Стратегическая география

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Стратеги́ческая геогра́фия (англ. strategic geography) — комплексная наука, объемлющая стратегические аспекты физической, экономической, социальной, политической и военной географий. Выявляет, описывает и изучает стратегические свойства социальной и географической среды и их влияние на иные компоненты геостратегии. Является одной из составных частей геостратегии как необходимый и неотъемлемый её компонент в части информационного обеспечения[1].

Тесно взаимосвязана с геоинформационными системами. В иерархии политических наук занимает подчиненное положение по отношению к таким дисциплинам как политология, геополитика, геостратегия. Осуществляет информационное обеспечение высшего политического и военного руководства государства или союза государств. Предоставляет геостратегии специальные средства и методы для решения тактических и стратегических задач в рамках осуществления геополитической цели государства или группы государств.

Стратегическая география подразделяется на дисциплины[2]:

История[править | править вики-текст]

Германия, XIX век[править | править вики-текст]

Выдающийся немецкий географ Карл Риттер вполне определенно указал в своих работах на связь географии и историю народов. Фридрих Ратцель во второй половине XIX века детально рассмотрел особые географические условия и географические регионы, которые способствовали развитию человеческой цивилизации. Таким образом немецкая географическая школа вплотную подошла к определению стратегических аспектов географической среды.

Российский географ Петр Семенов-Тяньшанский высоко ценил работы Карла Риттера и способствовал изданию его многотомного сочинения на русском языке с многочисленными дополнениями, касавшимися собственно географии обширной Российской империи. Научные труды немецких географов Карла Риттера и Александра Гумбольдта оказали сильное влияние на формирование русской национальной школы географии и способствовали учреждению Русского географического общества в Санкт-Петербурге в 1845 году.

Работы же Фридриха Ратцеля не вызвали интереса в академической среде России. В некотором роде проблемы стратегической географии российские исследователи изучали автохтонно, независимо от немецкой школы.

Российская империя, XIX век[править | править вики-текст]

В XIX веке в российских военных кругах осознали необходимость изучения географии как теоретической и прикладной науки применительно к военному делу. Центром военной мысли в Российской империи стала Академия Генерального штаба в Санкт-Петербурге.

Первоначально термины «стратегическая география» и «военная география» были синонимами. Теоретические вопросы военной географии анализирует в своих трудах военный министр Российской империи профессор Академии генерал-фельдмаршал Дмитрий Милютин[3].

Проблемы стратегии и военной географии в Академии изучали М. И. Драгомиров, А. А. Свечин, Н. П. Михневич, Е. А. Шиловский, Н. В. Медем, Г. А. Леер, географию железных дорог применительно к военной стратегии — Н. Н. Обручев; блестящий научный труд «Военная география России» написал А. Е. Снесарев.

Выдающимися по качеству исполнения, объёму исследований, широте охвата и научной значимости стали исследовательские экспедиции и научные труды в области стратегической географии Центральной Азии военного географа белорусского происхождения генерал-майора российской армии Н. М. Пржевальского, что позволило разграничить сферы геополитического влияния Российской и Британской империй в Азии.

Выдающийся белорусский военный мыслитель, генерал российской армии Алексей Вандам (Едрихин)[4] уже свободно оперировал категорией стратегической географии в анализе геополитических процессов современной ему эпохи. Задолго до американского геополитика и стратега Збигнева Бжезинского ввел в геополитический лексикон понятие мировой «шахматной доски» и определил главных «игроков» в «Большой геополитической игре». А. Е. Вандам также в 1912 году перевел на русский язык труд Чарлза Ремингтона «Будущая война на море и на суше», которая описывает стратегическую географию будущих театров военных действий на континентах и в акватории Мирового океана.

В российский научный оборот термин «стратегическая география» был введен в 1910 году, когда автор, скрывающийся под инициалами В. Н., опубликовал в Санкт-Петербурге статью «Морская стратегическая география»[5].

