Эта статья входит в число хороших статей

Сатпаев, Каныш Имантаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Каныш Сатпаев
Қаныш Сәтбаев
Satpaev.jpg
Дата рождения:

31 марта (12 апреля) 1899({{padleft:1899|4|0}}-{{padleft:4|2|0}}-{{padleft:12|2|0}})

Место рождения:

Семипалатинская область,
(ныне аул имени К. И. Сатпаева в Баянаульский район)Казахстан

Дата смерти:

31 января 1964({{padleft:1964|4|0}}-{{padleft:1|2|0}}-{{padleft:31|2|0}}) (64 года)

Место смерти:

Москва, РСФСР, СССР

Страна:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя
СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Научная сфера:

геология, металлогения

Место работы:

Академия наук КазССР

Учёная степень:

доктор геолого-минералогических наук

Альма-матер:

Томский технологический институт

Известен как:

первый президент Академии наук Казахской ССР

Награды и премии


Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина
Орден Отечественной войны II степени
Ленинская премия — 1958 Сталинская премия — 1942
Каныш Сатпаев на Викискладе
Почтовые марки Казахстана, 2006 год: Валиханов, Сейфуллин, Тюрякулов, Сатпаев

Каны́ш Иманта́евич Сатпа́ев (каз. Қаныш Имантайұлы Сәтбаев; 31 марта [12 апреля1899, Семипалатинская область, Российская империя, ныне аул имени К. И. Сатпаева в Баянаульском районе Павлодарской области — 31 января 1964, Москва) — советский учёный-геолог, один из основателей советской металлогенической науки, основоположник казахстанской школы металлогении[1][2].

Доктор геолого-минералогических наук (1942), профессор (1950), академик АН Казахской ССР (1946), действительный член АН СССР (1946), первый президент Академии наук Казахской ССР. Получил известность как выдающийся организатор науки Казахстана, а также геолог, открывший Улутау-Джезказганское месторождение меди, на момент открытия являвшееся крупнейшим в мире по прогнозируемым запасам[3].

Биография[править | править вики-текст]

Детство и юность[править | править вики-текст]

К. И. Сатпаев родился в ауле № 4 в Павлодарском уезде Семипалатинской области Российской империи (ныне Баянаульский район Павлодарской области) в семье бия. Он был младшим ребёнком: у него были старшие брат и сестра.

С 1909 по 1911 годы Каныш Сатпаев учился в аульной школе. В 1911 году поступил в русско-казахское училище в городе Павлодар, которое окончил в 1914 году с отличием[4]. После окончания училища Каныш Сатпаев, несмотря на возражения отца Имантая, отправился на обучение в учительскую семинарию в Семипалатинске, где в связи с туберкулёзом у него возникли трудности со здоровьем. Тем не менее он получил диплом об окончании семинарии в 1918 году, сдав экзамены экстерном.

Каныш Имантаевич намеревался продолжить обучение с целью получения высшего образования, однако с аттестатом семинарии в то время в вузы принимали только при условии сдачи экзамена по математике и одного иностранного языка. Следующие полтора года Сатпаев готовился для поступления в Томский технологический институт. Параллельно с учёбой Сатпаев работал учителем естествознания двухгодичных педагогических курсов в Семипалатинске[4].

Работу и обучение пришлось отложить в связи с обострением туберкулёза. Почти год Сатпаев провел в родном ауле, принимая лечение и восстанавливая силы. Врачи считали, что он уже никогда не сможет продолжить учёбу, и сможет жить только в родном ауле, на свежем воздухе, принимая кумысолечение.

Находясь на лечении в Баянауле, Каныш Сатпаев начал составление учебника по алгебре для казахских школ, который он закончил в 1924 году. Данный учебник стал первым школьным учебником алгебры на казахском языке[5].

В 1920 году Сатпаев был назначен первым в Баянауле председателем Казкультпросвета (отдел по проведению культурно-просветительной работы среди трудящихся), созданного с укреплением советской власти. Тогда же постановлением Павлодарского ревкома он был назначен народным судьёй 10-го участка Баянаульского района.

