София Палеолог

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
София Палеолог
Ζωή Παλαιολογίνα
София Палеолог
София Палеолог. Реконструкция по черепу С. А. Никитина, 1994 г.
Великая княгиня Московская
12 (21) ноября 1472 — 7.04.1503
Предшественник: Мария Борисовна
Преемник: Сабурова, Соломония Юрьевна
 
Вероисповедание: OrthodoxCross(black,contoured).svgПравославие
Рождение: ок. 1455
Смерть: 7 апреля 1503({{padleft:1503|4|0}}-{{padleft:4|2|0}}-{{padleft:7|2|0}})
Род: Palaiologos-Dynasty-Eagle.svg Палеологи
Отец: Фома Палеолог, деспот Морейский
Мать: Екатерина Цаккариа Ахайская
Супруг: Иван III
Дети: Василий и другие

Софи́я Фоми́нична Палеоло́г, она же Зоя[1] Палеологиня (греч. Ζωή Σοφία Παλαιολογίνα, ок. 14557 апреля 1503), великая княгиня московская, вторая жена Ивана III, мать Василия III, бабушка Ивана IV Грозного. Происходила из императорской династии Палеологов.

Биография[править | править исходный текст]

Семья[править | править исходный текст]

Её отец, Фома Палеолог, был братом последнего императора Византии Константина XI и деспотом Мореи (полуостров Пелопоннес).

Морейский деспотат в 1450 году

Её дедом по материнской линии был Чентурионе II Дзаккариа, последний франкский князь Ахайи. Чентурионе происходил из генуэзского купеческого рода. Его отец был поставлен править Ахайей неаполитанским королём Карлом III Анжуйским. Чентурионе унаследовал власть от отца и правил в княжестве до 1430 года, когда деспот Мореи Фома Палеолог начал крупномасштабное наступление на его владения. Это вынудило князя отступить к своему наследственному замку в Мессении, где он и умер в 1432 году, спустя два года после мирного договора, по которому Фома женился на его дочери Екатерине. После его смерти территория княжества вошла в состав деспотата.

Старшая сестра Зои Елена Палеологиня Морейская (1431 — 7 ноября 1473) с 1446 года была женой сербского деспота Лазаря Бранковича, и после захвата Сербии мусульманами в 1459 году бежала на греческий остров Лефкас, где постриглась в монахини. Также у Фомы было два выживших сына, Андрей Палеолог (1453—1502) и Мануил Палеолог (1455—1512).

Италия[править | править исходный текст]

Сикст IV
Виссарион Никейский

Определяющим в судьбе Зои стало падение Византийской империи. Император Константин погиб в 1453 году во время взятия Константинополя, спустя 7 лет, в 1460 году Морея была захвачена турецким султаном Мехмедом II, Фома уехал на остров Корфу, затем в Рим, где вскоре скончался. Зоя с братьями 7-летним Андреем и 5-летним Мануилом переехали в Рим 5 лет спустя после отца. Там она и получила имя «София». Палеологи поселились при дворе папы Сикста IV (заказчика Сикстинской капеллы). Чтобы получить поддержку, в последний год своей жизни Фома перешел в католицизм.

После смерти Фомы 12 мая 1465 года (его жена Екатерина скончалась в том же году несколько ранее) опекой его детей занялся известный ученый грек, кардинал Виссарион Никейский, сторонник унии. Сохранилось его письмо, в котором он давал наставления преподавателю сирот. Из письма этого следует, что папа по-прежнему будет отпускать на их содержание 3600 экю в год (200 экю в месяц — на детей, их одежду, лошадей и прислугу; плюс следовало откладывать на черный день, и тратить 100 экю на содержание скромного двора). Двор включал врача, профессора латинского языка, профессора греческого языка, переводчика и 1-2 священников.

