Славное первое июня

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Славное первое июня
Основной конфликт: Французские революционные войны
1st of june plan.png
Дата

1 июня 1794

Место

Атлантический океан, в 400 милях западнее острова Уэссан[1]

Итог

Тактическая победа Великобритании;
стратегический успех Франции

Противники
Великобритания Великобритания Flag of French-Navy-Revolution.svg Французская республика
Командующие
Ричард Хау Луи Тома Вилларе де Жуайёз
Силы сторон
25 линейных кораблей,
7 фрегатов, 6 других
26 линейных кораблей,
10 фрегатов, 4 других
Потери
287 убитых, 811 раненых 3500 убитых и раненых,
ок. 3500 пленных
1 корабль потоплен,
6 захвачено

«Славное первое июня» (англ. Glorious First of June), иногда Третье сражение у острова Уэссан (англ. Third Battle of Ushant, фр. troisième bataille d'Ouessant), во Франции известное как Сражение 13 прериаля 2 года (фр. bataille du 13 prairial an II) — морское сражение между Великобританией и Французской республикой, произошедшее 1 июня 1794 года в водах Атлантического океана. Первое крупное морское сражение Революционных войн. Единственное известное морское сражение, названное не по месту, где оно произошло, а по дате битвы.

Предыстория[править | править вики-текст]

С начала войны Флотом Канала командовал лорд Хау, самый выдающийся из британских адмиралов на активной службе.[2] Он придерживался передовых взглядов на тактику флота. В стратегии, однако, он был сторонником дальней блокады и не поддерживал идею держать основные силы непосредственно у французских баз, считая что это накладывает ненужные тяготы как на корабли, так и на людей. Поэтому флот стоял на якоре в Торбее, а у баз несли дозор легкие силы, главным образом фрегаты.

Предварительные стычки[править | править вики-текст]

Весной 1794 года Флот Канала вышел в море на перехват важного французского конвоя с зерном из Северной Америки. Найдя 5 мая французский флот все ещё в Бресте, он повернул в Атлантику, с намерением встать между конвоем и его будущим охранением. Помимо непосредственного охранения, конвой имел силы прикрытия — эскадру контр-адмирала Нейи, который в свою очередь взял бо́льшую часть британского ньюфаундлендского конвоя, включая единственный корабль охранения, фрегат HMS Castor (32).

HMS Queen Charlotte прорывает линию, 29 мая 1794
 Просмотр этого шаблона Битвы первой коалиции (1792—1797)

21 мая флот Хау отбил несколько его транспортов, и от них получил сведения о движении своей намеченной цели. Через несколько дней он уверился в близости цели, когда два французских корвета по ошибке оказались в середине британского флота, приняв его за свой. К немалому огорчению своих жадных до призов офицеров, Хау приказал корветы сжечь, не желая перед сражением ослаблять флот выделением призовых партий.[2] Но адмирал обещал людям скоро возместить потерю призовых денег. 28 мая его фрегаты обнаружили французский флот, и ему представилась возможность сдержать обещание.

Французским флотом командовал Вилларе-Жуайёз, который перед Революцией был стареющим лейтенантом, а после стремительно взлетел до контр-адмирала. При всем политическом фаворе он был знающим моряком, и в свое время учился тактическому мастерству под началом самого Сюффрена. Позже он заявлял, что имел приказ любой ценой защищать конвой, под страхом гильотины. Чтобы он держался политической линии, Конвентом к нему был приставлен комиссар Жан-Бон де Сент-Андре — судя по всему полагавший, что революционный порыв заменяет и морскую, и артиллерийскую подготовку, и оттого всячески поощрявший сведение боя к абордажу.[3]

28 мая французы были с наветра, так что британцам было затруднительно принудить их к бою. Только летучая эскадра контр-адмирала Пасли из самых быстрых двухдечных сумела добраться до хвоста французской линии. Французский трехдечный Révolutionnaire, бывший Bretagne (110, капитан Вандонген) по собственной инициативе повернул им навстречу и по очереди попал под огонь 74-пушечных HMS Russell, HMS Bellerophon, HMS Leviathan, HMS Thunderer и HMS Audacious. Французский корабль был тяжело поврежден и как будто даже спустил флаг, но несогласованность и плохая связь в сумерках между не меньше него поврежденным Audacious и Thunderer дала ему возможность бежать и под охраной L’Audacieux (74) уйти в Брест. Британский Audacious был тоже отослан в базу.