«…Помню, как сразу же после установления советской власти в Сибири председатель первого в Павлодаре уездного ревкома П. В. Поздняк вызвал меня в Павлодар и … определил на работу в Баянаул председателем только что учреждённого там 10-го участка народного суда…» — вспоминал К. И. Сатпаев во время своего 50-летнего юбилея.[6]

В начале 1921 года состоялась встреча Сатпаева с геологом М. А. Усовым, который приехал в Баянаул на кумысолечение. Усову удалось заинтересовать юношу геологией, и в том же 1921 году Каныш Сатпаев, добровольно оставив занимаемую им должность народного судьи, отправился поступать в технологический институт. Однако уже в начале 1922 года у него опять обострился туберкулёз, и Сатпаеву пришлось оставить учёбу и вернуться в аул. Продолжение учёбы было поставлено врачами под большое сомнение. Не желая отставать от однокурсников, Сатпаев проходит курс обучения дома. В этом ему помогает М. А. Усов, часто приезжающий в Баянаул на лечение. Спустя полтора года здоровье Каныша Имантаевича улучшилось, и он вернулся на учёбу в институт, успешно окончив его в 1926 году. После окончания заведения молодой инженер возвращается на родину[6].

Карьера[править | править вики-текст]

Исследование Джезказгана[править | править вики-текст]

В 1926 году, окончив институт и получив квалификацию горного инженера, Каныш Сатпаев был направлен в Атбасарский трест цветных металлов на должность начальника геологического отдела, а через год (в 1927), избран членом правления данного треста.

В ведении Атбасарского треста находилось медное месторождение и недостроенный медеплавильный завод в посёлке Карсакпай. Строительство завода началось десять лет назад, когда англичане взяли в концессию у бая Карсакпая территорию и начали поиски меди. Они построили плавильный цех, частично установили оборудование, но много меди найти им не удалось. С наступлением Февральской революции англичане покинули завод, который впоследствии решила достроить советская власть. Каныш Сатпаев, как главный геолог треста, отправился туда, чтобы осмотреть местность и узнать о продвижении строительных работ. Специалисты, занимавшиеся месторождением, и руководство завода относились к перспективе развития добычи меди в регионе очень скептически. Они считали, что её запасов хватит на ближайшие 10-15 лет, не более. Однако, осмотрев местность, Каныш Имантаевич с ними не согласился. Он считал, что в районе Джезказгана имеются огромные запасы меди, которые прежде не были обнаружены. Добившись от Геолкома выделения одного станка, Сатпаев начал исследование местности на наличие металла. Руководство Геолкома и эксперты, которые были знакомы с Джезказганским регионом, считали идею Каныша Имантаевича обречённой на провал[7].

К. И. Сатпаев в Джезказгане в 1930-х годах

Тем не менее, уже через год после начала работ, Сатпаев наткнулся на крупный пласт руды мощностью более десяти метров. Результаты анализа, проведённого в Ленинграде, показали, что это был прежде неизвестный пласт руды с богатым содержанием меди. Благодаря этому открытию Сатпаеву удалось расширить поисковые работы в 1928 году, увеличив число станков до двух. Обнаружив ещё три крупных месторождения, геолог увеличивает объём исследовательских работ на 1929 год вдвое. И в этот год открываются ещё три залежи и одно новое рудное поле. Учитывая данные обстоятельства, Сатпаев публикует в журнале «Народное хозяйство Казахстана» статью, в которой заявляет, что потенциально Джезказган представляет собой одну из богатейших провинций меди в мире, более крупную, чем большинство провинций Америки. Основываясь на своих предположениях, Каныш Имантаевич приходит к выводу, что находящийся неподалёку Карсакпайский завод не осилит объём добытой в Джезказгане руды. Также он предполагает, что в регионе необходимо построить водохранилище и проложить ширококолейную железную дорогу. Со всеми этими предложениями он регулярно обращается в вышестоящие органы, выступает в печатных изданиях, и даже предлагает внести развитие региона в пятилетний план развития экономики СССР[7].

Предложения Сатпаева вызывают отрицательную реакцию среди руководства треста и Геолкома. Вместо предложенного молодым геологом плана развития Джезказгана они предлагают оставить объёмы исследовательских работ на 1930 год прежними. Тогда Сатпаев, настаивая на своей правоте, добивается рассмотрения своих предложений на заседании горно-металлургического сектора ВСНХ. После длительных дебатов ВСНХ соглашается с доводами Геолкома и признаёт аргументы Сатпаева несерьёзными. Не желая мириться с выводами ВСНХ, Каныш Имантаевич весной 1930 года попадает на приём к председателю Госплана СССР Г. М. Кржижановскому, где обосновывает свои предложения. После этого на разведку Джезказгана выделяется дополнительная сумма денег, буровая техника и кадры[8]. В следующие два года объёмы исследовательских работ продолжали увеличиваться. Начал решаться волновавший Сатпаева вопрос с нехваткой в регионе воды: ему удалось договориться о начале в следующем, 1933-м году, гидрогеологических исследований района в целях поиска воды.

