Следствие ведут ЗнаТоКи

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Следствие ведут знатоки»)
Перейти к: навигация, поиск
Следствие ведут ЗнаТоКи
Sledstvie vedut znatoki DVD.jpg
Жанр

детективный фильм
драма

Режиссёр

Вячеслав Бровкин
Юрий Кротенко
Виктор Турбин
Геннадий Павлов
Василий Давидчук
Владимир Хотиненко
Вячеслав Сорокин

Автор
сценария

Ольга Лаврова
Александр Лавров

В главных
ролях

Георгий Мартынюк
Леонид Каневский
Эльза Леждей

Композитор

Марк Минков
Давид Тухманов

Кинокомпания

Центральное телевидение СССР (1971-1989), Про-Синема Продакшн по заказу ОАО «Первый канал» (2002)

Страна

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР
РоссияFlag of Russia.svg Россия

Год

1971—2003

IMDb

ID 0272043

«Следствие ведут ЗнаТоКи» — цикл советских детективных телефильмов, один из самых популярных советских сериалов[1]. Главные герои сериала — три работника московской милиции: следователь Знаменский, инспектор уголовного розыска Томин и эксперт-криминалист Кибрит (в последних двух сериях 2002—2003 гг. — Китаева), и название тройки «ЗнаТоКи» — комбинация из первых букв фамилий главных героев. Основная часть серии состоит из 22 фильмов («дел»), выходивших с 1971 по 1989 год, а фильмы № 23 и № 24, вышедшие в 2002 и 2003 годах соответственно, известны также под названием «Следствие ведут ЗнаТоКи. Десять лет спустя».

Сериал был создан по инициативе министра внутренних дел СССР Николая Щёлокова, который преследовал цель «очеловечить» образ советского милиционера для широкой аудитории, а также вести разъяснительную работу, направленную на профилактику преступности[2][3][4]. Сериал пользовался большой популярностью у телезрителей Советского Союза, достигнув пика популярности в конце семидесятых — начале восьмидесятых годов[5]. Актёры, игравшие ЗнаTоKов, хотя и были до того известны кинозрителю, именно благодаря сериалу приобрели всесоюзную славу[6][7].

Общая информация[править | править вики-текст]

«ЗнаТоКи» с 1971 по 2003 год на экране расследовали разнообразные уголовные дела: от убийств и фальшивомонетничества, до хищений на плодоовощной базе и подпольной торговли произведениями искусства, а во втором фильме («Ваше подлинное имя») они даже изобличают иностранного шпиона. Для Знатоков характерна кабинетная, несколько рутинная следственная работа. В сериале всего одна погоня и очень мало стрельбы и драк — главный упор сделан на психологические тонкости, на столкновение и взаимодействие характеров[1]. В сериале нет натуралистических подробностей кровавых и жестоких преступлений, зато детально проработаны характеры преступников. В связи с этим, как отмечал журнал «Советский экран», иногда актёры, играющие роли преступников, затмевали собой главных героев сериала[8]. Среди актёров, сыгравших в «ЗнаТоКах» различных злодеев и заблудших душ, народные артисты СССР Леонид Броневой, Армен Джигарханян, Георгий Менглет, Леонид Марков, Владимир Самойлов, Борис Тенин, Владимир Кенигсон, а также народные артисты РСФСР и народные артисты РФ Николай Караченцов, Леонид Куравлёв, Наталья Гундарева, Александр Михайлов, Борис Иванов, Пётр Щербаков, Никита Подгорный, Валерий Носик, Валерий Хлевинский, Евгений Лазарев, Владимир Сошальский, Александр Белявский, Юрий Катин-Ярцев, Всеволод Шиловский, Евгений Герасимов, Всеволод Сафонов, Лидия Федосеева-Шукшина, Александр Пороховщиков, Сергей Проханов, заслуженная артистка РСФСР Эмилия Мильтон и другие.

Сериал показывает не реального, а идеального советского милиционера. Фильмы создают образы работников милиции, к которым настоящие сотрудники МВД должны стремиться[9], что, возможно, и явилось причиной любви телезрителей к сериалу[7]. ЗнаТоКи раскрывают все преступления, и никому не удаётся уйти от возмездия советского правосудия, за исключением главаря преступной группировки из дела № 22 «Мафия». Телезритель убеждается в неотвратимости наказаний за правонарушения, пусть даже и скрытые на некоторое время, и особое внимание придаётся сценам искреннего раскаяния преступников. Из общего материала фильмов можно сделать вывод, что не бывает законченных, неисправимых негодяев, а бывает неквалифицированная работа органов охраны правопорядка, которые иногда не способны вовремя пресечь готовящееся или развивающееся правонарушение и вывести оступившегося человека на путь раскаяния и последующего исправления.

Песня Марка Минкова на слова Анатолия Горохова «Незримый бой» (Если кто-то кое-где у нас порой…), которая звучит с первого по семнадцатый фильм, а также в последних двух фильмах, стала неофициальным гимном советской, а впоследствии российской милиции и полиции[5].

История создания сериала[править | править вики-текст]

Замысел[править | править вики-текст]

Сериал «Следствие ведут ЗнаТоКи» был создан по инициативе Министерства внутренних дел СССР[4]. Министр внутренних дел того времени, Николай Щёлоков, проводил глубокие реформы советской милиции, которые ставили своей целью повышение престижа милиции среди населения, падение уровня преступности, предупреждение преступлений и повышение среднего интеллектуального уровня советского милиционера. Например, по инициативе Щёлокова было создано более 15 высших учебных заведений для работников милиции. Таким образом, создание телевизионных программ, повышающих престиж советской милиции и направленных на предупреждение преступлений, было приоритетным направлением. Характерным эпизодом этого периода является встреча Щёлокова с Владимиром Высоцким, где министр лично попросил актёра надеть милицейскую форму в сериале «Место встречи изменить нельзя»[2][3].

Организация новых телеспектаклей была поручена старшему редактору Главной редакции литературно-драматических программ Центрального телевидения Эмилии Андреевне Каширниковой, которая после детального анализа современной советской детективной литературы остановила свой выбор на авторском тандеме супругов Ольги и Александра Лавровых. Так, в 1969 году по рассказу Лавровых режиссёром Евгением Ануфриевым был снят телеспектакль «Солдаты в синих шинелях», который имел зрительский успех, и авторский тандем получил заказ на разработку цикла с общими актёрами[10]. К концу 1970 года Лавровы представили сценарии первых четырёх серий: «Чёрный маклер», «Расскажи, расскажи, бродяга», «Естественная убыль» и «Волшебные узоры», из которых в дальнейшем редакторы и режиссёры сделали пять отдельных телеспектаклей. Так, повесть «Чёрный маклер» была разбита на первую серию, собственно «Чёрный маклер» и третью серию «С поличным», повесть «Расскажи, расскажи, бродяга» стала второй серией «Ваше подлинное имя», повесть «Естественная убыль» превратилась в четвёртую серию «Повинную голову…», а повесть «Волшебные узоры» в пятую — «Динозавр».