Соединенные Штаты Америки XIX века и «Доктрина Монро»[править | править вики-текст]

Экономическая, политическая и военная мощь ССША/США — молодого североамериканского государства, позволила высшему политическому и военному руководству страны сформулировать и осуществить на практике так называемую Доктрину Монро — геостратегический план доминирования Соединенных Штатов на всем Американском континенте от Северного Ледовитого океана до Антарктики на крайнем юге. Следствием доктрины стали политические течения в рамках идеологии «изоляционизма» с одной стороны, и новая национальная идея о мировом превосходстве США в экономической сфере, что позволяет руководству страны в перспективе претендовать на мировое политическое лидерство.

Две мировые войны в следующем ХХ веке были завершены во многом благодаря экономической и военной мощи США, из которых Соединенные Штаты выходили еще более сильными. Вторая мировая война убедила американское общество, что лишь эффективная экономика, сильнейшие в мире вооруженные силы и активная внешняя политика в глобальном общемировом масштабе могут предотвратить «последнюю в истории» мировую войну.

Парадоксальным образом в XIX веке стратегическая география стала инструментом американского бизнеса значительно раньше, чем ее значение в полной мере осознали американские политики, военные, дипломаты и университетские профессора. Интересы американского бизнеса простирались теперь на весь мир, что заставило бизнесменов внимательно изучать «географическую картину мира». Всемирная конкуренция, перспективные регионы для вложения капиталов, рынки сбыта и рынки дешевой рабочей силы, природные ресурсы, необходимые экономике США, зарождающаяся глобальная логистика — все эти факторы подняли географию как прикладную дисциплину на небывалую высоту. В условиях XIX века американские политики, военные и дипломаты нередко являлись одновременно и успешными предпринимателями, что и определяло необходимые познания свойств географической среды, включая и ее долгосрочные стратегические аспекты.

В конце XIX века США приняли решение о выкупе французской концессии на строительство судоходного канала через Панамский перешеек, который должен был соединить Атлантический и Тихий океаны. В случае осуществления этого проекта Соединенные Штаты резко улучшали свое геополитическое положения и в колоссальной степени улучшали логистику Восточного и Западного океанских побережий и открывали кратчайшую дорогу из Атлантики на Американскую (бывшую Русскую) Аляску. Наиболее энергично за этот план выступало военное ведомство США и американский военно-морской флот. В 1904 году военное министерство приступило к строительству канала на Панамском перешейке.

Британская империя, XIX век[править | править вики-текст]

Понятие и термин «геостратегическая точка (объект)» впервые определил и ввел в научный оборот Джон Арбетнот Фишер[6],адмирал Королевского военно-морского флота Великобритании. Адмирал выявил геостратегические точки, жизненно необходимые для существования Британской империи.

Российская мысль в изгнании, первая половина XX века[править | править вики-текст]

В период с 1918 по 1922 годы из пределов бывшей Российской империи по осторожным подсчетам эмигрировало около 2 млн. человек. Среди них было большое количество одаренных и высокообразованных людей, составлявших цвет российской нации. Большей части российских эмигрантов не удалось вернуться на родину, где установился жесткий тоталитарный режим коммунистического толка.

Оказавшись вне пределов России в вынужденной эмиграции российские военные мыслители, историки и исследователи военного дела контр-адмирал Александр Бубнов и генерал-лейтенант Николай Головин в ряде статей и книг ясно указали на стратегическое значение географии.

Методы анализа и синтеза в военной теории, опиравшиеся на стратегические свойства географической среды, и введенные А.Д. Бубновым и Н.Н. Головиным в научный оборот, оказались чрезвычайно продуктивными.

Это позволило российским военным теоретикам по-новому взглянуть на ретроспективу военной истории, выполнить анализ геополитического соперничества стран в первой половине XX века и дать весьма точный прогноз политических и военных событий будущего.

Контр-адмирал Александр Бубнов реализовал новые идеи в процессе строительства военно-морского флота Королевства Югославии и организации высшего военно-морского образования в этой стране. Ряд военно-морских деятелей Румынии, Сербии, Словении и Хорватии — являются учениками и последователями российского контр-адмирала А.Д. Бубнова в областях прикладной военной географии и стратегии военно-морского флота.

Теоретические труды российских военных ученых генерал-лейтенанта Николая Головина, и, в особенности, контр-адмирала Александра Бубнова, изложенные в сжатой, простой и доступной форме, обладающие внутренней логикой и ясностью мысли, оказали сильной влияние на теорию и практику военного строительства Германии, Румынии, Югославии и Японии.