Несколько слов следует сказать о плачевной судьбе братьев Софии. После смерти Фомы корону Палеологов де юре унаследовал сын Андрей, который продавал ее различным европейским монархам и умер в бедности. Во время правления Баязида II второй сын, Мануил, вернулся в Стамбул и отдался на милость султану. По некоторым источникам, он принял ислам, завел семью и служил в турецком флоте.

В 1466 году венецианская сеньория предложила кипрскому королю Жаку II де Лузиньяну ее кандидатуру в качестве невесты, но он отказался. По словам о. Пирлинга, блеск ее имени и слава предков были плохим оплотом против оттоманских кораблей, крейсировавших в водах Средиземного моря. Около 1467 года папа Павел II через кардинала Виссариона предложил ее руку князю Караччиоло, знатному итальянскому богачу. Она была торжественно обручена, нo брак не состоялся.

Свадьба[править | править исходный текст]

Виктор Муйжель. «Посол Иван Фрезин вручает Ивану III портрет его невесты Софьи Палеолог»

Иван III овдовел в 1467 году — его первая жена Мария Борисовна, княжна Тверская умерла, оставив ему единственного сына, наследника — Ивана Молодого.

Брак Софии с Иваном III был предложен в 1469 году римским папой Павлом II, предположительно, в надежде на усиление влияния католической церкви на Руси или, возможно, сближения католической и православных церквей — восстановить флорентийское соединение церквей. Мотивы Ивана III, вероятно, были связаны со статусом, и недавно овдовевший монарх согласился жениться на греческой принцессе. Идея брака, возможно, родилась в голове кардинала Виссариона.

Переговоры длились три года. Русская летопись повествует: 11 февраля 1469 г. грек Юрий прибыл в Москву от кардинала Виссариона к великому князю с листом, в котором великому князю предлагалась в невесты София, дочь аморейского деспота Фомы, «православная христианка» (о переходе ее в католичество умалчивалось). Иван III посоветовался с матерью, митрополитом Филиппом и боярами, и принял положительное решение.

В 1469 году Иван Фрязин (Джан Батиста делла Вольпе) был отправлен к римскому двору сватать для великого князя Софию. Софийская летопись свидетельствует, что обратно на Русь c Иваном Фрязиным был послан портрет невесты, и такая светская живопись оказалась крайним сюрпризом в Москве — «…а царевну на иконе написану принесе». (Портрет этот не сохранился, что весьма прискорбно, поскольку наверняка он был написан живописцем на папской службе, поколения Перуджино, Мелоццо да Форли и Педро Берругете). Папа принял посла с великой честью. Он попросил великого князя прислать за невестой бояр. Фрязин вторично поехал в Рим 16 января 1472 года, и прибыл туда 23 мая.

1 июня 1472 году в базилике святых апостолов Петра и Павла состоялось заочное обручение. Заместителем великого князя был Иван Фрязин. В качестве гостей присутствовали жена правителя Флоренции Лоренцо Великолепного Клариче Орсини[2] и королева Боснии Катарина. Папа, кроме подарков, дал невесте приданое в 6 тыс. дукатов.

24 июня 1472 г. большой обоз Софии Палеолог вместе с Фрязиным выехал из Рима. Невесту сопровождал кардинал Виссарион Никейский, который должен был реализовать открывающиеся возможности для Святого Престола. Легенда гласит, что в состав приданого Софии входили книги, которые лягут в основу собрания знаменитой библиотеки Ивана Грозного.

Хоругвь «Проповедь Иоанна Крестителя» из Ораторио Сан Джованни, Урбино. Итальянские эксперты полагают, что в толпе слушателей изображены Виссарион и София Палеолог (3й и 4й персонажи слева). Галерея провинции Марке, Урбино.

Маршрут путешествия был таков: на север из Италии через Германию, в порт Любек они прибыли 1 сентября. (Приходилось объезжать Польшу, через которую обычно путешественники следовали на Русь сухопутным путем — в этот момент она находилась с Иваном III в состоянии конфликта). Морское путешествие через Балтику заняло 11 дней. Корабль пристал в Колывани (совр. Таллин), откуда кортеж в октябре 1472 года проследовал через Юрьев (совр. Тарту), Псков и Новгород. 12 ноября 1472 г. София въехала в Москву.