Редакция телевидения и Министерство внутренних дел одобрили сценарии. Успеху Лавровых способствовало несколько обстоятельств. Во-первых, Александр Лавров много лет проработал следователем в следственном управлении МВД и хорошо знал работу милиции изнутри, а также был в курсе реформаторских инициатив, спускаемых сверху. Во-вторых, Лавровы много лет интересовались практикой предупреждения преступлений и в 1960-е годы опубликовали несколько публицистических произведений на эту тему, включая книги «Чтобы не совершилось преступление», «Товарищ ребёнок», «Воспитание чувств» и «Вы, ваш ребёнок и мир вокруг». Поэтому неслучайно, что образ Пал Палыча Знаменского, образованного, вежливого, участливого следователя, искренне переживающего о том, чтобы преступление больше не повторилось, так удачно сочетался с идеологией реформирования милиции и с задачей, поставленной Щёлоковым — очеловечить образ милиционера. Эмилия Каширникова, много лет проработавшая вместе с Лавровыми на телевидении, отмечала:

« Лавровы хорошо владели материалом — часто в основе того или иного спектакля лежали подлинные уголовные дела, у них было потрясающее предвидение, в их работах всегда поднимались проблемы, в решении которых были заинтересованы органы внутренних дел: принятие новых решений, постановлений. Они чувствовали «горящую» тему и разрабатывали очередной сценарий с учётом её.
Александр и Ольга Лавровы были хорошо известны своими статьями, книгами, сценариями документальных кинолент о правовом воспитании, о предупреждении преступности и борьбе с ней[10].
»

Дела № 1 — № 6[править | править вики-текст]

Съёмки начались очень быстро. Консультантом цикла был назначен заместитель Щёлокова, генерал-лейтенант Борис Алексеевич Викторов, а режиссёром — Вячеслав Бровкин. Подбор актёров, согласно требованию редакции, должен был осуществляться на базе одного театра, и Бровкин остановил выбор на театре на Малой Бронной. Первоначально все исполнители тройки главных героев были подобраны из этого театра. Так, на роль Знаменского был выбран Георгий Мартынюк, а на роль Томина Леонид Каневский. Роль Зиночки должна была сыграть Анна Антоненко, однако в связи с её беременностью в последний момент пришлось сделать замену, и Александр Лавров порекомендовал на роль Зиночки Эльзу Леждей из театра киноактёра[11]. Анна Антоненко позже сыграла роль Масловой в деле № 4 «Повинную голову…».

Для вхождения в роль будущие Знаменский, Томин и Кибрит регулярно проходили подготовку в МВД. Им разрешалось присутствовать на допросах и даже выезжать на обыски. С другой стороны, все нюансы сценария должны были согласовываться с консультантом цикла Викторовым[11]. Удачной оказалась наскоро написанная для сериала песня «Незримый бой», впоследствии отмеченная премией МВД[12]. Автор музыки — Марк Минков, слова Анатолия Горохова. По воспоминаниям Минкова, он сочинил эту песенку за несколько минут, шагая от дома к пивному ларьку на Арбате[13].

Первые пять фильмов были отсняты за один год, по тем временам очень быстро. Почти все сцены сняты в закрытых помещениях с минимальным числом декораций, и лишь в концовке фильмов тройка главных героев снята в автомашине «Волга», едущей по Садовому кольцу. Съёмки велись немного по-семейному, например, во втором фильме «Ваше подлинное имя» в роли бродяги снялся сам режиссёр-постановщик Вячеслав Бровкин, а в роли дежурной Ниночки снялась первая жена Георгия Мартынюка — Валентина. Первые четыре фильма односерийные, а пятый и шестой уже были разбиты на две серии.

Дела № 7 — № 9[править | править вики-текст]

Сериал быстро завоевал популярность у советского телезрителя, и главные актёры стали хорошо узнаваемы. Практику на Петровке, которую регулярно проходили исполнители главных ролей, пришлось прекратить. Если ранее Георгия Мартынюка, Эльзу Леждей и Леонида Каневского представляли как студентов-юристов и разрешали присутствовать на следственных мероприятиях, то теперь арестованные узнавали в них Знаменского, Кибрит и Томина. По воспоминаниям Георгия Мартынюка, один из подследственных, реагируя на резкие действия своего настоящего следователя, стал апеллировать к нему с фразой «А вот следователь Знаменский с подследственными всегда разговаривает только вежливо»[7]. Леонид Каневский также вспоминает, как к нему арестованная заведующая магазином обратилась «товарищ Томин»[11][14].

С седьмого фильма в сериале увеличивается число уличных сцен и актёров второго плана, а постановщика Вячеслава Бровкина поначалу сменяет Юрий Кротенко. «Дело № 9», однако, снова снято в жанре простого телеспектакля Вячеславом Бровкиным. 1973 год оказался переломным в истории сериала. Изначально сериал задумывался состоящим из 5 - 6 фильмов[15], и когда в связи со зрительским успехом и требованиями МВД[16] съёмки продолжились, Леонид Каневский хотел навсегда оставить роль Томина, и авторы готовились продолжать сериал без него. Капитан Токарев из ОБХСС в исполнении Анатолия Грачёва был «запасным То-» для ЗнаТоКов, а актёрское мастерство сыщиков в связи с уходом Каневского должен был усилить Лев Дуров, вводившийся в фильмах № 7 и № 8 в роли капитана ГАИ Филиппова. В деле № 7 («Несчастный случай») Томин присутствует в единственном эпизоде, когда Знаменский заходит к нему домой посоветоваться, а все типичные функции Томина берёт на себя капитан Филиппов. В деле № 8 Томин должен был погибнуть, однако после его очевидной смерти лавина писем, обрушившаяся на телевидение, вынуждает сохранить тройку полюбившихся телезрителям героев. Вячеслав Бровкин вспоминает:

« К нам в редакцию пришло несколько тысяч писем примерно такого содержания: «Убьёте Томина — продадим телевизор». Так что в следующим фильме Томин у нас «выздоровел»[11]. »

Таким образом стало ясно, что съёмки сериала будут продолжаться ещё долго.

Дела № 10 — № 17[править | править вики-текст]

Евгений Евгеньевич (Г. Менглет) и Федя Ферапонтиков (Валерий Носик), на фоне которых, по мнению журнала «Советский экран», «потускнели» ЗнаТоКи

С дела № 10 в 1975 году сериал становится цветным, а Томин и Кибрит по требованию МВД бросают курить[5]. Дело № 10, «Ответный удар», впервые в цикле состояло из трёх серий и было снято Юрием Кротенко с большим числом уличных сцен. Съёмки из студийных павильонов впервые переносятся в здания управления МВД[17]. На «ЗнаТоКов» обращает внимание критика, в журнале «Советский экран» появляется небольшая, в целом положительная рецензия, отмечающая, однако, тот факт, что отрицательные персонажи затмевают мастерством главных героев:

« Рядом с Евгением Евгеньевичем (Георгий Менглет) и его способным учеником Федей Ферапонтиковым (Валерий Носик) заметно потускнели, задержались, что ли, на каком-то возрастном рубеже наши давние знакомцы с Петровки, 38 — Пал Палыч Знаменский (Г. Мартынюк), Шурик Томин (Л. Каневский) и Зиночка Кибрит (Э. Леждей). Для них у авторов не нашлось новых красок»[8]. »