Идеи А.Д. Бубнова и Н.Н. Головина в ХХ веке не были восприняты на их родине в России. Большая часть их теоретического наследия стала доступна широким кругам российских читателей лишь в следующем, XXI столетии.

Союз Советских Социалистических Республик, XX век[править | править вики-текст]

В ноябре 1917 года в Петрограде/Санкт-Петербурге произошел вооруженный переворот, в результате которого к власти в России пришли силы, ставившие своей целью осуществление мировой социалистической революции и создание на планете единого государства с единой коммунистической идеологией. Различными способами, включая вооруженную интервенцию, предполагалось осуществить захват власти, подобный совершенному в России и построить так называемую «Земшарную»[7] или «Всемирную социалистическую республику».

Такая глобальная стратегия предполагала, что в перспективе — ареной классовой вооруженной борьбы станет весь мир. В воображении творцов «грядущей всемирной революции» границы государств стирались, этнические, религиозные, культурные и экономические различия между народам считались несущественными и подлежали выравниванию. Религиозные убеждения и национальные верования упразднялись. После ряда неудачных войн и вооруженных конфликтов по периметру своего пространства жестко централизованное и милитаризированное государство СССР оказалось в идеологической, культурной и, в значительной мере, экономической изоляции. Такие понятия как «геополитика» и «геостратегия» объявлялись «буржуазными лженауками».

К 30-м годам ХХ века «стратегия» стала прерогативой одного человека — Иосифа Сталина, в чьих руках сосредоточилась вся высшая политическая, экономическая и военная власть в СССР. Курс «военной стратегии» был либо сильно урезан, либо вообще исключен из учебных планов высших военных учебных заведений. В общегражданских науках на употребление термина было наложено негласное табу.

Репрессии, которыми были охвачены все социальные слои населения Советского Союза, жесткая централизация социальной, хозяйственной и армейской среды, жесткая цензура — не оставляли возможности подготовки научных, экономических, дипломатических, политических и военных управленческих кадров со стратегическим мышлением.

Такое положение привело к серии тяжелых военных неудач Красной армии и колоссальным людским потерям и экономическому ущербу в годы Второй мировой войны. К концу 1942 года СССР оказался на грани экономического краха и военного поражения от вооруженных сил Третьего Германского рейха и его союзников, продвинувшихся на Восточном советско-германском фронте до Москвы, берегов Нижней Волги и Кавказа. Благодаря обширной и многосторонней военной, экономической, технологической и продовольственной помощи США, Великобритании, Канады, Монголии, британской Индии и других стран СССР удалось остановить части вермахта и перейти в общее контрнаступление. Члены Объединенных Наций совместными усилиями разгромили или принудили к капитуляции армии фашистской Италии, нацистской Германии и милитаристской Японии и их союзников.

Сталин отказался от осуществления широкой послевоенной программы экономической помощи США в рамках «Плана Маршалла». В 1947 году в СССР наступил голод.

Острое геополитическое противостояние между СССР и его сателлитами с одной стороны и странами западной демократии — с другой привели мир к «холодной войне».

Военное противостояние стран «Варшавского договора» и НАТО привело во второй половине ХХ века ко всемирной «гонке вооружений».

В это время взошла «звезда» талантливого и энергичного военного моряка Сергея Горшкова.

Адмирал Сергей Горшков и стратегия ядерного флота[править | править вики-текст]

Горшков начинал учебу в Ленинградском/Санкт-Петербургском университете на физико-математическом факультете. Затем он перешел учиться в лучшее и старейшее военно-морское высшее учебное заведение России — Военно-морское училище имени Фрунзе. Эта колыбель русских моряков выросла из «Школы математических и навигацких наук», основанной 14 января 1701 года (по старому русскому календарю) Указом императора Петра I — создателя и строителя регулярного военного морского флота Российской империи. Горшков прошел все ступени карьерной лестницы в военном флоте. Воевал в годы Второй мировой войны, которую закончил в должности командующего эскадрой. К этому времени он уже получил высшее отличие военного моряка Ордена Ушакова I и II степени. В 1948—1951 годах стал Начальником штаба, а затем вступил в командование Черноморским флотом, который превратил в лучший среди четырех флотов Советского Союза. С 5 января 1956 года по 9 декабря 1985 года — Сергей Горшков является Главнокомандующим Военно-морского флота СССР — заместителем Министра обороны СССР. В 1962 году ему присваивают звание «Адмирала флота».