HMS Carysfort против Castor, 29 мая

29 мая бои возобновились. Хау попытался с подветра прорвать французскую линию. Несвоевременное выполнение приказа его головным HMS Caesar (80) нарушило исходный план, но адмирал сумел провести свой флагман, 100-пушечный HMS Queen Charlotte, а за ним Bellerophon и Leviathan сквозь арьергард французов, и отрезал трех концевых. Вильяре-Жуайез повернул флот и спустился по ветру на помощь поврежденным, ценой утери наветренного положения. С дюжину британских кораблей вступили с серьезную перестрелку, и хотя некоторые имели повреждения, ни один не нуждался в помощи верфи, все остались в строю. Иначе обстояло у французов: нескольким пришлось вернуться в Брест, но их заменили 5 кораблей Нейи, которым повезло найти свой флот на следующий день.

В довершение всего Castor, взятый ранее линейным кораблем Patriote из эскадры Нейи, 29 мая был отбит фрегатом HMS Carysfort (28). Часть британской команды ещё оставалась на борту, но остальные, в том числе капитан Трубридж, были пленными на Sans Pareil, и таким образом стали невольными свидетелями основного сражения. Впрочем, Трубридж получил некоторое удовлетворение, лично спустив флаг, когда Sans Pareil сдался.[4]

Стычки 28−29 мая принесли англичанам инициативу. Имея преимущество наветренной позиции, Хау мог выбирать момент атаки по своему усмотрению, и французы были бы вынуждены сражаться или рисковать потерей отставших при погоне, а в конечном счете и всего конвоя. Следующие дни были очень туманны, но Хау удерживал контакт, тогда как Вилларе-Жуайёз медленно отходил, давая возможность поврежденным безопасно уйти. У него оставалось 26 линейных кораблей, на один больше, чем у Хау.

Ход сражения[править | править вики-текст]

Первое июня: сближение
Первое июня: Опознавательные флаги британского флота
План сражения, выполненный Пококом

31 мая туман поднялся, но лорд Хау выжидал. Пленный капитан Трубридж на борту Sans Pareil принужден был выдерживать критику французов, намекавших, что Хау боится, но решение отложить бой на самом деле показывает его уверенность — он желал сокрушительной победы, и ему нужен был полный день, чтобы довести дело до конца.

1 июня Хау приказал по флоту завтракать заранее. Он понимал, что сражение займет весь световой день или дольше, и как только пробьют сигнал к бою, огонь в камбузах будет погашен, и люди останутся без горячего минимум на сутки. После завтрака был поднят сигнал номер 34:

… имея ветер, адмирал намерен пройти сквозь корабли противника и завязать бой с подветренного борта

Внешне начало выглядело как классическое линейное сражение. Флота выстроились друг против друга колоннами, головы которых находились друг к другу несколько ближе остальной линии. С обратной, закрытой от противника стороны, каждый имел фрегаты. При ветре от SSW британцы начали сближение, спускаясь на противника «все вдруг». В результате они образовали линию пеленга.

План адмирала, доведенный, как у него заведено, до всех капитанов, состоял в том, чтобы каждый из кораблей прорезал линию в своем месте, повернул параллельно ей и вступил в бой с подветра, дабы предотвратить бегство любых поврежденных французов. План был рискованный, так как требовал сближения практически носом на противника, весьма уязвимое положение: корабли подвергаются продольному огню, на который не могут отвечать. Но Хау уже видел качество огня и слабую дисциплину французов, и решил что шансы того стоят. К его сожалению, не все капитаны поняли план или согласились с ним. В итоге только Queen Charlotte, HMS Defence, HMS Marlborough, HMS Royal George, и HMS Brunswick выполнили манёвр как задумано. Несмотря на это, французы не побежали, и адмирал получил полномасштабное сражение, как хотел.