Дела с 11-го по 15-ое выходят вновь в постановке Вячеслава Бровкина, дело № 16 снимает Виктор Турбин, а дело № 17 Геннадий Павлов. В этот период цикл отмечается правительственными наградами. Киносценарий трёхсерийного дела № 10, «Ответный удар», завоевал первую премию Всесоюзного конкурса МВД СССР и Союза писателей СССР, а сценарий дела № 16 «Из жизни фруктов» — вторую премию на этом конкурсе[10]. «Следствие ведут ЗнаТоКи» в этот период, по оценке Леонида Парфёнова, находятся на пике своей популярности среди советской телеаудитории[5]. Несмотря на это, съёмки сериала в 1982 году прекращаются в связи с перестановками во власти. Смерть Л. И. Брежнева и избрание Ю. В. Андропова на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, высшей руководящей должности в СССР, приводит к тому, что министр Николай Щёлоков, покровитель сериала, со скандалом лишается своего поста. Против Щёлокова может быть возбуждено уголовное дело, а многие его проекты, включая «ЗнаТоКов», замораживаются или закрываются[3][6].

Дела № 18 — № 22[править | править вики-текст]

Три года спустя, в 1985 году сериал неожиданно возобновляют, но инициатор воскрешения «ЗнаТоКов» не известен даже создателям сериала[13]. Дело № 18 снимает Виктор Турбин, снявший ранее дело № 16. По каким-то причинам, возможно в рамках борьбы со «щёлоковщиной»[3], и к большому недовольству телезрителей[13] традиционную песню-заставку «Незримый бой» сменяет другая песня композитора Давида Тухманова на стихи Роберта Рождественского «Мы с тобой за этот город отвечаем». В деле № 18 песню исполняет солист ансамбля Московского военного округа Олег Ухналёв, а с дела № 19 — Лев Лещенко.

Дело № 19 вновь снимает Юрий Кротенко, дело № 20 Василий Давидчук, дело № 21 снимает после длительного перерыва Вячеслав Бровкин, а дело № 22 вновь Геннадий Павлов . В этот период в СССР начинается Перестройка, а усиливающаяся гласность уже не позволяет сохранять сериал в тех идеализированных рамках, в которых он был задуман. Поэтому, постепенно и размах преступности, демонстрируемый в «ЗнаТоКах», и проблемы милиции демонстрируются в сериале всё более реалистично, хотя главные герои остаются по-прежнему честными милиционерами, преданными своему долгу. В деле № 21 демонстрируется практика давления на милицию со стороны партийных органов, а в деле № 22 страна, в которой работают ЗнаТоКи, полностью преображается — на экране организованная преступность, рэкет, торговля наркотиками, и в первый раз главный преступник ускользает от Пал Палыча Знаменского.

В 1989 году в связи с серьёзными изменениями в стране сменилось руководство Центрального телевидения. Незадолго до премьеры дела № 22 («Мафия») была заменена бессменный редактор сериала Эмилия Андреевна Каширникова. По воспоминаниям Лавровых:

« Новая наша наставница с места в карьер изумила: «Вот если б Знаменского и Томина арестовали за взятки! Как было бы интересно и свежо!» »

В результате, несмотря на то, что съёмки следующего фильма цикла о хищении золота с приисков были подготовлены, Центральное телевидение без официального объяснения причин отказывается от продолжения сериала. Авторы связывают это решение с крайне негативным отношением к милиции, которое возникло в это время в советском обществе в результате политики гласности[15]. Советские ЗнаТоКи закончились.

Дела № 23 — № 24[править | править вики-текст]

В 2002 году, более 10 лет спустя, была предпринята попытка возродить сериал. В новых реалиях современной российской жизни режиссёры Владимир Хотиненко и Вячеслав Сорокин сняли ещё два дела с участием заметно постаревших Томина и Знаменского, которых сыграли бессменные Леонид Каневский и Георгий Мартынюк. Зинаиды Яновны Кибрит в сериале уже нет, она лишь упоминается, как погибшая в автокатастрофе, так как актриса Эльза Леждей умерла 12.06.2001 года от рака, и на её месте в последних делах работает молодой эксперт Китаева в исполнении актрисы Лидии Вележевой. В последних двух сериях снова звучит песня «Незримый бой» композитора Марка Минкова на слова Анатолия Горохова.

Герои[править | править вики-текст]

Знаменский[править | править вики-текст]

Пал Палыч Знаменский в деле № 4 («Повинную голову…»)

Павел Павлович Знаменский, Пал Палыч (в ходе сериала вырос в звании от майора до полковника юстиции) — следователь (впоследствии следователь по особо важным делам), квалифицированный аналитик, внимательный к деталям, а главное — отличный психолог и мастер допроса. В любом подозреваемом он видит прежде всего человека, и этим побеждает в нём преступника. Очень совестливый, мужественный и добрый человек, Знаменский обладает обострённым чувством справедливости. Иной раз («Динозавр») даже способен нарушить букву закона, чтобы поступить по совести. Показательной чертой образа Знаменского является его прямота и нелюбовь к применению жёстких методов психологического воздействия на подследственных. Так, в его беседе с Шахиней в деле № 1 («Чёрный маклер»), отказавшись от напрашивающихся уловок и следственных хитростей, Знаменский открывает карты[10]. Он не раз озадачивает Томина и Кибрит своим нежеланием «добивать» загнанного в угол подозреваемого. Например, в деле № 3 («С поличным») он прерывает допрос огорошенного Силина («Нельзя бить в самое больное место!»), а в деле № 20 («Бумеранг») — прижатого к стенке Виктора Подкидина.

В сериале Знаменский не желает ненавидеть преступника, он ненавидит лишь преступление, и искренне расстраивается, когда чьи-то вопиющие действия вызывают у него чувство ненависти. Например, в деле № 11 («Любой ценой») после того, как вскрывается подлость против Тобольцева, говорит: «Ненавижу, когда приходится ненавидеть!» Открытую ярость к подследственному Знаменский позволяет себе только в деле № 2 «Ваше подлинное имя», когда в жалком бродяге распознает холодного, расчётливого и безжалостного врага. В тех ситуациях, когда подозрения направлены против самого Знаменского («Ответный удар», «Из жизни фруктов»), он подчёркнуто устраняется от собственной защиты, объясняя это тем, что верит в систему правосудия, а если перестанет верить, то не сможет работать.

Знаменский не женат, живёт с матерью (её играет Вера Васильева) — врачом-психиатром — и младшим братом Лёнькой. Отец Знаменского, учёный-палеоботаник, погиб, заразившись «редкой лихорадкой». Пал Палыч явно неравнодушен к Зинаиде Кибрит; в деле № 8 «Побег» выясняется, что у них когда-то намечались серьёзные отношения, но потом всё «перешло в хроническую форму». Герою дана фамилия Вадима Николаевича Знаменского (1931—2005), служившего в органах МВД и прокуратуры (последнее место службы — прокуратура города Калининграда/Королёва Московской области).

