Сулоага, Игнасио

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Игнасио Сулоага. 1925

Игнасио Сулоага (исп. Ignacio Zuloaga y Zabaleta; 26 июля 1870(18700726), Эйбар — 31 октября 1945, Мадрид) — испанский художник, чрезвычайно популярный в конце XIX — начале XX вв., широко известный на родине и за рубежом. Его манере присущи острота рисунка и декоративность колорита, эффектная театрализация мотивов.

Биография и творчество[править | править вики-текст]

Родился в Стране Басков. Сын известного чеканщика, ювелира и оружейника Пласидо Сулоага (Plácido Zuloaga). Внук "дона Эусебио" - основателя и директора Королевской Оружейной палаты в Мадриде. Прадед Игнасио, тоже королевский оружейник, был другом Франсиско Гойи. По материнской линии Игнасио был потомком двухсотлетней "династии" баскских художников Сабалета. Семья проживала в родовом замке XVI века, где имелся небольшой музей древностей.

В детстве Игнасио Сулоага-и-Сабалета увлечённо помогал отцу в его художественных работах. Учился в школе иезуитов во Франции, затем в Мадриде, Париже (где состоялась его первая выставка). Чтобы усовершенствовать своё мастерство, много времени отдал копированию имевшихся в музее Прадо картин Веласкеса, Эль Греко, Риберы, Сурбарана, Гойи.

В 1889 году, 19 лет от роду, Игнасио отправился в Рим, где несколько месяцев делил время между мастерской на Виа-Маргутта и близлежащими трактирами.

В 1890 году Игнасио Сулоага поселился в Париже, на Монмартре - и на всю жизнь полюбил этот район[1]. Здесь познакомился он с Тулуз-Лотреком, Дега, Гогеном, а также с каталонскими художниками - Сантьяго Русиньолем, Рамоном Касасом, Мигелем Утрийо. С ними он участвовал в совместных выставках.

В дальнейшем Сулоага надолго поделил свою жизнь между Францией и Испанией. После Парижа три года (1895-98) прожил в Севилье. Здесь он открыл для себя цветущую и благодатную Андалусию. Евро-африканские пейзажи этой страны, страстные танцовщицы, смуглые цыганки, суровые тореро наполнили собой полотна Сулоаги[2]!

На выставке 1896 года в Барселоне картина давно уже популярного в Каталонии Сулоаги «Друзья» была приобретена Барселонским Муниципальным музеем.

В 1898 году его дядя Даниэль переселился в кастильский город Сеговию, и пригласил племянника в гости. Вскоре Сулоага написал картину "Моя родня и дядя Даниэль"[3]. Одним из объектов творческого вдохновения живописца стала очаровательная кузина Кандида (дочь Даниэля), за несколько лет Игнасио написал 24 её портрета. В общем, художнику настолько понравилось в Сеговии, что он решил там обосноватьтся. Свою мастерскую он устроил в одной из старых закрытых церквей Сеговии. И это - весьма характерный штрих! Здесь Сулоага открыл для себя новый мир, здесь запечатлел множество колоритных пейзажей Старой Кастилии, создал портреты её обитателей, ряд жанровых сцен. Старая Кастилия, как и Андалусия, - это тоже коренная Испания. И даже можно сказать: "более коренная". Но... совершенно другая страна: надрывная и трагическая. Старые женщины, одетые в черное; обременённые нуждой земледельцы; погонщики мулов; карлики и прокаженные - порою на фоне прочных замков и городских стен Сеговии, Турегано, Сепульведы, под свинцовым грозовым небом[4].

В 1899 г. Сулоага женился на сестре французского художника Максима Детома (де Тома). Сулоага дружил с Роденом, Рильке, Барресом[5], переписывался с ними. Выставлялся в различных странах Европы: Германии[6], Австро-Венгрии, Италии, Бельгии...

В 1909 году Сулоага снова поселился в Париже. Это было возвращение с триумфом.

