Сейминско-турбинский феномен

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Се́йминско-ту́рбинский межкульту́рный (транскульту́рный) фено́мен — термин в археологии, которым определяют резкие изменения в материальной культуре лесостепной полосы Евразии в середине II тысячелетия до н. э.

Термин охватывает характерные металлические изделия, обнаруженные в большом количестве погребений на огромной территории лесостепной полосы Евразии, протянувшейся от Финляндии до Монголии. Формы оружия и орудий, костяные пластинчатые доспехи, нефритовые украшения ранее вообще были неизвестны в большинстве культур Северной Евразии. Фактически все основные сейминско-турбинские некрополи приурочены к крупным водным магистралям и часто к устьям больших рек, однако до сих пор неизвестны поселения, которые были бы связаны с этими могильниками воинов-кочевников, владевших металлообработкой, использовавших конницу и двухколёсные колесницы. Сложение феномена происходило, по-видимому, на основании синтеза двух компонентов: «алтайского» (степи, лесостепи и предгорья Алтая) — племён металлургов и коневодов, и «таёжного» — племён подвижных таёжных охотников и рыболовов, населявших пространство от Енисея до Байкала, с которыми связан богатый каменный и костяной инвентарь, а также украшения из нефрита.

Носители сейминско-турбинского феномена были недостаточно сильны, чтобы нападать на существовавшие тогда развитые культуры бронзового века, например, в Средней Азии.[1]

Ранее существовавший термин «сейминско-турбинская культура»[2] признан несостоятельным, поскольку сейминско-турбинские бронзовые изделия одновременно охватили большой регион с совершенно различными археологическими культурами, и достаточно быстро исчезли, тогда как культуры продолжили существование[3].

Этноязыковая атрибуция[править | править исходный текст]

Обычно источник распространения сеймо-турбинцев связывают с афанасьевской культурой. По мнению В. В. Напольских, данные лингвистики и археологии свидетельствуют о заметном участии прототохарского (точнее — уже паратохарского[4]) компонента в сейминско-турбинском транскультурном феномене.[5]

И. В. Ковтун обосновывает индоарийские истоки и ведийские сюжетные параллели сейминско-турбинской металлопластики, скульптуры и орнаментальных идеограмм самусьской культуры, зооморфных жезлов Северной и Центральной Азии II тыс. до н. э.[6][7]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Christian, David (1998), «A history of Russia, Central Asia, and Mongolia», ISBN 0631208143 
  2. Сейминско-турбинская культура (середина II тыс. до н. э.) | Новосибирский справочник | История Сибири
  3. Институт Истории и Археологии / С / СЕЙМИНСКО-ТУРБИНСКИЙ ТРАНСКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН
  4. Термин «паратохарский» используется для обозначения той части прототохарских групп, которые не оставили прямых языковых потомков.
  5. Напольских В. В. Введение в историческую уралистику. Ижевск: УдмИИЯЛ, 1997. С. 155—157.
  6. Ковтун И. В. Сейминско-турбинские древности и индоарии // Вестник археологии, антропологии и этнографии. — 2012. — № 4 (19). — С. 53-70.
  7. Ковтун И. В. Предыстория индоарийской мифологии. — Кемерово: Азия-Принт. — 702 с.

Литература[править | править исходный текст]

  • Черных Е. Н., Кузьминых С. В. Памятники сейминско-турбинского типа в Евразии // Бронзовый век лесной полосы СССР. Археология СССР. М., 1987.
  • Черных Е. Н., Кузьминых С. В. Древняя металлургия Северной Евразии (сейминско-турбинский феномен). М., 1989.
  • Chernykh E. N. Ancient Metallurgy in the USSR: The Early Metal Age. Сambridge, 1992.