Томин[править | править вики-текст]

Александр Николаевич Томин в деле № 1 («Чёрный маклер»)

Александр Николаевич Томин, Шурик — инспектор (впоследствии — старший инспектор) уголовного розыска. Отважный боец и артистичный импровизатор, балагур, но отнюдь не пустослов. В его обязанности входят оперативно-розыскные мероприятия, и Томин — частый поставщик новых фактов. В отличие от Знаменского, Томин, как правило, не носит милицейской формы, он боец незримого фронта, и во многих фильмах цикла его задача сводится к перевоплощению — он входит в доверие к преступникам, чтобы их разоблачить («С поличным», «Ответный удар»). По словам Зиночки, Томин обладает «несносной привычкой подкрадываться как кошка».

В «ЗнаТоКах» Томин начинает карьеру капитаном, a в деле № 4 («Повинную голову») получает звание майора. Любопытно, что в соответствующей повести Лавровых «Естественная убыль» это повышение отсутствует. По воспоминаниям Леонида Каневского, Томин получает звание майора в связи с письмами на телевидение розыскников-сотрудников милиции, которые были недовольны тем, что их представитель почему-то имеет звание ниже, чем следователь[18]. Начиная с серии дело №17 («Он где-то здесь») Томин стал носить усы. В деле № 20 («Бумеранг») становится известно, что и Томин, и Знаменский уже следователи по особо важным делам в чине подполковников, и Томин уже не лично проводит оперативное расследование, а координирует группы из нескольких розыскников.

В основной, советской части сериала, как и Знаменский, не женат и живёт вместе с матерью — Тамарой Георгиевной (в исполнении актрисы Варвары Сошальской-Розалион) — в одной из квартир дома 34 на Большой Сыромятнической улице над четой пенсионеров, которые систематически просят его «ходить в мягких тапочках». В последних двух, постсоветских сериях Томин женился, имеет сына, служит в чине полковника в Интерполе и постоянно живёт в городе Лион (Франция).

Кибрит[править | править вики-текст]

Зинаида Яновна Кибрит в деле № 6 («Шантаж»)

Зинаида Яновна Кибрит, Зиночка (капитан, затем майор милиции) — эксперт-криминалист широкого профиля. Во многих делах её оценки и свидетельства с применением последних достижений науки играли решающую роль. Зиночке случалось и самой сталкиваться один на один с преступником («Шантаж»), проявляя при этом завидное самообладание и находчивость. В середине сериала вышла замуж за «умницу, спортсмена, без пяти минут доктора наук», который, однако, в сериале не появляется. Изначально Лавровы планировали любовный роман и бракосочетание между Зиночкой и Знаменским, и намёки на такое развитие сюжета сохраняются в первых фильмах цикла, однако цензоры из МВД не разрешили такой поворот, и Зиночке «подобрали» мужа на стороне[10]. Вячеслав Бровкин вспоминает, что многие телезрители («а особенно телезрительницы») тоже были против женитьбы Знаменского[17].

Отмечается, что Зиночка в роли равноправного аналитика среди главных героев — необычно сильная для данного периода советской истории роль женщины, что отчасти компенсируется тем, что она говорит языком науки чаще, чем высказывает своё собственное мнение[1]. Тем не менее, в деле № 7 («Несчастный случай») она называет себя «слабой женщиной», а в деле № 5 («Динозавр») сетует о собственной оплошности: «Баба есть баба».

Актриса Эльза Леждей скончалась в 2001 году, так что в двух последних фильмах вместо Кибрит введена более молодая эксперт Китаева, ученица Кибрит, в исполнении Лидии Вележевой, а Зиночка в 23-м фильме упоминается как некоторое время назад погибшая в автокатастрофе.

Слово «кибрит» в переводе с болгарского означает «спички» (упоминается в фильме «Черный маклер»).

Начальник следственного управления[править | править вики-текст]

Полковник Скопин в деле № 10 («Ответный удар»)

Образ начальника ЗнаТоКов претерпевает метаморфозы по мере развития сериала. В первых делах этот образ воплощён в полковнике Скопине, начальнике следственного управления, которого играет Семён Соколовский. В первых фильмах цикла ЗнаТоКи действуют самостоятельно и не нуждаются в руководящих указаниях свыше, а их начальство почти незаметно. Так, в деле № 4 («Повинную голову…») Скопин соглашается с предложением Знаменского отпустить домой Маслову, в деле № 6 («Шантаж») Скопин мимолётно появляется, чтобы проявить заботу о Зиночке, которую позволила себе шантажировать банда похитителей золота с приисков, а в деле № 7 («Несчастный случай») Скопин посылает к Знаменскому журналиста. В деле № 2 («Ваше подлинное имя») Знаменский даже позволяет себе повышать голос на Скопина в разговоре с ним по телефону, когда требует отсрочки по делу (правда, то, что он разговаривает именно со Скопиным и, что он частенько позволяет себе на него кричать, понятно из напечатанных повестей Лавровых, а не из самих телеспектаклей).

В деле № 10 («Ответный удар»), когда сериал впервые снимается с размахом (в цвете, в трёх сериях и в зданиях МВД), образ милицейского начальника преображается. В этом фильме цикла Скопин лично инициирует расследование и постоянно координирует взаимодействие милиции и ОБХСС, а когда над Знаменским повисает подозрение в доведении подследственного Баха до самоубийства, сам берётся за расследование и доводит дело до завершения. На экране ещё один идеальный образ — образ милицейского начальника, строгого к расхитителям, но сочувствующего бывшему освободившемуся преступнику, а также подчёркнуто внимательного к витиевато выражающейся старой женщине, обращение которой к Скопину и даёт толчок всему делу. Похожий образ начальника зритель может наблюдать и в деле № 14 («Подпасок с огурцом»), где Скопин снова принимает участие в следственных мероприятиях, воспитывая молодого следователя Зыкова, которого играет Борис Щербаков. В деле № 17 («Он где-то здесь») Скопин предстаёт уже в чине генерала и справедливо рекомендует Знаменскому не затягивать прямое объяснение с женой Артамонова, Галиной.

В деле № 16 («Из жизни фруктов») образ милицейского начальства иной. Евгений Соковин из службы внутренней безопасности милиции изучает поступивший сигнал о взятке, якобы данной Знаменскому кладовщиком Малаховым, которого играет Леонид Куравлёв, и по совместительству «заменяет начальство». Давнее знакомство Соковина и Томина оставляет определённый отпечаток панибратства на отношениях Соковина и ЗнаТоКов, и Соковин ведёт себя значительно мягче Скопина. В деле № 18 («Полуденный вор») начальником ЗнаТоКов оказывается полковник Алексеев (роль исполняет Аристарх Ливанов), который грозит героям выговором за сорвавшееся преследование угонщиков машины, а в деле № 21 («Без ножа и кастета») роль начальства достаётся безымянному генералу, которого играет Павел Морозенко. В этом фильме цикла генерал также выступает инициатором и координатором расследования, однако в отличие от предыдущих начальников и выглядит, и говорит этот генерал значительно добрее. В фильме он всё время как бы извиняется перед Знаменским за возникающие трудности и за давление партийных органов на милицию.

