Самойлович, Иван Самойлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Иван Самойлович
укр. Іван Самойлович
Samoilovich IS.jpg
Иван  Самойлович
Герб Ивана Самойловича
Флаг
Гетман Войска Запорожского
1672 — 1687
Предшественник: Демьян Многогрешный
Преемник: Иван Мазепа
Флаг
Генеральный судья
1669 — 1672
Предшественник: Пётр Забела
Преемник: Иван Домонтович
Флаг
Черниговский полковник
1668 — 1669
Предшественник: Василий Многогрешный
Преемник: Иван Лысенко
 
Рождение: неизвестно
Ходорков ныне Попельнянский район,Житомирская область
Смерть: 1690({{padleft:1690|4|0}})
Тобольск,
Русское царство
Дети: Яков, Семён, Григорий

Ива́н Самойло́вич укр. Іван Самойлович;(1630-е, Ходорков — 1690, Тобольск) — гетман Войска Запорожского на Левобережной Украине с 1672 по 1687 годы. Преемник гетмана Демьяна Многогрешного.

Биография[править | править вики-текст]

Иван Самойлович, сын священника, получил превосходное по тому времени образование. Был одним из деятельных участников переворота, затеянного Брюховецким против московской власти, причём выказал большую вражду к великороссиянам.

После падения гетмана Ивана Брюховецкого и удаления Петра Дорошенка на правый берег Днепра, Самойлович пристал к Многогрешному, присягнул на верность московскому царю и получил от него прощение. Приняв участие в свержении Многогрешного, он был избран на его место гетманом на раде в Конотопе 17 июня 1672 года. Стремясь подчинить своей власти и Правобережную Украину, где господствовал Дорошенко и в то же время гетманом считался поставленный поляками Ханенко, Самойлович в начале 1674 года выступил против Дорошенко вместе с белгородским воеводою Григорием Ромодановским.

В марте того же года состоялась избирательная рада в Переяславе, на которой Ханенко сложил с себя гетманское достоинство, а правобережные старшины, отпавшие от Дорошенко, провозгласили гетманом Самойловича. В 1676 году Дорошенко, не находя опоры в народе, сдался и по требованию Самойловича поселился на левом берегу Днепра, в Соснице.

Когда был получен царский указ прислать Дорошенко в Москву, Самойлович упорно (но тщетно) противился выдаче своего недавнего врага, указывая, что он со всеми старшинами гарантировал ему безопасность.

В 1677 году турецкий султан Мехмед IV, считая себя властителем Правобережной Украины, провозгласил гетманом Юрия Хмельницкого и отправил к Чигирину сильное турецко-татарское войско. Самойлович, соединившись с Ромодановским, принудил турок к отступлению.

Готовясь к новой войне с турками, Самойлович, согласно постановлению старшин, утвержденному московскими властями, завёл оранды (отдачу на откуп) на винную, дегтяную и тютюнную (табачную) продажу сроком на один год и стал чеканить в Путивле особую монету под названием «чехи». Мещане и поселяне должны были поставить каждый из семьи своей по воину: богатые — из трёх членов семьи одного, а убогие — с пяти одного.

В июле-августе 1678 году соединённое казацко-московское войско выдержало нелегкое сражение с турецко-татарским войском на высотах между Днепром и Чигирином. Против князя Ромодановского воевало пять турецких пашей и сам крымский хан. Чигиринский гарнизон возглавлял воевода Ржевский, который был убит в ходе штурма города. Турки, сделали три подкопа, взорвали порох и оттеснили гарнизон в старую верхнюю часть города. Тем не менее, понеся тяжелые потери, казаки отразили две атаки турок. Ночью пришел к ним приказ от Ромодановского и Самойловича зажечь город и выходить к ним в обозы, что и было исполнено. На рассвете Ромодановский с гетманом отошли к Днепру. Противник так же не стал удерживать разоренный Чигирин и покинул его. Неудачный поход Ромодановского вызвал в Малороссии толки об измене, которым Самойлович, впрочем, не верил. [источник не указан 669 дней]. Существует слух, якобы Ромодановский отдал такой приказ из-за того, что царь Федор Алексеевич хотел уничтожить Чигирин, к тому же тайно от украинцев. На самом деле царь спрашивал у Ромодановского и Самойловича о целесообразности удержания Чигирина вообще, ввиду Руины и стремления урегулировать отношения с поляками. Это было сделано через посланца полковника Тяпкина в Батурине.