Однако в начале 1933 года Геолком принимает решение о резком сокращении финансирования разведочных работ в Джезказгане. Был оставлен лишь один процент от прошлогодней суммы. Аргументом в пользу такого решения была неразвитая инфраструктура региона: не было ни железной, ни автомобильной дорог, не было воды и многих других условий для жизни. В целях сохранения кадров и продолжения работ Каныш Имантаевич был вынужден искать дополнительные источники финансирования. Он заключил соглашение с трестами «Золоторазведка» и «Лакокрассырьё» о разведке месторождений необходимых им ископаемых. Однако имевшихся средств было недостаточно ни для сохранения, ни тем более для увеличения исследовательских работ. Сатпаев обратился за помощью к М. А. Усову и его другу, профессору В. А. Ванюкову. С их помощью Канышу Сатпаеву удалось выступить в Академии наук СССР и доказать обоснованность сделанных им выводов касательно запасов медной руды Джезказгана. В постановлении третьей сессии Академии 1934 года говорилось о необходимости строительства в течение третьей пятилетки в Джезказгане медеплавильного комбината. Сессия также поддержала предложение Сатпаева о строительстве железнодорожной линии Джезказган — Караганда — Балхаш. Затем Каныш Имантаевич обосновал свои предложения перед наркомом тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе. После этого в регионе начались широкие исследовательские работы. Впоследствии оказалось, что Джезказганское медное месторождение было на тот момент крупнейшим в мире по прогнозируемым запасам[2] [3]. К 1940 году в Джезказгане было построено Досмурзинское водохранилище и железная дорога, соединяющая Джезказган, Караганду и Балхаш.

За открытие Джезказганского месторождения Каныш Сатпаев в 1940 году был удостоен высшей награды страны — ордена Ленина[7].

КазФАН СССР[править | править вики-текст]

В 1941 году, по инициативе 2-го секретаря ЦК КП Казахстана Ж. Шаяхметова[9], Каныш Сатпаев был переведён на работу в Алма-Ату. Он был назначен директором Института геологических наук и заместителем председателя Президиума казахского филиала Академии наук СССР (КазФАН СССР). Так как глава филиала И. Ф. Григорьев жил в Москве и не мог полноценно исполнять свои обязанности, Сатпаев был исполняющим обязанностей председателя филиала.

Вскоре после начала Великой Отечественной войны, в августе 1941 года, немецкая армия захватила Никополь, основное месторождение марганца в Советском Союзе. В конце ноября того же года она перерезала железнодорожный путь к Чиатурскому месторождению, второму по значимости после Никополя. Это практически полностью остановило добычу марганца в СССР, так как эти два месторождения давали 91,6 процента марганцевой руды Советского Союза. Встал критический вопрос о поиске новых марганцевых месторождений. Каныш Сатпаев увидел марганцевые проявления в Джезды, что в Джезказганской области, ещё в 1928 году. Вспомнив об этом, он организовал геологоразведочный отряд в целях изучения местности на наличие марганца. По его поручению предварительные расчёты были составлены в кратчайшие сроки и отправлены в Наркомат чёрной металлургии. Осенью 1941 года в Джезды прибыла комиссия, организованная по поручению наркома чёрной металлургии И. Ф. Тевосяна. Сатпаев, по причине болезни, не смог принять участие в работе комиссии. Изучив местность за несколько дней, комиссия пришла к выводу, что «марганец в Джезды имеется, но его запасы нужно доразведать, а заявленный запас основан на недостаточном материале». Тем не менее Сатпаев добился того, чтобы вопрос об открытии рудника подняли в ЦК КП(б) Казахстана. Руководство Казахстана признало правоту Каныша Имантаевича. Оно сообщило о своём решении ГКО, который, в свою очередь, учитывая огромный дефицит марганца в стране, поручил построить в Джезды рудник и начать выдавать руду уральским заводам. Поручение было выполнено в течение сорока дней, и 12 июня 1942 года Джездинский рудник начал давать марганец. Этот день считается официальным днём рождения рудника. К 1943 году рудник выдавал 70,9 процента марганцевых руд страны[10].