Другие сотрудники милиции[править | править вики-текст]

В связи с тем, что ЗнаТоКи чаще всего расследуют хозяйственные преступления, в сериале регулярно появляются сотрудники ОБХСС. В первых сериях цикла завсегдатай у ЗнаТоКов старший инспектор ОБХСС Михаил Константинович Токарев, которого даже называют «запасным То» вместо Томина. Его играет Анатолий Грачёв. Токарев появляется в делах № 4 («Повинную голову…») и деле № 6 («Шантаж»).

В деле № 10 («Ответный удар») сотрудник ОБХСС представлен более решительным и полезным персонажем капитаном Медведевым, которого играет Юрий Горобец. Медведев оказывает реальную помощь в расследовании дела. В деле № 19 («Пожар») в роли сотрудника ОБХСС Томилина дебютирует в своих в будущем многочисленных милицейских ролях Сергей Гармаш. В этом фильме Томилин на равных участвует в расследовании со ЗнаТоКами и герои не устают подчёркивать, что между ОБХСС и милицией нет никаких проблем, несмотря на трудности с «разграничением сферы влияний».

В деле № 7 («Несчастный случай»), которое связано с наездом на человека, Знаменскому помогает старший инспектор ГАИ Филиппов, которого играет Лев Дуров. В этом фильме Филиппов фактически заменяет Томина по своим функциям. Также у Филиппова эпизодическое появление в деле № 8 («Побег»), где он поздравляет мать Знаменского с юбилеем.

Ковальский[править | править вики-текст]

Телезрители имеют возможность проследить жизненный путь Ковальского, который находится под следствием в деле № 2 («Ваше подлинное имя»), в местах заключения в деле № 8 («Побег») и на свободе в деле № 14 («Подпасок с огурцом»). Виртуозный мошенник по кличке «Хирург», отбывая наказание, преображается в честного труженика комиссионного магазина, который в деле № 14 помогает Томину «затесаться в среду коллекционеров». Играет Ковальского Григорий Лямпе. Ковальский очень артистичен, имеет типичный для мошенника и афериста характер и манеру держать себя, музыкален, поёт тенором.

Структура сюжета[править | править вики-текст]

Тройка главных героев составляет единую команду по функциональному признаку — у каждого из ЗнаТоКов своя роль: Знаменский проводит допросы и работает с документами, Томин ищет улики и охотится за подозреваемыми, а Кибрит проводит технические экспертизы. Как правило, все решения ЗнаТоКов коллективные, они советуются друг с другом. Типичному для многих детективных историй индивидуальному любопытству и стремлению сыщика в «ЗнаТоКах» места почти не отведено, здесь коллективный ум работников милиции борется против коллектива преступников, и этот обоюдный коллективизм типичен для советской идеологии[1].

В отличие от типичного детектива, в большинстве фильмов цикла преступник известен практически сразу, и интрига закручивается лишь вокруг привлечения преступника к ответу — сумеют ли докопаться ЗнаТоКи до истины? Частичными исключениями являются только дела 17 («Он где-то здесь») и 19 («Пожар»), где главные «злодеи», Щепкин и Уварова, проявляются только во второй половине фильма. Неоднократно главной загадкой фильма становятся причины нелогичного поведения подозреваемого или свидетеля. Например, зрителям не сразу открываются причины необычного поведения Петрова-Федотова в деле № 2 («Ваше подлинное имя»), Власова в деле № 9 («Свидетель»), Тобольцева в деле № 11 («Любой ценой») или Кирпичёва в деле № 12 («Букет на приёме»). С другой стороны, как и принято в современном жанре сериалов, в том числе детективных, главные герои оставались совершенно неизменными в течение всего периода. Георгий Мартынюк, отзываясь о роли Знаменского, жалуется:

« Мне порой было даже скучновато играть эту роль, там же в характерах ничего не развивалось[7]. … тогда я соглашался практически на любые роли, даже особо не читая сценарий — только чтобы сыграть что-то новое, другое. Поднадоедал мне Знаменский[19]. »

В «ЗнаТоКах» много внимания уделяется психологии преступления, и характеры преступников и их пособников иногда даже затмевают собой главных героев сериала[8]. В соответствии с идеологией сериала и поставленным в МВД задачам, Ольгa и Александр Лавровы уделяют много места исследованию механизма втягивания в преступление, при этом зритель отчасти сочувствует втягиваемым персонажам, но не сочувствует матёрым преступникам-рецидивистам, которые их втягивают. Так, в деле № 3 («С поличным») наивный Силин становится жертвой «заботы» рецидивиста Башки, в деле № 4 («Повинную голову») Маслову соблазняет не вызывающий сочувствия Кудряшов, в делах № 5 («Динозавр») и № 13 («До третьего выстрела») бывалые уголовники втягивают в преступную среду молодёжь, в деле № 6 («Шантаж») жертвой пут Праховой оказывается рано осиротевший Миркин. В делах № 10 («Ответный удар») и № 17 («Он где-то здесь») втянутые в чуждую для себя преступную среду Бах и Артамонов в результате трагически погибают, а в делах № 12 («Букет на приёме») и № 20 («Бумеранг») Кирпичёву и Барсукову удаётся мужественно противостоять коварным замыслам преступников и они после некоторых колебаний твёрдо вступают на праведный путь. Характерно, что обе роли с перерывом в 9 лет играет один и тот же актёр Василий Бочкарёв. В ряде фильмов цикла внимание уделяется воспитательной работе среди персонажей, которые наблюдают за моральным падением окружающих, но не пытаются их спасти. Так, в деле № 4 («Повинную голову…») вызывает негодование утрированная наивность мужа Масловой, в деле № 11 («Любой ценой») удивляет отстранённость отца семьи Холиных, который игнорирует моральное падение сыновей, а в деле № 19 («Пожар») деловая, честная, но ни во что не вмешивающаяся Гуторская по техническим причинам сама попадает под статью из-за того, что вовремя не попыталась удержать от хищений свою начальницу Стольникову.

Характерен также повторяющийся из фильма в фильм образ исключительно честной женщины, которую невозможно вовлечь в преступные махинации, и она либо удерживает своего мужчину от преступной деятельности, либо отворачивается от него, когда про эту деятельность узнаёт. Зачастую муж или любовник такой женщины вынужден до последнего момента скрывать от неё свою преступную жизнь. В деле № 10 («Ответный удар») такой женщиной является жена Баха, Мария, в деле № 12 («Букет на приёме») подруга Кирпичёва — Варя Санатюк, а в деле № 16 («Из жизни фруктов») дочь директора плодоовощной базы, Лена Чугунникова, которая возмущена открывшейся двойной жизнью своей матери. В деле № 17 («Он где-то здесь») этот образ воплощён в жену Толи Артамонова, Галину, а в деле № 18 («Полуденный вор») он просматривается у Раисы Глазуновой, которая решительно отвергает Царапова, когда обнаруживается, что он вор. В определённом смысле все эти женщины — утрированные копии Шахини, Елены Романовны Шаховой, из дела № 1 («Чёрный маклер»), которая пишет анонимки на собственного мужа, когда случайно узнаёт, что тот задумал убийство, чтобы уйти от ответственности за многочисленные хозяйственные преступления. Персонаж Шахини, однако, фигура более сложная и противоречивая, и её последующие дубликаты, по сравнению с ней, идеальны.

