Стржига

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Стржига (Стжига) (от лат. strix, др.-греч. στρίξ, στρίγξ «сова-вампир»)[1], мужской эквивалент strzigůń (стржигун), — демон в легендах Силезии.

Чтобы стржига не могла вредить людям, нужно было выкопать её и проколоть ей сердце дубовым колышком (но только по легендам Силезии, поскольку в аналогичных легендах соседних народов утверждалось, что наилучшим средством является осиновый кол) либо отрезать ей голову и затем ударить её по ногам. Если кого-то при жизни могли заподозрить, что после смерти он станет стржигуном, то его хоронили ртом вниз и вставляли ему под губы камень; другим способом были похороны с серпом у головы или посмертное обезглавливание и похороны головы отдельно от тела.

Внутреннее строение и образ жизни[править | править исходный текст]

В отличие от вампиров, стржигой, согласно силезским поверьям, человек рождался сразу. При жизни стржига имеет два сердца, две души и два ряда зубов, причём второй ряд не заметен на первый взгляд. Этим объясняется второе название стржиг — двудушницы или двудушники. Известны случаи, когда за стржиг принимали младенцев, рождавшихся с развитыми зубами. Считалось, что после смерти стржиги одна душа покидала тело, а другая оставалась в нём и продолжала жить в теле в гробу, в котором его похоронили. Стржиги также изображались иногда и как совы, обитающие в тёмных лесах и нападающие на одиноких путников, убивающие их, высасывающие их кровь и поедающие внутренности[2]. Считалось, что стржиги ведут ночной образ жизни и охотятся на людей, убивая их и выпивая их кровь, а также разнося моровые болезни.

Происхождение поверья[править | править исходный текст]

В Силезии бытовало поверье, будто умершие покойники-стржиги могли наслать смерть на всю семью и их соседей. Эти поверья широко распространялись во времена страшных эпидемий, когда люди один за другим умирали в различных селах, а люди не понимали, почему это происходит. Считалось, что некоторые умершие могут выбираться из могил и пугать, убивать и звать людей по ночам, делать им разные подлости и резать скот. Считалось, что если в округе везде умирали люди, то рядом обитает стржига. В Нижней Силезии монстра ещё называли Nachzehrer или Wiedergänger, а в Верхней — стржига, если это была женщина, или стржигун, если это был мужчина. В легендах сообщалось также, что можно украсть у стржиги покойника, которого она ходит пожирать, и затем лечь в гроб самому, пнув её, когда она подойдёт; она не сможет тотчас же убежать в свой гроб, а будет драться, но это было очень и очень опасно, и в легендах говорилось, что было мало таких, кто себе такое позволял. Иногда говорилось, что укушенный стржигой человек не умирал, а постепенно превращается в такую же стржигу. Наконец, отмечалось, что время от времени стржиги могут утолять свой голод кровью животных.

Свидетельства[править | править исходный текст]

О стржигах из Силезии известно в том числе из Contra incubum, alias latalecaem, исторического документа XV века[3]. О стржигах, которые живут в собственных гробах, едят покойников либо грызут собственные пальцы, в этом столетии писали Мартин Бом[4] и Иоахим Кураус[5]. Два известных случая якобы стржигунов — самоубийцы-сапожника из Бреслау и Йоханнеса Кунтиуса из Бенниша (Верхний Бенешов возле Крнова) — также были описаны врачом из Бреслау Мартином Вайнрихом, во вступлении к книге, написанной Джованни Франческо Пичо дела Мирандоли, которая была издана в 1612 году в Страсбурге[6].

Йозеф Ломпа был одним из тех, кто собрал много историй и рассказов о стржигах. Известно, что во всей Европе ещё не было толком известно о сербских вампирах, а в книжке Sympathetisch- und Antipathetischer Misch Masch 1715 года[7] уже говорилось о стржигах из окрестности Трновских гор. Там было описано, как они выглядят, как могут обмануть людей и как из-за них можно заблудиться. Также там было описание об угрозе быть похищенным стржигой. И только потом, уже во всеуслышание, было заявлено о том, что описаны якобы сербские вампиры.

Этих сербских вампиров исследовали в 1732 году три австрийских врача, которые служили в армии, — Флюкингер, Сигель и Баумгартен. Несколько историй из сербской области Медвежья эти врачи описали в отчете Visum et repertum[8]. Этот отчет вызвал бурную реакцию во всей Европе (так называемое «Вампирское безумие»), и дискуссия о вампирах продолжалась до 60-х годов XVIII века. Некоторые из дискутировавших, например, Августин Кальмет[9], вспоминали дополнительно ещё и о силезских стржигах. А в Силезии тем временем даже ещё и не слыхали о сербских вампирах. Ещё в том же самом 1732 году писал о них военный врач Пол[10], а потом Кристиан Стиф в «Силезском историческом лабиринте»[11], где он вспомнил ещё и о тех стржигунах, о которых прежде писал Вайнрих.