Queen Charlotte очень удачно оказалась против флагманского Montagne (120), и прорвалась между его кормой и бушпритом следующего в линии Jacobin, шедшего ниже по ветру с некоторым перекрытием. Согласно воспоминаниям Кодрингтона который, тогда мичманом, командовал дивизионом гон-дека, все старшие офицеры были так поглощены опасным маневром, что забыли отдать приказ на залп, и он скомандовал открыть огонь самостоятельно, всадив залпы в обоих французов, когда Queen Charlotte протискивалась между ними. Прорывом линии маневренный бой фактически кончился, равно как и управляемый строй с обеих сторон. Сражение распалось на ряд отдельных боев, часто дуэлей, и превратилось в традиционную «свалку» (фр. melée). Главная роль, однако, оставалась за артиллерией.

На борту фрегата HMS Pegasus находился художник-маринист Николас Покок, в прошлом опытный моряк, а теперь один из самых досконально точных мастеров в своей профессии. Фрегат был выделен для репетования сигналов, и Пококу досталась редкая привилегия — широкий вид всего сражения, но с довольно близкого расстояния. Ему принадлежит основная масса картин, посвященных сражению, а блокноты содержат множество набросков и эскизов с отдельными деталями. В том числе он зарисовал план сражения на пике (около 11 часов утра) и таблицу опознавательных флагов.

HMS Defence (в центре) при Первом июня

Львиная доля внимания в последующих иллюстрациях досталась флагману, хотя на деле первым линию прорвал Defence. К восхищению всего флота, он пошел в бой под брамселями, и вырвался так далеко вперед, что ему досталось ото всех французов, находившихся поблизости. Его окружили Mucius и Tourville, к ним присоединился Republicain. Под сильным обстрелом он потерял все мачты, и только после этого ему пришел на помощь трехдечный Royal George (100). В результате корабль был очень сильно побит, потерял ход и превратился фактически в плавучую батарею, после чего запросил фрегат HMS Phaeton о буксировке.

Капитан Defence Джеймс Гамбье был не только моряк, но и ведущий евангелист. За вечно сумрачный вид и явную набожность матросы прозвали его «постный Джимми». В день Первого июня он проявил и другую евангелическую черту — прямоту и бескомпромиссность. Как только был поднят сигнал 34, он немедленно двинулся на противника, неся кроме обычных боевых парусов ещё и брамсели. Когда один из офицеров предложил ему привести корабль к ветру чтобы дождаться остальных, он отказался, сказав, что сигнал был сделан, и он намерен его выполнять.[5] Даже среди своих друзей-капитанов Гамбье вечно был предметом шуток. Так, видя плачевное состояние Defence, проходивший мимо капитан Пакенхэм на HMS Invincible крикнул:

Джемми, кого Бог возлюбит, того Он и лупит!

Озанн. Гибель Vengeur du Peuple
Состояние Brunswick после боя

Но ни одна из дуэлей не была яростнее, и не заслужила больше славы, чем бой HMS Brunswick против Vengeur du Peuple. Эти два корабля сцепились якорями так тесно, что Brunswick был вынужден сбить выстрелами крышки собственных пушечных портов, чтобы их открыть. Оба молотили друг друга в упор добрых четыре часа — время от времени в перестрелку включались и другие — пока около 2 часов пополудни Vengeur не спустил флаг. Он получил множество пробоин в районе ватерлинии («между ветром и водой», по английскому выражению), и когда британцам пришло время овладеть призом, обнаружилось, что он тонет. Подошли шлюпки с HMS Culloden и HMS Alfred снимать уцелевших, но корабль повалился на борт и быстро затонул.

Позже оборона Vengeur превратилась в любимый конек республиканской пропаганды. Та представила дело так, будто Vengeur ушел на дно сражаясь, не спустив триколор, а команда вся как один отказалась от спасения и погибла вместе с кораблем, c криком Vive la République. В поддержку этого мифа было выпущено множество гравюр, в том числе такими уважаемыми художниками, как Пьер Озанн. На самом же деле капитан Vengeur, его сын и ещё 150 человек были сняты шлюпками. Деревянные линейные корабли редко удавалось потопить в бою, и говоря по справедливости, Vengeur действительно сопротивлялся отважно.

