Севильский цирюльник (опера)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Опера
Севильский цирюльник
Il Barbiere di Siviglia
Figaro.jpg
Эскиз театрального костюма Фигаро для постановки оперы Россини «Севильский цирюльник»
Композитор

Джоаккино Россини

Автор(ы)
либретто

Чезаре Стербини

Источник сюжета

одноимённая пьеса Бомарше

Жанр

опера-буффа

Количество действий

2 действия

Год создания

1816

Первая постановка

20 февраля 1816

Место первой постановки

театр Арджентина, Рим

«Севильский цирюльник» (итал. Il Barbiere di Siviglia) — опера Джоаккино Россини в 2 действиях. Либретто Чезаре Стербини по одноимённой комедии Пьера Бомарше.

История создания[править | править исходный текст]

«Севильский цирюльник» — не оригинальное название этой оперы, хотя она основана именно на одноимённой пьесе Бомарше. Поначалу опера называлась «Альмавива, или Тщетная предосторожность» («Almaviva, ossia l’inutile precauzione»). Россини дал своему произведению такое название потому, что опера «Севильский цирюльник, или Бесполезная предосторожность» уже была написана[1] — её автором был Джованни Паизиелло, и она была давно популярна на оперной сцене. Кроме Паизиелло, к тому времени на сюжет «Севильского цирюльника» оперы написали Л. Бенда (1782), И. Шульц (1786), Н. Изуар (1797) и другие.

Россини в 1816 году обязался написать для театра Аржентино в Риме к карнавалу новую оперу. Однако цензура запрещала все либретто, которые были предложены композитором. Оставалось совсем мало времени до карнавала, и тогда было решено использовать разрешённую цензурой тему. Так возникла мысль о «Севильском цирюльнике». Россини обратился к Паизиелло за разрешением, и тот ответил любезным согласием, не сомневаясь в провале оперы молодого композитора. Новое либретто написал Ч. Стербини. Россини сочинял быстро. Но стремительность, с которой был написан «Севильский цирюльник» (композитор использовал многое из предыдущих своих произведений), удивительна. Сочинение и инструментовка заняли 13 дней[2].

Премьера состоялась в Риме 20 февраля 1816 года. Представление прошло неудачно[3], поскольку было фактически сорвано поклонниками Паизиелло (либо клакой). Второе и последовавшие за ним исполнения оперы, состоявшиеся на той же неделе, прошли гораздо успешнее, но первоначальный провал был причиной медленного старта популярности этого произведения.

Действующие лица[править | править исходный текст]

Партия Голос Исполнитель на премьере
20 февраля 1816
Дирижёр: Джоакино Россини
Граф Альмавива Тенор Мануэль Гарсиа
Фигаро, цирюльник Баритон Луиджи Дзамбони
Бартоло, доктор медицины, опекун Розины Бас или баритон Бартоломео Боттичелли
Розина, его воспитанница Колоратурное меццо-сопрано/колоратурное сопрано Джельтруда Ригетти
Базилио, её учитель музыки Бас Дзенобио Витарелли
Берта, домоправительница доктора Бартоло Меццо-сопрано Элизабетта Луасле
Фиорелло, слуга графа Альмавивы Бас Паоло Бьяджелли
Нотариус, солдат, музыканты без пения

Увертюра[править | править исходный текст]

Увертюра, которую мы всегда слышим, когда опера исполняется сегодня, не является оригинальной, то есть той, которая была в ней с самого начала. Та увертюра была неким попурри из популярных испанских мелодий. Её партитура каким-то странным образом пропала вскоре после первого исполнения оперы. Тогда Россини, известный своей леностью, вытащил из своего сундука какую-то старую увертюру, которую он написал ещё за семь лет до того для забытой теперь оперы «Странный случай» («L’Equivoco stravagante»). Она уже сослужила ему службу, когда он должен был подвергнуть сокращению увертюры к двум другим операм — «Аврелиан и Пальмира» и «Елизавета, королева Английская». Но если её живые, лёгкие мелодии едва ли кажутся подходящими для трагедии о королеве Английской, то к «Севильскому цирюльнику» подходят весьма органично.

Краткое содержание[править | править исходный текст]

Действие происходит в XVIII веке в Севилье.