Излюбленный приём Лавровых — переплетать два отдельных преступления таким образом, чтобы в концовке фильма они каким-то образом соединились. Чаще всего ЗнаТоКи, начиная расследование таких преступлений порознь, обнаруживают, что нити ведут в один и тот же рассадник «зла». Хотя первая попытка такого сюжетного хода Лавровым не удалась — повесть «Чёрный маклер» была разбита редактором и режиссёром на два отдельных дела: № 1 («Чёрный маклер») и дел № 3 («С поличным»), впоследствии этот приём был использован многократно. Так, в деле № 2 («Ваше подлинное имя») мошенник по кличке «Хирург» помогает вывести на чистую воду шпиона, который сидит с ним в одной камере, а в деле № 10 («Ответный удар») эпицентром хищения цветных металлов, которое начинает расследовать Знаменский, и квартирных краж, над которыми бьётся Томин, оказывается городская свалка. В деле № 14 («Подпасок с огурцом») и кража картин из музея, и подделка изделий Фаберже приводят ЗнаТоКов в дом Боборыкиных, а в деле № 16 («Из жизни фруктов») перекупщики с рынка, задержанные Томиным, оказываются связанными с продовольственной базой, где в роли представителя Комитета народного контроля появляется Знаменский. В деле № 18 («Полуденный вор») квартирный вор Царапов, за которым охотится Томин, в результате попадается при попытке ограбить квартиру предводителя банды угонщиков машин Пузановского, которого ЗнаТоКи тоже ловят весь фильм в связи с угонами машин, а в деле № 21 («Без ножа и кастета»), которое посвящено борьбе с проворовавшимся начальником ЖЭКа Мусницким, аферисты Алик Лямин с своей наводчицей-портнихой грабят номинальную уборщицу-миллионершу этого же ЖЭКа Соню Нарзоеву.

В сюжетах многих фильмов цикла обыгрываются противоречия между более решительным Томиным и более осторожным Знаменским. Чаще в итоге Знаменский оказывается прав. Например, в деле № 2 («Ваше подлинное имя») внимательность Знаменского позволяет распознать в бродяге — шпиона, а торопливый Томин видит в нём лишь «обычного вруна и пропойцу». В деле № 12 («Букет на приёме») Томин торопится принять на веру миф о крупной сумме, хранившейся у Петуховых, а также изначально убеждён в виновности Кирпичёва и Вари Санатюк, тогда как Пал Палыч «дозревает» до допроса Кирпичёва и аккуратно распутывает сложный клубок. Аналогично, в деле № 17 («Он где-то здесь») Томин торопится заподозрить ранее судимого Бардина, а в деле № 20 («Бумеранг») спешит с ошибочным арестом Виктора Подкидина. Однако в другом эпизоде дела № 17 решительность Томина оказывается верной, и ЗнаТоКам, по плану Томина, наскоком удаётся заставить признаться Щепкина.

В кино и наяву[править | править вики-текст]

Цензура[править | править вики-текст]

Министерство внутренних дел СССР являлось и заказчиком, и спонсором, и главным цензором сериала[4]. В СССР все телевизионные программы подвергались цензуре [1], и авторы и редакторы сериала регулярно должны были получать множество разрешений от различных государственных инстанций, прежде чем очередная серия могла выйти на экран.

Во времена Щёлокова главным цензором сериала от МВД были консультанты картины генерал Борис Викторов и полковник Владимир Статкус. По их требованию, например, ЗнаТоКи бросают курить, а на романе между Знаменским и Кибрит авторы вынуждены поставить крест[20]. По воспоминанием главного режиссёра Вячеслава Бровкина:

« у нас было несколько консультантов, главный из которых — генерал-лейтенант Викторов, заместитель министра внутренних дел. Викторов получал сценарий каждой серии, внимательно его прочитывал, записывая на полях свои предложения и замечания. А потом вызывал съёмочную группу к себе на ковёр в здание министерства на улице Огарёва. Но не скажу, что с его стороны по отношению к нам принимались какие-то особо жёсткие меры[11]. »

Со стороны телевидения цензуру осуществляли тогдашние председатель Гостелерадио Сергей Лапин и главный редактор Энвер Мамедов, и с ними новые серии авторы обсуждали ещё на уровне замысла[15]. Эмилия Каширникова, редактор ЗнаТоКов так описывает свои мытарства:

« на сценарии приходилось получать подписи до 6-7 начальников разных организаций и служб: следственных органов, милиции, ОБХСС, пожарных. И это при том, что имелось разрешение от главного консультанта Б. А. Викторова. Существовала ещё и цензура на телевидении, её представители перед выходом в эфир визировали сценарии.
А однажды была неожиданная и неприятная ситуация, связанная уже с готовым фильмом «До третьего выстрела». В воскресенье главный консультант с внуком, который учился тогда в начальных классах, приехали смотреть готовую работу. В фильме — главная героиня (её роль исполняла Анна Каменкова) отвечала за работу с молодёжью. В финале её убивали подростки, которым в руки попало оружие преступника. Вечером после просмотра консультант звонит авторам и требует переделать финал готового фильма, так как гибель замечательной молодой сотрудницы милиции не понравилась внуку. Долгие переговоры с консультантом привели к тому, что мы вынуждены были переснимать небольшую сцену и переозвучивать текст, который объяснял зрителям, что героиня ранена. Сколько эмоций вызвала бы истинная причина пересъёмки у режиссёра и актёров. Мы ведь скрывали её[10].
»
Начальник ЖЭКа Мусницкий делает последнюю отчаянную попытку дозвониться к своему покровителю Михаил Самсонычу в деле № 21 («Без ножа и кастета»)

После смерти Л. И. Брежнева пришедший на его пост Ю. В. Андропов сменил руководство МВД, и консультанты сериала тоже поменялись. По воспоминаниям Александра Лаврова, однажды Андропов лично принял участие в цензурировании сериала и полностью изменил вторую часть дела № 17:

« Сценарий фильма «Он где-то здесь» С. Г. Лапин сам прочёл с нами обсудил, самолично потом поставил фильм в программу. А какой-то его же подчинённый в последний момент снял с показа, да ещё обвинил Председателя Гостелерадио в… антипартийности! Повезли на дачу генсеку Ю. В. Андропову. «Так резко ещё рано», — вынес он приговор. Пришлось вторую половину детектива изобретать и снимать заново, и зрителям преподнесли сей гибрид[15] »

По воспоминаниям Эльзы Леждей, цензура МВД также следила за тем, чтобы сериал не являлся для преступников источником полезной информации о работе милиции. В советское время за неимением других источников информации потенциальные преступники внимательно смотрели сериал, чтобы овладеть методами работы и знать, каких именно экспертиз стоит опасаться[20]. Например, в начале 1970-х годов была задержана банда ростовских братьев Толстопятовых, которые, как оказалось, регулярно просматривали «ЗнаТоКов»[16].

