Скопцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Скопцы (самоназвания «агнцы Божьи», «белые голуби») — последователи мистической секты «духовных христиан», возводящей операцию оскопления в степень богоугодного дела[1].

История[править | править вики-текст]

По мировоззрению близка к хлыстам (христоверам[2]). Как секта в религиоведческом понимании возникла в XVIII веке, основателем считается беглый крепостной Кондратий Селиванов, покинувший секту хлыстов «богородицы» Акулины Ивановны, разочаровавшись в своих прежних религиозных убеждениях.

Общины скопцов считали, что единственным путём спасения души является борьба с плотью путём оскопления. В царской России секта скопцов преследовалась, её члены ссылались в Сибирь. Первый суд над сектой состоялся в 1772 году, когда судили целую общину в количестве 246 человек.[3] Несмотря на это, секта была довольно многочисленна: во второй половине XIX века скопцов насчитывалось около 6 тысяч, главным образом в Тамбовской, Курской, Орловской губерниях, в Сибири, где богатые скопческие общины покупали земли у местного населения. Часто скопцов использовали как дипкурьеров в восточных странах.

В СССР секта скопцов была запрещена. В 1929 году состоялся громкий судебный процесс над сектой.[4]

В настоящее время небольшое количество скопцов осталось в некоторых районах Северного Кавказа. Это так называемые «духовные» скопцы (в их общинах оскопление не производится). От участников этих сект требуется отправление определённого культа, сохранение аскетического образа жизни.

Структура и организация[править | править вики-текст]

Как отдельное общество, скопцы представляли собой довольно стройное целое, обладающее значительными капиталами. Себя они именовали «белыми голубями» (в отличие от «серых голубей» — хлыстов).[5] Этимология самоназвания проста: «убелиться» на жаргоне скопцов означает оскопиться. Свои общины скопцы, как и хлысты, называли «кораблями». Несмотря на декларируемое скопцами равенство всех «братьев» и «сестер», «кормчий», стоящий во главе «корабля», обладал властью над прочими общинниками. Помогающая «кормщику» женщина, аналогично хлыстовской практике, именуется «богородицей».

Скопцы отличались сильнейшим прозелитизмом. Существовало несколько основных способов вовлечения в секту новичков:

  • Оскопление малолетних родственников
  • Экономическое закабаление
  • Выкуп крепостных крестьян при условии оскопления
  • Соблазнение деньгами
  • Пропаганда «чистоты», особенно эффективная среди юношества

Обстоятельством, затрудняющим окончательное вступление в секту, являлось её учение о необходимости оскопления, но и его скопцы подкрепляли аргументами, против которых было трудно устоять. Во-первых, тексты из Библии имеющие смысл, выгодный скопцам: кроме Св. Писания, скопцы и в иных книгах духовно-нравственного содержания, наиболее распространенных и уважаемых в народе, отыскивали выражения и целые фразы, говорящие об оскоплении. Во-вторых, физическому страданию от операции оскопления и преследованию со стороны правительства скопцы старались придать строго религиозный характер. Наконец, иногда делалось снисхождение, позволяющее отлагать принятие оскопления на неопределенное время или, по крайней мере, не обязывая к нему сразу же по вступлению в секту.

Религиозные взгляды[править | править вики-текст]

Трактовка христианства[править | править вики-текст]

Основой учения скопцов явилась строка из евангелия от Матфея 19 глава, стих 12:

« Есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит.
»

Скопцы строго соблюдали воздержание от мясной пищи, вовсе не употребляли алкоголь, не курили, избегали родин, крестин и свадеб, не участвовали в увеселениях, не пели светских песен, вовсе не ругались. В отличие от членов старообрядческих общин, скопцы охотно посещали православную церковь и даже проявляли в вопросах религиозной обрядности большое усердие. При этом они открыто осмеивали православные обряды и таинства; храм называли «конюшней», священников — «жеребцами», богослужения — «ржанием жеребцов», брак — «случкой», женатых людей — «жеребцами» и «кобылами», детей — «щенятами», а их мать — «сучкой, от которой воняет и в одном месте с ней сидеть нельзя». Деторождение называли причиной обнищания и разорения.