"Можно ли этот город держать или надобно его разорить? Если держать, то какая от этого будет прибыль?" - спрашивал Федор Алексеевич в письме.[1]

Ромодановский ответил на уничтожение Чигирина отрицательно. Самойлович ответил так:

"Если Чигирин разорить или допустить неприятеля им овладеть, то разве прежде разоренья или отдачи сказать всем в Украйне народам, что уже они великому государю не нужны. У нас во всем козацком народе одно слово и дело: при ком Чигирин и Киев, при том и они все должны в вечном подданстве быть. Если Юраска Хмельницкий засядет в Чигирине со своими бунтовщиками, тогда все народы, которые из-за Днепра на эту сторону вышли, пойдут опять за Днепр к Юраску. А если засядут в Чигирине турки, то султан не будет посылать им запасов из своих городов, будут брать запасы с городов и сел этой стороны, и дорога будет открытая туркам под Путивль и Севск, потому что Днепр и Заднепровье будут у них в руках". [2]

Получив такой ответ, а также ознакомившись с письмом константинопольского патриарха, где тот тоже просил удержать Чигирин, царь Федор Алексеевич принял решение не разорять город.

"Государь согласился с мнением Самойловича, Ромодановского и цареградского патриарха, что необходимо удержать Чигирин, укрепить его и снабдить войском". [2]

Отход русско-казацкого войска был продиктован потерями и постоянными атаками наседающего врага.

В начале 1679 года Юрий Хмельницкий с татарами перешёл на левый берег Днепра, но вскоре был оттуда вытеснен. После этого Самойлович, по воле московского правительства и по совету старшин, решил уничтожить населённые места на правом побережье Днепра и выселить на левую сторону весь остаток населения. В обезлюдении Правобережной Украины московское правительство видело лучшее средство к уничтожению разных на неё притязаний и к обеспечению безопасности левой стороны. Выполнение этого плана (оставшееся в народной памяти под названием «сгона») поручено было сыну гетмана, Семёну Самойловичу. Гетман предложил водворить новопоселенцев (свыше 20 000 семей) в Слободской Украине, с тем чтобы все слободские полки находились под его управлением. В этом выразилось стремление малороссиян к объединению, так как заселение Слободской Украины подвигалось чрезвычайно быстро, и заселялась она не только правобережными жителями, но и левобережными, искавшими себе на новом месте больших льгот. Московские власти не были, однако, расположены отдавать гетману слободские полки, состоявшие в ведении Белогородского приказа, и проект Самойловича был отклонён.

В 1679 году в Москве появились польские послы, которые стали предлагать заключение союза христианских государей против магометан. Самойлович старался отговорить московское правительство от такого союза, указывая на вероломство поляков и на то, что в случае успеха войны с турками православные христиане, свободно исповедующие свою веру под турецким господством, были бы отданы под власть папистов.

В начале 1685 года Самойлович отправил в Москву Кочубея с инструкцией, в которой подробно описывались коварные поступки поляков и излагались желания малороссиян — отнять у поляков русские исконные земли (Подолье, Волынь, Подляшье, Подгорье и всю Червоную Русь) и заступиться за православную веру, терпящую гонения и поругания в польских областях.

Усилия Самойловича были напрасны: всемогущий любимец царевны Софьи — князь Василий Голицын — окончательно склонился к мысли о вечном мире с Речью Посполитой и о союзе христиан против ислама. В этом смысле и заключён был в 1686 году договор с Польшей, причём вопрос о Правоберожной Украине остался открытым; временно край этот отошёл к Польше, но с условием не заселять его.