Влияние телесериала на реальную жизнь[править | править вики-текст]

Обратной стороной строгого государственного контроля над телевидением являлось то, что если всё-таки какой-то сюжет допускался к эфиру, из этого можно было делать выводы об официальной государственной позиции по данному вопросу. В результате, чиновники на местах могли делать организационные выводы из транслируемых художественных произведений. Ольга и Александр Лавровы приводят такие известные им примеры, когда очередной фильм цикла имел неожиданные последствия. После выхода фильма «Подпасок с огурцом» Совет Министров СССР принял долго тормозившееся постановление, ужесточающее вывоз из СССР художественных ценностей. После выхода фильма «Из жизни фруктов» Министерство финансов изменило порядок ведения документации на овощных базах страны, проблемы с которым обсуждали Знаменский и директор базы Чугунникова.

Георгий Мартынюк и Леонид Каневский считали, что «ЗнаТоКи» способствуют улучшению работы милиции тем, что создают её положительный образ[9][18]. Кроме этого, многие работники МВД и создатели сериала отмечают факт падения преступности во время трансляций «ЗнаТоКов»[7][11]. Марк Минков также вспоминает, что работникам МВД понравилась идея тройки, которая фигурировала в сериале, и один из милицейских генералов предлагал таким образом построить реальную работу милиции[13].

Сериал оставил след и в популярной культуре. Например, в СССР было снято два мультфильма, кукольный и рисованный, с названием «Следствие ведут Колобки», пародирующим название цикла. Про ЗнаТоКов был снят сюжет «Улика» в 64 номере детского киножурнала Ералаш. «ЗнаТоКи» фигурировали и в фильме-комедии Леонида Гайдая «Частный детектив или Операция „Кооперация“», где трое молодых милиционеров пришли на смену "ушедшим на пенсию в кооператив" ЗнаТоКам. Позже появилась публицистическая передача с участием Леонида Каневского «Следствие вели...»  о самых «громких» преступлениях, совершённых в СССР.

Актёры и герои[править | править вики-текст]

Как случается с актёрами длительных сериалов, образы их героев тесно переплелись с их собственными, и многие люди прямо отождествляли Леонида Каневского и Георгия Мартынюка с работниками милиции. До определенной степени это делали и сами актёры, например Леонид Каневский регулярно отмечает День милиции как свой праздник[18]. Георгий Мартынюк вспоминает:

« На меня обрушилась такая лавина славы, что даже по улице невозможно было пройти, чтобы не услышать: «Пал Палыч!» Мне кажется, люди и фамилии моей настоящей не знали, для них я был — Пал Палыч Знаменский[7]. »

Георгий Мартынюк мог в последний момент обнаружить, что его авиабилет выписан на фамилию «Знаменский», а Леонид Каневский мог услышать от остановившего его инспектора ГАИ фразу «Осторожнее, товарищ Томин!»[11] Эти обстоятельства закрыли основным актёрам другие роли в кино. В Театре на Малой Бронной от хохота зрителей срывался спектакль, где Мартынюк и Каневский играли заключённых. Увидев Знаменского и Томина на нарах, публика начинала хохотать[6].

В редакцию «ЗнаТоКов» приходили тысячи писем с просьбой помочь в расследовании зависших дел. Редактор цикла Эмилия Каширникова вспоминает:

« У моего стола стояли мешки с письмами. Читать многие из них было невероятно тяжело: родители просили разобраться, почему в армии погиб их единственный сын, кто его расстрелял из-за национальности; отец девочки, погибшей от лопастей моторной лодки, прислал толстую тетрадь с расчётами, доказывающими виновность того, кто управлял лодкой; мать доказывала невиновность сына — студента, обвинённого в убийстве и т.д.) Я потеряла сон, рассылая эти обращения в разные инстанции: в прокуратуру, в следственные органы, в различные министерства[10]. »

Леонид Каневский вспоминает такой случай:

« Однажды прихожу я в театр перед началом спектакля. Вахтёр говорит мне: там вас какая-то женщина дожидается. Подхожу, спрашиваю: вы ко мне? Она обрадовалась. И стала рассказывать свою историю. Бедняжка из Сухуми приехала. У неё там серьёзные проблемы были, а местная милиция их решить не смогла. Один из родственников и посоветовал ей, мол, езжай в Москву к Томину, он точно поможет. Слушаю я её внимательно, начинаю расспрашивать, а потом ловлю себя на мысли: что я делаю? Как я, актёр, смогу ей помочь? Но помог. Дал телефон адвоката, который смог вникнуть в её проблему и разобраться в сложившейся ситуации[18]. »

Сюжетные приёмы[править | править вики-текст]

Приёмом, красной нитью прошедшим через фильмы цикла, являются словесные игры с именами и фамилиями персонажей. Не только фамилии Знаменский, Томин и Кибрит подобраны Лавровыми так, чтобы сформировать акроним «ЗнаТоКи», но и имена и фамилии других разовых персонажей часто подбирались так, чтобы в середине фильма их можно было обыграть. Так, в деле № 7 («Несчастный случай»), молодой водитель такси, сбивший на тротуаре пешехода, носит фамилию Каталин, и сетует: «Докатался, Каталин!», а в деле № 20 («Бумеранг») про ошибочно арестованного в результате хитрого замысла настоящих преступников бывшего уголовника Подкидина Знаменский говорит: «И Подкидина нам подкинули». Имя-отчество вроде бы овдовевшей жены Миловидова в деле № 15 («Ушёл и не вернулся») — Алёна Дмитриевна, что используется как аллюзия на строчку из Песни про купца Калашникова Михаила Лермонтова «Молодая вдова Алёна Дмитриевна». Фамилия расхитителя в деле № 1 («Чёрный маклер»), «Шахов» даёт возможность наделить его жену кличкой Шахиня, а фамилия расхитителя в деле № 16 («Из жизни фруктов»), «Васькин» обыгрывается в заголовке стенгазеты «А Васькин слушает да ест» с намёком на басню Крылова «Кот и повар».
Часто фамилия или имя персонажа его полностью характеризуют. Так, в деле № 18 («Полуденный вор») склонный к обжорству член банды угонщиков носит фамилию «Пузановский», а вор-гастролёр носит фамилию «Царапов» от слова «цап-царап», в деле № 15 («Ушёл и не вернулся») «провинциальный лев» и обольститель женщин — «Валетный», а хитрый преступник, которому поначалу удаётся изобразить из себя жертву, — «Миловидов». В деле № 14 («Подпасок с огурцом») работницу сферы искусств зовут Муза Анатольевна, молодой скульптор Ким Фалеев, выдавая свои произведения за работы Карла Фаберже, ставит на них подлинное клеймо знаменитого мастера с такими же, как и у него, инициалами «К.Ф.» и так далее.