Его противник Brunswick понес самые тяжелые среди британцев потери: 44 убитых, включая капитана Джона Гарвея (англ. John Harvey), и 115 раненых. Но к концу сражения заметные повреждения получили все корабли. К 5 часам пополудни бои сошли на нет. Те французы, что не сдались, разорвали дистанцию и ушли за своим флагманом. Были и такие как Jemmappes, которые сначала, не выдержав обстрела, спустили флаг, а когда британцы оставили их в покое и занялись другими, подняли его снова и ушли к своим.[7] Вильяре-Жуайез сначала отошел к западу, в Атлантику, а вечером повернул и начал пробираться в Брест.

Силы сторон[править | править вики-текст]

Состав флотов 1 июня
Британский флот Французский флот
Корабль (пушек) Командир Потери Примечания Корабль (пушек) Командир Потери Примечания
Убитых Раненых Убитых Раненых
Caesar (80) капитан Anthony Molloy 18 71 Convention (74) капитан Joseph Allary -
Bellerophon (74) контр-адмирал Thomas Pasley
капитан William Johnstone Hope
4 27 обширные повреждения рангоута и такелажа Gasparin (74) капитан Tardy -
Leviathan (74) капитан Lord Hugh Seymour 11 32 America (74) капитан Louis L’Héritier 134 110 потерял все мачты; захвачен
Russell (74) капитан John Willett Payne 8 26 Téméraire (74) капитан Morel - придан из эскадры Нейи
Royal Sovereign (100) флагман авангарда вице-адмирал Thomas Graves
капитан Henry Nicholls
14 44 повреждения рангоута и такелажа Terrible (110) флагман авангарда контр-адмирал François Joseph Bouvet
капитан Pierre-Jacques Longer
- потерял грот- и бизань-мачты
Marlborough (74) капитан George Cranfield-Berkeley 29 80 потерял все мачты Impétueux (74) капитан Douville † 100 85 потерял все мачты; захвачен
Defence (74) капитан Джеймс Гамбье 17 36 потерял все мачты Mucius (74) капитан Lareguy - потерял все мачты
Impregnable (98) контр-адмирал Benjamin Caldwell
капитан George Blagdon Westcott
7 24 повреждения рангоута и такелажа Éole (74) капитан Bertrand Keranguen † -
Tremendous (74) капитан James Pigott 3 8 Tourville (74) капитан Langlois -
Précieuse (32) - фрегат
Naïade (16) - корвет
Barfleur (98) контр-адмирал George Bowyer
капитан Cuthbert Collingwood
9 25 Trajan (74) Captain Dumoutier - придан из эскадры Нейи
Invincible (74) капитан Thomas Pakenham 4 10 Tyrannicide (74) капитан Alain-Joseph Dordelin - обширные повреждения рангоута и такелажа
Culloden (74) капитан Isaac Schomberg 2 5 Juste (80) капитан Blavet 100 145 потерял все мачты; захвачен
Gibraltar (80) капитан Thomas Mackenzie 2 12 Montagne (120) флагман контр-адмирал Louis Thomas de Villaret-Joyeuse
Représentant en mission Jean Bon Saint-André
флаг-капитан Paul Bazire †
капитан Jean-François Vignot
~300
Queen Charlotte (100) флагман адмирал Lord Howe
капитан Sir Roger Curtis
капитан Sir Andrew Snape Douglas
13 29 обширные повреждения рангоута и такелажа Jacobin (80) капитан Jean André Gassin -
Brunswick (74) капитан John Harvey
лейтенант William Edward Cracraft
45 114 потерял бизань-мачту, обширные повреждения рангоута и такелажа Achille (74) капитан Guillaume-Jean-Nöel La Villegris 36 60 потерял все мачты; захвачен
Valiant (74) капитан Thomas Pringle 2 9 Northumberland (74) капитан François-Pierre Étienne 60 100 потерял все мачты; захвачен
Orion (74) капитан John Thomas Duckworth 2 24 небольшие повреждения рангоута и такелажа Vengeur du Peuple (74) капитан Jean François Renaudin ~200-600 захвачен; затонул от повреждений
Queen (98) контр-адмирал Alan Gardner 36 67 потерял грот-мачту; повреждения рангоута и такелажа Patriote (74) капитан Lacadou - придан из эскадры Нейи
Proserpine (38) - фрегат
Tamise (32) капитан Jean-Marthe-Adrien L’Hermite - фрегат
Papillon (12) - корвет
Ramillies (74) капитан Henry Harvey 2 7 Entreprenant (74) капитан Lefranq -
Alfred (74) капитан John Bazely 0 8 Neptune (74) капитан Tiphaine -
Montagu (74) капитан James Montagu 4 13 Jemmappes (74) капитан Desmartis