Действие 1[править | править исходный текст]

Картина 1.На улице Севильи собрались музыканты, чтобы аккомпанировать молодому графу Альмавиве, поющему серенаду своей возлюбленной, Розине. Это очаровательная цветистая каватина («Ессо ridente in cielo» — «Скоро восток золотою ярко заблещет зарёю»). Но все старания бесплодны. Музыкантам не удаётся вызвать Розину: её строго опекает старый доктор Бартоло. Раздражённый граф со своим слугой Фиорелло отсылают музыкантов.

Фигаро. Скульптура Жана Ами

И теперь мы слышим за сценой радостный баритон. Это Фигаро, брадобрей, напевающий себе на радость и рассказывающий нам, как он необходим всем в городе. Это бахвальство — чудесная каватина «Largo al factotum» («Место! Раздайся шире, народ!»). Быстро выясняется, что Фигаро давно уже знает графа (не так уж много людей в городе, кого бы Фигаро не знал). Граф — с имеющейся у него на руках суммой денег — привлекает Фигаро к себе на помощь, чтобы устроить свою женитьбу на Розине, и они начинают разрабатывать план действий. Но их обсуждение прерывает вышедший из дома доктор Бартоло, он бормочет о том, что сам сегодня же намеревается жениться на Розине. Это слышат граф и Фигаро.

Теперь оба заговорщика решают действовать быстро. Пользуясь отсутствием Бартоло, Альмавива вновь заводит серенаду и на сей раз представляет себя как Линдор (мелодия этой канцоны принадлежит Винченцо Беллини). Розина отвечает ему благосклонно с балкона и вдруг быстро удаляется, услышав чьи-то шаги у себя в апартаментах. Изобретательный Фигаро тут же придумывает, как поступить: Альмавива переоденется солдатом и как бы пьяный войдёт в дом со словами, что его полк расквартирован в городе и он будет жить здесь. Эта идея нравится графу, и сцена завершается весёлым дуэтом, в котором влюблённый граф выражает свою радость по поводу перспективы успеха всей затеи, а цирюльник радуется успеху проекта, уже приносящего доход.

М. Каракаш в роли Фигаро (1913)

Картина 2. Теперь события разворачиваются стремительно и бурно. Они происходят в доме доктора Бартоло. Розина поёт свою знаменитую колоратурную арию «Una voce poco fa» («В полуночной тишине»). В ней Розина впервые признаётся в своей любви к неизвестному исполнителю серенад Линдору, затем клянётся навсегда принадлежать ему, несмотря на опротивевшего ей опекуна, с которым она сумеет сладить. Она продолжает рассуждать о том, какой замечательно покорной женой она будет, если ей не будут перечить. Иначе она намерена стать истинной дьяволицей, мегерой. (Обычно в современных постановках эта партия исполняется колоратурным сопрано. Однако Россини написал её иначе. Он предназначал её для колоратурного меццо-сопрано, довольно редко встречающегося в XX веке.) После арии она недолго, но сердечно беседует с Фигаро, цирюльником, и менее сердечно — с доктором Бартоло.

Следующая большая ария известна как «La calunnia» («Клевета») — хвала клевете или злостной сплетне. Дон Базилио, учитель музыки, сообщает своему старому другу доктору Бартоло, что в город прибыл граф Альмавива и что он является тайным любовником Розины. Каким образом, спрашивает Бартоло, он оказался так дискредитирован? Из-за кем-то распространённого слуха, говорит Базилио. И вот повод для арии, в которой поистине с «графической» зримостью описывается, как дьявольские слухи превращаются в настоящую бурю всеобщего негодования и осуждения. За этим следует длинный и довольно застенчивый диалог между Фигаро и Розиной, в котором цирюльник рассказывает девушке, что бедный молодой человек, по имени Линдор, влюблён в неё и что было бы хорошо с её стороны написать ему письмо. Розина на самом деле уже написала письмо, и она вручает его Фигаро, чтобы тот передал его этому юноше. Тогда происходит ещё один диалог — короткий, в котором Розина пытается направить по ложному пути своего старого опекуна, говоря ему всяческую чепуху и ложь. Он всё это видит и понимает.