Фёдор Бронников. «Встреча царевны Софии Палеолог псковскими посадниками и боярами в устье Эмбаха на Чудском озере»

Еще во время путешествия невесты по русским землям стало очевидно, что планы Ватикана сделать ее проводником католичества потерпели провал, поскольку София немедленно продемонстрировала возвращение к вере предков. Папский легат Антоний был лишен возможности въехать в Москву, неся перед собой латинский крест (см. Корсунский крест)[3].

Венчание в России состоялось 12 (21) ноября 1472 года в Успенском соборе в Москве. Обвенчал их митрополит Филипп (по Софийскому Временнику — коломенский протопоп Осия)[4][5].

Приданое[править | править исходный текст]

В Музеях Московского Кремля хранятся несколько предметов, связанных с её именем. В их числе - несколько драгоценных мощевиков, проиходящих из Благовещенского собора, чья оправа создана, вероятно, уже в Москве. По надписям можно предположить, что находящиеся в них мощи она привезла из Рима.

Жизнь в браке[править | править исходный текст]

Семейная жизнь Софии, по всей видимости, была удачной, о чем свидетельствует многочисленное потомство.

Для нее в Москве были выстроены особые хоромы и двор, но они вскоре же, в 1493 г., сгорели, причем во время пожара погибла и казна великой княгини. Татищев передаёт свидетельство, что будто бы, благодаря вмешательству Софии, было сброшено Иваном III татарское иго: когда на совете великого князя обсуждалось требование ханом Ахматом дани, и многие говорили, что лучше умиротворить нечестивого дарами, чем проливать кровь, то будто бы София горько расплакалась и с упрёками уговаривала супруга покончить с данническими отношениями.

Перед нашествием Ахмата 1480 года, ради безопасности, с детьми, двором, боярынями и княжеской казной София была отправлена сначала в Дмитров, а потом на Белоозеро; в случае же, если Ахмат перейдёт Оку и возьмёт Москву, то ей было сказано бежать дальше на север к морю. Это дало повод Виссариону, владыке ростовскому, в своем посланий предостерегать великого князя от постоянных дум и излишней привязанности к жене и детям. В одной из летописей отмечается, что Иван запаниковал: «ужас наиде на нь, и въсхоте бежати от брега, а свою великую княгиню Римлянку и казну с нею посла на Белоозеро»[6].

Семья вернулась в Москву только зимой. Венецианский посол Контарини рассказывает, что он в 1476 г. представлялся великой княгине Софии, которая приняла его вежливо и ласково и убедительно просила поклониться от неё светлейшей республике.

«Видение прп. Сергия Радонежского великой московской княгине Софии Палеолог». Литография. Мастерская Троице-Сергиевой лавры. 1866

Существует легенда, связанная с рождением Софьей сына Василия III, наследника престола: будто бы во время одного из богомольных походов к Троице-Сергиевой Лавре, в Клементьево, великой княгине Софии Палеолог было видение преподобного Сергия Радонежского, который «вверже в недра ея отроча младо мужеска пола»[7].

Династические проблемы и соперничество[править | править исходный текст]

С течением времени второй брак великого князя стал одним из источников напряжённости при дворе. Достаточно скоро сложились две группировки придворной знати, одна из которых поддерживала наследника престола — Ивана Ивановича Молодого, а вторая — новую великую княгиню Софью Палеолог. В 1476 году венецианец А. Контарини отмечал, что наследник «в немилости у отца, так как нехорошо ведет себя с деспиной» (Софьей)[8], однако уже с 1477 года Иван Иванович упоминается как соправитель отца.

В последующие годы великокняжеская семья значительно увеличилась: Софья родила великому князю в общей сложности девятерых детей — пятерых сыновей и четырёх дочерей.

