Соната № 9 для фортепиано (Прокофьев)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Общие сведения[править | править вики-текст]

Фортепианная соната Сергея Сергеевича Прокофьева Ор.103 — соната № 9.

Тональность: До мажор.

Год окончания работы над сонатой: 1947

По окончании Великой Отечественной войны Прокофьев завершает две свои самые масштабные работы: Первую скрипичную сонату и Шестую симфонию. От них далеко отстоит написанная «для себя» и законченная осенью 1947 года Девятая фортепианная соната. В ней мы не находим никакого авторского пафоса, даже сам язык сонаты подчеркнуто занижен; как будто композитор старается убедить современников в том, что эта вещь — проходная. Зато гений С. Прокофьева пытается тут заговорить с потомками; перед нами — философски осмысленный авторский жизненный самоотчет композитора…

Ощущая внешнюю невыигрышность сонаты, назначенный автором для ее исполнения Святослав Рихтер старался оттянуть публичную премьеру, но дальше 60-летного юбилея Сергея Сергеевича делать это было уже неприлично, и, таким образом, 21 апреля 1951 года соната была исполнена. То, что испытал при этом исполнитель, оказалось для него сюрпризом, так как значительно превзошло ожидания: музыка Прокофьева неожиданно явила свой скрытый потенциал, и Рихтер нашел эту музыку «блестящей, простой и даже интимной». Но с ним, по-видимому, могло бы согласиться не так много исполнителей, поскольку и по сей день Девятая соната Прокофьева не относится к числу часто исполняемых произведений.

Части[править | править вики-текст]

Обыная для сонатного стиля 3-частная структура нарушается здесь 4-частным построением (пример подобного же исключения дает нам соната № 29 (Hammerklavier) Бетховена, поскольку она также составлена из 4 частей).

I. Allegretto

II. Allegro strepitoso

III. Andante tranquillo

IV. Allegro con brio ma non troppo presto

Описание[править | править вики-текст]

Первая часть, обозначенная автором как Allegretto, открывается атмосферой подчеркнуто отвлеченного спокойствия, а ее широкие темы поддерживают гармоничный баланс между гротеском и лирикой. Развитие вовлекает их в сложный контрапунктный проход, который все же выдерживает начальное настроение, вплоть до заключения тем и коды, которая всплывает на мгновение перед полупечальным окончанием.

Следующее затем Allegro strepitoso представляет собой искрящееся скерцо, но без той подчёркнутой заострённости, которую мы находим в музыке раннего Прокофьева: здесь постоянно присутствует «за кадром» некоторая рефлексия, сглаживающая нарастание неясного чувства.

Andante tranquillo наполнено сияющей простотой, глубину которой придают нижние регистры, — хотя, на самом деле, неясное чувство получает здесь приращение некоторой оживляемой временами музыкальной идеей, ненадолго будоражащей атмосферу казалось бы неприступного спокойствия. Главная тема постоянно возвращается в различном оформлении, тогда как вторичная идея, с мчащимся полудрожанием голоса в басе, вызывает вдруг краткий кульминационный момент.

Новая ритмичная идея появляется в приглушенной коде, предвозвещающей, однако, бурную главную тему финального Allegro con brio, ma non troppo presto. С ним приходит разработанная в более устойчивых тонах, но уже не скрываемая вторая тема, хотя и тут в целом превалирует сдержанное настроение. Но постепенно борьба этих двух тем сходит на нет, и они уступают место тихой коде, возвращающей слушателя к началу сонаты. Здесь мы наблюдаем удивительно тщательную композиторскую работу по замыканию полного сонатного круга.