Совня

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Наконечник совни
Ратники в тегиляях и шапках железных (Левый — с совней, правый — с рогатиной)[1].

Со́вня, совна, совь — древковое оружие с изогнутым однолезвийным наконечником, насаженным на длинное деревянное древко. В широком смысле слова совней называется любое оружие типа глефы с однолезвийным наконечником[2], подобное оружие использовалось многими народами и могло дополняться крюками или шипами. Применительно к русскому оружию данный термин впервые встречается у А. В. Висковатова, который рассматривает совню, как разновидность рогатины[3]. Однако совня, ввиду формы наконечника, обладала не только колющими, но рубящими и режущими свойствами. К её конструктивным аналогам относятся западноевропейское оружие глефа, китайское гуань дао, японская нагината и сибирская пальма.

История[править | править исходный текст]

Ранние сведения[править | править исходный текст]

Точная дата появления совней на вооружении русского войска неизвестна. Ранние упоминания есть в I Новгородской летописи. В 1234 году новгородцы во главе с князем Ярославом разгромили литовцев, которые побежали, побросав оружие, в числе которого были совни (сови). В ходе этой битвы со стороны новгородцев погибло 10 человек, литовцев — гораздо больше, в том числе у них было отбито 300 коней.[4] Однако есть мнение, что под совнями здесь подразумевали сулицы. Это связано с тем, что в оригинале летописи стёрта буква между со и вни, поэтому употреблённый термин неизвестен[5]. Копья с ножевидным наконечником односторонней заточки также иногда называют совнями, но они были довольно редки. Встречались, в основном, в землях Северо-Западной Руси. Ранние археологические находки таких наконечников на Руси относятся к X веку. К тому же они, как правило, отличаются довольно коротким пером.[6] Такие копья совнями не являются.

Русское царство[править | править исходный текст]

Бытование совней на Руси зафиксировано в XVII веке. Наиболее близким оружием, согласно Висковатову, являются относящиеся к тому же периоду типы рогатин с мечевидным наконечником. Совни имели колющее, рубящее и режущее действие. Остриё наконечника было изогнуто вверх, иногда почти под прямым углом. По-видимому преимущественно использовалось в пехоте, где выполняло роль офицерского оружия (в частности сохранилась совня стрелецкого головы)[7][неавторитетный источник?], и в этом плане было аналогом алебард или протазанов. Также совни, согласно реконструкции Висковатова, использовала конница. Однако надо отметить, что в настоящее время не известны письменные или изобразительные источники, подтверждающие применение совней в кавалерии, а сам термин в Московских документах не встречается. В то же время возможно, что похожее оружие могло фигурировать под названием «рогатина». Длина наконечника составляла до 80 см (такой же длины хвостовик), ширина — около 6 см[7]. Однако, в целом, широкого распространения совни не имели, с чем связана их редкость в музеях. Например, в Оружейной палате в 1914 году числилась лишь одна совня XVII века из Большой Государевой Казны под номером 5644[8], в действительности оказавшаяся крупным копьём[9]. В каталоге Артиллерийского музея, составленного в 1877 году, под номером CLXX упоминается совня, украшенная гравировкой с изображением двуглавого орла[10]. Подобного оружия, относящегося к началу XVII века и более раннего времени в музеях нет вовсе[9]. Помимо боевых совней, существовали исключительно субординационные. Например, сохранился прапор XVII века: «Древко крашеное, навершье железное, прорезное копьё, совня длинная и плоская, под нею вырезан венок, и в нём св. Архангел Михаил с мечом в руке»[11].

Изображения, основанные на рисунке Висковатова.

Народное ополчение[править | править исходный текст]

Нож-косарь для колки лучины, конец XIX века.

Во времена борьбы с польско-шведской интервенцией и позднее совни активно применялись пешими народными ополченцами. Тогда надо было срочно изготовить большое число оружия для ополчения, наконечники изготавливались целиком из низкоуглеродистой стали.[12] В других случаях наконечники ковались качественно, с наварным лезвием из твёрдой стали[13]. Подобные наконечники известны по находкам XVI—XVII веков в Москве, Коломне, Белгороде, Чебоксарах. Их длина составляет 275—397 мм, длина пера — 200—275 мм, ширина — 35—72 мм, а диаметр втулки — 30—47 мм.[9]Похожие предметы бытуют в России до начала XX века, но в некоторых случаях это может быть не совня, а, к примеру, нож-косарь для лучины[14], инструмент для колки углей в печи[15] или что-либо похожее. Тем не менее, по предположению О. В. Двуреченского, некоторые из подобных предметов могли применяться и в качестве оружия, как об этом свидетельствуют укреплённая втулка и заострённый наконечник[9]. Кроме того, ряд историков полагает, что некоторые типы этого оружия — не совня, а её простонародный аналог, возможно, с другим происхождением, известный как ласка. Это оружие отличалось от совни произвольной формой наконечника (чаще — с обоюдоострой заточкой), коротким древком (не более 1—1,5 м), произвольным креплением наконечника к рукояти. Оно сохранилось в артелях до XX века и в вырожденной форме представляло собой нож на небольшом древке.[13] В XVII веке и позднее под влиянием сибирских народов казаки и другие люди, заселявшие Сибирь, нередко использовали пальмы, конструктивно аналогичные совням. Они использовались как боевое и охотничье оружие.

