Стажёры (повесть)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Обложка первого отдельного издания 1962 года

«Стажёры» — приключенческая фантастическая повесть советских писателей Аркадия и Бориса Стругацких. Повесть относится к «жилинскому циклу»

История создания[править | править вики-текст]

Повесть «Стажёры» написана в 1961 году, впервые полностью опубликована в 1962 году издательством «Детгиз» (до этого глава из повести под заголовком «Генеральный инспектор» была опубликована во втором номере журнала «Искатель» за 1962 год). Первоначально писатели подали заявку на повесть под названием «Стажёр», поскольку предполагалось сосредоточить внимание на фигуре Юры Бородина, но в процессе работы замысел претерпел значительные изменения и перестал соответствовать названию. Однако название, уже внесённое в редакционные планы, изменить было невозможно, и авторы были вынуждены использовать заявленное, добавив одну букву и вставив в текст диалог о «стажёрах будущего».

Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Стажёры (повесть)

Сюжет[править | править вики-текст]

Хронологически повесть является предпоследней из «Жилинского цикла» (начинающегося со «Страны багровых туч» и заканчивающегося романом «Хищные вещи века»), и последней, где читатель встречает большинство сквозных героев цикла: Быкова, Юрковского, Дауге, Крутикова и Жилина, а также появившийся в «Пути на Амальтею» фотонный грузовой космический корабль «Тахмасиб». Алексей Быков, нашедший своё призвание в космонавтике, остаётся капитаном «Тахмасиба». Владимир Юрковский — известный и заслуженно уважаемый планетолог, — занялся административной работой, теперь он в ранге генерального инспектора Международного управления космических сообщений (МУКС) с самыми широкими полномочиями. Григорий Дауге упоминается только в самом начале книги — годы небезопасных экспедиций на различных планетах подорвали его здоровье, и медики навсегда запретили ему летать в космос. Штурман Михаил Крутиков достиг предельного для космонавта возраста и отправляется в своё последнее космическое путешествие; по возвращении его ждёт отставка. Бортинженер Иван Жилин — отличный специалист в самом расцвете сил, — переживает внутренний конфликт: он неожиданно обнаружил, что романтика космических полётов ему надоела, и гораздо больше, чем космические бездны, его привлекает работа с обыкновенными живыми детьми.

Повесть составлена из нескольких новелл, нанизанных на стержневой сюжет — путешествие юного вакуум-сварщика Юры Бородина на «Тахмасибе» от Земли до Сатурна в обществе экипажа корабля и инспектора Юрковского. Юра — выпускник ПТУ, вакуум-сварщик, попавший в группу, распределённую на строительство жилых и промышленных объектов в системе Сатурна. Но из-за болезни матери Юра отстал от своей группы и не успел к отлёту. Рейсовые корабли в систему Сатурна не летают. На космодроме Юра пытается устроиться на попутный корабль и знакомится с Жилиным, по ходатайству которого попадает на «Тахмасиб», где его на время перелёта оформляют стажёром. В этом полёте генеральный инспектор Юрковский должен произвести на «Тахмасибе» инспекцию нескольких объектов Солнечной системы, по разным причинам вызывающих повышенное внимание МУКСа. Юра становится свидетелем, а иногда и участником событий.

В новеллах действие переносится на объекты, инспектируемые Юрковским. Сначала герои посещают марсианский город, где проводится массовая операция по уничтожению нападающих на людей летающих «марсианских пиявок», затем — физическую обсерваторию Эйномия, где группа учёных в буквально нечеловеческих условиях занимается экспериментами, способными пролить свет на неизвестные ещё физические законы. Без участия Юры проходит инспекция Бамберги — астероида, где организованное какой-то западной компанией предприятие добывает драгоценные камни, не считаясь с опасностью добычи для здоровья шахтёров. Предпоследний пункт на пути Юры к Сатурну — обсерватория на Дионе, директор которой, выдающийся учёный, вместо руководства коллективом и обучения молодых исследователей с помощью нечистоплотного подручного перессорил подчинённых между собой и использует молодых учёных как рабочую силу для разработки собственных тем. Директору сначала удаётся создать в глазах Юрковского вполне благополучную картину и даже добиться, чтобы инспектор своей властью решил убрать из обсерватории строптивого учёного. Но активное вмешательство Юры приводит к открытию правды и разрешению ситуации. Юрковский отстраняет начальника станции от работы.