« Успехи предыдущих лет сделали его модным в некоторых парижских кругах. Привлекали блеск и цельности его личности, грация и таланты его жены. Их парижская квартира стала местом многолюдных собраний... »

- писал испанский искусствовед Феррари Лафуэнте... В том же 1909 году Сулоага ненадолго перебрался в Нью-Йорк. До 1910 года он работает и экспонируется в Новом Свете - в различных городах США и Латинской Америки. После чего - снова Париж. В 1911 г. экспонируется в Риме...

Историческая живопись Сулоаги-и-Сабалеты имеет свои особенности. У него было не так уж много батальных сцен. Вовсе не писал он обличительных картин, посвящённых ужасам инквизиции. Любимые же темы мастера представлены в следующих многолетних циклах:

  • Коррида и тореро - вечная любовь и страсть Испании;
  • Старая испанская архитектура;
  • Женщины в национальном костюме на фоне старой испанской архитектуры;
  • Обнажённые женщины в испанском интерьере.

Его испанки не всегда красивы, но всегда удивительно чувственны и грациозны.

« В полных жизни фигурах, в жизненном ритме движений, в сочных, ярких гаммах красок слились гармонично строгий тон испанской классической школы и проявления декоративной живописи. »

- писал в 1911 г. Новый Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона о творчестве Сулоаги-и-Сабалеты[7]. Впрочем - нет правил без исключений. Вот - удивительное полотно Сулоаги «Старая донья Розита Гутьеррес». Донья Розита сидит на камне рядом с любимым пёсиком. Вдали - старые испанские здания, только не нарядно-декоративные, и не сурово-величественные. А просто - старые дома, столь же некрасивые, как и лицо Розиты. Она одета в чёрное, Солнце высветило её морщинистое лицо и руки, искорёженные болезнью. Эти руки держат веер... с репродукцией «Обнаженной махи» Гойи. Стоит вспомнить, что в своё время Сулоага мастерски скопировал «Обнаженную маху», копия оказалась почти неотличима от оригинала. И вот теперь уверенной рукой художник воспроизвёл контуры прекрасного тела на веере в руках старухи. Контраст. Испанский контраст...

В начале Первой мировой войны Сулоага возвращается из Франции в родную и нейтральную Испанию. На виллу-музей, ранее построенную им в Сумайе, он перевёз свою парижскую коллекцию, жемчужиной которой была одна из последних картин Эль Греко «Снятие седьмой печати»[8].

В 1925 г. Сулоага вновь приезжает в Сеговию. Здесь он приобрёл средневековый замок Педраса, возвышающийся на крутой скале. Покупка этого замка стала ещё одним доказательством его любви к Сеговии и Старой Кастилии. Среди высоких гостей, которых художник принимал в Педрасе, были представители Орлеанской ветви французских Бурбонов... В 1926 году король Испании Альфонс XIII (испанский Бурбон) лично открыл выставку Сулоаги во Дворце изящных искусств.

С 1936 года Сулоага-и-Сабалета успешно освоил скульптуру.

В период Испанской гражданской войны 1936-39 гг. большая часть басков сражалась против генерала Франко; некоторая часть (главным образом, Карлисты) - на его стороне. Ибо после 1876 года, в ходе конфликта «отцов и детей», баскская молодёжь постепенно отступалась от исповедуемой героями-карлистами консервативно-национальной идеологии. Ей на смену пришёл левый национализм, на социалистической платформе[9]. Симпатии Сулоаги-и-Сабалеты были всецело на стороне карлистов и франкистов. В 1939 году художник написал картину «Осада Алькасара»[10], в 1940 г. - «Портрет генералиссимуса Франко».

В 1945 году, всего за несколько месяцев до своей кончины, Сулоага писал:

« Я люблю Кастилию столь глубоко за то, что она показала мне всю совокупность света и тени, смелые контрасты, красные и желтые цвета, несравненные оттенки серого, с его далёкими дымками; краеугольные камни, определяющие параметры и составляющие ландшафты, которые оказывались на моей палитре. »

Сулоага-и-Сабалета умер Кастилии (в Мадриде), а похоронен был в родном краю - в Сан-Себастьяне, столице баскской провинции Гипускоа.

