Сладкая каша

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Stamps of Germany (DDR) 1985, MiNr 2992.jpg

«Сладкая каша» (нем. Der süße Brei) — сказка братьев Гримм о волшебном горшочке, который был способен сам сварить кашу. По системе классификации сказочных сюжетов Aарне-Томпсона, имеет номер 565: "магическая мельница".

Сюжет[править | править вики-текст]

В семье бедной девочки, которая живет вдвоём со своей матерью, стало нечего есть. В лесу девочка встречает старуху, которая дарит ей волшебный горшочек, которому стоит лишь сказать: «Горшочек, вари!», как он сам начинает варить чудесную сладкую пшённую кашу в любых количествах. Для того, чтобы остановить его, стоит сказать «Горшочек, полно!». Однажды, когда девочка ушла из дома, её мать варила кашу, а какие слова надо сказать, чтобы горшочек остановился, забыла. Весь город оказался залит вкусной кашей, пока дочка не вернулась домой, и не произнесла нужные слова. К тому времени горшочек наварил уже столько, что проезжающие должны были себе в каше проедать дорогу.

Анализ и варианты сюжета[править | править вики-текст]

Согласно примечанию братьев Гримм, сказка была записана ими в Гессене от Доротеи Вильд. У Эрасмуса Франкискиса есть история о кормлении бедных, с которой братья Гримм также были знакомы. В 1530 году Гансом Заксом опубликовано известное видение горы пшена у входа в сказочную страну с молочными реками.[1]

Сюжет сказки близок древней легенде о том, что произведением вечной пищи может управлять только непорочность. Существует также индийская легенда о сосуде, который варил нескончаемую кашу из одного зернышка риса. Каша или хлеб являлась основным продуктом питания и елась в Тюрингии во время масленицы, чтобы весь год не было ни в чём недостатка. Лутц Рехрих замечает, что упоминание пшена в сказке сохранилось, по-видимому, от средневекового рациона низких классов населения. Когда дело касалось произнесения магических формул, то всё зависело от точного, дословного, произнесения необходимых слов.[2]

Мотив сказки связан с таким широко распространённным прежде явлением, как голод. Её сюжет много старше того времени, когда в Европе стал для всех доступен тростниковый (и тем более свекольный) сахар, ранее кашу слегка подслащивали мёдом и фруктами, их естественная сладость придавала каше из пшена замечательный вкус. Кроме того, способность к набуханию у пшена даже больше чем у риса, при варке оно увеличивается в размерах в шесть-семь раз.[3]

Интерпретации[править | править вики-текст]

Надежда на чудо, которое одно может помочь в некоторых случаях, являлась источником бродячих сюжетов, которые долгое время ходили в устной традиции. Весёлая и причудливая картина города, полного каши, была яркой иллюстрацией доктрины: когда кому-то доверены чудеса, вы не должны пытаться присвоить их себе, даже если они исходят от ребёнка, а вы являетесь матерью. Это может привести к неприятностям. То, что в сказке чудом владеет простая девочка, должно было служить укреплению в детях уверенности в себе.

Горшочек для приготовления горячей пищи, подаренный старухой, интерпретируется в психологии как функция архетипа матери.[4] Интерпретация Фриделя Ленца основывается на древнем индийском обозначении солнца и луны, как двух небесных котлов с кашей, которых может достичь только детская душа.[5]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Hans-Jörg Uther: Handbuch zu den Kinder- und Hausmärchen der Brüder Grimm. de Gruyter, Berlin 2008, ISBN 978-3-11-019441-8, S. 232—234.
  2. Lutz Röhrich: Märchen und Wirklichkeit. Steiner, Wiesbaden 1956, S. 76, S. 103.
  3. Крупа на ekulinar.ru
  4. Hedwig von Beit: Symbolik des Märchens. Francke, Bern 1952, S. 167—168.
  5. Friedel Lenz: Bildsprache der Märchen. 8. Auflage. Freies Geistesleben und Urachhaus, Stuttgart 1997, ISBN 3-87838-148-4, S. 66-68.