Тем временем, в январе 1483 года вступил в брак и наследник престола, Иван Иванович Молодой. Его женой стала дочь господаря Молдавии Стефана Великого Елена Волошанка, немедленно оказавшаяся со свекровью «на ножах». 10 октября 1483 года у них родился сын Дмитрий. После присоединения Твери в 1485 году Иван Молодой назначается отцом тверским князем; в одном из источников этого периода Иван III и Иван Молодой именуются «самодержцами Русской земли». Таким образом, в течение всех 1480-х годов положение Ивана Ивановича как законного наследника было вполне прочным.

Положение же сторонников Софьи Палеолог было намного менее выгодным. Так, в частности, великой княгине не удалось добыть государственных должностей для своих родственников; её брат Андрей убыл из Москвы ни с чем, а племянница Мария, супруга князя Василия Верейского (наследника Верейско-Белозёрского княжества), была вынуждена бежать в Литву вместе с мужем, что отразилось и на положении Софьи. Согласно источникам, Софья, устроив брак своей племянницы и князя Василия Верейского, в 1483 подарила родственнице драгоценное украшение — «саженье» с жемчугом и каменьями, принадлежавшее до того первой жене Ивана III Марии Борисовне. Великий князь, пожелавший одарить «саженьем» Елену Волошанку, обнаружив пропажу украшения, разгневался и приказал начать розыск. Василий Верейский не стал дожидаться мер против себя и, захватив жену, бежал в Литву. Одним из результатов этой истории стал переход Верейско-Белозёрского княжества к Ивану III по завещанию удельного князя Михаила Верейского, отца Василия[9][10]. Лишь в 1493 году София выхлопотала Василию милость великого князя: опала была снята.

Однако к 1490 году в действие вступили новые обстоятельства. Сын великого князя, наследник престола Иван Иванович заболел «камчюгою в ногах» (подагрой). Софья выписала из Венеции лекаря — «мистро Леона», который самонадеянно пообещал Ивану III вылечить наследника престола; тем не менее, все старания врача оказались бесплодны, и 7 марта 1490 года Иван Молодой скончался. Врач был казнён, а по Москве поползли слухи об отравлении наследника; спустя сто лет эти слухи, уже в качестве неоспоримых фактов, записал Андрей Курбский. Современные историки относятся к гипотезе об отравлении Ивана Молодого как к непроверяемой за недостатком источников.

«Пелена Елены Волошанки». Мастерская Елены Стефановны Волошанки (?) с изображением церемонии 1498 года. Софья, вероятно, изображена в левом нижнем углу в желтом плаще с круглой нашивкой на плече — таблионом, знаком царского достоинства.

4 февраля 1498 года в Успенском соборе в обстановке большой пышности прошла коронация княжича Дмитрия. Софью и её сына Василия не пригласили. Однако 11 апреля 1502 года династическая схватка подошла к своему логическому завершению. По словам летописи, Иван III «положил опалу на внука своего великого князя Дмитрея и на матерь его на великую княгиню Елену, и от того дни не велел их поминати в ектеньях и литиах, ни нарицати великым князем, и посади их за приставы». Через несколько дней Василий Иванович был пожалован великим княжением; вскоре Дмитрий-внук и его мать Елена Волошанка были переведены из-под домашнего ареста в заточение. Таким образом, борьба внутри великокняжеской семьи завершилась победой княжича Василия; он превратился в соправителя отца и законного наследника огромной державы. Падение Дмитрия-внука и его матери предопределило также судьбу московско-новгородского реформационного движения в Православной церкви: церковный Собор 1503 года окончательно разгромил её; многие видные и прогрессивные деятели этого движения были казнены. Что же касается судьбы самих проигравших династическую борьбу, то она была печальной: 18 января 1505 года в заточении умерла Елена Стефановна, а в 1509 году «в нужи, в тюрме» умер и сам Дмитрий. «Одни полагают, что он погиб от голода и холода, другие — что он задохнулся от дыма» — сообщал Герберштейн по поводу его смерти[11].