Спустя пять лет, за особо выдающиеся заслуги перед Военно-морским флотом 26 октября 1967 года Сергею Георгиевичу Горшкову присвоено высшее возможное звание для военного моряка — «Адмирал Флота Советского Союза». Одновременно Сергей Горшков входит в элиту высшего политического и военного руководства СССР, являясь с 1961 года членом Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза.

Создание межконтинентальных баллистических ракет, подводных крейсеров-субмарин стратегического назначения с атомной силовой установкой и поступление на вооружение мин, торпед и баллистических ракет с ядерными боевыми зарядами поставило перед Сергеем Горшковым две задачи: создание принципиально новых военно-морских сил и разработка стратегии базирования, боевого дежурства и ведения боевых действий флота в акватории всего Мирового океана как в условиях локальных неядерных конфликтов, так и в постоянной готовности к возможной ядерной войне.

Такую грандиозную задачу не приходилось решать в истории России ни одному военному моряку.

Сергей Георгиевич Горшков решал вопросы «большой» или «глобальной стратегии» в рамках предоставленных ему полномочий, опираясь почти исключительно на собственный богатый опыт и текущие нужды военного флота. Стратегические аспекты географии мира также органично легли в основу стратегии противостояния флотам НАТО и и ее потенциальным союзникам. Горшков не выстраивал детальных схем так называемой «малой стратегии», поручая эти вопросы своим подчиненным.

Адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков мыслил широкими категориями и впервые создал флот, способный выполнять задачи стратегического уровня в любой точке Мирового океана. Он отказался от заманчивой идеи строительства авианосцев, отдав приоритет атомным подводным лодкам, морской авиации наземного базирования и частям ВМФ береговой обороны.

Атомные ракетные подводные лодки ВМФ стали важнейшим звеном «ядерной триады» СССР.

Новые стратегические задачи, стоящие перед флотом, потребовали создания центров круглосуточного оперативного управления тактического и стратегического уровня, современных баз снабжения и базирования боевых кораблей и аэродромов береговой авиации ВМФ, а также организации стратегической военно-морской разведки. Военно-морской флот под руководством Сергея Горшкова интенсивно внедрял системы автоматизированного и электронного управления на основе компьютерных технологий.

Теоретические взгляды профессионального на проблемы стратегии и военно-морской географии профессиональный военный моряк Сергей Георгиевич Горшков в сжатом виде изложил в своих книгах. Однако его подлинные взгляды на военную стратегию «ядерного века» до настоящего времени являются высшим военно-морским секретом России.

Адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков стал дважды Героем Советского Союза и семь раз был награжден высшей наградой СССР — орденом Ленина.

Усилия по созданию флота и береговой инфраструктуры породили в рамках так тазываемой "гонки вооружений". Программа создания "Большого флота" Горшкова вместе с другими военными программами поглощала колоссальные ресурсы страны, несоизмеримые с реальными экономическими возможностями СССР. К середине 80-х годов ХХ века экономические возможности страны и потребности армии и флота вошли в противоречие. Финансирование вооруженных сил резко уменьшилось, "гонка вооружений" в числе прочих причин подорвала экономику Советского Союза и, в исторической перспективе привела к распаду и исчезновению СССР.

Соединенные Штаты Америки, XX век[править | править вики-текст]

В 1962 году в Нью-Йорке Х. Дж. Маккиндер[8] в своей работе обосновал неразрывную связь исторических процессов с географической средой, которая имеет стратегический характер.

Збигнев Бжезинский — американский мыслитель, политический и общественный деятель польского происхождения. В последней четверти ХХ века оказал весьма глубокое влияние на формирование геополитики США и американской глобальной стратегии. Широко использовал стратегические свойства географического пространства для анализа и синтеза текущей мировой политики и стратегического прогноза. Был убежден в неизбежности крушения СССР в исторической перспективе и доказывал это в своих теоретических трудах на основе глубокого знания внутренней структуры коммунистического режима Советского Союза. Указал на то, что без Украины Российская Федерация никогда не будет «имперским государством». Выступает за демократические реформы в России, считая что слияние с демократиями Европы и США послужат на благо этой страны. В противной случае России угрожает неизбежная «китаизация». Свои взгляды в широком и обобщенном виде откровенно излагает в ряде книг и статей.