Доведённый до бешенства этим посягательством на его достоинство, доктор Бартоло поёт третью большую арию в этой сцене («A un dottor della mia sorte» — «Я недаром доктор зоркий»). С профессионалом, как он, говорит доктор, невозможно так обращаться, и он приказывает Розине сидеть взаперти в её комнате.

Вскоре после этого входит граф Альмавива, согласно плану переодетый солдатом кавалерии и изображающий из себя пьяного; он заявляет, что расквартирован в доме доктора. Протесты доктора не помогают: явно пьяный солдат не принимает никаких доказательств свободы от постоя дома доктора и угрожает ему шпагой, вопит и ругается — но при всем этом ему удаётся по секрету дать Розине знать, что он — Линдор. Всё превращается в ужасную суматоху, по мере того как один за другим к этому всему присоединяются служанка Берта, цирюльник Фигаро и учитель музыки Базилио. Привлечённый шумом, в дом врывается дозор городской стражи. Мнимый солдат почти арестован, но ему удаётся обнаружить перед офицером своё истинное звание. Первое действие кончается блестящим девятиголосным хором, в котором каждый участник признаёт, что вся ситуация совершенно безумна.

Действие 2[править | править исходный текст]

Нелли Мельба в роли Розины

Картина 1. С началом второго действия общая неразбериха даже ещё больше усиливается. Граф Альмавива является в дом доктора Бартоло в новом обличье — учителя музыки: в чёрной мантии и профессорской шляпе семнадцатого века. Он говорит, что явился заменить дона Базилио, который заболел, и он настаивает дать урок музыки Розине. Во многих современных оперных театрах во время этого урока ведущее сопрано часто вместо арии — самой разработанной и украшенной богатой колоратурой — вставляет что-нибудь по собственному выбору (например, Полина Виардо в 1843 году исполняла в этом месте романсы Глинки[4]). Но Россини написал для этого эпизода песню «L’Inutile precauzione» («Тщетная предосторожность»), что было первоначальным подзаголовком оперы. Доктору Бартоло не нравится эта «современная музыка», как он её называет. То ли дело ариетта… И гнусавым голосом он поет старомодный сентиментальный романс.

Секундой позже появляется Фигаро с тазиком для бритья; он настаивает на том, чтобы побрить доктора. И пока лицо доктора в мыльной пене, влюблённые делают приготовления для побега сегодня же вечером. Но тут приходит дон Базилио. Конечно же, он совсем не болен, но в очаровательном квинтете каждый уговаривает его в том, что у него горячка, и он, незаметно получив от графа увесистый кошелёк (аргумент!), отправляется домой «лечиться». Все эти необычные действия возбуждают у доктора подозрения, и в конце ещё одного чудесного концертного номера он всех прогоняет из дома. Тогда, по контрасту, звучит остроумная маленькая песенка Берты, служанки, рассуждающей о глупости всех тех стариков, которые на старости лет вознамериваются жениться.

Картина 2. В этот момент оркестр звуками живописует бурю, которая бушует за окном, а также указывает на то, что прошло какое-то время (музыка для этого эпизода заимствована Россини из его собственной оперы «La pietra del paragone» — «Пробный камень»). Снаружи растворяется окно, и через него в комнату проникает сначала Фигаро, а за ним граф, закутанный в плащ. Они готовы к побегу. Но сначала, однако, им надлежит убедить Розину в том, что их намерения благородны, поскольку до сих пор она не знает, что Линдор и граф Альмавива — это одно и то же лицо. Вскоре они все готовы и поют терцет побега «Zitti, zitti» («Тише, тише»), когда вдруг обнаруживается, что лестницы нет! Позже выясняется, что убрал её доктор Бартоло, когда отправлялся устраивать все дела своей свадьбы с Розиной.

И вот, когда явились Базилио и нотариус, за которыми послал доктор Бартоло, граф подкупает их, чтобы они зарегистрировали его брак с Розиной. Базилио он предлагает перстень; в противном случае — две пули из своего пистолета. Поспешная церемония едва закончилась, как возвращается доктор Бартоло в сопровождении офицера и солдат. И тут всё выясняется. Доктор даже в определённой мере смиряется с таким исходом, когда граф заверяет его, что не нуждается в приданом Розины и тот может оставить его себе. Комедия заканчивается — как и должна кончаться комедия — всеобщим примирением.