Смерть[править | править исходный текст]

Скончалась она 7 апреля 1503 года, за два года до смерти мужа (он умер 27 октября 1505).

Она была похоронена в массивном белокаменном саркофаге в усыпальнице Вознесенского собора в Кремле рядом с могилой Марии Борисовны, первой супруги Ивана III. На крышке саркофага острым инструментом процарапано «Софья»[12].

Этот собор был разрушен в 1929 году, и останки Софьи, как и других женщин царствовавшего дома, были перенесены в подземную палату южной пристройки Архангельского собора.

Личность[править | править исходный текст]

Характер[править | править исходный текст]

Византийская царевна не пользовалась популярностью, её считали умной, но гордой, хитрой и коварной. Неприязнь к ней сказалась даже и в летописях: например, по поводу ее возвращения с Белоозера, летописец замечает: «великая княгиня Софья… бегала от Татар на Белоозеро, а не гонял никто же; и по которым странам ходила, тем пуще татар — от боярских холопов, от кровопийцов христианских. Воздай же им, Господи, по делом их и по лукавству начинания их»[13].

Пелена из Троице-Сергиевой лавры

Опальный думный человек Василия III Берсень Беклемишев в беседе с Максимом Греком говорил о ней так: «земля наша русская жила в тишине и в миру. Как пришла сюда мать великого князя Софья с вашими греками, так наша земля и замешалась и пришли к нам нестроения великия, как и у вас в Царь-граде при царях ваших». Максим возражал: «Господине, великая княгиня Софья с обеих сторон была роду великого: по отце — царского рода, а по матери — великого герцога италийской стороны». Берсень отвечал: «Какова бы она ни была; да к нашему нестроению пришла». Нестроение же это, по словам Берсеня, сказалось в том, что с того времени «старые обычаи князь великий переменил», «ныне Государь наш запершися сам третей у постели всякие дела делает»[13].

Особенно строг к Софии князь Андрей Курбский. Он убежден, что «В предобрый русских князей род всеял дьявол злые нравы, наипаче же женами их злыми и чародейцами, якоже и в израильстех царех паче же которых поимовали от иноплеменников»; обвиняет Софью в отравлении Иоанна молодого, в смерти Елены, в заключении Дмитрия, князя Андрея Углицкого и других лиц, презрительно называет ее гречанкой, греческой «чародейцей».

В Троицком-Сергиевском монастыре хранится шелковая пелена, шитая руками Софии в 1498 году; на пелене вышито ее имя, причем она величает себя не великой княгиней московской, а «царевной царегородской». Видимо, она высоко ставила свое прежнее звание, если помнит о нем даже после 26-летнего замужества.

Внешность[править | править исходный текст]

Когда 1472 году Клариче Орсини и придворный поэт её мужа Луиджи Пульчи были свидетелями заочного бракосочетания, состоявшегося в Ватикане, ядовитый остряк Пульчи, чтобы позабавить остававшегося во Флоренции Лоренцо Великолепного, направил ему отчет об этом событии и внешности невесты:

«Мы вошли в комнату, где на высоком помосте сидела в кресле раскрашенная кукла. На груди у неё были две огром­ные турецкие жемчужины, подбородок двойной, щёки тол­стые, всё лицо блестело от жира, глаза распахнуты, как плошки, а вокруг глаз такие гряды жира и мяса, словно вы­сокие дамбы на По. Ноги тоже далеко не худенькие, таковы же и все прочие части тела — я никогда не видел такой смешной и отвратительной особы, как эта ярмарочная шу­тиха. Целый день она беспрерывно болтала через переводчи­ка — на сей раз им был её братец, такая же толстоногая ду­бина. Твоя жена, будто заколдованная, увидела в этом чудище в женском обличье красавицу, а речи переводчика явно доставляли ей удовольствие. Один из наших спутников даже залюбовался накрашенными губами этой куклы и счёл, что она изумительно изящно плюётся. Целый день, до самого вечера, она болтала по-гречески, но есть и пить нам не давали ни по-гречески, ни по-латыни, ни по-итальянски. Впрочем, ей как-то удалось объяснить донне Клариче, что на ней узкое и дурное платье, хотя платье это было из богатого шёлка и скроено по меньшей мере из шести кусков материи, так что ими можно было накрыть купол Санта-Мария Ротонда. С тех пор мне каждую ночь снятся горы масла, жира, сала, тряпок и прочая подобная гадость»[2].