В 1942 году Сатпаеву присудили Сталинскую премию за монографию «Рудные месторождения Жезказганского района», обобщавшую исследования, полученные им за 15 лет изучения региона. Помимо этого, к тому моменту Канышем Сатпаевым было опубликовано более сорока научных трудов. По совокупности работ 17 августа 1942 года Высшая аттестационная комиссия присвоила геологу степень доктора геолого-минералогических наук. Летом 1943 года Каныш Имантаевич был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР и утверждён в должности председателя Президиума КазФАН СССР. В том же 1943 году Каныш Сатпаев приглашает к себе молодого инженера Ш. Ч. Чокина на должность заведующего только организованным сектором энергетики. Впоследствии Чокин станет крупным учёным и одним из ближайших сподвижников Каныша Имантаевича. В своих мемуарах «Четыре времени жизни» он вспоминал:

Каныш Имантаевич для меня — пример одержимости в науке, пример того, как надо жить для своего народа. С его лёгкой руки я ушёл в науку, что считаю даром судьбы[11].

В том же году Сатпаев, по совету первого секретаря Фрунзенского райкома партии, подал заявление о входе в Коммунистическую партию. Он хотел сделать это, ещё будучи в Джезказгане, однако тогда, узнав о том, что он потомок бия, ему отказали. Но на этот раз, в 1944 году, ему был выдан билет члена ВКП(б)[10]. В том же году Президиум Верховного Совета КазССР присвоил Сатпаеву звание «Заслуженный деятель науки Казахской ССР».

В 1945 году, учитывая быстрые темпы развития КазФАН СССР, его руководитель Сатпаев был награждён вторым орденом Ленина. Также он был удостоен ордена Отечественной войны 2-й степени.

Первый президент Академии наук Казахской ССР[править | править вики-текст]

К. И. Сатпаев и И. П. Бардин во время выездной сессии Академии наук КазССР. Караганда, 1949 год

Каныш Сатпаев начал задумываться над созданием в Казахстане Академии наук ещё в 1944 году. С августа того года были начаты подготовительные мероприятия. Активно велась переписка с отделом науки ЦК КПСС. К. И. Сатпаев регулярно совершал командировки в Москву, где доказывал необходимость организации Академии наук КазССР в Совете баз и филиалов АН СССР, отделе науки ЦК КПСС и Академии наук СССР. В период с 1944 по 1946 годы было создано 11 новых научно-исследовательских институтов. Также был разработан проект главного здания будущей академии, автором которого был архитектор А. В. Щусев[12].

1 июня 1946 года в здании театра оперы и балета им. Абая состоялась официальная церемония открытия Академии наук КазССР. Два дня спустя, 3 июня, на первом общем собрании Академии, состоявшемся в зале заседаний Президиума Верховного Совета КазССР, Каныш Сатпаев был избран её академиком и президентом. В том же году Сатпаев был избран академиком Академии наук СССР и депутатом Верховного Совета СССР 2 созыва. В 1947 году он был избран членом Президиума комитета по Ленинским и Государственным премиям при Совете министров СССР и оставался им до конца жизни. В 1949 году Каныш Имантаевич был избран членом ЦК КП(б) Казахстана. В 1950 году он был утверждён в учёном звании профессора по специальности «геология» и избран депутатом Верховного Совета СССР 3 созыва. В 1951 году Сатпаев, по поручению Президиума АН СССР, принял участие в организационной сессии Академии наук Таджикской ССР. На данной сессии Каныш Имантаевич был избран почётным членом таджикской академии.

Освобождение от должности[править | править вики-текст]

«Сгущение туч» над Академией наук и её руководителем Сатпаевым началось в конце 1946 года, когда была организована комиссия ЦК КП Казахстана для проверки деятельности Института языка и литературы АН КазССР. Комиссией было принято постановление о том, что институтом были допущены грубые политические ошибки в оценке творчества многих деятелей прошлого и извращения националистического характера. Далее постановление гласило:

«…это могло произойти потому, что руководство Академии наук Казахской ССР…нарушило большевистский принцип подбора кадров, в результате чего институт оказался засорённым социально чуждыми и случайными людьми…Президиум Академии наук КазССР не обеспечил должное руководство Отделением общественных наук и, в частности, Институтом языка и литературы…»

В последующие годы Академия наук испытывала большой наплыв комиссий и проверок в научных учреждениях биологического профиля. Также Академия подверглась крупным проверкам в рамках «Дела врачей»[13]. В 1951 году учёные Х. Д. Джумалиев, Е. Исмаилов, писатель М. О. Ауэзов и композитор А. К. Жубанов были обвинены в национализме. Канышу Сатпаеву было сказано о необходимости уволить данных людей. В ответ Сатпаев сказал: «Вот мой ответ: я не дам согласия на такую безосновательную чистку ни в одном из вверенных мне научных учреждений, во всяком случае, пока я руковожу ими»[14]. В том же 1951 году острой критике подвергся и сам Каныш Сатпаев. Его обвинили в сокрытии социального происхождения при вступлении в партию, опеке националистов и сокрытии того, что в 1917 году он был агитатором партии «Алаш-Орда». Затем Бюро ЦК КП Казахстана своим решением от 23 ноября 1951 года сняло его с поста президента и члена президиума Академии наук Казахской ССР[13].

