Союз марксистов-ленинцев

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Союз марксистов-ленинцев — оппозиционная группа в ВКП(б), существовавшая в 1932 году

Предыстория[править | править вики-текст]

В начале 30-х годов, на фоне провала коллективизации[1] , обострения хозяйственно-политического кризиса и дальнейшего ужесточения внутрипартийного режима, в ВКП(б) усиливалась оппозиция сталинскому курсу, оживились старые оппозиционные течения: подпольная организация И. Н. Смирнова, группы Г. И. Сафарова, Н. А. Угланова и многие другие; появились новые нелегальные образования: охарактеризованная Сталиным как «право-левацкий блок» группа С. И. Сырцова — В. В. Ломинадзе, группа А. П. Смирнова — Н. Б. Эйсмонта — В. Н. Толмачёва, группа В. В. Ломинадзе — Э. Стэна и др.[2][3].

В 1932 году в Москве образовалась оппозиционная группа большевиков с дореволюционным стажем во главе с В. Н. Каюровым, известная также как «группа Рютина», хотя сам М. Н. Рютин, к тому времени уже исключённый из партии, формально входить в неё не мог[4]. Но именно к нему, уже известному в партии своим неприятием политики Сталина, группа Каюрова обратилась с просьбой написать программные документы.

Образование Союза[править | править вики-текст]

Группа Каюрова — Рютина, в состав которой входили в основном сторонники «правых», с самого начала видела свою цель в сплочении всех коммунистов, не приемлющих сталинский курс, и создании широкой оппозиции — на платформе, которая могла бы объединить «правых» и «левых». Написанные Рютиным в мае обращение «Ко всем членам ВКП(б)» (или «Манифест») — краткое изложение платформы и значительно больший по объему (более 160 страниц машинописного текста) документ под названием «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» летом 1932 года распространялись среди членов партии, известных своими оппозиционными взглядами. В Москве с ними были ознакомлены Угланов и представители «бухаринской школы», после поражения правой оппозиции не вернувшиеся вслед за Н. И. Бухариным в русло «генеральной линии»; в Харькове «правые» ознакомили с ними и местных «троцкистов».

Организационное собрание, провозгласившее создание «Союза марксистов-ленинцев», состоялось 21 августа 1932 года под Москвой. Кроме беспартийного Рютина на нём присутствовали 14 коммунистов из Москвы и Харькова, — на следствии Рютин утверждал, что большинство из них «имели за собой единомышленников, взгляды которых они и выражали»[5]. Был избран руководящий орган — Комитет в составе В. Н. Каюрова, М. С. Иванова, П. А. Галкина, В. И. Демидова и П. П. Федорова. Программые документы, написанные Рютиным, были приняты за основу и переданы Комитету на окончательное редактирование.

Кто и как редактировал эти документы, кто и какие дополнения в него вносил, точно не установлено, но, как считает В. Роговин, не все в рукописи «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» принадлежит Рютину: "Этот документ по своему теоретическому уровню намного выше опубликованных в 20-е годы публицистических статей и брошюр Рютина, по своему духу и стилю не отличавшихся от подобных работ других партийных «практиков»-«середняков», примыкавших в то время к правящей фракции… Вместе с тем «Рютинская платформа» по своему теоретическому уровню уступает работам не только Троцкого, но и других деятелей левой оппозиции, публиковавшимся в ее «Бюллетене». В «Платформе» эмоции и обилие бранных квалификаций временами перевешивают строгую логику доказательств"[4]. Как отмечает О. В. Хлевнюк, «об идентичности первоначальному рютинскому тексту тех копий, которые сохранились до наших дней в архивах КГБ, существуют разногласия»[1].

Платформа Союза[править | править вики-текст]

Обширная рукопись «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» содержала резкую критику политики Сталина и его окружения («сталинской клики»). При этом во многих случаях Рютин лишь повторял то, что задолго до него говорили представители Левой оппозиции. Присутствуют в ней и явные переклички; так, если Троцкий в 1927 году спрашивал: «Вы и впрямь хотите намордник надеть на партию?» — то «Рютинская платформа» пять лет спустя констатировала: «На всю страну надет намордник»[4].