В 1997 году в Вашингтоне К. Геффри и Р. Харкави[9] издали книгу, где, в отличие от военных теоретиков, значительно шире трактуют термин «стратегическая география». Именно в этом его значении термин употребляется в современных аналитических работах российских и зарубежных авторов.

Великобритания, XX век[править | править вики-текст]

В 1998 году в своей книге «Вторая Мировая война» английский историк Джон Киган[10] употребил термин «стратегическая география» в описании Западного фронта и, частично, раскрыл значение этого термина.

Германия, XXI век[править | править вики-текст]

В феврале 2004 года в газете Die Welt («Мир») немецкий журналист Михаэль Штюрмер (Michael Stürmer) опубликовал статью (leitartikel), которой дал название «Strategische Geografie» («Стратегическая география»)[11]. В статье журналист анализирует современную геополитику Германии на Ближнем Востоке в рамках ее партнерства в структурах ЕС и НАТО. Свой анализ Михаэль Штюрмер завершает выводом (цитата):<...> Die Nato tritt in eine neue strategische Geografie ein, oder sie hört einfach auf. <...> Deutschland kann sich absentieren, aber nicht den Folgen entgehen.(Окончание статьи), где употребляет термин «стратегическая география», который стал также названием его статьи. Таким образом, журналист Михаэль Штюрмер и газета Die Welt в рамках публицистики начала XXI века предлагают немецкому обществу новый геополитический термин в своей интерпретации.

Республика Беларусь, XXI век[править | править вики-текст]

Белорусский географ Александр Гончаров определил область, в которой существует стратегическая география, выявил ее внутреннюю структуру, цель, задачи, исследовательские методы и инструменты. Он также определил место новой научной дисциплины в ряду других наук и установил ее связи и соподчинение с геополитикой и геостратегией.

Стратегическая география как инструмент познания окружающего мира[править | править вики-текст]

Со второй половины XX века предметом рассмотрения стратегической географии стали прежде всего холодная война, военно-стратегический паритет, позже также — глобализация, многополярный мир, а также в широкий обиход вошли понятия сверхдержава, великая, региональная, ядерная, космическая, экономическая, спортивная держава применительно к государствам, выделяющимся по комплексу или отдельной характеристике и имеющим влияние на другие страны.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Гончаров А. В. Стратегическая география. Что это такое? — Мінск: Беларускае геаграфічнае таварыства, 2008. — С. 4.
  2. Гончаров А. В. Стратегическая география. Её сущность и методы. — Минск, 2010. С.6
  3. Милютин Д. А. Критическое исследование значения военной географии и военной статистики. СПб.: Военная типография, 1846. 70 с.
  4. Вандам А. Е. Величайшее из искусств. Обзор современного международного положения при свете высшей стратегии. — СПб: тип. Товарищества А. С. Суворина «Новое время», 1913.
  5. В. Н. ?. Морская стратегическая география // Морской сборник. — 1910. — № 2.
  6. Fisher, John Arbuthnot Fisher, Baron. Records, by the Admiral of the Fleet, Lord Fisher London, New York: Hodder and Stoughton, 1919
  7. Дмитрий Аксенов. Так проиграем. [Публицистический проект: Русский Путь]. Интервью с Игорем Яковенко, ведущим научным сотрудником НИИ социологии Российской Академии наук / Огонек. 2002, март. № 11(4739). С. 22-25. С. 24 [Термин «Земшарная» является сложносокращенным словом, производным от: «Земной шар»]
  8. Mackinder Halford John. The Geographical Pivot of History. In: Mackinder H.J. Democratic Ideals and Reality. N.Y., 1962.
  9. Kemp Geoffrey, Harkavy Robert E. Strategic Geography and the Changing Middle East. Washington: Carnegie Endowment for International Peace, 1997.
  10. John Keegan. The First World War.- London: Hatchison, 1998 - ISBN 0-09-180178-8
  11. „ Die Nato tritt in eine neue strategische Geografie ein, oder sie hört einfach auf. Dann allerdings wäre auch die EU auf Termin gestellt. Nicht mehr im Fulda Gap, sondern im südlichen Krisenbogen begegnet die Atlantische Allianz ihrem Schicksal. Deutschland kann sich absentieren, aber nicht den Folgen entgehen.“ (Michael Stürmer: Strategische Geografie. Leitartikel, Die Welt Online, 10. Februar 2004)