История постановок[править | править исходный текст]

Шаляпин в роли Дона Базилио, Большой театр, Москва, 1912

Первая постановка — 20 февраля 1816, театр «Арджентина», Рим (граф Альмавива — Мануэль Гарсиа-старший, oтец Полины Виардо-Гарсиа; Розина — Джорджи-Ригетти, Фигаро — Замбони, Дон Базилио — Витарелли, Бартоло — Боттичелли).

Среди итальянских постановок: Луиджи Альва — Альмавива, Мария Каллас — Розина, Тито Гобби — Фигаро.

Премьера оперы в США состоялась в Нью-Йорке 29 ноября 1825 года[5].

Постановки в России[править | править исходный текст]

Первая постановка в России состоялась в 1821 году в Одессе, представление шло на итальянском языке.

Впервые на русском языке (в переводе Р. Зотова) опера была поставлена 27 ноября 1822 в Петербурге с участием Григория Климовского (Альмавива), Ивана Гуляева (Бартоло), Василия Шемаева (Фигаро), Нимфодоры Семёновой (Розина) и Алексея Ефремова (дон Базилио).

После перерыва опера была возобновлена на петербургской сцене в 1831 году. О. Петров — Фигаро, Н. Дюр — Бартоло, А. Ефремов — Базилио, С. Боркина (Каратыгина) — Розина. В последующих спектаклях роли исполняли: Л. Леонов — Альмавива, Е. Лебедева, М. Степанова — Розина.

Кроме того, опера постоянно входила в репертуар итальянской оперной труппы в Петербурге. В частности, в 1843 году в партии Розины выступала Полина Виардо.

В дальнейшем «Севильский цирюльник» неоднократно ставился оперными театрами Москвы и Петербурга.

Впервые клавир с русским текстом был издан в Москве Петром Юргенсоном в 1897 году. В дальнейшем клавир несколько раз выходил в московском издательстве «Музгиз» (например, в 1932, 1956 и 1982 годах).

Постановки в Мариинском театре[править | править исходный текст]

13 октября 1882 года состоялась премьера «Цирюльника» в Мариинском театре, дирижёр Э. Ф. Направник. Партии исполняли: граф Альмавива — П. А. Лодий, Розина — М. А. Славина, Фигаро — И. П. Прянишников, Бартоло — Ф. И. Стравинский, Дон Базилио — М. М. Корякин.

6 марта 1918 года в уже бывшем Мариинском театре в Петрограде публике представлена новая версия спектакля (дирижёр Похитонов, режиссёр Тартаков, художник Константин Коровин) В спектакле были заняты: граф Альмавива — Ростовский, Розина — Волевач, Фигаро — Каракаш, Дон Базилио — Серебряков, Бартоло — Лосев, Фиорелло — Денисов, Берта — Степанова.

Новые постановки создавались в этом театре также в 1940 (дирижёр С. В. Ельцин, режиссёр Э. И. Каплан, художник Н. П. Акимов) и 1958 годах.

Постановки в Большом театре[править | править исходный текст]

Исполнители главных партий в день премьеры в Большом театре (1913)

15 ноября 1913 года в Большом театре состоялась премьера оперы в постановке Ф. И. Шаляпина, который также исполнил партию Базилио (в других ролях А. М. Лабинский — граф Альмавива, А. В. Нежданова — Розина). Дирижёром выступил Эмиль Купер.

В советское время опера ставилась в Большом театре неоднократно. В 1935 году — новую постановку создали дирижёр Штейнберг, режиссёр Л. В. Баратов, художник Макаров. Граф Альмавива — Сергей Лемешев, Розина — Валерия Барсова, Фигаро — Александр Головин, Дон Базилио — Александр Пирогов.

Во время Великой Отечественной войны в спектакль вносились некоторые изменения «на злобу дня». По воспоминаниям тенора Анатолия Орфёнова:

В «Севильском цирюльнике», который шёл довольно часто и с моим участием, когда раздавался стук пришедших в дом Бартоло солдат, Базилио спрашивал: «Тревога?», на что Бартоло после второго стука отвечал: «Нет, это отбой» (то есть отмена воздушной тревоги). Воины в зрительном зале восторженными аплодисментами встречали этот элемент разрядки, какого-то необходимого им временного веселья, после чего вновь возвращались на фронт.[6]

Во время эвакуации Большого театра в Куйбышеве «Севильский цирюльник» был одной из первых опер, которые были восстановлены театром. Постановка «Цирюльника», наряду с «Аидой» и другими иностранными операми, «в ущерб отечественным произведениям», дали повод для критики руководства и кадровых перестановок в Большом театре[7].