Резкой критики удостоился и капитулировавший перед Сталиным бывший лидер правых Бухарин. С другой стороны, в документе признавалась правота Левой оппозиции в борьбе против внутрипартийного режима. Вместе с тем в области экономической платформа воспроизводила всё, что в 19261927 годах правящая фракция приписывала левым: «Троцкистская оппозиция по решающим экономическим вопросам соотношения классовых сил в стране, как показал опыт, бесспорно ошибалась. Платформа троцкистов по вопросам политики индустриализации, политики заработной платы, налоговой политики по отношению к бедноте, с одной стороны, и кулачеству, с другой стороны, политики цен, роли и удельного веса кулачества в деревне и частного капитала в городе была явно демагогической»[6]

Поиски союзников[править | править вики-текст]

Попытка не располагавшего авторитетными политиками «Союза» объединить оппозиционеров потерпела неудачу: объединение происходило помимо него и началось задолго до него. Центром притяжения стала подпольная организация И. Н. Смирнова, образовавшаяся ещё в 1931 году, гораздо более многочисленная и представительная; к ней тяготели и оживившиеся «зиновьевцы», и многие «правые». Для «смирновцев» же Рютин был сталинским боевиком[7]. Получив от И. Н. Смирнова сообщение о том, что рютинцы вступили с ним в переговоры и что сам Смирнов считает соглашения с «правыми» целесообразным, Л. Д. Троцкий нашёл предложение о блоке в целом приемлемым, однако подчеркивал, что речь может идти только о блоке, а не объединении с новыми союзниками, и на первых порах предлагал ограничиться обменом информацией. Он изъявил готовность публиковать в «Бюллетене оппозиции» корреспонденции «союзников», оставляя за редакцией право их комментировать…[7]. Однако ещё раньше, чем ответ Троцкого был получен в Москве, «Союз марксистов-ленинцев» прекратил свое существование.

Разгром Союза[править | править вики-текст]

История «Союза» закончилась 14 сентября 1932 года, когда два члена партии сообщили в ЦК о том, что А. В. Каюров (сын В. Н. Каюрова) ознакомил их с обращением «Ко всем членам партии»; документ прилагался. Пять членов Союза арестовали на следующий день, чуть позже были арестованы ещё 19 человек, многие из которых проходили как «пособники» и обвинялись в недонесении. Среди 24 арестованных оказалось 8 бывших «правых» (в их числе Угланов, Марецкий, А. Н. Слепков и П. Петровский), 3 «зиновьевца» и 3 малоизвестных «троцкиста»[8], в их числе харьковский историк М. Е. Равич-Черкасский, философ Г. Рoхкин. Из-за предательства некоторых своих членов «Союз» потянул за собою оппозиционеров, имевших неосторожность вступить с ним в контакт; так, Иванов в ходе следствия сообщил, что передавал «большой и маленький документы» для ознакомления Рокхину и Стэну, причем последнего просил познакомить с ними Зиновьева и Каменева; все четверо были арестованы.[4]

27 сентября 14 членов «Союза» были исключены из партии, при этом Президиум ЦКК предложил ОГПУ «выявить невыявленных еще членов контрреволюционной группы Рютина, выявить закулисных вдохновителей этой группы и отнестись ко всем этим белогвардейским преступникам, не желающим раскаяться до конца и сообщить всю правду о группе и ее вдохновителях, со всей строгостью революционного закона»[9]. Большинство арестованных были привлечены и к уголовной ответственности по «контрреволюционной» 58-й статье УК[4].

По мнению исследователя деятельности «Союза марксистов-ленинцев» к.и.н. И. А. Анфертьева, подобная участь организации была предрешена: «Очевидно, что в тех условиях попытка объединить противников генсека с целью сместить его с поста руководителя партии и государства не имела перспектив <…> Участники группы были арестованы до их оформления в организацию, на стадии подготовки программных документов. У группы не было ни устава, ни программы, ни членских билетов. Не входили члены группы и в состав каких-либо антисоветских или антигосударственных организаций или тем более — террористических центров. Их деятельность была пресечена на стадии изложения намерений о желательности смены партийного и государственного руководства, а соответственно и реализуемого им политического курса»[10].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Хлевнюк О. В. Провал «великого перелома» // Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1996.
  2. Роговин В. Власть и оппозиция
  3. Дойчер И. Троцкий в изгнании. М., 1991. С. 231—232
  4. 1 2 3 4 5 Роговин В. Власть и оппозиция
  5. Мартемьян Рютин. На колени не встану. М., 1992. С. 28
  6. Сталин и кризис пролетарской диктатуры
  7. 1 2 Роговин В. З. Власть и оппозиции
  8. Роговин В. Власть и оппозиция
  9. Реабилитация. Политические процессы 30—50-х годов. М., 1991. С. 95
  10. Анфертьев И. А. Особенности преодоления И. В. Сталиным кризисной ситуации в СССР в начале 1930-х гг. // Российские и славянские исследования. 2010. № 5.

Литература[править | править вики-текст]