Сахалинские корейцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Сахалинские корейцы
Численность и ареал

Всего: 45000
Сахалин: 24993
[1] Прочие регионы России: 10 000
Южная Корея: 3 500
Северная Корея: 1 000

Язык

русский, корейский

Религия

протестантизм православие

Родственные народы

корейцы, корё-сарам

Сахали́нские коре́йцы (также корейцы Сахалина; кор. 사할린 한국인 сахаллин хангугин) — субэтническая группа корейцев численностью около 45 000 чел.. В большинстве своём это потомки корейских рабочих, привезенных в качестве рабочей силы на Южный Сахалин в период аннексии Кореи Японской империей (1905-1945).

Японский Южный Сахалин[править | править исходный текст]

По результатам русско-японской войны южная часть острова Сахалин (южнее пятидесятой параллели согласно мирному договору от 1905 г.) принадлежала Японии и называлась префектура Карафуто. После аннексии Кореи японское правительство мобилизовало корейских рабочих и переправило их на Южный Сахалин для восполнения рабочей силы, которой не хватало в связи с массовой милитаризацией страны и призывом собственно японского и частично корейского населения в Квантунскую армию в преддверии и в ходе Второй мировой войны. Тотальная мобилизация корейцев для работы на Карафуто началась с 1939 года и осуществлялась в три этапа:

1 этап. Вербовка (Сентябрь 1939 - Февраль 1942).
2 этап. Государственный организованный набор (Февраль 1942 - Сентябрь 1944) проводился принудительно либо обманным путем.
3 этап. Трудовая повинность (Сентябрь 1944 - Август 1945) носила форму "охоты за корейцами".

Возвращение Южного Сахалина советскими войсками[править | править исходный текст]

Советская армия заняла Южный Сахалин за несколько дней до капитуляции Японии. На южном Сахалине на 2 сентября 1945 г. проживало более 391 тыс. человек, из них 358,5 тыс. - японцы, ок. 23,5 тыс. корейцев, и более 1 тыс. человек аборигенного населения. Осенью 1946 г. была достигнута договоренность СССР и США о репатриации японского населения. Япония после подписания акта о безоговорочной капитуляции не могла самостоятельно вести внешнюю политику. Репатриация проходила в 2 этапа, на первом этапе с окт. 1946 по май 1948 г. остров покинуло 357 тыс. японцев. Второй этап 1957—1960 гг. — в Японию выехало ок. 2 тыс. японских граждан. Согласно договоренностям, репатриации подлежали только граждане Японии, в силу установленного в Японии и Южной Корее американского оккупационного режима. (Территория Кореи вышла из состава Японии, все корейцы лишались японского гражданства).

Жизнь в советское время[править | править исходный текст]

Численность корейцев на острове достигла 30 000 (5 % населения острова), в том числе около 15 000 в Южно-Сахалинске.

Репатриация в Республику Корея[править | править исходный текст]

В конце 90-х годов три страны — Россия, Республика Корея и Япония — начали кампанию по репатриации первого поколения сахалинских корейцев (родившихся до 15 августа 1945 года) на историческую родину. Массовая репатриация сахалинских корейцев в Республику Корея началась в 2000 г. Сейчас в Южной Корее проживают около 3500 репатриантов из России. Репатриация осуществляется за счет средств Красного Креста Японии и Республики Корея.

Проблемы самоидентификации сахалинских корейцев[править | править исходный текст]

В силу относительно недавнего насильственного переселения, сахалинские корейцы не отождествляют себя с Корё-сарам — термином, применяемым для обозначения всех континентальных корейцев бывшего СССР. В отличие от сахалинских, «континентальные» корейцы проживали в современном Приморском крае задолго до Российской колонизации Дальневосточного региона или добровольно переселялись уже в Российскую Империю в 60-х гг. XIX века из всех, но в основном северных регионов Кореи. В период сталинских политических репрессий в 1937 году были депортированы режимом в Центральную Азию как «неблагонадёжные», поскольку Корея входила в состав Японской империи.

Литература[править | править исходный текст]

  • М.Г. Булавинцева. Сахалин-Карафуто: история границы сквозь ценность образования. Япония наших дней. №3(5), 2010.- М.: ИДВ РАН, 2010 – 164 с. – С.89-98

Примечания[править | править исходный текст]