капитан Le Roy

- потерял все мачты
Royal George (100) флагман арьергарда вице-адмирал Sir Alexander Hood
капитан William Domett
5 49 потерял фок-мачту; повреждения рангоута и такелажа Trente-et-un-Mai (74) капитан Honoré Ganteaume - придан флоту 31 мая; обширные повреждения рангоута и такелажа
Majestic (74) капитан Charles Cotton 2 5 Républicain (110) флагман арьергарда контр-адмирал Joseph-Marie Nielly
капитан Pierre-Mandé Lebeau
капитан Louger
- потерял все мачты
Glory (98) капитан John Elphinstone 13 39 сильные повреждения рангоута и такелажа Sans Pareil (80) капитан Jean-François Courand 260 120 придан из эскадры Нейи; потерял все мачты; захвачен
Thunderer (74) капитан Albemarle Bertie 0 0 Scipion (80) капитан Huguet 64 151 потерял все мачты
Pelletier (74) капитан Berrade
капитан Raillard
-
Вспомогательные корабли
Phaeton (38) капитан William Bentinck 3 5 фрегат, репетовал сигналы Bellone (36) - фрегат
Latona (38) капитан Edward Thornbrough 0 0 фрегат Seine - фрегат
Niger (36) капитан Arthur Kaye Legge 0 0 фрегат Galathée (32) - фрегат
Southampton (36) капитан Robert Forbes 0 0 фрегат Gentille (32) - фрегат
Venus (36) капитан William Brown 0 0 фрегат
Aquilon (36) капитан Robert Stopford 0 0 фрегат
Pegasus (28) капитан Robert Barlow 0 0 фрегат 6 ранга
Charon капитан George Countess - - госпитальное судно
Comet (14) коммандер William Bradley - - брандер
Incendiary (14) коммандер John Cooke - - брандер
Kingfisher (18) капитан Thomas Le Marchant Gosseyln - - шлюп
Rattler (16) лейтенант John Winne 0 0 куттер
Ranger (16) лейтенант Charles Cotgrave 0 0 куттер

Результаты и последствия[править | править вики-текст]

Состояние HMS Glory к полудню Первого июня

Вся британская линия понесла потери — официальные цифры составляют 287 убитых и 811 раненых, считая столкновения 28−29 мая. Общие потери французов оцениваются в 3500, и примерно столько же попали в плен.[8] Повреждения британских кораблей, однако, были неравномерны. Больше всех пострадала HMS Queen (98), уже имевшая повреждения 29-го. Её потери в людях уступали только Brunswick. В день 1 июня она потеряла весь рангоут кроме фок-мачты, её окружили ни много ни мало 11 французов, но метким и плотным огнем она держала всех на расстоянии.

Ещё один тяжело поврежденный трехдечный, Royal George после боя нуждался в помощи фрегата HMS Southampton. Тот послал запасные части, из которых Royal George поставил временную фок-мачту. По мере того, как рассеивался дым, открылось море, усеянное обездвиженными кораблями, многие без мачт. Уильям Диллон, бывший мичманом на Defense, насчитал 18 британских кораблей, ещё сохраниших некоторые неповрежденные паруса. Но были и 12 французских, полностью лишившиеся мачт. Из британских в подобном состоянии оказались Defense и Marlborough.