Вскоре после этого вероятным стало и освобождение Сатпаева с поста директора Института геологических наук АН КазССР. Посыпалась критика в адрес стиля его руководства. Недовольные лица писали жалобы в высшие инстанции, вследствие чего институт стали посещать различные комиссии и проверки[14]. Благодаря поддержке руководства АН СССР должность директора удалось сохранить[13].

Деятельность после увольнения[править | править вики-текст]

После того, как Сатпаев был уволен с поста главы АН Казахской ССР, президент союзной академии А. Н. Несмеянов предложил ему занять пост председателя Уральского отделения АН СССР. Однако Каныш Имантаевич отказался и предпочёл остаться в Алма-Ате на должности директора Института геологических наук.

Ещё в 1942 году в геологическом институте возникла идея о составлении металлогенических прогнозных карт полезных ископаемых Центрального Казахстана. В 1952 году Сатпаев собрал группу геологов и принялся за осуществление данной идеи. В состав группы вошли Р. А. Борукаев, И. И. Бок, Г. Ц. Медоев, Г. Н. Щерба, Д. Н. Казанли, И. П. Новохатский и Г. Б. Жилинский. Годом раньше, в 1951-м, исследования в этой же области начал коллектив ВСЕГЕИ.

В первый год научных исследований группа учёных-геологов под руководством Сатпаева разрабатывает отличный от существовавших прежде «Комплексный метод формационного металлогенического анализа и прогноза месторождений», который впоследствии служил основой для комплексных металлогенических исследований в СССР[15]. В 1953 году они составили рабочие макеты прогнозной карты. Также, параллельно с исследованиями и разработками, в Алма-Ате регулярно проходили научные конференции, на которых обсуждались достигнутые результаты и планы дальнейших действий. В 1954 году состоялась заключительная конференция, по результатам которой прогнозная карта была рекомендована на проверку в производственных условиях. Следом за Институтом геологических наук АН КазССР завершает свою работу по составлению карты коллектив ВСЕГЕИ.

В течение следующих четырёх лет, с 1954 по 1958 годы, карты подвергались проверке на точность и качество, на эту тему велись научные споры. Окончательные итоги были подведены в декабре 1958 года: прогнозная карта, разработанная Институтом геологических наук АН КазССР была признана наиболее точной. В связи с этим группе геологов во главе с Канышем Сатпаевым была присуждена Ленинская премия[16].

Президент Академии наук Казахской ССР[править | править вики-текст]

В 1954 году сменилось руководство ЦК Компартии Казахстана. Первым секретарём стал П. К. Пономаренко, вторым — Л. И. Брежнев. Они пересмотрели дело, связанное с обвинением Сатпаева в 1951 году, и признали учёного невиновным. В июне 1955 года Каныш Имантаевич был вновь избран президентом Академии наук Казахской ССР. В 1956 году он был избран членом ЦК КП Казахстана.

К. Сатпаев и Ш. Чокин в перерыве между заседаниями по обоснованию строительства канала Иртыш — Караганда. Москва, Кремль, 1958 год

В феврале 1956 года, в рамках шестой пятилетки, перед республикой была поставлена задача увеличить сбор зерна в пять раз, а также ускорить развитие промышленности. В целях осуществления задач, Каныш Сатпаев составил план работ по наиболее важным отраслям науки. Для эффективного контроля за выполнением поставленных задач был создан Совет по изучению производительных сил при Академии наук Казахской ССР (СОПС). За короткий срок был выполнен большой объём научных исследований по изучению природных ресурсов республики и разработке эффективных методов их использования. В 1957 году Сатпаев был награждён третьим орденом Ленина за мобилизацию Академии наук КазССР на освоение целинных и залежных земель[17].

Ещё в конце 1940-х годов учёные поняли серьёзность проблемы дефицита воды в Центральном Казахстане. Через территорию Казахстана протекают 2174 реки, среди которых полноводные Иртыш, Ишим, Урал, Сырдарья, Или и другие. Однако лишь 5,5 процента воды рек приходилось на долю Центрального Казахстана. В 1949 году, во время выездной сессии Академии наук КазССР, Ш. Ч. Чокин предложил сооружение канала, перебрасывающего в Центральный Казахстан воды Иртыша. Его идею одобрили К. И. Сатпаев и присутствовавший на сессии академик И. П. Бардин[18].

