Сурдопедагогика

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Сурдопедаго́гика (лат. surdus «глухой» + греч. paidagōgikē «искусство воспитания») — раздел сурдологии, изучающий проблемы, возникающие при обучении, получении образования глухими и слабослышащими пациентами (акупаты).

История сурдопедагогики[править | править вики-текст]

Воспитательный дом в Москве

Важным этапом в осознании возможности обучения хотя бы части лиц с отклонениями в развитии является создание организованным по инициативе И. И. Бецкого и государственно-филантропическим обществом Воспитательного дома. Сведения об этом находятся в работе А. Г. Басовой.[1]

« В 1764 году Государственно-филантропическое воспитательное общество открыло в Москве большой Воспитательный дом, рассчитанный на 1000 детей. Среди воспитанников Воспитательных домов было значительное количество детей физически неполноценных, в том числе глухонемых.[1] »
Бецкой Иван Иванович

Сведения о системе воспитания и обучения в Воспитательных домах представлены в работе А. И. Дьячкова, который так характеризует эту систему:

« Система воспитания и трудового обучения глухонемых в условиях воспитательного дома значительно сложнее, и построение её проходило на основе определённых педагогических принципов.[2] »

Также имеются сведения, характеризующие требования, предъявлявшиеся к сотрудникам Воспитательных домов:

« ...воспитательно-педагогические требования предъявлялись не только к руководителям воспитания и трудового обучения глухонемых детей. Выдвигались педагогические требования гуманного отношения к детям и со стороны надзирательского состава. Принцип любовного отношения к детям и педагогическое значение личного примера как основы воспитания стоял в центре требований, предъявляемых к надзирательскому составу.[2] »

Вот, что пишет автор о содержании воспитания и обучения в Воспитательных домах: «Физическому воспитанию „увечных“ детей уделялось особое внимание, так как физическое состояние этих детей всегда вызывало тревогу и требовало особенно заботливого отношения».[2] В процессе воспитания не ставилась задача воспитывать только послушных глухонемых детей, поэтому стремились развивать и воспитывать у них некоторые черты активности. В основном, система воспитания складывалась из следующих составляющих: «...физического и морального воспитания и трудового обучения».[3]

Здание Санкт-Петербургского училища глухонемых

В первой половине ХIХ века важные изменения произошли в обучении и воспитании глухонемых. В 1806 г. императрицей Марией Федоровной было открыто Санкт-Петербургское училище глухонемых - специализированное учебное заведение для глухонемых детей. Руководил училищем ксенз проф. Винцент-Ансельм Зыгмунт, ранее служивший наставником института глухонемых в Вене. Им были введены основы мимического метода обучения глухонемых детей аббата де Л’Эпе В 1810г., по рекомендации директора Парижского института глухих аббата Сикара, в Россию был приглашен его ученик Жан Батист Жоффре, заведовавший начальной школой при Парижском институте глухих. В 1817 году было открыто Варшавское училище, в 1843 году в Одессе было открыто училище для глухонемых девочек.

Появились первые труды по обучению и воспитанию глухонемых детей: работа В. И. Флери (1835) и работа Г. А. Гурцева (1838).

А. И. Дьячков следующим образом характеризует цели, которые преследовались обучением и воспитанием глухонемых в первой половине XIX века:

« ...воспитание глухонемого ребёнка для участия в трудовой деятельности на основе развития его умственных и нравственных способностей.[2] »

Как отмечает А. Г. Басова, обучение в училищах было платное и, несмотря на то, что имела место тенденция увеличения числа учащихся в Петербургском училище, тысячи глухонемых детей продолжали оставаться безграмотными.[1] В работе А. И. Дьячкова отмечается, что изменение отношения общества к образованию позволило улучшить состояние образования глухонемых. Так он пишет:

« Во второй половине XIX в. под действием изменившихся социально-экономических условий в России... произошли изменения в социальном составе учащихся училищ для глухонемых: принимались дети ремесленников, крестьян и рабочих.[2] »

Направленность воспитательного воздействия на подготовку детей к жизни просматривается в системах воспитания глухих детей. Это во многом связано с изменившимися социально-экономическими условиями, которые позволили принимать в учебные заведения детей крестьян и рабочих, что значительно расширило контингент учебных заведений и поставило перед ними иные задачи.[3]

Ведущими центрами воспитания и обучения детей с нарушениями слуха оставались Петербургское и Московское училища для глухонемых. Во второй половине XIX века в них расширяется трудовая подготовка, организуются мастерские, где воспитанники учатся разным ремёслам, освоение которых в последующем должно будет обеспечить им существование. В училищах ставится задача обучить воспитанников техническим знаниям.