«Нож на ратовище»[править | править исходный текст]

Солдаты сводных гренадерских батальонов Екатеринославской армии, вооружённые кавалерийскими карабинами и холодным оружием на древках — «ножами на ратовищах». 1788 г.

В конце XVIII века на вооружении сводных гренадерских батальонов Екатеринославской армии находилось оружие, называемое «ножами на ратовищах». Это оружие было введено по инициативе Потёмкина. 30 марта 1788 года он написал Суворову следующее письмо: «Отправил одного егеря для образца, как быть вооружену баталиону гренадерскому, находящемуся в третьей дивизии. 500 для сего ножей уже к вам отправлено чрез Херсон, а другие 500 отдайте запорожцам. Егеря обучены здесь как прицеливаться с помощью ножа. Выдумка моя ежели вас понравится, я буду рад. Вместо ружей гренадерам дайте карабины, которые стреляют лутче, нежели ружьи, а столько же далеко, будучи легче несравненно и удобнее для заряда скорого. Прикажите пули перелить по калибру карабинов, ружьи от них отобрать, выучить стрелять в цель и ножами, вместо штыков, колоть и рубить вместо сабли». О технике работы ножом он упоминал и в следующем письме от 4 апреля: «Отправляю к тебе, друг сердешной, унтер-офицера Екатеринославского егерского корпуса, который одет и вооружен так, как быть гренодерскому батальону, составленному из рот ярославских и муромских. Прикажи ему перед собой приложиться, утвержаясь на ноже, стоя и на коленках, закинуть ружье за плечо и колоть, и рубить ножем». Суворова новое оружие заинтересовало, и он его модифицировал, добавив, вероятно, погонный ремень, о чём он писал Н. А. Зубову: «Прибудет к Вам гренадер с ножем и помочью для закидывания ножа за плечо к удобности в походе и атак пальбою, что прошу Вас наискорее исправить». В рапорте от 7 апреля сообщалось о доставке в Херсон, помимо «винтовальных» и «гладких» карабинов, 1500 «ножей на ратовищах». Этими ножами были вооружены, кроме двух сводных гренадерских батальонов, запорожские казаки, а в 1790 в Туле было изготовлено 5000 ножей для корпуса пеших Малороссийских стрелков. «Ножи на ратовищах» представляли собой довольно широкие однолезвийные клинки, закреплённые на коротких древках. Лезвие было с небольшим изгибом. Насколько видно из писем, они предназначались для нанесения колющих и рубящих ударов, а также для прицеливания. К московским совням это оружие никакого отношения не имеет, однако возможна их связь с простонародными совнями или охотничьими ножами, которые укреплялись на недлинном древке[16].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению: в 30 т., в 60 кн. / Под ред. А. В. Висковатова. — Ч.(Т.) 1.— Илл. 92.
  2. ГОСТ Р 51215-98
  3. Висковатов, «Историческое описание одежды и вооружения Российских войск», ч.1.
  4. I Новгородская летопись
  5. Лѣтописецъ новгородскій, начинающійся отъ 6525 (1017) году, и кончащійся 6860 (1352) годомъ. Москва, в Синодальной типографии 1819 года.
  6. А. Р. Артемьев, «О редких типах наконечников копий в Новгороде и Новгородской земле», 1990.
  7. 1 2 ТФорум
  8. Путеводитель по Оружейной палате. В.Арсеньев, В.Трутовский. 1914.
  9. 1 2 3 4 Двуреченский О. В. «Холодное наступательное вооружение Московского государства (конец XV — начало XVII века)», 2008.
  10. Н. Е. Бранденбург. Исторический каталог С.-Петербургского Артиллерийского музея. Часть I. 1877.
  11. Древности Российского Государства. Дополнение к III отделению. «Русские старинные знамёна». Лукиан Яковлев (помощник директора Оружейной палаты). Москва, Синодальная типография, 1865.
  12. Культура Углича XVII столетия
  13. 1 2 Воинские союзы на Руси
  14. Словарь Даля, «Лучина»
  15. Найденный клинок — эхо утерянных традиций!?
  16. Олег Леонов «Вооружение „потёмкинских“ гренадер. 1786-96» // «Цейхгауз» № 21

Ссылки[править | править исходный текст]