Несмотря на то, что французские фрегаты активно спасали некоторые выведенные из строя линейные, приказа продолжать бой не последовало; измотанный предыдущими днями лорд Хау слег в койку, оставив зачистку на капитана флота[9] сэра Роджера Кертиса. К концу дня 6 линейных были взяты, и седьмой затонул.

Георг III вручает лорду Хау почетную шпагу

Любое недовольство среди более активных офицеров, желавших продолжать прреследование, потонуло в триумфе победы, особенно громком когда корабли вернулись в Портсмут. Никто не вспоминал, что главная цель — зерновой конвой — благополучно пришел в порт. Англия получила блестящую победу. При том, что дела против Франции на суше шли неважно, победа была очень нужна стране. Шесть захваченных кораблей представляли собой самый крупный приз за все столетие, и сам король 26 июня приехал в Портсмут поздравить победителей. Подобной чести флот не удостоивался никогда раньше — и никогда после. На шканцах Queen Charlotte король вручил лорду Хау инкрустированную бриллиантами шпагу. Последовали дни празднований, включая процессию в Лондоне, торжественно пронесшую флаги взятых кораблей к собору Св. Павла.[10] Будучи уже эрлом, Хау отказался от дальнейшего повышения в титуле, но для младших флагманов титулы нашлись, и были отчеканены золотые медали для отличившихся офицеров.

Раздавалось и некоторое ворчание среди обойденных наградой, особенно запомнился Коллингвуд, который позже отказывался получать медаль за Сент-Винсент, пока ему не дадут такую же за Первое июня. Но единственным реальным диссонансом были слухи, запущенные против капитана HMS Ceasar Моллоя, который и 29 мая, и 1 июня не сделал все от него зависящее чтобы выполнить приказ. Через год он потребовал разбирательства военно-полевым судом, и тот приговорил его к отстранению от командования. Но это случилось позже и не омрачило победы.

Как обчно, вышли памятные гравюры с портретами высших офицеров флота во главе с Хау, а для всех участников — памятные медали. С французской стороны упоминания о битве сводятся в основном к легенде о героизме Vengeur. В частности, на колонне Республики в Париже имеется увековечивающий её рельеф.

Отношение к пленным с обеих сторон показало изменения по сравнению с прошлой войной. Хотя были примеры традиционного рыцарства, как например свобода передвижения по кораблю, оставленная Трубриджу, появились и признаки идеологической ненависти, насаждаемой революционными «представителями», а с ними и жестокого обращения. Равным образом, эти признаки не вызывали хорошего отношения у британцев. Среди французских моряков в начале войны ещё не установилась безнадежность, порожденная позже цепью непрерывных поражений. Скорее, их отношение к своей судьбе было философским: «Сегодня ты меня, завтра я тебя; на то и война».[11]

Среди шумных празднований в Британии предпочли не заметить того, что блестящая тактическая победа маскирует стратегический провал. Жизненно важный для голодающей и распадающейся экономически Франции груз зерна дошел по назначению, и тем власть Конвента упрочилась. Как признает один британский историк, Первым июня по существу закончились попытки удушить Францию голодом.[12]

Призы[править | править вики-текст]

Флот ведет призы в Спитхед, 13 июня

Взятые Первого июня и приведенные в Спитхед корабли являли собой величественное зрелище. Поставленные затем в гавани Портсмута, они превратились в объект постоянного внимания публики, и художников в частности. Например, их запечатлел Лаутербург, причем с реализмом, которого не хватает в его романтических картинах собственно сражения. Призы были следующие:[13]

  • Sans Pareil (80) — 2342 тонны,[14] спущен на воду в Бресте, 1793
  • Juste (80) — 2143 тонны, спущен на воду в Бресте, 1784
  • América (74) — 1884 тонны, спущен на воду в Бресте, 1788
  • Achille (74) — 1818 тонн, спущен на воду в Бресте, 1778
  • Northumberland (?) — 1827 тонн, спущен на воду в Бресте, 1779
  • Impétueux (74) — 1879 тонн, спущен на воду вероятно в Бресте, 1787