Тем не менее, уже в 1944 году на сцене Большого театра опера ставится в очередной раз (дирижёр Небольсин, режиссёр Захаров, художник Макаров). Ещё одна постановка появляется в 1953 году. В этот период в «Севильском цирюльнике» задействованы: Альмавива — Иван Козловский, Бартоло — Владимир Малышев, Розина — Вера Фирсова, Фигаро — Иван Бурлак, Дон Базилио — Марк Рейзен. В 1952 году с этим составом и оркестром Всесоюзного радио дирижёр Самуил Самосуд делает запись, которая доступна для слушателей и сейчас.

Постановки в других театрах[править | править исходный текст]

На дореволюционной сцене «Севильский цирюльник» ставился в Новой опере (Москва) — дирижёр В. Сук; граф Альмавива — И. С. Томарс, Фигаро — О. И. Камионский, Дон Базилио — А. П. Антоновский, Бартоло — О. Р. Фюрер.

1924 — ГАТОБ (дирижёр Похитонов, режиссёр Н. Смолич, художник Александр Головин).

1933 — Оперный театр имени Станиславского, Москва (пер. П. Антокольского, трио 2-го акта взято из оперы «Севильский цирюльник» Паизиелло; постановка К. С. Станиславского, режиссёры Алексеев, В. Виноградов и Степанова, дирижёр Хайкин, художник Нивинский, хормейстер К. Виноградов; граф Альмавива — Смирнов, Розина — Воздвиженская, Фигаро — Мокеев, Дон Базилио — Панчехин, Бартоло — Степанов). Возобновлена в 1944 году.

2013 — Самарский академический театр оперы и балета (Музыкальный руководитель и дирижёр — заслуженный деятель искусств России, народный артист Республики Беларусь, лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска», лауреат Государственной премии Республики Беларусь Александр Анисимов, режиссёр-постановщик - лауреат Государственной премии Республики Татарстан им. Г. Тукая Михаил Панджавидзе (Минск), художник-постановщик - обладатель медали Ф. Скорины Александр Костюченко (Минск). Граф Альмавива — Дмитрий Трунов, Розина — Надежда Бабинцева, Фигаро — Константин Бржинский, Дон Базилио — Андрей Антонов, Бартоло — Владимир Тайсаев).

Некоторые исполнители[править | править исходный текст]

Персонажи Некоторые исполнители за рубежом Некоторые исполнители в России
Граф Альмавива Джузеппе Ди Стефано (Италия), Луиджи Альва (Перу), Альфредо Краус (Испания), Фриц Вундерлих (Германия), Николай Гедда (Швеция), Роквелл Блейк (США), Франсиско Арайза (Испания), Хуан Диего Флорес (Перу) Васильев 3-й, Александр Додонов, Андрей Лабинский, Лев Леонов, Пётр Лодий, Михаил Михайлов, Иосиф Томарс, Дмитрий Усатов, Григорий Большаков, Иван Козловский, Сергей Лемешев, Владимир Нардов, Анатолий Орфёнов, Пётр Словцов, Соломон Хромченко, Сергей Юдин, Денис Королёв
Фигаро Камилло Эверарди (Италия), Маттиа Баттистини (Италия), Герман Прей (Германия), Артур Ринне, Тито Гобби (Италия), Титта Руффо (Италия), Чарльз Эдуард Хорн (Великобритания), Томас Хэмпсон (США), Бастианини, Этторе (Италия) Оскар Камионский, Григорий Климовский, Ипполит Прянишников, Иван Бурлак, Юрий Веденеев, Юрий Гуляев,Александр Инашвили, Николай Кондратюк, Юрий Мазурок, Пантелеймон Норцов, Лев Образцов, Андрей Батуркин, Дмитрий Хворостовский, Муслим Магомаев
Розина Жозефина Фодор-Менвьель (Франция), Полина Виардо (Франция), Тереза Берганса (Испания), Анаис Кастель (Франция), Мария Малибран (Испания), Нелли Мельба (Австралия), Лили Понс (Франция-США), Мария Каллас (США), Мария Ханфштенгль (Германия), Элина Гаранча (Латвия), Анна Касьян (Франция), Чечилия Бартоли (Италия), Джойс ДиДонато[8] (США) Надежда Ван-дер Брандт, Мария Леонова, Елена Карайкина-Лебедева, Евгения Мравина, Антонина Нежданова, Надежда Салина, Мария Славина, Наталья Акцери, Гоар Гаспарян, Ирина Журина, Мария Звездина, Елена Катульская, Мария Куренко, Евгения Мирошниченко, Вера Фирсова, Ирина Масленникова, Людмила Ерофеева, Ольга Кондина, Айсулу Хасанова
Бартоло Сальваторе Баккалони (Италия), Фриц Оллендорф (Германия), Энцо Дара (Италия) Иван Гуляев, Николай Дюр, Отто Фюрер,Павел Журавленко, Владимир Лосский
Базилио Жозе ван Дам (Бельгия), Ласло Полгар (Венгрия), Руджеро Раймонди (Италия), Феруччо Фурланетто (Италия) Александр Антоновский, Алексей Ефремов, Филимон Коридзе, Фёдор Стравинский, Фёдор Шаляпин,Павел Журавленко, Матвей Горяинов, Алексей Кривченя, Владимир Лосский, Иван Матчинский, Александр Огнивцев, Иван Петров, Борис Штоколов