Финал повести трагичен. Конечная точка маршрута Юры — обсерватория «Кольцо-1», откуда «Тахмасиб» должен отправиться дальше по своим делам, а Юра — попутным транспортом перебраться на станцию «Кольцо-2», где работают его однокурсники. Юрковский, давно вынашивавший идею об искусственном происхождении колец больших планет, добивается возможности провести разведку в кольце Сатурна на небольшом корабле под управлением Михаила Крутикова. Во время разведывательного полёта им удаётся невозможное — они натыкаются на каменную глыбу, на которой находятся несомненные следы разумной деятельности. При попытке исследовать свою находку Юрковский и Крутиков гибнут.

Литературные и художественные особенности[править | править вики-текст]

В «Стажёрах» Стругацкие применили несколько не новых, но эффективных приёмов. Во-первых, это Новичок, которому (и читателю вместе с ним) другие герои могут объяснять существо событий. Поздние Стругацкие «вывернут» этот приём — их «герои-новички» (и читатели) останутся без поддержки и вынуждены сами осмысливать происходящее. Во-вторых, Путешествие, которое отвяжет повесть от фиксированного места. И, наконец, Инспектор, в чьи прямые обязанности входит улаживание различных внешних ситуаций и — включение их в сюжет.

В повесть встроены три новеллы, не связанные с сюжетом и поданные в виде рассказов Ивана Жилина: рассказ о смерти маленького человека (без названия), «Гигантская флюктуация» и «Баллада об одноногом пришельце» (названия вынесены в подзаголовки глав, где соответствующие новеллы помещены).

Астрономические предсказания[править | править вики-текст]

  • В повести авторами было предсказано существование колец у всех планет-гигантов. На момент написания повести кольца были известны только у Сатурна, однако в тексте прослеживаются конкретные утверждения о наличии колец и у Юпитера (кольца обнаружены в 1979 году), Урана (кольца открыты в 1977 году) и Нептуна (кольца открыты в 1989 году).
  • В период написания книги считалось, что кольца Сатурна представляют собой конгломерат каменных и/или ледяных глыб различного размера (то есть своеобразный очень густой «пояс астероидов» вокруг отдельной планеты, предположительно — разрушенный приливными силами или несформированный спутник). Именно в таком виде кольца Сатурна описаны в книге, причём это описание существенно связано с сюжетом. Современные исследования с помощью космических аппаратов установили, что кольца Сатурна состоят из пыли и частиц водяного и аммиачного льда размером от 1 см до 10 м, к тому же они довольно тонкие и рыхлые; космический аппарат «Вояджер-2» при прохождении колец на второй космической скорости не получил никаких повреждений. Вряд ли кольца могут представлять опасность для относительно медленно движущегося корабля.

Проблематика[править | править вики-текст]

«Стажёры» — последнее из произведений Стругацких, где подробно обсуждается тема, неоднократно поднимавшаяся в ранних рассказах (например, «Шесть спичек») и повестях авторов: соотношение ценности человеческой жизни и свершения, открытия, подвига. Она проходит через всю книгу в противопоставлении отношения к героизму двух старых друзей: Быкова и Юрковского. Если первый твёрдо знает, что жизнь превыше всего, и полагает риск ради туманных предположений и маловероятной перспективы глупостью, то второй всю жизнь рвётся на самоубийственные подвиги, лишь бы совершить что-нибудь масштабное. И стажёр Юра Бородин, в начале сюжета гораздо более близкий к Юрковскому, постепенно с помощью Жилина меняет свои воззрения. Точка зрения авторов изложена словами Ивана:

… в наше время история жестко объявила Юрковским: баста! Никакие открытия не стоят одной-единственной человеческой жизни. Рисковать жизнью разрешается только ради жизни. Это придумали не люди. Это продиктовала история, а люди только сделали эту историю.

И в конце путешествия Юра, оглушённый гибелью людей, успевших стать близкими, уже не только принимает рассудком, а понимает чувствами правоту Жилина:

… Почему никогда? Как это так можно, чтобы никогда? Какой-то дурацкий камень в каком-то дурацком Кольце дурацкого Сатурна… И людей, которые должны быть, просто обязаны быть, потому что мир без них хуже, — этих людей нет и никогда больше не будет…
Юра помнил смутно, что они что-то там нашли. Но это было неважно, это было не главное, хотя они-то считали, что это и есть главное… И, конечно, все, кто их не знает, тоже будут считать, что это самое главное. Это всегда так. Если не знаешь того, кто совершил подвиг, для тебя главное — подвиг. А если знаешь — что тебе тогда подвиг? Хоть бы его и вовсе не было, лишь бы был человек. Подвиг — это хорошо, но человек должен жить.