Впоследствии Сатпаев всячески способствовал продвижению проектирования канала[2], обосновывал его строительство в высших инстанциях Советского Союза. Летом 1959 года Каныш Сатпаев обосновал необходимость строительства канала перед председателем Госплана СССР А. Н. Косыгиным и добился включения его сооружения в семилетку. Сегодня данное сооружение известно как канал имени Каныша Сатпаева.

В 1958 году Каныш Имантаевич был избран депутатом Верховного Совета СССР 5 созыва. В 1959 году он был избран делегатом XXI съезда КПСС, а в 1961 году — делегатом XXII съезда КПСС. В том же 1961 году Сатпаев был избран членом Президиума Академии наук СССР и оставался им до конца жизни. В 1962 году Президиумы АН Казахской ССР и АН СССР выступили с инициативой присвоить Сатпаеву звание Героя Социалистического Труда, однако 1-й секретарь ЦК КП Казахстана Д. А. Кунаев в присвоении звания отказал[19]. В 1962 году Сатпаев был избран депутатом Верховного Совета СССР 6 созыва и заместителем председателя Совета Союза Верховного Совета СССР 6 созыва. В 1963 году Каныш Имантаевич был награждён четвёртым орденом Ленина за заслуги в развитии геологической науки.

Скончался Каныш Сатпаев на 65-м году жизни, 31 января 1964 года, в Москве, после продолжительной болезни. Похоронен 3 февраля на Центральном кладбище города Алма-Аты. На могиле в 1968 году был установлен памятник скульптора А. П. Антропова, архитектора Н. А. Простакова[20].

Семья[править | править вики-текст]

Отец Каныша Имантаевича — Имантай Сатпаев был бием (главой аула). У него была жена Нурум, с которой он прожил более четверти века. У них была одна дочь, которая умерла в младенчестве. Это явилось причиной их расставания. Вторая жена Имантая — Салима. У них было трое детей: дочь Казиза и два сына, Бокеш (Газиз) и Каныш.

В 1920 году Каныш Сатпаев женился на Шарипе, и у них родилась дочь Ханиса. Позднее, расставшись с Шарипой, Сатпаев женился на Таисии Алексеевне Сатпаевой (Кошкиной[21]). У них родилось две дочери, Меиз и Шамшиябану[22].

Вклад в науку[править | править вики-текст]

Общие исследования[править | править вики-текст]

Научные исследования Каныша Сатпаева охватывают в основном такие отрасли, как геология, история и культура.

Одной из самых примечательных заслуг Сатпаева в области геологии является то, что он, несмотря на несогласие с ним ряда крупных специалистов, таких как И. С. Яговкин, В. К. Котульский, А. А. Гапеев и др., продолжил изучение Джезказганского района и в 1930-х открыл Улутау-Джезказганское меднорудное месторождение, на момент обнаружения считавшееся крупнейшим в мире по прогнозируемым запасам[2][3]. К заслугам Сатпаева также относится то, что по его поручению и под его руководством в 40-е годы в Казахстане было открыто и разработано Джездинское месторождение марганцевых руд, позволившее Советскому Союзу в годы Великой Отечественной войны, несмотря на потерю украинского Никополя и Чиатурского месторождения в Грузии, продолжить выпуск броневой стали. В годы войны 70, 9 процента марганцевой руды СССР были получены на данном месторождении[10].

Разработанный Сатпаевым в 1950-х «Комплексный метод формационного металлогенического анализа и прогноза месторождений» был лучшим в стране по точности, и служил основой для комплексных металлогенических исследований в СССР[15].

В 1935 году, исследуя Джезказганскую область, Каныш Сатпаев обнаружил камень с надписью, оставленный Тамерланом в 1391 году, во время похода в казахскую степь. Осенью 1936 года данный камень был отправлен в Эрмитаж.

В период с 1919 по 1924 годы Каныш Сатпаев написал учебник по алгебре, состоящий из 1642 страниц. Данный труд вошёл в историю как первый школьный учебник по алгебре на казахском языке[5].

За свою жизнь Сатпаев написал свыше 640 научных работ[источник не указан 1783 дня].