По отзыву болонских летописцев, описавших проезд её процессии через город, она была невысокого роста, обладала очень красивыми глазами и удивительной белизной кожи[13]. По виду они давали ей 24 года.

Софья Палеолог

Отмерено добро и зло
Весами куполов неровных,
О византийское чело,
Полуулыбка губ бескровных!

Не доводом и не мечом
Царьград был выкован и слеплен.
Наивный варвар был прельщен
Его коварным благолепьем.

Не раз искусный богомаз,
Творя на кипарисных досках,
Его от разрушенья спас
Изображеньем ликов плоских.

И где пределы торжеству,
Когда — добытую жар-птицу —
Везли заморскую царицу
В первопрестольную Москву.

Как шлемы были купола.
Они раскачивались в звоне.
Она на сердце берегла
Как белых ласточек ладони.

И был уже неоспорим
Закон меча в делах условных…
Полуулыбкой губ бескровных
Она встречала Третий Рим.

В декабре 1994 года в Москве были начаты исследования останков княгини. Они сохранились хорошо (почти полный скелет за исключением отдельных мелких костей). Криминалист Сергей Никитин, восстановивший её облик по методу Герасимова, указывает: «После сопоставления черепа, позвоночника, крестца, костей таза и нижних конечностей, с учетом примерной толщины отсутствующих мягких тканей и межкостных хрящей, удалось выяснить, что Софья была невысокого роста, около 160 см, полная, с волевыми чертами лица. По степени зарастания швов черепа и изношенности зубов биологический возраст Великой княгини был определен в 50-60 лет, что соответствует историческим данным. Вначале её скульптурный портрет вылепили из специального мягкого пластилина, а затем изготовили гипсовую отливку и тонировали её под каррарский мрамор»[12].

Черты «средиземноморского» антропологического типа[14] во внешности Ивана Грозного и его сходство с бабкой по отцовской линии окончательно опровергли слухи, что его мать Елена Глинская родила его от любовника.

Роль в истории[править | править исходный текст]

Существуют различные версии относительно роли Софии Палеолог в истории Российского государства:

  • Из Западной Европы были вызваны художники и зодчие для украшения дворца и столицы. Воздвигались новые храмы, новые дворцы. Итальянец Альберти (Аристотель) Фиораванти построил соборы Успенский и Благовещенский. Москва украсилась Грановитой палатой, башнями кремлевскими, дворцом Теремным, выстроен, наконец, был и Архангельский собор.
  • Ввела ради женитьбы своего сына Василия III византийский обычай — смотр невест.
  • Третий Рим

Дети[править | править исходный текст]