Литература[править | править вики-текст]

  • Бжезинский З. Мировая шахматная доска. — Москва: Международные отношения, 2005. ISBN 5-7133-0967-3.
  • Браун Л. А. История географических карт. — Москва: Центрполиграф, 2006. — 479 с. ISBN 5-9524-2339-6.
  • Вандам А. Е., Бубнов А. Д., Головин Н. Н. Неуслышанные пророки грядущих войн. (Избранные статьи по геополитике, стратегии, стратегической географии, военно-политическому прогнозу). — Москва: АСТ: Астрель,2004. — 363+5 с.
  • Головин Н. Н.,генерал-лейтенант. Служба Генерального штаба: Разведывательная служба. — Киев, 1918. (Тираж возможно утерян).
  • Головин Н. Н.,генерал-лейтенант. Авиация в минувшую войну и в будущую // Военный сборник Общества ревнителей военных знаний.[Белград]. 1922. Книжка 2. — С. 184-206.
  • Головин Н. Н.,генерал-лейтенант. Танки в минувшую войну и в будущую. — Прага: Пламя, 1925.
  • Головин Н. Н.,генерал-лейтенант. К чему идет Великобритания? Стратегическое исследование. — Рига: Мир, 1935.
  • Гончаров А. В. Стратегическая география. Её сущность и методы. — Минск: Белорусское географическое общество, 2010.
  • Горшков С.Г. Морская мощь государства. — Москва: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1976.
  • Горшков С.Г. Военно-Морской Флот. — Москва: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1977.
  • Кладо Н. Л. Этюды по стратегии // Морской сборник. [Петербург]. — 1914. — № 1, 2, 4, 10, 11, 12.
  • Колосов В. А., Мироненко Н. С. Геополитика и политическая география. Москва: 2001.
  • Маккиндер X. Дж. Географическая ось истории // Полис. 1995. № 4.
  • Макиндер Х. Дж. Круглый мир и достижение мира // Уральский исторический вестник. [Екатеринбург], 1994. Выпуск 1.
  • Леер Г. А. Метод военных наук (стратегии, тактики и военной истории). — Санкт-Петербург: 1896.
  • Почепцов Г. Г. Стратегия. — Москва: Рафл-бук, Киев: Ваклер — 2005.
  • Ратцель Ф. Земля и жизнь: сравнительное землеведение. Тома 1-2. Санкт-Петербург, 1903—1906.
  • Ратцель Ф. Народоведение. Тома 1-2. Санкт-Петербург: 1903.
  • Ратцель Ф. Политическая география. 1897.
  • Свечин А. А. Стратегия XX века на первом этапе. Планирование войны и операций на суше и на море в 1904—1905 гг. — Москва: Изд-во Акад. Генер. штаба РККА, 1937. — 140 с.
  • Gray, Colin S. and Geoffrey Sloan. Geopolitics, Geography and Strategy. Portland, OR: Frank Cass, 1999.
  • Kemp G., Harkavy R. Strategic Geography and the changing Middle East. Carnegie Endowment for International Peace in cooperation with Brookings Institution Press, 1997.
  • Mackinder, Halford J. «The Geographical Pivot of History». The Geographical Journal, Vol. 23, No. 4. (Apr., 1904), pp. 421-437
  • Mackinder, Halford J. Democratic Ideals and Reality. (недоступная ссылка с 26-05-2013 (529 дней) — историякопия) Washington, DC: National Defense University Press, 1996.
  • Faringdon, Hugh. Strategic Geography: NATO, the Warsaw Pact, and the Superpowers. Routledge (1989). ISBN 0-415-00980-4

Электронные ресурсы[править | править вики-текст]