Фильмы цикла[править | править вики-текст]

  1. 1971 — Дело № 1 Следствие ведут ЗнаТоКи. Чёрный маклер
  2. 1971 — Дело № 2 Следствие ведут ЗнаТоКи. Ваше подлинное имя
  3. 1971 — Дело № 3 Следствие ведут ЗнаТоКи. С поличным
  4. 1971 — Дело № 4 Следствие ведут ЗнаТоКи. Повинную голову…
  5. 1972 — Дело № 5 Следствие ведут ЗнаТоКи. Динозавр
  6. 1972 — Дело № 6 Следствие ведут ЗнаТоКи. Шантаж
  7. 1972 — Дело № 7 Следствие ведут ЗнаТоКи. Несчастный случай
  8. 1973 — Дело № 8 Следствие ведут ЗнаТоКи. Побег
  9. 1973 — Дело № 9 Следствие ведут ЗнаТоКи. Свидетель
  10. 1975 — Дело № 10 Следствие ведут ЗнаТоКи. Ответный удар
  11. 1977 — Дело № 11 Следствие ведут ЗнаТоКи. Любой ценой
  12. 1978 — Дело № 12 Следствие ведут ЗнаТоКи. «Букет» на приёме
  13. 1978 — Дело № 13 Следствие ведут ЗнаТоКи. До третьего выстрела
  14. 1979 — Дело № 14 Следствие ведут ЗнаТоКи. Подпасок с огурцом
  15. 1980 — Дело № 15 Следствие ведут ЗнаТоКи. Ушёл и не вернулся
  16. 1981 — Дело № 16 Следствие ведут ЗнаТоКи. Из жизни фруктов
  17. 1982 — Дело № 17 Следствие ведут ЗнаТоКи. Он где-то здесь
  18. 1985 — Дело № 18 Следствие ведут ЗнаТоКи. Полуденный вор
  19. 1985 — Дело № 19 Следствие ведут ЗнаТоКи. Пожар
  20. 1987 — Дело № 20 Следствие ведут ЗнаТоКи. Бумеранг
  21. 1988 — Дело № 21 Следствие ведут ЗнаТоКи. Без ножа и кастета
  22. 1989 — Дело № 22 Следствие ведут ЗнаТоКи. Мафия
  23. 2002 — Дело № 23 Следствие ведут ЗнаТоКи. Третейский судья
  24. 2003 — Дело № 24 Следствие ведут ЗнаТоКи. Пуд золота

Пародии[править | править вики-текст]

  • Аркадий Хайт написал на сериал пародию «Следствие ведут знахари. Сто двадцать четвёртая серия. Плёвое дело» (опубликована в книге «Не надо оваций»).[21]
  • В фильме Леонида Гайдая «Частный детектив, или Операция «Кооперация»» есть небольшая пародия на «Следствие ведут знатоки»: расследующая дело о похищении кооператора милиция решает пригласить знаменитых «Знатоков», однако старый состав (Знаменский, Томин, Кибрит) перешли на работу в кооператив, а за работу берётся новый состав.
  • В передаче «ОСП-студия» была пародия под названием «Следствие ведут милицанеры. Дело № 13. Самое сложное». Знатоки (Павел Кабанов — Знаменский, Татьяна Лазарева — Кибрит и Михаил Шац — Томин) раскрывают несколько дел, однако получают выговоры — Томин не записался в шахматный кружок, Кибрит пропустила репетицию концерта ко Дню милиции, а Знаменский не уплатил профсоюзные взносы.[22]
  • Название сериала пародируется в мультфильме «Следствие ведут Колобки».

См. также[править | править вики-текст]

  • Следствие вели... — цикл документальных передач о самых «громких» преступлениях, совершённых в СССР. Повествование сопровождается рассказами о повседневной жизни советских граждан. Ведущий — Леонид Каневский.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 Serguei Oushakine. Crimes of Substitution: Detection in Late Soviet Society // Public Culture. — Т. 15. — № 3. — С. 427-451. — ISSN 0899-2363.
  2. 1 2 Андрей Дятлов. Галина Вишневская: «Мой долг — рассказать о Щёлокове» // Комсомольская правда в Украине. — 2010. — № 19 октября.
  3. 1 2 3 4 Щёлоков и Гувер: как приручить мастеров культуры?
  4. 1 2 3 Elena Prokhorova. Can the Meeting Place Be Changed? Crime and Identity Discourse in Russian Television Series of the 1990s // Slavic Review. — 2003. — Т. 62. — № 3. — С. 512-524.
  5. 1 2 3 4 Телесериал «Намедни», серия № 18.
  6. 1 2 3 Олег Кашин. «Следствие ведут ЗнаТоКи». Ретрорецензия // Деловая газета Взгляд. — 2006. — № 10 ноября.
  7. 1 2 3 4 5 6 Интервью с Георгием Мартынюком на сайте Люди.ru
  8. 1 2 3 Александр Трошин. Детектив на каждый день // Советский экран. — 1975. — № 23 (декабрь).
  9. 1 2 Программа Владимира Познера с участием Георгия Мартынюка
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Воспоминания Эмилии Андреевны Каширниковой в «Музее радио и телевидения»
  11. 1 2 3 4 5 6 7 Александр Славуцкий. Убьёте Томина — продадим телевизор! // газета Труд. — 2005. — № 176 (22 сентября).
  12. Марк Минков — лауреат премии МВД.
  13. 1 2 3 4 История хита «Незримый бой» на сайте Роскультура
  14. В фильме Константина Худякова «Смерть в кино» (1990 г.) обыграна схожая ситуация: сторож съёмочной площадки (Иван Бортник) всерьёз считает Актёра (Леонид Каневский) сыщиком Шуриком, и испытывает шок, когда убеждается в обратном.
  15. 1 2 3 4 Ольга и Александр Лавровы. Предисловие к книге «Шантаж. Криминальные повести.» «Ладога ЛТД», МП «Детектив», 1993
  16. 1 2 Ф. Раззаков. Бандиты семидесятых. 1970—1979. — М.: Эксмо, 2008. — 670 с. — ISBN 978-5-699-27142-9.
  17. 1 2 Людмила Грабенко. О своих похоронах Эльза Леждей просила никому не сообщать — хотела, чтобы они были немноголюдными // газета Бульвар Гордона. — 2011. — № 23(318).
  18. 1 2 3 4 Евгений Катышев. Знатоки востребованы всегда // газета Щит и Меч. — № 25(1281).
  19. Георгий Мартынюк. Знаменский мне так надоедал, что я брался за любую роль // Вечерняя Москва. — 2006. — № №44 (24335) от 16 марта.
  20. 1 2 Познавательный журнал Школа Жизни.ру
  21. Аркадий Хайт, «Не надо оваций», Москва, «Искусство», 1982. Стр. 121—127.
  22. П Винс и Д Никулин в ОСП Студия Следствие ведут знатоки — YouTube

Ссылки[править | править вики-текст]

Фильмы серии «Следствие ведут ЗнаТоКи»
Исполнители главных ролей
Знаменский — Георгий Мартынюк | Томин — Леонид Каневский | Кибрит — Эльза Леждей
Фильмы серии
Чёрный маклер | Ваше подлинное имя | С поличным | Повинную голову | Динозавр | Шантаж | Несчастный случай | Побег | Свидетель | Ответный удар | Любой ценой | «Букет» на приёме | До третьего выстрела | Подпасок с огурцом | Ушёл и не вернулся | Из жизни фруктов | Он где-то здесь | Полуденный вор | Пожар | Бумеранг | Без ножа и кастета | Мафия | Третейский судья | Пуд золота