Смирнова, Александра Осиповна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Александра Осиповна Смирнова
Rosset.jpg
А. О. Смирнова-Россет.
Акварель П. Ф. Соколова, 1835 год
Имя при рождении:

Александра Осиповна Россет

Род деятельности:

фрейлина двора

Дата рождения:

6 марта 1809({{padleft:1809|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:6|2|0}})

Место рождения:

Одесса, Российская империя

Гражданство:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя

Дата смерти:

7 июня 1882({{padleft:1882|4|0}}-{{padleft:6|2|0}}-{{padleft:7|2|0}}) (73 года)

Место смерти:

Париж, Франция

Отец:

Осип Иванович Россет

Мать:

Надежда Ивановна Россет (Лорер)

Супруг:

Николай Михайлович Смирнов

Александра Иосифовна (Осиповна) Смирнова (6 марта 1809(18090306), Одесса7 июня 1882, Париж); урождённая Россет, известная также как Россети и Смирнова-Россет — фрейлина русского императорского двора, знакомая, друг и собеседник А. С. Пушкина, В. А. Жуковского, Н. В. Гоголя, М. Ю. Лермонтова. Ей приписываются откровенные, подчас язвительные и не всегда достоверные воспоминания о жизни русского общества первой половины XIX века.

Происхождение[править | править исходный текст]

Старшая дочь в большой одесской семье (у Александры было ещё четыре брата) Осипа Ивановича, офицера русской армии, друга и дальнего родственника дюка Ришельё, и Надежды Ивановны Россет (урождённой Лорер). По матери племянница декабриста Н. И. Лорера. Братья Александры — Александр и Климентий Россеты (Россети) — также принадлежали к окружению Пушкина, а брат Аркадий одно время ухаживал за его свояченицей — А. Н. Гончаровой и впоследствии был Виленским и Минским гражданским губернатором.

Осип Иванович Россет происходил из старинного французского рода, был комендантом порта Одессы, умер во время эпидемии чумы в городе в 1814 году. Мать вскоре вторично вышла замуж за И. К. Арнольди (1780—1850). Детей отдали на воспитание бабушке Екатерине Евсеевне Лорер (урожд. Цициановой) в имение Громаклея под г. Николаевым. Позже дети учились в Петербурге: сыновья в Пажеском корпусе, Александра в Екатерининском институте[1].

Фрейлина императрицы[править | править исходный текст]

Ко времени окончания Екатерининского института Александра потеряла мать и бабушку. Она становится фрейлиной вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны, после её смерти в 1828 году — императрицы Александры Фёдоровны. Привлекательная, умная, с «острым язычком», одна из любимых фрейлин императрицы, «на короткой ноге» с Николаем Павловичем и его братом Михаилом, Россет тем не менее не ограничивала интересы придворной жизнью. Она дружила с дочерью Карамзина Софьей Николаевной и посещала салон её мачехи Е. А. Карамзиной — центр петербургской культурной жизни в 20-40-х годах XIX века.

В их доме Александра Осиповна познакомилась с А. И. Кошелевым, который страстно в неё влюбился и хотел жениться на ней. Но из-за её привязанности к большому свету и разных взглядов на будущее этот брак не состоялся[2]. Круг поклонников и друзей Александры Осиповны составляли знаменитые писатели и поэты: Пушкин, В. Ф. Одоевский, П. А. Вяземский, Жуковский и многие другие.

Все мы, более или менее, были военнопленными красавицы; кто более или менее уязвленный, но все были задеты и тронуты. Кто-то из нас прозвал смуглую, южную, черноокую девицу Donna Sol — главною действующею личностью испанской драмы Гюго. Жуковский, который часто любит облекать поэтическую мысль выражением шуточным и удачно-пошлым, прозвал её «небесным дьяволёнком». Кто хвалил её черные глаза, иногда улыбающиеся, иногда огнестрельные; кто — стройное и маленькое ушко, эту аристократическую женскую примету, как ручка и как ножка; кто любовался её красивою и своеобразною миловидностью. Иной готов был, глядя на неё, вспомнить старые, вовсе незвучные, стихи Востокова и воскликнуть: «О, какая гармония В редкий сей ансамбль влита!»

— «Старая записная книжка»

Незаурядная, много и серьёзно читающая, хорошо знающая русский язык (учителем русской словесности в Екатерининском институте был П. А. Плетнёв) и в то же время молодая красавица, остроумная и простая в общении, привлекала талантливых и известных людей. Материальное положение её в те годы было тяжёлым: Россеты не имели средств к существованию, так как их мать завещала отцовское имение своим детям от второго брака.

Замужество[править | править исходный текст]

Н. М. Смирнов.
Художник Ф. Крюгер, 1835

11 февраля 1832 года бесприданница Александра вышла замуж за Николая Михайловича Смирнова (1807—1870), чиновника Министерства иностранных дел, владельца подмосковной усадьбы Спасское. Это была блестящая партия, и — брак по расчёту. Впоследствии Смирнова говорила, что любила мужа не более, чем дружески.

В 1833—1837 годах несколько раз выезжала за границу на лечение, жила в Берлине, Карлсбаде, Мариенбаде. К этому времени относится её знакомство с Н. Д. Киселёвым, перешедшее во взаимное увлечение.