Недовольство Самойловича этим договором выразилось в его письме к польскому королю Яну Собескому, в котором он от имени войска запорожского изъявлял готовность действовать в предпринимаемой войне, но при этом просил возвратить малороссиянам Правобережную Украину. Об этой выходке Самойловича польский король сообщил в Москву, откуда гетману послан был выговор за «противенство». Испуганный Самойлович немедленно послал просить прощения.

В 1687 году Василий Голицын предпринял свой первый крымский поход, в котором участвовал и Самойлович с 50-тысячным малоросским войском. Поход этот кончился неудачей: татары зажгли степь, и Голицын, не добравшись до Крыма, вынужден был отступить.

Между великороссиянами начались толки об измене Самойловича, якобы поджегшего степь из дружбы к татарам. Голицын и московские воеводы рады были свалить на кого-либо вину за свою неудачу; кроме того, Голицын издавна недолюбливал Самойловича, дружившего с князем Григорием Ромодановским, к которому не был расположен Голицын. Малороссиян Самойлович восстановил против себя высокомерием, алчностью и самоуправством. Не только с народом, но и с знатными людьми «гетман-попович» держал себя как самодержавный деспот. Самойлович окружил себя людьми мелкими, которых сам возвысил; раболепствуя перед ним, они от его имени дозволяли себе всякие бесчинства. Во всей Гетманщине в управление Самойловича не было ни суда, ни расправы без взяток. Масса народа стонала под игом оранд и налога за помол. Поборы эти взимались с разрешения московского правительства и шли на содержание войска, но народ приписывал их алчности и произволу Самойловича.

В июле 1687 года генеральные старшины и несколько полковников, руководимые, по-видимому, Мазепой, подали князю Голицыну донос на Самойловича, обвиняя его в намерении образовать из Малороссии отдельное владение. Голицын отправил донос в Москву, откуда вскоре получил указ арестовать Самойловича, отрешить его, согласно желанию старшин, от гетманства и сослать его в один из великоросских городов. Голицын отправил Самойловича в Орёл, откуда гетмана с сыном Яковом повезли в Нижний Новгород.

В сентябре того же года состоялся царский указ: Самойловича отправить в Тобольск, а сына его Якова с женою — в Енисейск. В 1690 году Самойлович умер. В 1695 году умер и сын его Яков, переведённый в Тобольск.

Старший сын Самойловича, стародубский полковник Семён, скончался ещё раньше (1685), а третий сын, Григорий, обвинён был в разных «непристойных» словах про государей и казнён в 1687 году в Севске.

Память[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Костомаров Н. И. Руина // Исторические монографии и исследования. — т. XV. — СПб., 1881
  • Востоков А. Суд и казнь Григория Самойловича // Киевская старина. — Т. XXIV. — 1889, № 1. — Сс. 41—63.
  • Алмазов А. С. Политический портрет украинского гетмана Ивана Самойловича в контексте русско-украинских отношений (1672—1687 гг.) / А. С. Алмазов; Рецензенты: Г. А. Леонтьева, А. И. Комиссаренко, В. А. Артамонов. — М.: [Тип. МГУ], 2012. — 288 с. — 1 000 экз. — ISBN 978-5-9903505-1-9. (в пер.)
  • Соловьев Сергей Михайлович. История России с древнейших времен. Том 13. От царствования Федора Алексеевича до московской смуты 1682 года. Глава 2. Царствование Федора Алексеевича. // Кн.7: История России с древнейших времен.Т.13–14 / Отв.ред.: Иванов Н.А. — М.: Голос; Колокол — Пресс, 1997. — 746 с., 1 л.портр. — Содерж.: История России XVII в. Царствование Федора Алексеевича, Софьи Алексеевны, Петра I. Соловьев С.М. Сочинения: В 18 кн. — М.: Голос; Колокол-Пресс, 1993-1998.— ISBN 5–7117–0352–02

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Соловьев Сергей Михайлович История с древнейших времен. Том 13. От царствования Федора Алексеевича до московской смуты 1682 года.. — Глава 2. Царствование Федора Алексеевича.
  2. 1 2 Соловьев Сергей Михайлович История России с древнейших времен. Том 13. От царствования Федора Алексеевича до московской смуты 1682 года..

Ссылки[править | править вики-текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).