548—550] или арабскими пиратами [491, с. 550—551]. При этом африканские и андалусские сакалиба существовали в полной изоляции одни от других, ибо торговые связи между Андалусией и Магрибом были крайне незначительны по причине вражды между кордовскими Омейядами и Фатимидами [491, с. 552].[2]

Происхождение термина[править | править исходный текст]

Арабские слова саклаб, сиклаб, саклаби и т. д. являются искажёнными заимствованиями из среднегреческого языка: «склавоc», по-гречески σκλάβος — то ли славянин, то ли раб (этимология греческого слова до сих пор спорна и вероятно изменялась в течение всего греко-римско-византийского периода). Здесь следует отметить, что слово «саклаб» имеет значение и в тюркском языке и означает «сохранить». Видимо, во времена тюркского владычества Оттоманской империи саклабами называли сдавшихся вражеских воинов, желающих сохранить свою жизнь, или лиц, принявших правление завоевателей с целью сохранить свое имущество от разорения.

Географическое распространение[править | править исходный текст]

Население восточной и юго-восточной Европы контактировало с мусульманским миром особенно интенсивно в средневековый период: европейские (в частности итальянские и провансальские), мусульманские и еврейские работорговцы продавали рабов в Крым, южную Европу и Византию. Работорговля в средневековой Европе XII—XVI веков получила широкое распространение в городах по всему Средиземноморью. Булгар, буртасов, куманов, славян и представителей других этнических групп, пленяли и доставляли в Крым, Северное Причерноморье и Приазовье авары, монголы, татары, хазары и прочие воинственные соседи. Невольниками в восточной и юго-восточной Европе торговали как сами верхи и в догосударственный, и в государственный периоды, равно как и их воинственные соседи. Не менее популярным был и наём выходцев из восточной и юго-восточной Европы в войска разнообразных восточных государств. Например, императоры Византии, разрешали селиться славянам в Малой Азии, где многие из них сначала эллинизировались, а затем перешли в ислам. Позднее к услугам рабов, выходцев из восточной Европы, прибегали и многие исламские страны. Феофан Исповедник упомянул в своих летописях, что целую армию из таких рабов численностью более чем 5 000 человек расселили в Сирии арабские халифы ещё в 660-х гг.

Положение в обществе[править | править исходный текст]

Персидский историк и летописец Ибн-аль-Факих, не совсем, конечно, знакомый с этническими различиями среди населения восточной Европы, указывает на две разновидности саклабов — более темнокожих обитателей северного Причерноморья (очевидно кочевников тюркского происхождения) и светлокожих (угры), угнанных в плен и доставленных по рекам Днепру и Волге к югу.

Сакалиба в Средиземноморье времён позднего Средневековья принадлежали к разным социальным группам: среди них были рабы, наложницы, домашние слуги, евнухи, наемные солдаты, чиновники, визири. Славянкой была и знаменитая Роксолана. Некоторые саклабы-янычары, особенно нанятые в качестве охраны к влиятельным султанам, по мере ассимиляции интегрировались в местное мусульманское общество в качестве привилегированных и влиятельных групп. Так, в Сирии и Египте, а позже и в мусульманской Испании, в Османской Турции, равно как и в арабской Сицилии, они со временем образовали влиятельнейшие сословия янычаров и мамлюков, на которых держалась власть местных султанов и эмиров, многие из которых были выходцами из сакалиба.

Сакалиба в Испании[править | править исходный текст]

Особых высот наёмники из числа выходцев из восточной Европы достигли в мусульманской Испании, где после распада Кордовского халифата многие из них стали суверенными правителями мусульманских княжеств (тайфа), особенно на востоке страны, например в эмирате Денья.

Ссылки[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Ас-сакалиба у Ибн Фадлана
  2. Д. Е. Мишин. Сакалиба (славяне) в исламском мире в раннее средневековье. М.2002,Введение, стр. 11-12