Известие о гибели Пушкина застало Смирновых в Париже, где Николай Михайлович служил в русском посольстве. Из письма А. О. Смирновой П. А. Вяземскому:

Я также была здесь оскорблена, и глубоко оскорблена, как и вы, несправедливостью общества. А потому я о нём не говорю. Я молчу с теми, которые меня не понимают. Воспоминание о нём сохранится во мне недостижимым и чистым. Много вещей я имела бы вам сообщить о Пушкине, о людях и делах; но на словах, потому что я побаиваюсь письменных сообщений.

После смерти дочери Александры весной 1837 года Александра Осиповна покинула Париж и переехала во Флоренцию, потом в Дюссельдорф и, наконец в Баден-Баден. Карьера мужа шла успешно, в 1838 году Смирнов стал церемониймейстером двора, и семья (у супругов уже было трое детей) возвратилась в Петербург. В салоне Карамзиных Александра Осиповна познакомилась с М. Ю. Лермонтовым. В неоконченной повести «Лугин» Лермонтов вывел персонаж, который отождествляют со Смирновой:

Она была среднего роста, стройна, медленна и ленива в своих движениях; чёрные, длинные, чудесные волосы, оттеняли её молодое и правильное, но бледное лицо, и на этом лице сияла печать мысли. Лугин… часто бывал у Минской. Её красота, редкий ум, оригинальный взгляд на вещи должны были произвести впечатление на человека с умом и воображением.

В 1842—1844 годах Смирнова с детьми снова уезжает за границу: в Риме, Ницце она проводила время в обществе художника Иванова и Гоголя. С Гоголем они духовно и душевно близки:

Да благославит вас бог! Вы, любезный друг, выискали душу мою, вы ей показали путь, этот путь так разукрасили, что другим идти не хочется и невозможно

(А. О. Смирнова — Н. В. Гоголю). Потом снова был Париж, участие в светской и культурной жизни «столицы мира», посещение салонов Мицкевича, Свечиной, опять общение с интересными людьми:

Здесь всё кипит, движенье и разноголосица во всех углах. Иезуиты, комюнисты, фурьеристы, славяне, да, и славяне! Всё это толкует, кричит, спорит и сбивает друг друга с толку

Могила Александры Смирновой

Умерла Александра Осиповна в Париже, согласно завещанию похоронена в Москве в некрополе Донского монастыря.

Дети[править | править исходный текст]

  • мальчик, мертворождённый (окт., 1832)
  • Александра Николаевна (1834—1837), близнец.
  • Ольга Николаевна (1834—1893), не замужем.

По поводу первых двух родов Смирновой Пушкин писал жене: «Смирнова родила благополучно, и вообрази: двоих. Какова бабенка, и каков красноглазый кролик Смирнов? — Первого ребёнка такого сделали, что не пролез, а теперь принуждены на двое разделить. Сегодня кажется девятый день — и слышно, мать и дети здоровы».

  • Софья Николаевна (1836—1884). Жена князя Андрея Васильевича Трубецкого (1822—1881).
  • Надежда Николаевна (1840—1899), в замужестве Соррен
  • Михаил Николаевич (1847—1892). Жена Елизавета Смирнова (Тамамшева)

В литературе[править | править исходный текст]

Воспоминания[править | править исходный текст]

Наряду с бесспорными мемуарами, дневниковыми записями от 1845 года и перепиской (впервые изданы в 1920-е и получили большую известность), под именем Смирновой-Россет в 1890-е годы её дочерью, Ольгой, также опубликованы «Записки», содержащие подробные, на нескольких страницах, монологи Пушкина, Жуковского и других.

Подозрения в их подлинности возникли ещё во время их публикации в 1893 году. «Записки» изучали В. Д. Спасович, В. В. Каллаш, оба они пришли к выводу, что они подложны. Анализ текста выявил существенные анахронизмы (например, Пушкин рассуждает о романах Дюма «Три мушкетёра» и Стендаля «Пармская обитель», написанных после его смерти) и совпадение некоторых идей с дневниками публикатора записок — дочери Россет, Ольги Николаевны Смирновой.

По-видимому, это отчасти фальсификация О. Н. Смирновой; если в её основе и лежат какие-то устные рассказы матери, то выявить их едва ли возможно. Сама Ольга Николаевна с одной стороны утверждала, что собрала разрозненные записи матери на разных языках, перевела их и систематизировала, с другой же, что «ничего не исправляла, ничего не изменяла». Многие исследователи указывают, что на «Записках» лежит отпечаток личности Ольги Николаевны и что «Записки» по стилю резко отличаются от подлинных воспоминаний Александры Осиповны.

Мнения же о подлинности «Записок» высказывали Д. С. Мережковский, В. В. Сиповский, А. О. Андреевич и В. А. Розов[3].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. А. О. Смирнова-Россет. Воспоминания. Письма.: М. Правда, 1990 г., с.6
  2. Записка А. И. Кошелёва.
  3. К вопросу о достоверности так называемых «Записок» А. О. Смирновой // Записки А. О. Смирновой, урождённой Россет (с 1825 по 1845 гг.). — М.: Московский рабочий; НПК «Интелвак», 1999. — 412 с. ISBN 5-239-01936-3

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]