Музыкальные номера[править | править исходный текст]

Увертюра Sinfonia
Действие первое
Atto primo
Картина первая
Parte prima
1. Вступление («Тихо, без говора…») 1. Introduzione («Piano, pianissimo…»)
Каватина Альмавивы («Скоро восток…») Cavatina d’Almaviva («Ecco ridente in cielo…»)
Продолжение и финал вступления («Эй, Фиорелло?..») Seguito e Stretta dell’Introduzione («Ehi, Fiorello?..»)
Речитатив («Вот негодяи!..») Recitativo («Gente indiscreta!..»)
2. Каватина Фигаро («Место! Раздайся шире, народ!..») 2. Cavatina di Figaro («Largo al factotum della città…»)
Речитатив («Ах, да! Не жизнь, а чудо!..») Recitativo («Ah, ah! che bella vita!..»)
Речитатив («Сегодня в брак вступить с Розиной хочет…») Recitativo («Dentr’oggi le sue nozze con Rosina!..»)
3. Канцона Альмавивы («Если ты хочешь энать, друг прелестный…») 3. Canzone d’Almaviva («Se il mio nome saper voi bramate…»)
Речитатив («О, небо!..») Recitativo («Oh cielo!..»)
4. Дуэт Фигаро и Альмавивы («Мысль одна — добыть металла…») 4. Duetto di Figaro e d’Almaviva («All’idea di quel metallo…»)
Речитатив («Да здравствует мой барин!..») Recitativo («Evviva il mio padrone!..»)
Картина вторая
Parte seconda
5. Каватина Розины («В полуночной тишине…») 5. Cavatina di Rosina («Una voce poco fa…»)
Речитатив («Да, да, не уступлю!..») Recitativo («Sì, sì, la vincerò!..»)
Речитатив («Ах! Постой, цирюльник подлый…») Recitativo («Ah! Barbiere d’inferno…»)
6. Ария Базилио («Клевета вначале сладко…») 6. Aria di Basilio («La calunnia è un venticello…»)
Речитатив («Ну, что вы скажете?..») Recitativo («Ah! che ne dite?..»)
Речитатив («Отлично, сударь мой!..») Recitativo («Ma bravi! ma benone!..»)
7. Дуэт Розины и Фигаро («Это я? Ах, вот прелестно!..») 7. Duetto di Rosina e di Figaro («Dunque io son… tu non m’inganni?..»)
Речитатив («Могу теперь вздохнуть я…») Recitativo («Ora mi sento meglio…»)
8. Ария Бартоло («Я недаром доктор зоркий…») 8. Aria di Bartolo («A un Dottor della mia sorte…»)
Речитатив («Злись, бранись ты сколько хочешь…») Recitativo («Brontola quanto vuoi…»)
9. Финал первый («Эй, квартиру для постоя…») 9. Finale primo («Ehi di casa… buona gente…»)
Действие второе
Atto secondo
Картина первая
Parte prima
Речитатив («Вот случай неприятный!..») Recitativo («Ma vedi il mio destino!..»)
10. Дуэт Альмавивы и Бартоло («Будь над вами мир и радость!..») 10. Duetto d’Almaviva e di Bartolo («Pace e gioia sia con voi…»)
Речитатив («Скажите мне, синьор мой…») Recitativo («Insomma, mio signore…»)
Речитатив («Войдите, синьорина…») Recitativo («Venite, Signorina…»)
11. Ария Розины («Если сердце полюбило…») 11. Aria di Rosina («Contro un cor che accende amore…»)
Речитатив («Чудный голос!..») Recitativo («Bella voce!..»)
12. Ариетта Бартоло («Когда сидишь порою…») 12. Arietta di Battolo («Quando mi sei vicina…»)
Речитатив («А, господин цирюльник…») Recitativo («Bravo, signor Barbiere…»)
13. Квинтет («Дон Базилио! Что я вижу!..») 13. Quintetto («Don Basilio! Cosa veggo!..»)
Речитатив («Ах, вот беда стряслась!..») Recitativo («Ah! disgraziato me!..»)
Речитатив («И мне старик не верит!..») Recitativo («Che vecchio sospettoso!..»)
14. Ария Берты («Старичок решил жениться…») 14. Aria di Berta («II vecchiotto cerca moglie…»)
Картина вторая
Parte seconda
Речитатив («Так значит, с этим дон Алошо…») Recitativo («Dunque voi, Don Alonso…»)
15. Буря 15. Temporale
Речитатив («Ну, влезли наконец…») Recitativo («Alfine eccoci qua!..»)
16. Терцет Розины, Альмавивы и Фигаро («Ах! Я рада…») 16. Terzetto di Rosina, d’Almaviva e di Figaro («Ah! qual colpo…»)
Речитатив («Ах, вот ещё несчастье!..») Recitativo («Ah, disgraziati noi…»)
17. Речитатив и ария Альмавивы («Зачем пред вами мне таить…») 17. Recitativo ed Aria d’Almaviva («Cessa di più resistere…»)
Речитатив («Выходит — я же одурачен…») Recitativo («Insomma, io ho tutti i torti!..»)
18. Финал второй («Заботы и волненья…») 18. Finale secondo («Di sì felice innesto…»)