  1. FemaleBlack.svg Елена (или Анна) (1474), умерла во младенчестве
  2. FemaleBlack.svg Елена (1475), умерла во младенчестве
  3. FemaleBlack.svg Феодосия (1475— ?).
  4. FemaleBlack.svg Елена Ивановна (19 мая 14761513) — супруга великого князя Литовского и короля Польши Александра Ягеллона.
  5. Male black symbol.png Великий князь московский Василий III (25 марта 1479 — 3 декабря 1533)
  6. Male black symbol.png Юрий Иванович (23 марта 14801536) — князь дмитровский.
  7. Male black symbol.png Дмитрий Жилка (6 октября 148114 февраля 1521) — князь углицкий.
  8. FemaleBlack.svg Евдокия (февраль 1483/ок. 14921513) — с 25 января 1506 года супруга татарского царевича Худай-Кула (Кудайкула), в крещении Петра Ибрагимовича.
  9. FemaleBlack.svg Елена (8 апреля 1484-?)
  10. FemaleBlack.svg Феодосия (29 мая 148512 февраля 1501) — c 1500 года, супруга князя и московского воеводы Василия Даниловича Холмского.
  11. Male black symbol.png Симеон Иванович (21 марта 148726 июня 1518) — князь Калужский.
  12. Male black symbol.png Андрей Старицкий (5 августа 149011 декабря 1537) — князь старицкий[9].

К середине XVII века всё её потомство угасло. Остаётся неизвестной лишь судьба возможного потомства её праправнучки Анастасии Мстиславской и Симеона Бекбулатовича.

В искусстве[править | править исходный текст]

литература:
  • Николай Спасский, роман «Византиец». Действие происходит в Италии XV века на фоне последствий падения Константинополя. Главный герой интригует, чтобы выдать Зою Палеолог за русского царя.
  • Георгиос Леонардос, роман «София Палеолог — из Византии в Россию».
  • Николай Аксаков посвятил венецианскому врачу Леону Жидовину рассказ, где говорилось о дружбе еврейского врача с гуманистом Пико делла Мирандола, и о путешествии из Италии вместе с братом царицы Софьи Андреем Палеологом, русскими посланниками Семеном Толбузиным, Мануилом и Дмитрием Ралевыми, и итальянскими мастерами, — архитекторами, ювелирами, пушкарями. — приглашенными на службу московским государем.
  • Иван Лажечников. «Басурман» — роман о враче Софии.
в живописи и графике:
  • Как указывает словарь 19 века, существует фреска, на которой, в числе лишенных престола государей, окружающих папу Сикста IV, помещена и София; «но, судя по костюмам, это изображение, вероятно, сделано не в XV в., а гораздо позднее»[13].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. В русских летописях также встречался ошибочный вариант «Зинаида».
  2. 1 2 И. Клулас. Лоренцо Великолепный (ЖЗЛ)
  3. C. Никитин. Портрет Софии Палеолог. «Наука и жизнь»
  4. «Фрязы и греки с царевною Софьей из Рима»
  5. Софья Палеолог — Греческая царевна на русском троне
  6. Независимый летописный свод 80-х гг. XV в.
  7. Церковь Успения Пресвятой Богородицы в Сергиевом Посаде
  8. А. Контарини Рассказ о путешествии в Москву в 1476—1477 гг. //Россия XV—XVII вв. глазами иностранцев — Л., 1986, стр. 24.
  9. 1 2 Зимин А. А. Возрождённая Россия[1]
  10. Скрынников Р. Г. Иван III. — С. 192.
  11. Герберштейн С. Записки о московитских делах // Россия XV—XVII вв. глазами иностранцев — Л.: 1986, стр. 45.
  12. 1 2 С.А. Никитин, Т.Д. Панова. Антропологическая реконструкция
  13. 1 2 3 4 Половцев
  14. Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Россия времен Ивана Грозного. — М., 1982. С. 147—151.]
  15. [http://www.kreml.ru/ru/projects/1/necropolis/2006/baby/

Литература[править | править исходный текст]

  • Успенский Ф. И. Брак царя Ивана III Васильевича с Софьей Палеолог. — Исторический вестник. 1887, т. 8. № 11.
  • Пирлинг, Павел. Россия и Восток. Царское бракосочетание в Ватикане, Иван III и София Палеолог. 1892.
  • Панова Т. Д. Софья Палеолог. М., 2005.
  • Чижова, Ирина. София Палеолог.
  • И. И. Лажечников. Басурман.
  • О пелене Софьи Палеолог из собрания Сергиево-Посадского музея