« Вот мы не женимся и замуж не выходим, оттого и богаты. Делайте то же, что и мы, перестаньте верить вашим жеребцам тогда жить будет легче, будете богаты, будете святы. »

Скопческая песня Селиванова своим «детушкам»:

« О возлюбленные детушки! Теперь вам всю правду открою, что я искупитель, родимый батюшка, впредь устрою, кого за какую жизнь и службу удостою. Кому царство растворю, а кого раем подарю, а кого за веру поблагодарю! »

Скопцы веруют, что когда их число достигнет 144 тысячи, наступит страшный суд, за которым будет торжество последователей скопчества. «Последний завет» Селиванова:

« Дожидайте, что скоро растворится неволя; ждите с часу на час, как бы милосердный батюшка, живой спас, не открылся бы вдруг у вас. »

Мифология[править | править вики-текст]

Скопцы имели собственный взгляд на Евангелие (считали, что кастрацию прошли все апостолы) и создали собственную мифологию, связанную с их взаимоотношениями с русскими царями. Так, согласно вымыслу скопцов, Павел I был убит именно за отказ принять скопчество, а царем стал согласившийся оскопиться Александр I. Существует скопческая песня, излагающая вымышленную беседу Павла и Кондратия Селиванова, после которой участь царя была решена:

« Наш батюшка искупитель

Кротким гласом провестил:
«Я бы Павлушку простил:
Воротись ко мне ты Павел,
Я бы жизнь твою исправил».
А царь гордо отвечал,
Божества не замечал,
Не стал слушать и ушел.
Наш батюшка искупитель
Своим сердцем воздохнул,
Правой рученькой махнул:
«О земная клеветина,
Вечером твоя кончина!
Изберу себе слугу,
Царя бога на кругу.
А земную царску справу
Отдам кроткому царю:
Я всем троном и дворцами
Александра благословлю,
Будет верно управлять,
Властям воли не давать…»

»

Другая легенда, популярная у скопцов:

Как-то раз будят Александра I сенаторы и говорят ему хмуро: «Мы слышали, что вы, ваше величество, — скопец. Это никуда не годится, чтобы русский царь был скопец. Поедемте в Сенат, там снимете штаны, чтобы правду узнать». Делать нечего, поехал царь в Сенат и там снял штаны, и все увидели: да, действительно скопец. Сенаторы разозлились и хотели его там же удавить. Но в этот момент к Сенату подъезжает Константин, человек невероятной физической силы, тоже скопец, и говорит гвардейцу: отвори ворота. Тот: не велено пускать. Константин вырывает у него шашку и одним движением отрубает ему голову. Вбегает и рубит всех, кто под руку подвернулся, в том числе и злодеев-сенаторов. А спасенному Александру говорит: «эх ты, курицы испугался».

Обряды[править | править вики-текст]

Обложка книги Н. Н. Волкова «Секта скопцов», 1930 г.
Оскоплённая женщина, которой была удалена грудь

Оскопление[править | править вики-текст]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Нагой скопец

В первое время существования в России скопчества операция оскопления у скопцов состояла в отнятии (ампутации) одних только яичек («удесных близнят») с частью мошонки посредством размозжения их молотом и последующего отжигания раскаленным железом с целью дезинфекции. Отсюда мистическое название: «огненное крещение». Впоследствии скопцы для операции оскопления вместо молота стали употреблять разного рода острые режущие орудия, а раскаленное железо — лишь для остановки кровотечения. При этом предварительно мошонка стягивалась выше захваченных яичек ниткой, тесьмой или веревкой. Рана покрывалась тряпкой, смоченной в холодной воде или смазанной деревянным маслом, спуском, скипидаром, другими мазями или свежим салом; иногда для остановки кровотечения рана посыпалась порошками квасцов, медного купороса и др. Рана затягивалась недели через четыре рубцом, большею частью подковообразной формы, шедшим поперек остаточной части мошонки. Этот род оскопления, практиковавшийся в начале XX века, назывался «малая печать», «первая печать», «первое убеление», «сесть на пегого коня», «первая чистота». Однако такая операция, не лишая скопцов вожделения и даже возможности полового соития, некоторым казалась недостаточною, и они решались на отнятие детородного члена, называвшееся «второю», или «царскою печатью», «второю чистотою», «вторым убелением», «сесть на белого коня». Она осуществлялась или вместе с отнятием яичек, или впоследствии (но не ранее, чем через несколько месяцев после «первой печати», иначе высока вероятность летального исхода), при помощи установки в отверстие мочеиспускательного канала оловянных или свинцовых шпенек. Рана затягивалась при операции в один прием одним рубцом, во втором же случае — двумя рубцами, которые оставались у оскопленного на всю жизнь.

Существовали также «третья печать» — удаление сосков, а в ряде случаев и «четвёртая» — вырезание на боку у скопца треугольника (мотивация обряда неясна, но можно было бы предположить, зная более точно, в каком именно месте делали вырез, что это знак прободенного копием ребра Иисуса Христа, распятого на кресте (треугольная форма соответствует форме наконечника копья).

К особым способам оскопления относится искусственная гипоспадия (путем искусственной перевязки полового члена), применявшаяся к мальчикам. В Тамбовской губернии существовал особый род скопцов — перевертыши, — которые не лишают себя никаких частей тела, но, вероятно, ещё c детства перекручивают себе семенные канатики. В секте проколышей, основанной Куткиным, употреблялось оскопление посредством прорезывания или прокалывания семенных канатиков.