Как водится, призы были тщательно обмерены, и с них сняты чертежи. Помимо призовой ценности, польза от них была весьма неодинакова. Позже, уже будучи пленником в Англии, Вильяре-Жуайез отозвался о них: «полдюжина полусгнивших остовов», но это не совсем точно. Achille и Northumberland (названный в память английского корабля, попавшего в плен в 1744) сочли не стоящими ремонта — в Британии бытовало стойкое мнение, что французы строят слишком слабые корпусом корабли, неспособные проводить в море столько, сколько требуется в британской службе. (Одновременно считалось, что корабли, построенные в Тулоне из качественного адриатического дуба гораздо долговечнее.) Не пригоден к службе был и Impétueux, который от пожара 24 августа сгорел по ватерлинию.

Но остальные кое-что принесли новым хозяевам. По воспоминаниям Диллона, América оказалась на удивление хорошим кораблем. Её борта были утыканы серебряными талерами, выстреленными из пушек Leviathan. Этот последний за время оккупации Тулона сделал некие таинственные приобретения. Так говорили, что монеты, принятые моряками за картечь, были на самом деле из состояния одного дворянина, которое он поместил на верфи для сохранности. Если отвлечься от легенд, América, переименованная в Impétueux взамен сгоревшего, прослужила все войны и отправилась на слом только в 1813 году. Juste служил до 1802 года; оказавшийся самым стойким Sans Pareil был весьма популярен у капитанов и проходил 15 лет, после чего был превращен в блокшив.[13]

Но была и другая польза от призов — в качестве образца для кораблей будущей постройки. По сравнению со сходными британскими, французские корабли были крупнее, что повышало свободный борт, и длиннее по ватерлинии, а значит быстроходнее. Копирование обводов с трофеев было способом обойти сопротивление росту размеров, существовавшее в администрации и на верфях, и этим способом широко пользовались в 1790-е. Обводы Impétueux послужили основой проекта двух кораблей, заказанных в 1795 году (почему-то названного «тип Northumberland», что внесло в записи путаницу). Подобным же образом Sans Pareil послужил прототипом, но гораздо позже, в 1840 году. Построенные по этим образцам корабли соответствовали британским стандартам, и в противоположность утверждениям некоторых, не были результатом слепого копирования.[13]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Источники расходятся относительно точного места
  2. 1 2 Fleet Battle and Blockade / R. Gardiner, ed. — P. 27.
  3. Fleet Battle and Blockade / R. Gardiner, ed. — P. 28.
  4. Fleet Battle and Blockade / R. Gardiner, ed. — P. 29.
  5. Ships of the Old Navy: Defence
  6. Fleet Battle and Blockade / R. Gardiner, ed. — P. 32.
  7. Clowes,… Vol. IV, p. 234−235.
  8. Fleet Battle and Blockade / R. Gardiner, ed. — P. 38.
  9. Особая командная должность в британском флоте — старший из капитанов и одновременно начальник штаба. Считался на ступень выше флаг-капитана.
  10. Nelson Against Napoleon / R. Gardiner, ed. — P. 6−7.
  11. Nelson Against Napoleon / R. Gardiner, ed. — P. 9.
  12. Fleet Battle and Blockade / R. Gardiner, ed. — P. 15.
  13. 1 2 3 Fleet Battle and Blockade / R. Gardiner, ed. — P. 40−41.
  14. Здесь и далее — по традиционному методу обмера

Литература[править | править вики-текст]

  • Fleet Battle and Blockade. The French Revolutionary War 1793-1797 / Robert Gardiner, ed. — London: Chatham Publishing, 1997. — 192 p. — ISBN 1-86176-018-3
  • Nelson Against Napoleon: From the Nile to Copenhagen, 1798−1801 / Robert Gardiner, ed. — London: Chatham Publishing, 1997. — 192 p. — ISBN 1-86176-026-4
  • James, William. The Naval History of Great Britain, Vol. 1, 1793—1796. London: Conway, 1827 (Repr. 2002) ISBN 0-85177-905-0.