Только потом на этой основе различные писатели в романах уже никак не позволяли присутствовать в образе стржиги мужику из провинциальной глухомани, а делали вампирами только графов и принцев.

В XIX веке множество свидетельств о стржигах собрал Йозеф Ломпа[12], и впоследствии их оказалось немало ещё и в сборнике Рихарда Кюрнауа и в Zarańu Ślůnskim[13].

Стржиги в силезском фольклоре и возможное происхождение образа[править | править исходный текст]

В силезском фольклоре известно несколько рассказов о стржигах, в которых покойник гулял три дня, пока не обращали внимание на его гроб. Кроме того, ходили истории о стржигунах, которые происходили из королевского или ксёндзовского рода.

В каждом уголке Польши в XVIII веке фольклор о стржигах угас либо трансформировался в культ упырей или вампиров; даже в Верхней Силезии для них придумали новые названия. Остался только образ стржиги, который связывался с эпидемиями, — происхождение такого образа стржиги связано с тем, что во времена мора людей хоронили в очень больших количествах и иногда погребали кого-то, кто был ещё жив, но просто был сильно ослаблен. Когда их эксгумировали, то тела погребённых часто были удивительно неестественно перекошены, с поцарапанными лицами и кровью на губах. Поэтому люди и думали, что это стржига, и могли похоронить покойника во второй раз[14]. Также есть предположения, что некоторые заживо похороненные могли всё же самостоятельно выбираться из гробов, но из-за их ужасного внешнего вида их принимали за стржиг и убивали.

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Jan Piotr Dekowski, Strzygi i topieluchy. Opowieści sieradzkie. Warszawa, 1987.
  2. Bestyjoryjusz słowjański dostympny na zajće izomag.friko.pl
  3. Uob. Klapper J., Die schlesischen Geschichten von den schädigenden Toten, w: Mitteilungen der Schlesischen Gesellschaft für Volkskunde, 1909, zaj. 63.
  4. Chronik von Lauban (1567) a Vom Schmätzen im Grabe (w: Die drei grossen Landtplagen: 23 Predigten erkleret durch Martinum Bohemum Laubanensum, predigern daselbst, Wittenberg 1601).
  5. Gentis Sileziae annales contexti ex antiquitate sacra et scriptis recentioribus a Joachimo Curaeo, Wetten-Friestadiensi, Wittenbergae 1571.
  6. Joh. Francisci Pici Mirandulae Domini Concordiaeque Comitis Strix Sive De Ludificatione Daemonum Dialogi Tres: Nunc primum in Germania eruti ex bibliotheca M. Martini Weinrichii. Cum eiusdem Praefatione luculenta, continente narrationem duorum operum magicorum & iudicii de iis lati, ut verissimam, ita cognitione dignissimam, itemque Epistola Ad Cl. Medicum Et Philosophum D. Andream Libavium, de quaestione, Utrum in non maritatis & castis mola possit gigni? Argentorati 1612.
  7. Sympathetisch- und Antipathetischer Misch Masch, das ist Compendium Magisch-, Sympathetisch- und Antipathetischer Arcanitäten wider die Zaubere, Hexen, Unholden und Truten mit etlichen sehr nützlichen Medizinalischen, Ökonomischen und anderen Künstlichen Geheimnissen untermischet, Franckfurt-Leipzig-Regenspurg 1715.
  8. Visum et repertum über die so genannten Vampirs, oder Blut-Aussauger, so zu Medwegia in Servien, an der Türckischen Granitz, den 7. Januarii 1732 geschehen, Nuremberg 1732.
  9. Dissertations sur les apparitions des anges, des démons et des esprits, et sur les revenants et vampires de Hongrie, de Bohême, de Moravie et de Silésie, Paris 1746.
  10. Dissertatio de hominibus post mortem sanguisugis, vulgo sic dictis vampyren, auctoritate inclyti philosophorum ordinis publico eruditorum examini die xxx aug. an. MDCCXXXII. submittent M. Io. Christophorus Pohlius, Lignicens. Silesius et Io. Gottlob Hertelius, philos. et med. stud., Langenheimii, Leipzig 1732.
  11. Schlesisches historisches Labyrinth oder kurzgefaste Sammlung von hundert Historien allerhand denckwürdiger Nahmen, Oerter, Personen, Gebräuche, Solennitäten und Begebenheiten in Schlesien, Bresslau und Leipzig 1737.
  12. Schlesien in slavisch-mythologischer Hinsicht, Schlesische Provinzialblätter, 1862, zaj. 393—396; Bajki i podania: zebrou Józef Lompa, red. naukowo J. Krzyżanowski, Wrocław-Warszawa-Kraków 1965.
  13. Schlesische Sagen, Bd. 1-4, Leipzig 19101913.
  14. Strzyga — z serii «Demonologia Śląska» w: neczajta Przerażacze