Зачастую «убелению» подвергались и женщины, входящие в скопческую общину. Существовали «печати» и для женщин: им удаляли половые губы, а в ряде случаев ещё и клитор и груди. Однако в этом случае женщины не теряли способности к деторождению: советский исследователь скопчества Волков свидетельствует о примерах, когда покинувшие общину женщины даже выходили замуж и имели детей.

Радения[править | править вики-текст]

Радение «корабликом»

В дни накануне (ночью) некоторых больших праздников православной церкви скопцы устраивали собрания единоверцев в особых помещениях. На этих собраниях происходили особые богомоления скопцов — «радения», на которых они пели православные песнопения и скопческие «распевцы» или «стихи», принимали новых членов секты, ходили разными способами, надевая при этом особые белые одежды, длинные рубахи. У скопцов были и свои особенные праздники, посвященные каким-либо воспоминаниям из жизни основателя скопчества Селиванова; например, 15 сентября — день наказания Селиванова. В такие дни они также устраивали радения.

Существовало четыре способа радений:

  • «корабликом»: радеющие становились в круг один позади другого и ходили гуськом друг за другом, сильно припрыгивая;
  • «стеночкой»: радеющие становились в круг плечом к плечу и ходили «посолонь» (то есть по солнцу, слева направо), припрыгивая;
  • «крестиком»: 4-8 человек становились по одному или по два в каждый угол и затем быстрым шагом, опять-таки припрыгивая, крестообразно менялись местами;
  • в «одиночку»: несколько человек выходили на середину и под такт скороговорчатых «распевцев» начинали кружиться на одном месте, все быстрее и быстрее, так что рубахи их надувались и шумели как паруса.

Эти пляски, которым скопцы предавались до одурения, истощали их силы, что, по мнению скопцов, ослабляло «злую лепость»; а с другой стороны, действовали на радеющих как бы наркотически, доставляя им особого рода наслаждение.

В культуре[править | править вики-текст]

  • Существует теория, согласно которой А. С. Пушкин в своём «Золотом петушке» завуалированно описывал скопцов: Шамаханская царица — деревня Шамохань являлась деревней скопцов, её возглавляла женщина. Таким образом сказку можно рассматривать как поочередное оскопление сыновей царя, влюбившихся в эту женщину. Золотой петушок при данном толковании — мужской половой орган — причина бед. Данная версия имеет место ввиду наличия в творчестве А. С. Пушкина произведений с интимной тематикой. К тому же, сам создатель петушка — звездочет — согласно тексту сказки является скопцом.
  • Скопцы часто упоминаются у Ф. М. Достоевского.
  • Скопчество занимает большое место в творчестве новокрестьянского поэта Н. А. Клюева, который, по всей вероятности, сам был в своё время связан с данной сектой.
  • В романе «Шатуны» Юрия Мамлеева главный герой встречается со скопцами и наблюдает их обряды.
  • В романе «Мне ли не пожалеть...» Владимира Шарова секта скопцов играет большую (хотя и фантастическую) роль.
  • В романе «История моего современника» Владимира Короленко описываются его встречи в Сибири со скопцами, которых он называет «изуверной сектой».
  • Скопцы упоминаются в романе Альфреда Бестера «Тигр! Тигр!» (в некоторых переводах — «секта Скоптски»). В книге фигурирует секта так называемых «новых скопцов», видящих корень зла в человеческих ощущениях. Члены секты подвергаются операции, лишающей их всех пяти чувств. Исключение составляют ухаживающие за остальными.
  • Скопцы упоминаются на всём протяжении романа «Конец Вазир-Мухтара» Юрия Тынянова.
  • Телепередача «Следствие вели с Леонидом Каневским»; Выпуск 137. Скопцы.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. А. А. Панченко Антисексуальность в русской народной культуре: идеология и мифология скопчества // Христовщина и скопчество: фольклор и традиционная культура русских мистических сект. — М.: ОГИ, 2002. — С. 365—388.
  2. Авраам Шмулевич Русская религия: царь духов и вождь сионского народа // Русский журнал. — 12 февраля 2007.
  3. Кирилл Новиков Наследие скопцов // Деньги. — № 49 (655).
  4. С. Нехамкин Членовредители // «Аргументы неделі». — № 11(149).
  5. Секта скопцов

Литература[править | править вики-текст]

  • Н. Н. Волков Секта скопцов. — Л.: «Прибой», «Печатный Двор», 1930. — 144 с.
  • Н. Н. Волков Скопчество и стерилизация. — М.—Л., 1937.
  • Ф. И. Федоренко Секты, их вера и дела. — М.: «Политиздат», 1965. — 358 с.
  • Н. М. Маторин К вопросу об идеологии скопчества // Критика религиозного сектантства. — второе, посмертное издание. — М., 1974. — С. 178—182.
  • Лора Энгельштейн Скопчество и Царство Небесное. — М.: «Новое литературное обозрение», 2002. — 336 с.

Ссылки[править | править вики-текст]