Научные кадры[править | править вики-текст]

К заслугам Каныша Сатпаева относится также то, что он привёл в науку и воспитал ряд научных кадров, впоследствии ставших крупными учёными и существенно повлиявших на развитие казахстанской науки. Одним из таких людей является учёный-энергетик Ш. Ч. Чокин. По настоянию Сатпаева в 1943 году Шафик Чокинович был переведён с треста Казсельхозэлектро в КазФАН СССР заведующим сектором энергетики. Это стоило Канышу Имантаевичу конфликта с наркомом земледелия КазССР А. Д. Даулбаевым, который не хотел отпускать Чокина[23][24]. Впоследствии Чокин стал основателем казахстанской энергетической науки. Помимо Чокина, Каныш Сатпаев привёл в науку академика А. Х. Маргулана. Алькей Хаканович впоследствии стал крупным учёным-археологом и основателем казахстанской археологической науки. Сатпаев заметил талант геолога Ш. Е. Есенова, и впоследствии повлиял на то, чтобы его назначили на пост министра геологии Казахской ССР. Каныш Сатпаев также привёл в науку Е. А. Букетова, назначив его директором химико-металлургического института Академии наук Казахской ССР в 1960 году[25]. Впоследствии Евней Арстанович стал автором ряда крупных открытий в химической науке и лауреатом Государственной премии СССР[26].

Организация науки[править | править вики-текст]

Помимо научных исследований и воспитания научных кадров, Каныш Сатпаев получил известность как крупный организатор науки Казахстана.

Во время войны, в целях безопасности, Президиум АН СССР вместе с многими учёными разных областей науки был эвакуирован в Алма-Ату. Каныш Сатпаев, воспользовавшись появившейся возможностью, подключил эвакуированных учёных к научной деятельности КазФАН. В результате филиал за короткое время вырос в крупный научный центр. В 1941 году, когда Сатпаев был назначен и. о. председателя Президиума Казахского филиала АН СССР, КазФАН состоял из 100 научных сотрудников, из которых 14 были кандидатами наук, и три — докторами[12]. Однако к 1945 году КазФАН СССР насчитывал уже 500 научных сотрудников, среди которых 18 докторов наук и 44 кандидата[27]. Через пять лет после назначения Сатпаева на должность руководителя КазФАН СССР, в 1946-м, мелкий филиал стал Академией наук Казахской ССР. К 1964 году АН КазССР стала одной из крупнейших республиканских академий в СССР.

Возглавляемый Сатпаевым в 1941—1964 годы институт геологических наук стал центром развития геологической науки республики[28]. К концу Великой Отечественной войны, через 4 года после его основания, институт стал одним из крупнейших научных организаций геологического профиля в стране. Постановление бюро геолого-географического отделения Академии наук СССР от 5 октября 1943 года гласит:

Особо отметить…работу казахстанского Института геологических наук в период ВОВ в скорейшем открытии и разработке множества сырьевых ресурсов сратегических металлов для нужд обороны; …по объёму научно-исследовательских работ и в комплектовании научными кадрами этот институт является одним из лучших и образцовым научным учреждением в системе филиалов АН СССР

Награды[править | править вики-текст]

Награждён следующими премиями, орденами и почётными званиями:

Память[править | править вики-текст]

Его именем названы:

Также:

Иллюстрации[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Сарсекеев М. Разведка наверняка // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — М.: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 268-269. — 319 с.
  2. 1 2 3 4 5 Информация о К. И. Сатпаеве на сайте Мемориального музея (рус.). Проверено 28 декабря 2009. Архивировано из первоисточника 28 августа 2011.
  3. 1 2 3 Информация о К. И. Сатпаеве на сайте ЮНЕСКО (англ.). Проверено 22 декабря 2009. Архивировано из первоисточника 28 августа 2011.
  4. 1 2 Сарсекеев М. Мальчик учится танцевать // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 26-27. — 319 с.
  5. 1 2 История Казахстана. Пособие для студентов. (рус.) (20. 08. 2007). Проверено 19 декабря 2009. Архивировано из первоисточника 28 августа 2011.
  6. 1 2 Сарсекеев М. Член ревкома // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 46-47. — 319 с.
  7. 1 2 3 Сарсекеев М. За невидимыми сокровищами // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 98-100. — 319 с.
  8. Сарсекеев М. С верблюда на машину // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 114-116. — 319 с.
  9. Аккозин М. Жумабай Шаяхметов (рус.). Проверено 26 декабря 2009.
  10. 1 2 3 Сарсекеев М. Джездинская быль // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 200-209. — 319 с.
  11. Чокин Ш. Видение личности // Четыре времени жизни. — 2-е изд. — Алматы: Билим, 1998. — Т. 1. — С. 240. — 432 с. — ISBN 5-7404-0239-5.
  12. 1 2 Чокин Ш. На путях формирования и становления Академии // Путь Национальной Академии наук. — 1-е изд. — Алматы: Гылым, 1996. — Т. 1. — С. 9-19. — 256 с. — ISBN 5-628-01914-3.
  13. 1 2 3 Чокин Ш. На путях формирования и становления Академии // Путь Национальной Академии наук. — 1-е изд. — Алматы: Гылым, 1996. — Т. 1. — С. 29-34. — 256 с. — ISBN 5-628-01914-3.
  14. 1 2 Сарсекеев М. Тернии // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 257-258. — 319 с.
  15. 1 2 Информация о К. И. Сатпаеве на сайте ЮНЕСКО Казахстан (рус.). Проверено 1 января 2010. Архивировано из первоисточника 28 августа 2011.
  16. Сарсекеев М. Разведка наверняка // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 260-276. — 319 с.
  17. Сарсекеев М. Последние высоты // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 276-280. — 319 с.
  18. Чокин Ш. Вода вода...как она достаётся // Четыре времени жизни. — 2-е изд. — Алматы: Билим, 1998. — Т. 1. — С. 202-203. — 432 с. — ISBN 5-7404-0239-5.
  19. Чокин Ш. На путях формирования и становления Академии // Путь Национальной Академии наук. — 1-е изд. — Алматы: Гылым, 1996. — Т. 1. — С. 58-59. — 256 с. — ISBN 5-628-01914-3.
  20. Алма-Ата. Энциклопедия / Гл. ред. Козыбаев М. К.. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1983. — С. 463. — 608 с. — 60 000 экз.
  21. Қ.И.Сәтбаевтың Т.А.Кошкинаға хаттары,1925-1929 ж.ж.. Проверено 31 октября 2014.
  22. Сарсекеев М. Младший сын, Мальчик учится танцевать, Притча о соколе, Когда подрезаны крылья, Член ревкома, Судьба и профессор // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 1-63. — 319 с.
  23. Чокин Ш. Наука, жизнь и судьба // Четыре времени жизни. — 2-е изд. — Алматы: Билим, 1998. — Т. 1. — С. 100-103. — 432 с. — ISBN 5-7404-0239-5.
  24. Сатпаев К. Секретарю ЦК КП(б) Казахстана, тов. Н. А. Скворцову // Академик К. И. Сатпаев: из писем и заметок. — 1-е изд. — Алматы: Атамура, 1998. — Т. 1. — С. 31-32. — 160 с. — ISBN 5-7667-5928-2.
  25. Букетов Евней Арыстанович (1925-1983) (рус.). — Информация о Е. А. Букетове на сайте ЮНЕСКО Казахстан. Проверено 30 декабря 2009. Архивировано из первоисточника 28 августа 2011.
  26. Букетов Евней Арыстанович (рус.). — Информация о Е. А. Букетове на сайте Biografia.kz. Проверено 30 декабря 2009. Архивировано из первоисточника 28 августа 2011.
  27. Сарсекеев М. Академия // Жизнь замечательных людей:Сатпаев. — 1-е изд. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — Т. 1. — С. 222-232. — 319 с.
  28. Чокин Ш. Науки о Земле:геология // Путь Национальной Академии наук. — 1-е изд. — Алматы: Гылым, 1996. — Т. 1. — С. 72-75. — 256 с. — ISBN 5-628-01914-3.
  29. Постановление Правительства Республики Казахстан от 22 сентября 1999 года № 436 «О присвоении имён и переименовании организаций образования, культуры и здравоохранения, а также гидросооружению Республики Казахстан».
  30. Сатпаев Каныш Имантаевич в Большой советской энциклопедии (рус.). — Информация о К. И. Сатпаеве. Проверено 2 января 2010. Архивировано из первоисточника 28 августа 2011.
  31. 1 2 Казахская ССР / Гл. ред. Р. Н. Нургалиев. — Алма-Ата: Гл. ред. Казахской советской энциклопедии, 1988. — Т. 2. — С. 450. — ISBN 5-89800-002-Х.
  32. Решение XII сессии Алматинского городского Маслихата II созыва от 26 сентября 2001 года «Об утверждении положения, состава комиссии по охране памятников истории и культуры города Алматы и придании вновь сооруженным памятникам статуса памятников истории и культуры местного значения»

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Предшественник:
Первый Президент Академии наук
Президент Академии наук Казахской ССР
19461952
Преемник:
Динмухамед Ахмедович Кунаев
Предшественник:
Динмухамед Ахмедович Кунаев
Президент Академии наук Казахской ССР
19551964
Преемник:
Шафик Чокинович Чокин