А. И. Дьячков отмечает:

« В течение второй половины XIX века цели воспитания глухонемых определяются как умственное и нравственное развитие и обучение техническим знаниям.[2] »

Существенные изменения отношения к образованию глухонемых произошло в результате деятельности основанного в 1898 году, под покровительством императрицы Марии Федоровны Попечительства императрицы Марии о глухонемых. Эта благотворительная организация взяла на себя функции центрального органа, возглавившего дело призрения, обучения и воспитания глухонемых. Попечительство имело отделения во многих городах России.

Появляются региональные учебные заведения для детей с нарушениями слуха. Несмотря на малочисленность и затруднения в их финансировании, имеются примеры удачного воспитания детей с нарушениями слуха. Особое место среди таких заведений занимает Александровское училище-хутор для глухонемых детей, организованное в 1898 году. Здесь велась активная и целенаправленная воспитательная работа по подготовке детей с нарушениями слуха к жизни. Училище-хутор состояло из детского сада и училища для глухонемых. На хуторе много земли было отведено под сад, огород, метеорологическую и биологическую станции. В училище принимались дети преимущественно из крестьянских семей. С весны до осени ученики трудились в хозяйстве и этим окупали своё проживание и обучение. Кроме хозяйства на земле хутора был построен завод земледельческих машин и орудий и типография. Такое устройство было направлено на обеспечение в дальнейшем воспитанников школы-хутора и других глухих России рабочими местами. Заведовал учебной частью в училище известный сурдопедагог Н. М. Логовский. Несмотря на то, что социально-экономические условия не позволили учреждению развиваться в дальнейшем, опыт его организации является важным показателем возможности социализации детей с отклонениями в развитии.[3]

Н. Н. Малофеев отмечает большое значение училища-хутора для воспитания и обучения глухонемых детей и, прежде всего, их социально-педагогической адаптации к будущей жизни.

« На рубеже XX века российская сеть училищ для глухих пополняется Мурзинской школой-хутором (1898) – уникальным специальным учебным заведением, вполне отвечающим духу политических реформ... Активность и целеустремлённость Александровского отдела попечительства и коллектива учебного комплекса вызывает восхищение, тем более, что рождение и становление школы пришлось на очень непростой отрезок времени в отечественной истории.[3] »

Значительный вклад в развитие отечественной сурдопедагогики до 1917 года внесли: работавшие в Санкт-Петербургском училище глухонемых Гурцов, Георгий Александрович, Флери, Виктор Иванович, Спешнев, Яков Тимофеевич, Сиповский, Василий Дмитриевич, М. В. Богданов-Березовский, Остроградский, Александр Федорович, Енько Петр Дмитриевич, в Москве работали представители династии Рау Ф. А. Рау[4], Н. А. Рау[5], Ф. Ф. Рау[6], в Казани работала Е. Г. Ласточкина.

До революции были созданы предпосылки создания дифференцированной системы образования людей с нарушениями слуха. Эта система была создана в советский период и развивалась благодаря фундаментальным работам советских сурдопедагогов. Среди них:

  • Боскис Р. М. «Особенности речевого развития при нарушении слухового анализатора у детей»
  • Зыков С. А. «Обучение глухих детей по принципу формирования речевого общения»
  • Рау Ф. Ф. «Обучение глухонемых произношению»
  • Бельтюков В. И. «Роль слухового восприятия при обучении тугоухих и глухонемых произношению»
  • Германов М. М. «Компенсация коммуникативных ограничений, вызванных нарушением сенсорных функций, с помощью технических средств»
  • Зикеев А. Г. «Развитие речи в системе специального обучения слабослышащих учащихся языку»
  • Коровин К. Г. «Практическая грамматика в системе специального обучения слабослышащих детей языку»
  • Тимохин В. П. «Исследование рациональных путей и способов применения технических средств в процессе формирования устной речи у глухих и слабослышащих учащихся»
  • Никитина М. И. «Психолого–педагогические основы совершенствования литературного образования слабослышащих учащихся»
  • Марциновская Е. Н. «Дидактические основы обучения и воспитания глухих школьников средствами предметно–практической деятельности»
  • Кузьмичёва Е. П. «Система развития речевого слуха у глухих»
  • Зайцева Г. Л. «Жестовая речь в системе обучения и воспитания взрослых глухих учащихся»
  • Халатян В. Г. «Разработка дактильного алфавита для специальных школ с обучением на армянском языке».

Основные направления[править | править вики-текст]

Сурдопедагогика используется для обучения и помощи глухим и слабослышащим, в том числе поздно оглохшим, в обучении детей дошкольного и школьного возраста.

Одна из главных задач — формирование у детей с аномалиями слуха полноценной устной речи и обучение их специальному жестовому языку глухих.

Существует 2 методики обучения голосовой речи: т. н. «концентрический метод» и «коммуникативный метод» («погружение», при этом дети с аномалиями слуха в дальнейшем учатся вместе со слышащими детьми). Для слабослышащих широко применяют современные звукоусиливающие аппараты.

Система школ и интернатов для глухих[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Басова А. Г. Очерки по истории сурдопедагогики в СССР. — М.: Московский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина, 1965. — С. 261.
  2. 1 2 3 4 5 6 Дьячков А. И. Воспитание и обучение глухонемых детей: историко-педагогическое исследование. — М.: Академия педагогических наук РСФСР, 1957. — С. 348.
  3. 1 2 3 4 Малофеев Н. Н. Устроители школы для глухонемых детей обретают новое дыхание // Дефектология. — 2004. — № 2. — С. 54.
  4. Рау Фёдор Андреевич (1868 - 1957). Музей Института Коррекционной Педагогики РАО. Проверено 27 мая 2012.
  5. Рау Наталия Александровна (1870 - 1947). Музей Института Коррекционной Педагогики РАО. Проверено 27 мая 2012.
  6. Рау Фёдор Фёдорович (1910 - 1977). Музей Института Коррекционной Педагогики РАО. Проверено 27 мая 2012.

Литература[править | править вики-текст]

  • Боскис Р. М. Глухие и слабослышащие дети. — М.: АПН РСФСР, 1963. — С. 335. — ISBN 5-85009-891-7
  • Трофимова Н. М., Дуванова С. П., Трофимова Н. Б. Основы специальной педагогики и психологии. — СПб.: Питер, 2006. — С. 304. — ISBN 5-469-00748-0
  • Речицкая Е. Г. Сурдопедагогика // Учебник для ВУЗов. — М.: ВЛАДОС, 2004. — С. 304. — ISBN 5-691-01320-3
  • Тимохин В. П. Сурдопедагогика. — М.: Просвещение, 1985. — С. 80.
  • Андреева Л. В. Сурдопедагогика. — М.: Academia, 2005. — С. 576. — ISBN 5-7695-0858-2
  • Зыков С. А. Обучение глухих детей языку по принципу формирования речевого общения. — М.: АПН РСФСР, 1961. — С. 360.
  • Нейман Л. В. Слуховая функция у тугоухих и глухонемых детей. — М.: АПН РСФСР, 1961. — С. 239.
  • Рау Ф. Ф. Устная речь глухих. — М.: Педагогика, 1973. — С. 389.
  • Психология глухих детей / Под ред. И. М. Соловьева. — М.: Педагогика, 1971. — С. 448.
  • Головчиц Л. А. Дошкольная сурдопедагогика. — ВЛАДОС, 2001. — С. 304. — ISBN 5-691-00620-7
  • Басова А.Г., Егоров С.Ф. История сурдопедагогики: Учеб. пособие для студентов дефектол. фак. пед. ин-тов.. — М.: Просвещение, 1984. — С. 295 с.

Ссылки[править | править вики-текст]