В «Стажёрах» впервые сформулированы две основные темы, изучению которых авторы посвятят все свои будущие произведения.

  • Нищие духом (по подзаголовку одной из новелл «Стажёров»).

Проблема мещанства, скудости интересов, пренебрежения творческим началом, свойственные человеку. Детальный и всесторонний анализ нищеты духа средствами фантастики будет произведён авторами в поздних произведениях; в «Стажёрах» проблема видится авторами лишь как мещанство и как основное препятствие на пути к социальному идеалу Стругацких этого периода — к коммунизму (линия: Мария Юрковская — Бамберга — Диона). Победа над мещанством — основная задача, которую предстоит решить человечеству в будущем, нарисованном в «Стажёрах», для окончательной победы коммунизма. Идеологические оппоненты главных героев скептически относятся к возможности такой победы:

Вы обречены. … Все вы со своим коммунизмом. … Есть сила, которую даже вам не побороть. Я имею в виду мещанство. Косность маленького человека. Мещан не победить силой, потому что для этого их пришлось бы физически уничтожить. И их не победить идеей, потому что мещанство органически не приемлет никаких идей. … У них же так мало желаний, что вы ничего им не можете предложить. … Человек же по натуре — скотинка. Дайте ему полную кормушку, не хуже, чем у соседа, дайте ему набить брюшко и дайте ему раз в день посмеяться над каким-нибудь нехитрым представлением. Вы мне сейчас скажете: мы можем предложить ему большее. А зачем ему большее? Он вам ответит: не лезьте не в свое дело. Маленькая равнодушная скотинка.

Как решение её, возникает вторая тема повести.

  • Учительство.

Впервые возникшая в «Возвращении», тема учительства как важнейшей задачи выносится в «Стажёрах» на первый план.

На Земле оставались люди, молодежь, дети. … Жилин чувствовал, что может здорово помочь им, хотя бы некоторым из них. … Помочь им входить в жизнь, помочь найти себя, определить свое место в мире, научить хотеть сразу многого, научить хотеть работать взахлёб.
Научить не кланяться авторитетам, а исследовать их и сравнивать их поучения с жизнью.
Научить настороженно относиться к опыту бывалых людей, потому что жизнь меняется необычайно быстро.
Научить презирать мещанскую мудрость.
Научить, что любить и плакать от любви не стыдно.
Научить, что скептицизм и цинизм в жизни стоят дешево, что это много легче и скучнее, нежели удивляться и радоваться жизни.
Научить доверять движениям души своего ближнего.
Научить, что лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому.
Научить, что дело не в том, как на тебя влияют другие, а в том, как ты влияешь на других.
И научить их, что один человек ни черта не стоит.

Более того, эта повесть становится переломной в творчестве Стругацких: после неё авторы решительно расстаются с «технологическим футуризмом» и обращаются к теме человека: его формирования как личности, его психологии, его целей. Возвращение из космоса к земным проблемам предвещается решением Жилина в финале повести:

Главное — на Земле. Главное всегда остаётся на Земле, и я останусь на Земле. Решено, — подумал он. — Решено. Главное — на Земле…

Цензура и критика[править | править вики-текст]

Ряд критиков выступили с негативной оценкой повести. Не имея формального повода считать повесть не соответствующей декларированной партийной линии, критики отмечали чрезмерную, по их мнению, приземлённость образов героев, обыденность и даже грубость речи, манеры, не подходящие для человека будущего.

Сами Стругацкие сначала оценивали повесть как «новое слово в фантастике», но, по словам Бориса Стругацкого, «очень скоро выросли из него». Тем не менее

В «Стажерах» Стругацкие меняют, а сразу же после — ломают своё мировоззрение.

(Б. Стругацкий «Комментарии к пройденному. 1960—1962 гг.»)

Резюме[править | править вики-текст]

Сформулирована максима: Главное остаётся на Земле.

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки и литература[править | править вики-текст]