Интересные факты[править | править исходный текст]

Известные аудиозаписи[править | править исходный текст]

Исполнители: Альмавива — Иван Козловский, Розина — Вера Фирсова, Фигаро — Иван Бурлак, Дон Базилио — Марк Рейзен, Бартоло — Владимир Малышев,
  • 1957 — дирижёр Альчео Гальера, Лондонский филармонический оркестр (Италия)
Исполнители: Альмавива — Луиджи Альва, Бартоло — Фриц Оллендорф, Розина — Мария Каллас, Фигаро — Тито Гобби, Базилио — Никола Заккариа
Исполнители: Альмавива — Луиджи Альва, Фигаро — Сесто Брускантини, Розина — Виктория де Лос Анхелес, Бартоло — Иэн Уоллес, Базилио — Карло Кава, Берта — Лаура Сарти
Исполнители: Альмавива — Франсиско Арайза, Фигаро — Томас Аллен, Розина — Агнес Бальтса, Бартоло — Доменико Тримарки, Базилио — Роберт Ллойд, Берта — Салли Берджесс
Исполнители: Альмавива — Роквелл Блейк, Фигаро — Бруно Пола, Розина — Лучана Серра, Бартоло — Энцо Дара, Базилио — Паоло Монтарсоло, Берта — Николетта Куриэль
  • 1992 — дирижёр Клаудио Аббадо, хор театра «Ла Фениче» (Венеция), Камерный оркестр Европы (Италия)
Исполнители: Альмавива — Фрэнк Лопардо, Фигаро — Пласидо Доминго, Розина — Кэтлин Бэттл, Бартоло — Лючио Галло, Базилио — Руджеро Раймонди, Берта — Габриэла Сима

Примечания[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]