Картины Сулоаги представлены в крупнейших музеях Европы, Северной и Южной Америки.

Страны, где представлены работы Сулоаги[править | править вики-текст]

  • Аргентина
  • Бельгия
  • Великобритания
  • Венгрия
  • Испания
  • Италия
  • США
  • Россия
  • Польша
  • Украина
  • Франция

Литература[править | править вики-текст]

  • Lafuente Ferrari E. La vida y el arte de Ignacio Zuloaga. San Sebastián: Editora Internacional, 1950; 2 ed., Madrid, 1972. (англ. изд. 1991.)
  • Plessier G. Ignacio Zuloaga et ses amis français. Paris: L’Harmattan, 1995.
  • Lorandi M. Dalla tradizione alla tradizione : Rusiñol, Sorolla, Zuloaga, Anglada e la pittura della reiberizzazione in Spagna 1874—1945. Viareggio: M. Baroni, 2000.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Хотя здесь ему иногда приходилось, по бедности, приторговывать семейным антиквариатом.
  2. В письмах того периода баск Сулоага именует Андалусию - «Белой Испанией».
  3. Экспонировалась в Салоне 1899 года, приобретена для «Musee du Luxembourg».
  4. «Чёрной Испанией» нарёк Сулоага Старую Кастилию - в противоположность Андалусии, «Белой Испании».
  5. Именно Сулоага познакомил Барреса с наследием великого Эль Греко, а в 1913 г. исполнил портрет М. Барреса на фоне толедского пейзажа.
  6. Дюссельдорф, 1904 г.
  7. В старой русской транскрипции (которую использовал и Брокгауз): Зулоага-и-Забалета.
  8. Впоследствии эта картина была приобретена Метрополитен-музеем в Нью-Йорке у наследников Сулоаги.
  9. « Заслуживает пристального внимания и судьба древнего аристократического народа басков: парадоксальная и во многом загадочная. (...) В 1923 году руководство Баскской националистической партии (самой на тот момент массовой, изначально консервативной и религиозной), - подпав под влияние левых сепаратистских организаций Каталонии ("Эстат Катала", "Чёрное знамя" и им подобных), - легкомысленно растоптало честь и славу предков-карлистов, кровь проливавших в 1833-4О и 1872-76 гг. за принципы легитимной монархии, католического благочестия и муниципальных вольностей (fueros)!.. Как известно, с самого начала испанской гражданской войны, региональное правительство Страны Басков (в октябре 1936 г. его возглавил лидер БНП Агирре-и-Лекубе) деятельно поддерживало краснознамённый партийный блок т. наз. Народного Фронта. Формально числясь католиками, теоретически признавая "свободу и независимость церкви в её сфере" и не допуская никаких святотатств в своих провинциях (Бискайя, Гвипускоа, Алава), - баскские националисты, тем не менее, не погнушались вступить в сговор с безбожными убийцами и осквернителями католических храмов и монастырей Севильи, Гранады, Малаги, Кадиса, Аликанте, Барселоны, Вика, Теруэля, Барбастро, Толедо, Эль-Тобосо и знаменитой Горы Ангелов! Кроме того, вопреки уставному прилагательному "националистическая", активисты БНП не остановились и перед братоубийственными схватками с отрядами "рекете", в которых состояли их единоплеменники, сподобившиеся сохранить верность карлистским преданиям! »
    - писал по этому поводу журналист К. Э. Козубский: «Парадоксы Новейшей истории» - «Наша Страна» (Буэнос-Айрес), N-o 2561-2562 от 25 сентября 1999 г.
  10. Тема полотна - героическая оборона Толедской твердыни Алькасар, атакуемой республиканцами-марксистами. Когда генерал Москардо (Moscardo) пожертвовал жизнью сына-заложника, но не сдал крепость.

Ссылки[править | править вики-текст]